Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

От Троцкого до Янаева

Александр  Елисеев, Столетие.Ru

26.10.2010


СССР: элиты смотрят на Запад …

Безусловно, политическая и экономическая база для геополитической капитуляции перед Западом была заложена задолго до перестройки.

1. «И. о. президента» и Англия

24 октября 1990 года вышел Закон «Об обеспечении действия законов и иных актов законодательства Союза СССР». В его тексте открыто признавалось, что в стране «участились случаи отказа государственных органов союзных республик от реализации общесоюзных законов и иных актов высших органов государственной власти и управления Союза ССР, изданных в пределах их компетенции... Вопреки Закону СССР от 26 апреля 1990 года «О разграничении полномочий между Союзом ССР и субъектами федерации» некоторые союзные республики заявили о возможности приостановления на своей территории действия общесоюзных законов и постановлений Правительства СССР, если, по их мнению, эти акты нарушают права и интересы данной республики или региона. Тем самым наносится ущерб суверенитету СССР, верховенству законов СССР на всей территории страны...»

Таковы были последствия «парада суверенитетов», благословленного кремлевскими перестройщиками. Суверенные республики не замедлили противопоставить себя союзному руководству, заключив совместное соглашение без всякого согласия Центра. Одновременно в РСФСР завершилась консолидация прозападных либеральных сил - в конце октября 1990 года состоялся учредительный съезд «Демократической России».

И вот, в ноябре встал вопрос о проведении референдума о судьбе Союза. Его решили положительно в декабре на IV Съезде народных депутатов СССР.

Это уже была агония, ведь понятно, что государство, которое ставит вопрос о своем собственном существовании, просто-напросто обречено. Между тем, Кремль продолжал с бодрым видом «выруливать ситуацию».

Михаил Горбачев предпринял шаги по укреплению собственной власти, введя новый пост - вице-президента, который занял Геннадий Янаев.

Недавно (25 сентября 2010 года) этот человек ушел из жизни, что вызвало краткий, но мощный информационный всплеск в СМИ и блогосфере. И не удивительно, ведь Янаев во время августовского путча 1991 года несколько дней правил великой (пусть и умирающей) страной. Многих интересовал вопрос - почему этот тихий чиновник, прошедший унылую школу профсоюзного руководства, взошел на самую верхушку советского Олимпа? Какие услуги оказал он Горбачеву, который на протяжении многих лет шел на губительное сближение с Западом, сопровождаемое односторонними уступками?

Этот вопрос несколько проясняет Антон Баумгартен в своем интереснейшем исследовании «Третья Барбаросса». Рассказывая о деятельности английского дипломата и разведчика Фицроя Маклина, он замечает: «Маклин встречался и с Геннадием Янаевым, будущим главой ГКЧП-91. Причем, назначение Янаева на пост заместителя председателя президиума Союза Советских обществ дружбы и культурной связи с зарубежными странами совпало с переводом Горбачева из кандидатов в члены Политбюро в 1980. Так у Горбачева (и Андропова?) появился свой первый неформальный канал связи с Западом. Первая официальная встреча Маклина с Янаевым состоялась весной 1983, ровно за два года до начала «перестройки»...Эмблематична фотография, на которой Янаев сопровождает президента Ассоциации Гарольда Вильсона и почетного президента Маклина. Вильсон и Маклин - олицетворяют две основные политические элиты, с которыми Горбачев установил связь через Янаева: «старые» лейбористы и упертые тори... Робертс (директор Ассоциации Великобритания - СССР в 1973-1993 годах - А. Е.) цитирует слова Янаева в Лондоне на приеме Ассоциации, что еще во время его работы в комсомоле, он бывал в доме лорда Кагана, ближайшего советника Вильсона».

Весьма интересна и фигура самого Маклина. Во время второй мировой именно он убедил Уинстона Черчилля помогать коммунистическим партизанам Иосипа Броз Тито. А уже «после войны Маклин первым разглядел начинающийся раскол между югославами и Сталиным и убедил правительство Бевина поддержать Тито... К началу 1950-х Маклин стал чем-то наподобие сенатора Маккарти в британском парламенте, обвиняя лейбористов в заговорах со Сталиным...Но вскоре политическое поведение Маклина резко меняется... С 1958, когда начались его бесчисленные поездки в СССР, и до конца его жизни, Маклин поражал многих наблюдателей лояльным отношением к советскому режиму... В советском руководстве он видел таких же реальных политиков, как и на Западе. Поэтому Маклин внутренне перестроился. Он будет продолжать войну, но другими средствами... В 1958 он становится председателем Общества Великобритания - СССР, финансируемого Форин офисом в качестве неформального канала связи с советской номенклатурой, и после двадцатилетнего перерыва совершает первую послевоенную поездку в Союз, включая Среднюю Азию. С тех пор он буквально днюет и ночует в Союзе как писатель, фотограф, исследователь, но главное - как связной Форин офиса».

Да, это была очень действенная стратегия «удушения в объятиях», которая первым делом сработала в Югославии.

Тамошнее руководство во главе с Тито пошло по пути «демократизации» и «рыночных реформ». И очень скоро эта формально социалистическая страна испытала всю прелесть мирового рынка, заполучив огромную безработицу и ощутимую инфляцию. Одновременно разворачивались центробежные процессы, подрывающие федерацию. При Тито страна настолько сгнила, что крушение «социализма» обернулось страшной межнациональной войной.

2. Меньшевистские игры большевиков

Тяга советских элит к Западу началось, конечно, не в 1980-е, а гораздо раньше. Уже в 1925 году вожак «ультралевых» Лев Троцкий предложил прибегнуть к долгосрочному импорту западного оборудования, которое должно было составить от 40 до 50% всех мощностей СССР. Данный импорт следовало осуществлять за счет экспорта сельскохозяйственной продукции, выпускаемой фермерскими хозяйствами. Кроме того, предполагалось активно задействовать иностранные кредиты. «Демон революции» неоднократно подчеркивал необходимость интеграции СССР в систему мировой (т. е. капиталистической) экономики.

А в середине 30-х годов Троцкий предложил своим европейским сторонникам вступать в ряды социал-демократии. И вот же какое совпадение, в то же самое время к социал-демократии приблизился его давний оппонент - Николай Бухарин, бывший лидер «правых уклонистов». Весьма интересен в данном плане рассказ эмигрантского историка, меньшевика (т. е. социал-демократа) Бориса Николаевского, который теснейшим образом общался с Бухариным в 1936 году, в Париже. Показателен, конечно, уже сам факт такого общения, но показательны и взгляды Бухарина, который говорил о необходимости «вернуть марксизм к его гуманистическим основам».

По сути дела, Бухарин как бы предвосхитил будущую горбачевскую перестройку с ее «гуманным, демократическим социализмом» и «общечеловеческими ценностями».

Примерно таких же взглядов придерживались и многие другие партийно-государственные деятели. Понятно, что Троцкий никогда бы не выдвинул свой план индустриализации, если бы не был уверен в наличии достаточно большого количества его потенциальных приверженцев.

В чем же причина подобного перерождения, которое охватило «железных борцов», победивших Белое движение и жестко насаждавших свои радикальные идеи в 1917-1920 годах? Очевидно, что сказалось разочарование в «мировой революции», идея которой так и не сумела охватить «западный пролетариат», на который молились крайне левые интеллигенты. Выразилось оно по-разному. Кто-то из большевиков сделал выбор в пользу сталинского социализма «в одной отдельно взятой стране», основанного на державном патриотизме. Но очень многие большевики слишком уж привыкли мыслить в «планетарных масштабах». Им позарез нужно было вписаться в какой-нибудь глобальный проект, а его могли предложить только на капиталистическом Западе. Там всегда были товары на самый разный вкус. Для левых существовала социал-демократия, лидеры которой призывали ограничиться социальным реформированием капитализма. В нее можно было вписаться и советским коммунистам - на определенных, взаимовыгодных условиях. (Собственно, так оно, в конечном итоге, и произошло. Сегодня бывшие коммунисты, особенно европейские, стоят на позициях левой социал-демократии.)

В 30-е годы сторонники подобной интеграции потерпели в СССР поражения на всех фронтах. Победили сторонники Сталина.

3. «Конвергенция» в одной, отдельно взятой компартии

Между тем, идея интеграции социализма в капитализм заполучила влиятельнейшего сторонника - в лице президента США Франклина Делано Рузвельта. Он надеялся на то, что Советский Союз будет потихоньку эволюционировать в сторону западных ценностей - также как и сам Рузвельт двигался к умеренному, реформаторскому социализму. Президент-советофил» не раз утверждал, что СССР идет от «советского коммунизма... к государственному социализму» по пути «конституционной эволюции». Он мечтал о «перевоспитании» СССР через постепенную интеграцию в «семью народов» как «полностью признанного и равноправного члена сообщества великих держав». В последующем идея этого сближения получит солидное название - «конвергенция» (от лат. convergere - «сближаться, сходиться»). Ее будут доктринально разрабатывать такие мыслители, как Питирим Сорокин, Джордж Гелбрейт и т. д. (В СССР за сближение социализма и капитализма выступит академик Андрей Сахаров.)

Сталин «конвергенцию» не воспринял, но за нее ухватилась Компартия США, чей лидер Эрл Браудер в 1935 году выступил в поддержку нового курса Рузвельта (в рамках общей политики Коминтерна, направленной на создание «Народного фронта»). Очень скоро он перешел на «реформаторские позиции», признав, что американизм - это и есть настоящий коммунизм. Надо только чуть-чуть его подправить, и всё будет замечательно. Дело дошло до того, что коммунисты отказались от красного знамени (в пользу звездно-полосатого) и распустили свою же собственную партию. (Вместо нее возникла аморфная «Коммунистическая политическая ассоциация».) Сталина это никак не устраивало, поэтому он добился (далеко не сразу!) смещения Браудера и восстановления КП США. Так была сорвана «конвергенция» в масштабах одной, отдельно взятой западной компартии.

Внутри же США «конвергенцию» сорвал Гарри Трумэн, невольно подыгравший тем самым Сталину (советский вождь отлично знал - к чему могут привести перестройки и заигрывания с капитализмом).

Один из главных творцов холодной войны, он резко обрушился на американских левых. У нас на слуху термин «маккартизм», однако сам сенатор Джозеф Маккарти активно действовал лишь в 1950-1954 годах, причем пик его бурной борьбы с «коммунизмом» пришелся на правление республиканца Дуайта Эйзенхауэра. А саму «охоту на ведьм» начал демократ Трумэн. Так, в 1947 году комиссия по расследованию антиамериканской деятельности взялась за деятелей Голливуда. В итоге 10 режиссеров и сценаристов получили различные сроки тюремного заключения.

Часто тогдашние преследования против американских левых оправдывают тем, что многие из них работали на советскую разведку. И, действительно, последняя не упускала шанса воспользоваться помощью коммунистов и других просоветских элементов. Чего только стоит одна история с атомным шпионажем (супруги Юлиус и Этель Розенберг, и т. д.). Однако, с кинематографистами как раз все было чисто, никакой разведкой тут и не пахло. «В кино было много «левых» и коммунистов, - пишет Марианна Шатерникова. - Но шпионажем они не занимались. У советской разведки не было постоянной базы на Западном побережье США. Ей удалось завербовать лишь одного голливудского продюсера, уроженца России Бориса Мороза, причем резидент Коротков жаловался, что Мороз «не сделал для нас ничего, направленного против США». Позже выяснилось, что Мороз сотрудничал с ФБР... К кино комиссии было трудно подступиться. Если оно и распространяло коммунистическую идеологию, то это была материя тонкая и недоказуемая. Скажем, если в фильме была реплика: «Надо делиться, причем поровну - это и есть демократия», то комиссия заявляла, что это подрывная фраза, а левые поднимали ее за это насмех. Кино было проникнуто скорее лево-либеральными идеями». («Откуда взялся маккартизм»)

Действительно, левая интеллигенция стремилась к тому, чтобы соединить социализм с западной демократией. Об СССР у них было зачастую весьма неверное представление. И очень многие разочаровывались в советизме, когда до них доходило, что Сталин строит самобытный, державный социализм, чуждый правозащитно-гуманистического, лево-либерального пафоса. Между тем, эти интеллектуалы могли бы сильно продвинуть вперед «конвергенцию», которая еще не была разработана доктринально. Трумэн и его люди этому как раз и помешали, невольно сыграв за сталинскую команду.

Точно так же американцы сыграли за нее и в Восточной Европе. В Лондоне, где после войны к власти пришли лейбористы (социал-демократы), предлагали поддержать тамошних коммунистов-реформаторов, настроенных на дистанцирование от СССР и сближение с Западом (по примеру Тито). Но в США решили реализовать план Аллена Даллеса, который предложил дискредитировать реформаторов - с тем, чтобы ужесточить восточноевропейские режимы и вызвать народные восстания. В результате, тамошним спецслужбам был (через полковника польской ГБ Й. Святло) подкинут компромат на «реформаторов». Сталинисты его с радостью использовали, сорвав тем самым конвергенцию в Восточной Европе.

4. Берия и Микоян: некоторые странности

После смерти Сталина власть, как говорится, повисла в воздухе. Перехватить ее попытался Лаврентий Берия, против чего единым фронтом выступило все высшее партийно-государственное руководство. Есть мнение, что «потерявший доверие» министр готовил проведение либеральных реформ и сдачу Восточной Европы. Вопрос этот нуждается в прояснении, пока что действия Берии можно интерпретировать по-разному.

Вряд ли, впрочем, можно так легко отмахнуться от того факта, что Берия, во время гражданской войны служил в контрразведке мусаватистов (азербайджанских националистов), которая была чем-то вроде филиала английской разведки.

Делал он это по заданию партии, однако, сам факт нахождения в подобных структурах наводит на некоторые размышления. К тому же, в то время Берия плотно сотрудничал с Анастасом Микояном, который был одним из знаменитых Бакинских комиссаров. Все, кроме него (26 человек), были расстреляны по решению английской миссии. Микоян же почему-то был помилован. Чем же он так понравился англичанам?

После войны Микоян выступал за принятие американского плана Маршалла, которое было чревато потерей экономической независимости СССР. (Показательно, что английский спецслужбист и конспиролог Джон Колеман включил его в состав мондиалистского комитета-300.)

Интересно также и поведение Микояна во время венгерского мятежа 1956 года, когда разгребал венгерские дела вместе с Михаилом Сусловым и Георгием Жуковым. Тогда этот деятель выступал за полное невмешательство советских войск, вел переговоры с лидером мятежников Имре Надем. (Во время намечающихся волнений в Польше Микоян также занимает либеральную позицию.)

В тех событиях очень много неясного. Зачинатель всей этой «бучи» - Имре Надь - был старинным агентом советской ГБ. Как и многие другие «борцы за свободу» - например, Пал Малетер - один из немногих старших офицеров венгерской армии, перешедших на сторону мятежников. Уж не была ли сама буча затеяна некоторыми кругами в партийном руководстве и КГБ, выступающими совместно с Западом? Нужно ведь было как-то обкатывать технологии демонтажа коммунизма в Восточной Европе.

5. Медленно, но верно

Как бы там ни было, но советские элитарии еще не были готовы к замене одного общественного строя на другой. Но многие из них начали сближение с западными элитами, прежде всего, с транснациональными центрами. Крен в сторону какой-нибудь западной державы могли назвать капитуляцией перед мировым империализмом. А вот заигрывание с «транснационалами» легко было представить как еще одну форму борьбы за мир, всеобщую безопасность и авторитет СССР на международной арене. Американский экономист и политолог Линдон Ларуш обращает внимание на следующее обстоятельство - в 1955 году Никита Хрущев послал делегатов на лондонскую конференцию «Парламентарии мира за организацию мирового правительства». Данное мероприятие было организовано под руководством английского ученого Бертрана Рассела, бывшего убежденным сторонником так называемого «мирового правительства». Ларуш сообщает: «В сентябрьском номере «Бюллетеня ученых-атомщиков» за 1946 г. Рассел специально подчеркнул, что он предложил разрабатывать ядерное оружие с одной-единственной целью - добиться установления власти мирового правительства. И тогда, и позже Рассел требовал от США и Англии, чтобы они готовились к превентивной атомной бомбардировке СССР». И вот, в 1955 году «представители Хрущева публично выразили солидарность с Расселом. Иными словами, Хрущев поддержал идею создания мирового правительства, и с тех пор в СССР и в мире начались серьезные политические подвижки...Может быть, до него не до конца доходил философский смысл его выбора, но в целом он, конечно, понимал, что творит. Зато его окружение в СССР, видимо, тоже осознало, что он натворил, и Хрущева решили снять. Но партия сторонников мирового правительства уже возникла, и в дальнейшем в Советском Союзе развернулась борьба между глобалистами и приверженцами принципа суверенного государства». («Чтобы на земле не воцарились новые темные века»).

Скорее всего, именно советские глобалисты инициировали сближение СССР с так называемым «Римским клубом», чьи интеллектуалы разрабатывали проекты «конвергенции». Там же придумали разделение мира на «золотой миллиард» и глобальную нерентабельную «биомассу».

«В Советском Союзе сразу оценили Римский клуб как возможного партнера по переговорам и сотрудничеству в будущем мире, - отмечают С. Кугушев и М. Калашников. - В отличие от многих других направлений западной мысли, труды Римского клуба сразу же опубликовали в СССР, причем не только в закрытой печати, но и в наиболее популярной прессе... По работам Римского клуба проводились специальные совещания и симпозиумы. Более того, даже в условиях Холодной войны и идеологического противостояния советским ученым вдруг разрешили поддерживать самый тесный контакт с Римским клубом, включаясь в его работу. И, как венец этой активности, создают вместе с Римским клубом первое совместное гуманитарное исследовательское учреждение - Международный институт прикладного системного анализа в Вене, где, с одной стороны, учредителями выступали фактически структуры Римского клуба, а с другой - Институт системного анализа во главе с академиком Гвишиани, одним из ближайших консультантов Юрия Владимировича Андропова. Этот венский Институт международного прикладного анализа сыграет в последующем очень большую роль в подготовке команды молодых реформаторов начала 1990-х годов». («Третий проект: погружение»)

6. Китайский вариант и европейский коммунизм

Вот такую странную игру вел чекист-генсек Андропов с транснациональными элитариями. Возникает вопрос - чего они хотели от него и от СССР? Очевидно того, чего добились сегодня от «красного» Китая, который активно участвует в мировом разделении труда и является одной из опор глобальной капиталистической экономики. В Китае развитие капитализма происходит под жестким контролем Компартии, которая надежно опекает иностранный капитал. Вспоминается, как один американский миллионер восторгался деятельностью ячейки КПК на своем предприятии. Вначале он опасался - дескать, коммунисты станут подбивать работников на забастовку, но потом увидел, что ячейка, напротив, заставляет их вкалывать по полной. «Нам бы в США такую Компартию!» - восклицал миллионер. (Что ж, возможно, что глобализация завершится созданием тоталитарного режима на Западе, который превратит людей в этакие винтики корпораций.)

Вот, собственно, и есть «конвергенция» в чистом виде.

Такой порядок многие хотели создать и в СССР, возлагая надежды на советский партийно-государственный аппарат с его огромным опытом организации. И ведь давно уже признано, что Андропов подготавливал реформы на китайский манер.

Тут не лишним было бы вспомнить о некоторых обстоятельствах карьерного роста этого несостоявшегося «реформатора». Он шел наверх под покровительством Отто Куусинена, который начинал как деятель левого крыла Социал-демократической партии Финляндии. И в дальнейшем этот деятель всегда склонялся к социал-демократии, хотя и не совсем явно. Одно время Куусинен был близок к «правому уклонисту» Бухарину, который, как уже было сказано выше, также испытывал тяготение к эсдекам. Но в отличие от последнего, первый благополучно пережил репрессии, а после смерти Сталина, при Хрущеве, стал одним из самых высших руководителей КПСС. И здесь Куусинен проявил себя как убежденный реформатор. «В 1974-1975 годах мне довелось работать по издательским вопросам с помощником Суслова, известным всей руководящей Москве Владимиром Васильевичем Воронцовым, - вспоминает Сергей Семанов. - Был он уже сильно дряхл и немножко стал «сдавать», рассказывал порой такое, что совсем не положено знать скромному литератору. Он говорил, что во время составления, в хрущевское всевластие, Программы партии Куусинен, тогда секретарь ЦК, хотел вообще выбросить положение о рабочем классе как руководящей силе общества. Суслов был с Хрущевым уже в плохих отношениях, но через Б. Пономарева (тоже секретаря ЦК) добился этот тезис в программе оставить. И Воронцов передал мне реплику шефа по сему поводу: «Куусинен как был социал-демократом, так и остался». («Семь тайн генсека с Лубянки»)

Что ж, уже в 1960-годы в коммунистическом движении возник мощнейший социал-демократический уклон - «еврокоммунизм». Его лидеры отрицали ленинизм и большевизм, воспевая западную демократию. Вообще же, с еврокоммунизмом произошла какая-то странная история. Много лет в СССР просто-напросто замалчивали его существование, хотя еврокоммунисты сумели захватить Компартию Испании (КПИ), что привело к ее расколу. (Ветеран КПИ Энрике Листер создал Рабочую коммунистическую партию.) Затем они «переформатировали» крупнейшую на Западе Итальянскую компартию (ИКП). И только, когда уже еврокоммунисты выступили с жесточайшей критикой СССР, то в советской прессе началась критика еврокоммунизма. Складывается такое ощущение, что какие-то круги в КПСС заигрывали с еврокоммунизмом, ожидая, что он станет одним из двигателей «конвергенции».

7. Внешнеэкономическая база для политической революции

Политическое сближение с Западом сопровождалось сближением экономическим, которое уже тогда превращало нашу страну в периферию «глобального мира». Об этом свидетельствует изменение структуры советского экспорта: «Если в 1970 году доля машин и оборудования в нем составляла 21,5 %, то к 1987 году она сократилась до 15,5 %, да и то по преимуществу это были поставки в развивающиеся и союзнические государства, - пишет Борис Кагарлицкий. - В импорте, напротив, их доля возросла с 35,6 % до 41,4 %. (Тут самое время вспомнить о том, что резко увеличить импорт оборудования предлагал именно Троцкий - в 1925 году! - А. Е.)... Экспорт топлива, составляющий в 1970 году 15,6 % от советского вывоза, возрос до 46 %». («Периферийная империя: циклы русской истории»).

По сути, страна подсела на топливную иглу. Если США грозили СССР кулаком и разоряли его «гонкой вооружений», то в Западной Европе (ФРГ, Франция, Италия и т. д.) ласково предлагали дружить «домами», но при этом также навязывали разорительные схемы.

«Доставка топлива из... отдаленных районов требовала строительства гигантских трубопроводов. Советский Союз стал брать кредиты под поставки сырье. Началась массовая закупка дорогостоящего оборудования... В этой ситуации особое значение приобретало сотрудничество с Западной Германией. Уже в 60-е годы Советский Союз наладил с Австрией и Западной Германией работу по принципу «компенсационных сделок». Газ поставлялся в обмен на трубы, по которым в Европу перекачивали все тот же газ. К началу 80-х практически весь экспорт газа шел на компенсационной основе». («Периферийная империя»)

Сталин поднял страну из послевоенных руин благодаря автаркии - он резко ограничил экспорт сырья и сделал упор на собственные силы. Бездарная брежневская клика поступила совсем наоборот - и, в конечном итоге, проиграла восстановленную Сталиным страну.

http://www.stoletie.ru/territoriya_istorii/ot_trockogo_do_janajeva_2010-10-21.htm 




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме