Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Украинская диаспора в поисках денег и смысла жизни (II)

Алесь  Волынский, Фонд стратегической культуры

02.11.2010

Часть 1

Закордонных украинцев много. Полагают, что миллионов семнадцать - двадцать. Это не считая евреев, что бы они там про себя в Тель-Авиве или Бруклине ни думали. Потому что согласно Закону "О правовом статусе зарубежных украинцев" таковыми являются не только те, кто "имеет украинское этническое происхождение", но и те, кто "является по происхождению с Украины"(1). И не надо нам говорить, что Одесса - это нечто особенное. Все мы за кордоном - украинцы.

Правда, по мнению Госкомитета Украины по делам национальностей и религий, украинцев вне Украины в 2007 году насчитывалось всего 10 миллионов 215 тысяч. Но не ясно, как их чиновники считали. Ясно, что не по головам. Эмигрантские же организации на цифры не скупятся. И потом я поясню, почему.

Как полагает тот же Госкомнацрег, распределились украинцы за кордоном в следующих пропорциях (2):

 

 

На этих диаграммах хорошо видно, что почти восемь из десяти миллионов указанных Госкомитетом Украины украинцев за границей проживает на территориях, которые ранее входили в состав Речи Посполитой, Австро-Венгерской и Российской империй, СССР. И поскольку украинского государства до ХХ века не существовало, а в ХХ веке населенные украинцами территории входили в состав других государств, то нельзя считать эмигрантами тех, кто на протяжении столетий рождался, жил и переезжал с одного места на другое в своей собственной стране, не меняя гражданства. Это были мигранты, и не о них сейчас речь. Поговорим об украинцах, оказавшихся вне родины не в силу изменения границ между государствами, а покинувших ее по собственному желанию, решительно и бесповоротно.

Первая волна эмиграции

Ушли украинцы "в рассеяние" четырьмя волнами.

Если придерживаться мнения большинства историков и не брать в расчет научные изыскания обосновавшегося в Москве выпускника Черновицкого университета Анатолия Кифишина, согласно которым именно украинцы создали первую в истории человечества письменность и принесли ее с собой в древний Шумер, то массовый исход из Украины за границу начался во второй половине XIX века.И хотя Союз писателей Украины рекомендовал "в установленном порядке" выдвинуть Кифишина "даже на соискание Нобелевской премии"(3), все же будем считать, что первая волна украинских переселенцев, искавших себе лучшей жизни за пределами Австро-Венгерской и Российской империй, хлынула через океан и докатилась до Гавайских островов несколько позже времени создания "Эпоса о Гильгамеше".

Первая массовая эмиграция состояла в большинстве своем из селян страдавшей от безработицы и безземелья западной части нынешней Украины. Поэтому перебирались они в другие страны, прежде всего, в поисках работы и свободной земли. Были переселенцы и из Надднепрянской Украины, которая входила в состав Российской империи, но в значительно меньшем числе.

В 1877 году так называемая "трудовая эмиграция" высадилась в США, в 1890 году - в Аргентине, Бразилии и Канаде. Массово выезжали также в Австралию и Новую Зеландию. Сейчас в этих странах проживают потомки первых переселенцев в шестом-седьмом поколениях. Мало кто из них говорит на родном языке. Да и называть себя они предпочитают американцами или канадцами украинского происхождения, а не украинцами в США или Канаде - нюанс маленький, но красноречивый.

Украинские переселенцы в США, штат Северная Дакота, конец XIX века (4)

Устроившись на новом месте, первые зарубежные украинцы создали в странах поселения свои общественные организации, кассы взаимопомощи, издательства украиноязычных газет, клубы, театры, хоровые и танцевальные коллективы, чтобы "тусоваться" с соотечественниками, формируя вокруг себя привычную этнокультурную среду. Идеология и политика интересовали их в той же мере, в какой это свойственно большинству американцев, канадцев, австралийцев и т.п. То есть никак. Или почти никак. И слава Богу. Потому что именно "трудовая эмиграция", кто бы там ни "рулил" на их бывшей родине, помогала знакомить народы стран поселения с культурой и искусством Украины без навязывания идеологических клише националистов или коммунистов.

Театральное товарищество им. И. Котляревского, Виннипег, Канада, 1914

Поначалу особых противоречий между "западэнцами" и "схидняками" (украинцами с западной и восточной Украины) на их новой родине не было. Но водоворот событий, в который Украина была втянута в годы Первой мировой войны, не мог не сказаться на отношениях внутри "трудовой эмиграции", к тому времени еще не потерявшей духовную связь с землей предков.

В нейтральных поначалу США, например, "западэнцы" начали собирать пожертвования в фонд легиона "Украинские сечевые стрелки" ("Українські Січові Стрільці"), созданного в 1914 году в составе австро-венгерской императорской армии из числа добровольцев-галичан. Эмигранты-"схидняки", естественно, не поддержали эту кампанию, поскольку их родственники воевали на противоположной стороне, в армии Российской империи. И это была первая ласточка будущего раскола эмиграции по "геополитическим", а затем идеологическим причинам.

Хуже для "западэнцев" обстояли дела в Канаде, которая вступила в войну с Германией и Австро-Венгрией, будучи частью Британской империи. Поскольку большинство эмигрантов из Галиции и Буковины сохраняли австро-венгерское подданство, призыв императорского дома к зарубежным украинцам вернуться на родину и стать под знамена имперской армии, а также поспешная поддержка этого призыва униатским епископом в Канаде Никитой Будкой были восприняты канадским правительством как угроза национальной безопасности. Более 8 тысяч канадских украинцев были интернированы в концентрационные лагеря, причем треть из них признана военнопленными. При попытке к бегству их расстреливали. Оставшимся на свободе предписывалось регулярно регистрироваться в полиции. (3)

Украинские узники «канадского Гулага» в лагере в Спирит Лейк и на лесоповале, 1916 год

"Схидняки" же, группировавшиеся вокруг украинской социал-демократической партии, не попали под репрессии канадского правительства, что не способствовало взаимодоверию между двумя частями эмиграции. В октябре 1917 года эмигранты с восточной Украины в большинстве своем  поддержали Октябрьскую революцию в России и идею установления советской власти на Украине. На этом их пути с канадскими "западэнцами" разошлись окончательно.

Вторая волна эмиграции

Вторую волну эмиграции с территории нынешней Украины обычно относят к периоду между двумя мировыми войнами. В 1918 году австро-венгерская армия потерпела поражение, и тысячи сражавшихся в ее составе украинцев были интернированы в лагеря военнопленных на территории Австрии, Германии, Италии, Чехословакии и Румынии.

Воспользовавшись послевоенным хаосом в Европе, Польша, только что разорвав с двумя империями - Российской и Австро-Венгерской, тут же размечталась о восстановлении себя, любимой, в границах Первой Речи Посполитой. Этому способствовал принятый 18 августа 1918 года Советом Народных Комиссаров РСФСР декрет о признании за польским народом права на самоопределение.

7 октября 1918 года созданный годом ранее немцами в оккупированной Варшаве Регентский совет заявил о плане восстановления независимости Польши, и 9 октября польские депутаты австрийского парламента приняли решение об объединении в составе Польши бывших земель Речи Посполитой, включая Западную Беларусь и Галицию. В ответ на это днем позже во Львове был созван Украинский национальный совет - "парламент украинцев Австро-Венгрии", который, опираясь на пригодившиеся части Украинских сечевых стрелков, в ночь на 1 ноября 1918 года провозгласил создание на территории Галиции, Буковины и Закарпатья украинского государства, получившего позже название Западно-Украинская народная республика (ЗУНР).

Амбиции Польши "от моря до моря" и самоуправство украинцев не понравились многим. За два дня до провозглашения ЗУНР румынские войска вошли в столицу Буковины, город Черновцы, а через два месяца чехословацкие войска оккупировали Закарпатье. Тем временем поляки, составлявшие 25 % населения Галиции и привыкшие считать ее польской землёй, не стали искать выхода из ситуации дипломатическим путем. Их подпольные боевые группы объединились и, поддержанные Варшавой, взяли власть в основных городах Галиции.

Галичанам не помогла и принятая 22 января 1919 года декларация об объединении ЗУНР с Украинской народной республикой (УНР). К июлю западные земли нынешней Украины были оккупированы Польшей, Чехословакией и Румынией. Разбитая поляками Украинская Галицкая армия ЗУНР частью бежала в Чехословакию, где пополнила лагеря ранее интернированных военнопленных, частью - влилась в армию петлюровской УНР. Но не надолго. Потому что заключивший в апреле 1920 года мир с Польшей и признавший ее права на Галицию "главный атаман" Симон Петлюра уже в октябре бежал в Варшаву от Красной Армии. Там же, в Польше, оказалось и все правительство УНР, добавив к своему названию обидный эпитет "в изгнании", хотя ему и было-то всего два года отроду. Перешедшая через реку Збруч армия УНР была интернирована польскими властями и тоже оказалась в лагерях вместе с пленными красноармейцами, оказавшимися там в августе 1920 года после окружения и разгрома войск Тухачевского под Варшавой.

Таким образом, создать жизнеспособное самостоятельное украинское государство удалось не националистам в союзе с Польшей, а большевикам в союзе с Россией. Украинская Социалистическая Советская Республика со столицей в Харькове была провозглашена как самостоятельное государство 10 марта 1919 на III Всеукраинском съезде советов. Тогда же была принята первая Конституция УССР. В декабре 1920 года Украинская ССР подписала с РСФСР договор об установлении военного и хозяйственного союза, а 30 декабря 1922 года - Договор об образовании СССР. Этот договор обеспечил Советской Украине защиту от беспокойных соседей на западе и культурный и экономический прорыв благодаря помощи соседей на востоке.

А эмигрантам второй волны пришлось приспосабливаться к условиям нового, послевоенного мира. Причем условия эти для разных категорий эмигрантов оказались разными. Бежавшие от лихолетья войны селяне перебирались в Западную Европу и заокеанские страны. Солдаты сидели по лагерям военнопленных и интернированных. Но в отличие от "трудовой эмиграции", значительную часть второй волны эмигрантов составляли "политические беженцы" - крупные и средние землевладельцы, торговцы, священники, представители интеллигенции, чиновники и офицеры брошенного немцами на произвол судьбы "гетмана" Скоропадского и разгромленных частей армии Петлюры. Ну и, конечно, политики...

Собственно, чем политик отличается от хлебороба, рабочего и интеллигента - работника умственного труда? Тем, что он по своей сути - торгаш. Ничего другого он не умеет, кроме как торговать своим "политическим капиталом" - людьми, которые верят его обещаниям. И политик сдает этих людей в качестве наемной силы в пользование тем, кто готов заплатить. В охватившем Европу хаосе начала 20-х годов готовых платить за "пушечное мясо" для будущих войн было много, и оказавшиеся без нации вожди "украинского национального освобождения" отличились в этой ситуации умом и сообразительностью. Тем более что найти, кто еще заинтересован в том, чтобы вернуть их в Украину, было не так уж и сложно.

Если "трудовые эмигранты" ехали за границу в поисках лучшей жизни, то многие из "политических" и в своей стране жили неплохо. Естественно, им хотелось вернуться на родину победителями. И какое-то время эта надежда была реальной, особенно после неудачной для молодых советских республик войны с Польшей 1919-1920 годов. Поэтому "политэмигранты" поначалу были мало озабочены проблемами сохранения "национальной идентичности" за кордоном. Они не собирались там оставаться надолго.

Придя в себя после мировой войны, европейская буржуазия вскоре после Октябрьской революции начала подозревать, что народы Советских республик сами освобождаться от советской власти не собираются. И это было неприятно. Пока не поздно, надо было помочь русским, украинцам и белорусам осознать, что они не правы. К такому выводу пришли и в Париже, и в Лондоне, и в Берлине, ну и, конечно же, в Варшаве, где прекрасно понимали: Польша - главный барьер между испуганной Европой и Советами, на чем можно неплохо заработать.

В то же время Франция, Великобритания и другие соседи Германии боялись возрождения германского милитаризма из пепла Первой мировой и поэтому ускоренными темпами восстанавливали военный потенциал Польши в качестве противовеса немцам на востоке. И в этом случае поляки тоже были не против.

Украинская "элита" правильно сориентировалась в новом раскладе сил и интересов в Европе. Глава правительства УНР "в экзили" Симон Петлюра, неудавшийся гетман Скоропадский, министры УНР и лидеры многочисленных политических партий национал-демократов, социал-демократов, "хлеборобов-державников" и националистов недолго искали, кто теперь будет их кормить вместо взбунтовавшегося украинского народа. Что уж тогда говорить об оказавшихся в эмиграции украинских военных, без которых мечтания политиков всегда остаются мечтаниями.

Тем не менее особенности профессии определили и особенности обустройства "украинских лидеров" за кордоном. Политики первым делом ринулись туда, где еще до войны сложилась их многочисленная "паства" - в Австрию. В Вене поселились президент УНР Михаил Грушевский, идеолог украинского национализма Дмитрий Донцов, один из основателей Украинской социал-демократической рабочей партии и премьер-министр Центральной Рады Владимир Винниченко, который, между прочим, выступал за социалистические преобразования в Украине и мир с Советской Россией, из-за чего постоянно конфликтовал с Петлюрой. В Австрии осел и Евгений Петрушевич, бывший Председатель Украинского национального совета, а потом "диктатор" ЗУНР. Он тоже находился в неприязненных отношениях с Симоном Васильевичем, но не из-за России, а вследствие предательского, с его точки зрения, союза Петлюры с поляками.

Многие политические деятели помельче перебрались под крыло первого президента Чехословацкой республики Томаша Масарика. Хотя этот профессор-философ в свое время и написал трактат на тему "Самоубийство как общественно-массовое явление современной цивилизации", мыслил и действовал он вполне прагматично, масштабно и дальновидно. В конце 1921 года Масарик инициировал одобренный правительством план привлечения в Чехословакию эмигрантов из бывшей Российской империи. Программа так и называлась - "Российская вспомогательная акция". Под нее были выделены значительные средства на обустройство в стране "научных и культурных сил эмиграции" под предлогом "подготовки новой интеллигенции для будущей демократической России". В определенном смысле, по своему духу, действует эта программа и поныне, возобновившись после развала СССР.

Правда, существует еще одна малоизвестная версия причин благотворительности Масарика и источника необходимых для этого средств. Дело в том, что как раз в то время советское правительство начало требовать возвращения захваченных и вывезенных чехами из России ценностей царской казны. Правительство Чехословакии не отрицало, что данный прискорбный факт имел место, но поясняло, что не может возвратить золото и драгоценности законному владельцу, то есть Советской России, так как вынуждено использовать их для содержания эмигрантов, оказавшихся в Чехословакии (6). А потому чем больше эмигрантов оседало в стране, тем более обоснованным выглядел отказ Масарика "вернуть золотишко".

Полагаю, не все царские драгоценности пошли на прокорм эмиграции, и некоторые чехи тоже осталась не в накладе. А на российское золото слетелись и русские, и многочисленные украинские политики, и "интеллектуалы", благодаря чему Прага вскоре стала вторым по значимости центром украинской "политической" эмиграции после Вены.

Главный атаман почившей в бозе УНР Симон Петлюра вместе со всем правительством, естественно, подался к союзникам, в Польшу. Он страшно переживал поражение и постыдное житие бедной приживалки. Поэтому Симон Васильевич спешил восстановить свои законные права на управление народом Украины и на кормление с этого процесса. Ему не доставало военной составляющей далеко идущих планов, а наиболее влиятельные украинские военные, как назло, выбрали для себя новым местом жительства Германию.

Именно Берлин стал в тот период центром возрождения "гетманского" и радикального националистического движения благодаря пребыванию там бывшего флигель-адъютанта императора Николая Второго, бывшего генерала русской армии, красавца-гетмана Павла Скоропадского, а также бравого лейтенанта австро-венгерской армии Евгения Коновальца. Последний особо отличился «на службе украинскому народу» в январе 1918 года, утопив в крови восстание украинских же рабочих на киевском заводе "Арсенал". Затем со своими "сечевыми стрелками" он примкнул к заговору Петлюры против упомянутого выше гетмана, за что получил чин полковника армии УНР (ну все как в современной Украине, где можно легко из сержанта превратиться в генерала, если знаешь, с кем дружить).

В отличие от Скоропадского, который имел личные средства для приличного существования и потому не любил мелкой организационной суеты, шустрый галичанин, оказавшись за кордоном, был вынужден создавать собственный виртуальный "политический капитал", чтобы конвертировать его в реальные банкноты. Таким "капиталом" стали тысячи украинцев, сидевших в разных странах в лагерях для военнопленных и интернированных. В Польше, например, они содержались в таких условиях, что из-за голода и эпидемий 20% из них не дожило до освобождения. Не удивительно, что многие рядовые солдаты с готовностью откликнулись на призыв Коновальца присоединиться к созданной им в 1920 году для «освобождения Украины от большевиков» Украинской военной организации (УВО), получив от властей Польши, Румынии и Чехословакии "досрочное освобождение" и денежное содержание.

Пожалуй, именно с формирования УВО и открывается новая страница в истории украинской эмиграции. Страница, которая будет залита кровью и «освобождающих», и «освобожденных».

(Продолжение следует)

Примечания:

1. http://www.mfa.gov.ua/mfa/ua/publication/content/5652.htm

2.www.scnm.gov.ua/control/uk/publish/printable_article;jsessionid=0E73C2116EACDDB881175A5BF6C61718?art_id=50252

3. http://www.epochtimes.ru/content/view/4411/5/

4. Здесь и далее фотографии из www.uk.wikipedia.org

5. См. Советско-польская война 1919-1920 гг. на http://ru.wikipedia.org

6. См., например, "Українська еміграція Канади і США та національно-визвольний рух на західноукраїнських землях (1914 - 1923)", автореф. дис. канд. іст. наук: 07.00.01 / П.З. Гуцал; НАН України. Ін-т українознав. ім. І.Крип'якевича. Ін-т народознав. - Л., 2005, http://disser.com.ua/contents/29273.html

6. См. Вагіна О.М., Уряд Української Народної Республіки в екзилі,http://storinka-m.kiev.ua/article.php?id=1304

http://www.fondsk.ru/news/2010/09/13/ukrainskaja-diaspora-v-poiskah-deneg-i-smysla-zhizni-ii.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме