Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«Таким я и буду его помнить!»

Валентин  Николаев, Русь Державная

18.12.2010

«История предков важна для того, кто достоин иметь отечество».
Н.М. Карамзин

 

Близится к завершению очередной, 65-летний юбилей нашей Победы в Великой Отечественной... Но сражения, давно отшумевшие на театрах военных действий, все еще продолжаются в умах человеческих. И все больше режут слух и глаз измышления завзятых критиков в их стремлении «переосмыслить» и «пересмотреть» ни с чем не сравнимый подвиг народа нашего в схватке с фашизмом, злейшим врагом всего человечества. Народа, вставшего против него на смерть, одолевшего эту чудовищную апокалипсическую силу, спасшего от нее и себя, и всех, кто расселился на нашей общей планете.
 
Поразительно, что не очень-то отрезвил «переоценщиков» даже сам факт недавнего создания при Президенте России специальной Комиссии по борьбе с фальсификациями этого грандиозного исторического противостояния. Пользуясь тем, что Комиссия эта носит общественный характер и имеет лишь ограниченные, рекомендательные полномочия, они без устали выискивают все новые приемы, чтобы опорочить, перечеркнуть наше героическое прошлое, представить в искаженном свете события, в которых проявилась наша национальная гордость и о которых все еще дает о себе знать мучительная, неутихающая боль.

До недавнего времени главным мотивом авторов «новых взглядов» на Великую Отечественную были утверждения, что воевали наши из рук вон плохо: устилали перед немцами дорогу трупами, массово сдавались в плен, бросали технику.
 
Однако в нынешнем, юбилейном году Победы, эта тема стала уже «немодной». Это раньше приемы фальсификаторов были куда как просты: взять да и ошарашить читателя (зрителя) «сенсацией», как это делал в своих построениях считающий себя историком А.Уткин. «Во время войны, - заявлял он, - за одного убитого немецкого солдата мы «клали» 14 наших!» Сообщил - словно забил гвоздь во всю Великую Отечественную. Но вот в стране стали издавать не публиковавшиеся у нас ранее и знакомые лишь специалистам книги англоязычных и немецких историков, генералов и просто участников того самого «дранга нах остен». И что же видим? По данным К. Рейнгардта, Г. Хёне, Х. Штрайта, Э. Керна, П. Фрихмана, Г. Пабста, вермахт за время наступления и отступления от Москвы (до 1 марта 1942 года) только по группе армий «Центр» потерял убитыми 465 тыс. человек, а с 1 ноября 1941 по 30 января 1942-го вся «Восточная армия» лишилась 4241 танка и 5100 самолетов; всего же за время войны с нами вермахт потерял «безвозвратными» 6,5 млн. человек только «этнических немцев», а вместе с их согражданами в рядах германских ВС, но принадлежащими другим национальностям, - 7,2 млн. человек. Если эту цифру умножить на 14, то все мы, учившиеся в начальной школе, получим 100,8 миллионов. Можно ли после столь абсурдных выкладок считать Уткина историком или хотя бы человеком в здравом уме - у нас всей армии, со всеми призывами было в 6 раз меньше!
 
Хотелось бы остудить и порывы тех критиков, которые утверждали, что решающий вклад в победу над гитлеризмом внесли якобы наши союзники. Перед автором - книга Ф.Кленнера «Разгром» (Fritz Klenner. Flucht in die Niederlage). В ней автор, участник боевых действий вермахта на их Западном фронте, приводит данные из докладной записки фельдмаршала В.Моделя, который до того командовал войсками на Востоке против нас, и ему было что с чем сравнивать: «Преимущество войск союзников над нашими было огромно. Нашим силам в 416 тыс. солдат и офицеров противостояли 2,7 млн. американских, 925 тыс. британских и 100 тыс. французских войск». И поразительно, что даже в условиях такого перевеса они вдруг в январе 1945 года потерпели жестокое поражение от немцев в Арденнах! И Сталин, идя навстречу панической просьбе Черчилля и Рузвельта, повелел начать наше большое наступление на две недели раньше запланированного срока. Какие уткины смогли бы подсчитать, в какие потери вылилась для нас эта хотя и успешная, но не вполне подготовленная операция?
 
Видимо, почувствовав, что привычный прием «пересмотра» Великой Отечественной ныне уже не проходит, переоценщики стали усиленно изыскивать «новые подходы». Тут-то и всплывает тема ...
предательства. Оказывается, им как раз и объясняются наши вопиющие неуспехи в начальный период войны. Внезапное нападение 22 июня? О нем знали, но умышленно, предательски закрывали на это глаза Сталин и его клика. Окружение под Киевом всего нашего Юго-Западного фронта? Опять предательство «вождя и учителя» - ведь Жуков, Кирпонос, Шапошников настаивали, чтобы армии были своевременно отведены за Днепр, но Верховный уперся. А разве не Тимошенко был виновником «вяземского котла»? Не Хрущев ли спровоцировал трагедию под Харьковом в 1942 году? Добрались и до Рихарда Зорге. Выходит, его, дававшего нам точные, но неоцененные наверху сведения, наши выдали японцам умышленно, а затем отреклись от него. «Кто убил Р.Зорге?» - именно так, явно провокационно, называлась передача на ТВ от 15 августа с.г., главным «открытием» которой стало то, что знаменитый разведчик «не хотел поражения Германии» и что отсюда его трагедия.
 
«Армия, которую предали» - так решительно, без затей назвал свою книгу С.Михеенков. Посвящена она трагической судьбе командарма 33-й М.Г. Ефремова и его бойцов в ходе контрнаступления под Москвой в 1941-1942 годах. Мы бы не стали обращаться именно к этой книжке, если бы она при всей ее нарочитости и откровенному злопыхательству не была характерной в ряду ей подобных, носящих не менее вызывающие названия типа «Фашистский меч ковался в СССР», «Кто победил во Второй мировой войне?», «200 мифов о Великой Отечественной» (надо же: как много насчитал их автор-изыскатель А.Мартиросян!) и т.п. Именно из-за «предательства» Г.К. Жукова, сетует С.Михеенков, этому отважному генералу не суждено было стать «Маршалом Победы». А разве только ему? - спросим мы. Разве не могли маршалами закончить войну, если бы не погибли, Панфилов, Доватор, Ватутин, Черняховский? Но при чем здесь Жуков? Оказывается, по версии автора, который, как он утверждает, историю 33-й изучал не один десяток лет, тогдашний командующий Западным фронтом отдал М.Г. Ефремову погубивший его приказ «Стоять насмерть!», а потом якобы бросил его и армию на произвол судьбы.
Здесь автор, не будучи искушенным в делах ратных, во многом просто не разобрался и невольно стал выдавать свое желаемое за действительное. Не увидел события в целом, так сказать, с «птичьего полета». Поэтому не случайно свои многочисленные описания частностей и цитирования документов не подкрепляет самым наглядным - военными картами. Отсюда необходимость с нашей стороны дать хотя бы краткую историческую справку событий:
 
Жуковский замысел контрнаступления под Москвой был грандиозен: ударами превосходящих сил на флангах охватить и уничтожить всю группу армий «Центр». Но грянувшие снегопад и сильные морозы вопреки утверждениям многих легких на обвинения критиков помогли как раз не нам, а немцам! Наступая в сходящихся направлениях, по бездорожью, наши танки и кавалерия стали вязнуть, в то время как группа фельдмаршала Ф.Бока стремительно, бросая технику, отходила на Запад - трудности продвижения наших войск хорошо видны в  кинохронике того времени, о них говорили Рокоссовский, Жуков. Но красноречивее всех высказался, пожалуй, сам Гитлер. Цитируя документальную запись в его ставке, американский историк Дж.Толанд писал: «Разнося своих генералов, фюрер был в ярости. «Хватит мне толковать о русской зиме - если бы не снег да мороз, то «иваны» загнали бы этого Бока в мешок!» В этой тираде был еще и черный гитлеровский юмор: Бок по-немецки - козел. Но уже начали выдыхаться и наши войска. «За 45 дней напряженных боев фронт потерял 276206 человек», - докладывал Жуков Сталину, требуя резервов, которые, увы, стремительно иссякали.
 
Но не всё еще было потеряно. 33-я армия опытного полководца генерал-лейтенанта М.Г. Ефремова, прорвав германский фронт, освободила Наро-Фоминск, Боровск, Верею, со стороны Медыни вырвалась на правый берег реки Угры. Это был шанс! Нависнув над правым флангом немецкой группировки «Центр», она овладела плацдармом для его охвата. Все это отлично видели, в том числе и в немецком генштабе. Жуковский приказ «Стоять насмерть!» как раз и застал ее в этой ситуации. И напрасно так возмутил этот приказ автора С.Михеенкова. Будто при трудных оборонах наших не отдавали подобный чуть ли не все командиры - от Панфилова до самого Сталина, чей приказ № 227 от 28 июля 1942-го так и назывался: «Ни шагу назад!»
 
Но вся беда оказалась в невозможности усиления и боевого обеспечения 33-й. Как признают ее командиры, цитируемые автором, до марта ее снабжение тем не менее «было нормальным», хотя вскоре она уже стала «двенадцатитысячной», как признает сам аналитик - так это уже и не армия, а скорее одна дивизия! Это и стало началом трагедии героической, но не «преданной» армии!
 
Предательство здесь можно увидеть в другом. Взявшись рассуждать о таких сложных вопросах войны и всего, что связано с нашими успехами и неуспехами, исследователь, словно вернувшись в 1937 год, как-то упустил, что кроме т.н. «предательства» в делах оперативного порядка могут еще быть недооценки сил противника и переоценки собственных, ошибки разведки или просчеты и повышенный «волевизм» высших начальников, и многое, многое другое. Главное - самому быть при этом авторски объективным и профессионально мыслящим. Последнего, к сожалению, за С.Михеенковым не наблюдается. Уж кто только из пересмотрщиков Великой Отечественной не изгалялся по поводу «Смерша»! Потянуло на это и С.Михеенкова. У него вышедшие из окружения или бежавшие из плена бойцы сразу же попадают к жестоким, всех подозревающим энкэвэдэшникам-«смершевикам». Здесь нам опять придется давать справку. При нападении на СССР служба Канариса «Бранденбург» широко внедряла шпионов и диверсантов в нашу прифронтовую полосу. Бороться с ними должны были особисты-бериевцы. Но они, привыкшие разоблачать «врагов народа» лишь среди своих, оказались бессильными перед врагами подлинными. И лично Сталин с большим опозданием, 14 апреля 1943 года, приказал создать специальную службу фронтовой контрразведки, которую сам же и назвал Смершем («Смерть шпионам!»). И к скомпрометировавшим себя органам НКВД она во время войны никакого отношения не имела, а была службой Минобороны.
 
Странное невежество допускает автор и в отношении нашей прошедшей всю войну прославленной 45-мм противотанковой пушки, с едкой иронией называя ее «прощай, Родина!» А ведь она, огрызаясь от наседавших немецких «панцеров», уничтожала их сотнями, выручала пехоту-матушку. Ее снаряд легко пробивал лобовую броню вермахтовских T-III и T-IV (когда у немцев появились «тигры» и «пантеры», то на них нашли управу уже другие наши средства ПТО). Недаром немецкий участник войны на Восточном фронте А. Брюннер в своих мемуарах «На танке через ад» воздает должное расчетам наших «сорокопяток» - «от них не было спасенья, они палили в нас, как бешеные!» Не в ладу автор и с другими, хотя и «мелкими», но характерными для распознания его непрофессионализма деталями. «Товарищи солдаты!» - обращается у него в 1941-м командир к своим подчиненным, хотя понятие «солдат» появилось лишь в 1946 году, когда РККА переименовали в Советскую Армию. Правда, мы привычно говорим сейчас «солдаты Великой Отечественной», и правильно, так как это обозначает всех воинов минувшей войны. Путается автор книги и в воинской терминологии, географии сражений, окопных реалиях жизни, вооружениях, снаряжениях...
 
Но дело не только в этом. Слабая «подкованность» автора в литературе о войне проявляется и здесь. Решив обратиться к параллельной теме - Отечественной войне 1812 года, к роману Льва Толстого, он всерьез полагает, будто князь Андрей Болконский «был смертельно ранен» в ... Аустерлицком сражении. Выходит, въедливый пересмотрщик нашего боевого прошлого очень уж невнимательно читал когда-то «Войну и мир».
 
Но особенно поражает доходящее до неприличия умиление автора по поводу того, что генерала М.Г. Ефремова, покончившего с собой, чтобы не попасть в руки врага, немцы - якобы из уважения к его отваге и мужеству - похоронили «со всеми воинскими почестями». При этом Михеенков ссылается на рассказы неких «местных жителей» (никаких имен!), разбирает версии кто бы мог быть этим германским «офицером чести» - не то сам Модель, не то кто-то из трех однофамильцев - Шмидтов (!)... Да знает ли автор этой «предательской книги», что такое со всеми воинскими почестями? Это построение войск, почетный эскорт, военный оркестр, речи над могилой, венки, салют... Шум и гром на всю округу! А свидетелей этих благородных деяний нет как нет. Разве что ссылки автора на некоего «господина Соломона» (?), который якобы руководил этой торжественной церемонией. Непонятно только, почему «германские рыцари чести» не воздали подобные почести не менее отважному и мужественному русскому генералу Д.М. Карбышеву, а подвергли его чудовищной средневековой казни - умерщвлению путем обливания на морозе ледяной водой.
 
При чтении книг С. Михеенкова, В. Ковтуна (его «Русской дружины»), А. Мартиросяна, равно как и Ю. Афанасьева, В. Хуторского и других, копающихся в теме «предательства», не оставляет ощущение, что все они имеют четкий, продуманный замысел: выискивая в нашей истории мнимых предателей, заслонять, обелять при этом предателей подлинных.
 
Из времен войны - генерала Власова, которого стали представлять борцом против сталинской деспотии, за новую, свободную Россию; а из истории послевоенной - изменника Резуна, кощунственно взявшего себе псевдоним «Виктор Суворов», под которым широко издаются его книги, оскорбительные для участников Великой Отечественной; или нынешних предателей-чиновников, чьими усилиями на землях Тверской, Смоленской, Воронежской, обильно политых кровью защитников Родины, воздвигаются памятники гитлеровским солдатам, по заслугам наказанным здесь за свои злодеяния.
 
Да, прав был русский историк Николай Михайлович Карамзин: лишь тому, кто «достоин иметь отечество», дорого наше великое и трагическое прошлое, глумиться над которым никому не позволено.
В народе эта генетическая память жива. Вот что написал нам ученик 6-го класса Саша Исаев (опубликовано в «РД» - №5-2010): «Моя бабушка говорила, что дедушка мой был участником Великой Отечественной. Ушел  на фронт в 17 лет... он воевал под Сталинградом, награжден орденами и медалями. На фото он  молодой и красивый. Таким я и буду его помнить».
 
И хотя говорят, что молодежь наша впала в беспамятство, Саша Исаев, к счастью, не одинок. В том же номере наша газета поместила целую подборку детских писем об их отношении к нашей Победе, об их гордости за своих родных и близких, которые спасли страну и всех нас, в ней живущих.
 
Нам особенно дороги эти признания и эти оценки юных патриотов России. Радость и надежду вселяют они в наши сердца.

ttp://www.rusderjavnaya.info/article.php?art_id=263




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме