Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Чего стоит закон в новой редакции?

Валентин  Мещеряков, Фонд "Русское единство"

19.10.2010

Вступил в силу обновлённый федеральный закон, регламентирующий отношения Российского государства с соотечественниками за рубежом. Что привносит он в эти отношения? Какие устраняет коллизии, кого и от чего (или от кого) защищает, кому и какие предоставляет права, какие и на кого возлагает обязанности? Что законодателями упущено? Это далеко не полный перечень вопросов, возникающих при чтении текста.

Поправки редакционного характера вопросов не вызывают: жизнь не стоит на месте и вносит свои коррективы, с которыми нужно считаться. Но в нашем случае имеются и принципиальные вопросы, требующие ясности. Здесь, как мне кажется, уместно обратиться к истокам движения российских соотечественников.

Истоки

В конце 1994 года известный российский правозащитник Лев Пономарёв разослал в редакции некоторых газет «ближнего зарубежья» для обсуждения свой законопроект о соотечественниках. Это и стало первым импульсом к законодательному закреплению понятия «российский соотечественник».

Потрясал лейтмотив проекта - людей, которых ельцинский режим «кинул», предательски проведя через их тела и души новые государственные границы, пытались законодательно и морально приравнять к эмигрантам. Таково было впечатление автора этих строк, который ещё за полгода до формальной ликвидации СССР публично отказался от возможности принять гражданство Литвы, заявив, что ни при каких условиях не станет для своей Родины иностранцем, и который явился зачинателем движения за российское гражданство. Поэтому в созданной нами в Литве организации российских граждан в срочном порядке был подготовлен альтернативный законопроект о соотечественниках, который был передан в Думу в сентябре 1995 года и стал прототипом, стартовым проектом известного закона «О государственной политике...».

Изложенное выше позволяет мне, инициатору этого прототипа, со всей категоричностью утверждать, что организация движения российских соотечественников и соответствующий закон изначально были задуманы и ориентированы в первую очередь на бывших граждан СССР, оставшихся жить в бывших союзных республиках. При этом возможность попасть в российские соотечественники любым, каким попало бывшим гражданам СССР или потомкам подданных Государства Российского, даже чуждым и враждебным России, вне всякого сомнения, отсекалась смыслом 1-го пункта статьи 1 в ныне упраздненной редакции упомянутого закона: «Соотечественниками являются лица... обладающие признаками общности языка, религии, культурного наследия, традиций и обычаев».

Думаю, изложенного достаточно, чтобы понять, кто стоял у истоков движения соотечественников и какой вкладывал в него смысл. При этом, сколько помню, нынешних поборников обновления закона там и «рядом не стояло».

А есть ли зарубежные соотечественники?

И вот в результате достойной лучшего применения настойчивости наших новаторов от законодательства производится кардинальное изменение изначальной концепции в вопросе признания людей соотечественниками (я пока не касаюсь российских граждан), что закрепляется 2-м и 3-м пунктами статьи 3 в новой редакции. Если, согласно прежнему закону, соотечественником безоговорочно считался человек, связанный с исторической родиной духовными узами - языком, культурой, обычаями и традициями, то теперь этого стало недостаточно: свою самоидентификацию необходимо подкрепить «общественной либо профессиональной деятельностью», «поддержкой общественных объединений соотечественников» и т.д., то есть нужно трудиться на подходящей оплачиваемой должности или состоять в какой-то общественной организации, любой, лишь бы в аббревиатуре содержался русский элемент.

Что сие означает? А то, что, во-первых, за бортом оказались бывшие граждане СССР, не охваченные участием в общественном «русскоязычном» движении или в каком-нибудь ансамбле ложкарей, содержащемся на средства местного бюджета. А также те, которые не удосужились заслужить благосклонность местных властей и получить за это в новом государстве должность преподавателя русского языка и литературы и к тому же, скажем, были замечены в несогласии с проводимой властями национальной политикой.

Но зато, во-вторых, дан зелёный свет всякого рода коллаборационистам, оправдывающим от имени русских или «русскоязычных» ксенофобские поползновения правящих этнократов и пробудившуюся в них нежную тягу к режиму апартеида - хлёсткими заявлениями о русском империализме и шовинизме. И, в-третьих, преференции предоставлены и всяким прочим прохиндеям... Известно, что в Прибалтике для официальной регистрации общественной организации достаточно, чтобы о таковой заявили три человека (в Латвии - даже два). Вот вам и общественная организация, которая может, согласно п. 3 этой статьи, подтверждать принадлежность того или иного лица к российским соотечественникам.

Так что, дорогие мои бывшие соотечественники, те, которых я считал таковыми, вас больше нет, не-ту-ти!

Такую устоявшуюся практику закрепили авторы поправок. К этому они стремились? Вряд ли. Скорее, они жаждали сузить объём собственной ответственности путём полной смены ориентиров, полного отхода от изначальной концепции, от предназначения закона и создать удобства чиновному сословию путём унификации соотечественников, формального нивелирования, игнорирования всех различий между ними. Это, и ничто другое, двигало представителями сего сословия, которое своими стараниями как бы списало моральный долг матери-родины за предательство ею своих сыновей и дочерей. Таким образом, изначальная концепция закона, его исходное предназначение исчезло, но зато поправки фактически воскресили из небытия и подсунули соотечественникам сомнительную концепцию Л. Пономарёва, то есть вернули вопрос к ситуации 15-летней давности.

За всей этой суетнёй не заметили даже, что остались соотечественниками «в законе» российские граждане типа Доку Умарова, Бориса Березовского и прочих, скрывающихся за границей от Фемиды.

Но этого мало. Если рассматривать статьи 1 и 3, то внимательный взгляд обнаружит, что в закон тихой сапой внедрили коррупционную составляющую...

Возлюбишь меня - отвечу взаимностью

Вряд ли психически адекватный человек будет оспаривать утверждение, что правовой статус есть категория не нравственная, а юридическая, требующая надёжного документального подтверждения, которым никак не может быть призрачный «акт самоидентификации». Отметим к тому же, что в обновлённом законе нигде не говорится (и совершенно справедливо!) о том, что справки, выдаваемые общественными объединениями, должны восприниматься в российских учреждениях как удостоверения соотечественников. Только зачем тогда нужен 3-й пункт этого закона? Ведь выдавать или не выдавать документы о членстве в зарубежных организациях - это их внутреннее дело, не нуждающееся в разрешении или регулировании российским законодательством! Между тем  изменения статьи 3 закона отменяют государственный документ РФ - удостоверение соотечественника. Таким образом, для всех бывших соотечественников, кроме граждан РФ, этот статус упраздняется.

И кто же теперь и как будет определять главный предмет закона - нашего зарубежного соотечественника? А делать это будет чиновник. По своему усмотрению. Закон уже ни к чему его не обязывает в плане работы с соотечественниками, которые без его, голубчика, воли просто не могут существовать. «Кого назначу соотечественником, тот им и будет»! Вот так! Не случайно же в 3-й пункт статьи 1 закона вставили гаденькую оговорку - «как правило», позволяющую чиновнику отступать даже от основных определений. «Понравится мне - признаю российским соотечественником хоть апологета известных в прошлом фашистов Миклоша Хорти или Видкуна Квислинга, лишь бы мне был угоден и не пытался качать права, которых, слава богу, у него уже никаких нет»!

Проще говоря, кто является российским соотечественником, а кто - нет, отныне определяют не дух и буква закона, а добрая или злая воля чиновника. Значит, насаждаемая иными посольствами в среде соотечественников практика фаворитизма, деления на любимых и нелюбимых, получила законодательное закрепление.

Между прочим, вычислить самого что ни на есть соотечественника совсем нетрудно. Общеизвестно, что слух большинства чиновников любого уровня настроен на выслушивание благодарностей в свой адрес. Это прекрасно усвоили наши доки-соотечественники и постоянно этим пользуются.

А, собственно, чего это я так распалился? Не я ли сам при действии (или бездействии?) прежнего закона нередко иронизировал по адресу своих зарубежных земляков и соплеменников, замечая, что они никакие не соотечественники, поскольку никто, кроме российских граждан, имеющих подтверждающий документ, формально таким статусом не обладает? И напоминал, что, согласно статье 3 закона, им нужен соответствующий документ. Так что новая редакция закона в этом плане для соотечественников (действительных или мнимых) ничего не меняет. Она меняет только возможности - мои и подобных мне «критиканов»: если прежде я мог утверждать, что чиновники российского МИД саботируют пункты 2 и 3 статьи 3 закона, предписывающие выдачу соотечественникам документа, то теперь я лишён такой возможности.

«Чего надо этим соотечественникам?»

А надо им не так уж и много. Конечно, я не принимаю в расчёт тех, кто мысленно живёт ещё в Советском Союзе и требует, чтобы правопреемница СССР - Россия приняла на себя заботу об их, иностранных граждан, социальном благополучии в той же Литве, вплоть до компенсации немалых расходов на коммунальные услуги. Я веду речь о людях, которые воспринимают окружающую действительность вполне реалистично.

Мне кажется нормальным, когда мой земляк, соплеменник, теперь уже лишённый даже эфемерного статуса российского соотечественника, хочет, придя в консульское учреждение России, не стоять в одной очереди с другими иностранцами, а без излишней волокиты и без чьего-либо ходатайства выправить льготную въездную визу на том лишь основании, что он является соотечественником.

Моим нормальным соотечественникам кажется перебором, когда депутат Государственной Думы К.Ф. Затулин ратует за право соотечественников, приехавших в Россию, посещать бесплатно культурные учреждения - музеи, театры, выставки и т.п. Но мне кажется нелепым, если я, гражданин России, иду в музей и покупаю входной билет за 100 рублей, а мой соотечественник - гражданин Литвы должен выложить все 300.

Мне кажется не странным, а преступным, когда моего русского соотечественника, уроженца российской глубинки, но гражданина Литвы, который нарушил указанный в визе срок пребывания в России по причине смерти своей матери и необходимости её похоронить, Федеральная миграционная служба не просто подвергает административному штрафу, а помещает на пять месяцев в Центр временного содержания нелегальных мигрантов (с условиями, близкими к тюремным) и ставит в его паспорт отметку о недопущении въезда в Россию (даже на могилу матери) в течение пяти лет. (Копии документов, свидетельствующих об этом мерзком случае, порочащем репутацию моей страны, у меня имеются.)

Но кто бы мне объяснил, как в двух последних случаях можно реализовать равенство прав соотечественников с правами граждан РФ, оговоренное в статье 13 закона?

Я уверен, что соотечественник, переселившийся на постоянное место жительства в Россию, не важно, по государственной программе или самостоятельно, и отказавшийся от иностранного гражданства, должен иметь законное право на немедленное и безоговорочное предоставление российского гражданства.

Всё, что я перечислил выше, считаю элементарным. Есть и другие случаи, в которых, при определённых условиях, Россия могла бы быть более доброжелательной в отношении своих соотечественников. Это могут быть вопросы трудоустройства, бизнеса, воспитания и учёбы детей, отношения к старикам или инвалидам и прочее.

Отнимите у коррупционера эти статьи доходов, если коррупция вам действительно противна, если вам действительно небезразличен престиж страны!

Так какими же реальными правами наделяет новая редакция закона наших бесстатусных соотечественников? Да никакими! Как в прежней, так и в новой редакции закона нет даже статей о правах и обязанностях соотечественников. Вместо них остаются прежние эдакие растяжимые статьи о «поддержке соотечественников в области...». А ведь в стартовом проекте, который мы так и называли - «Закон о соотечественниках», - статьи о правах и обязанностях предусматривались. Да и как без них?

Самые «соотечественные»

Взгляд остановился на предпоследней, 26-й, статье закона. Разбирать по пунктам - займёт слишком много места. Попробуем разобраться в общем смысле. Вот фрагмент: «...представительство интересов соотечественников в органах государственной власти Российской Федерации... координацию деятельности координационных советов соотечественников в государствах их проживания обеспечивает Всемирный координационный совет российских соотечественников...» Чтобы понять, что здесь наворочено, хорошо бы выяснить - так кто же всё-таки, согласно этому закону, является соотечественником? За всем довольно явственно просматривается, что речь идёт о соотечественниках, являющихся преимущественно иностранными гражданами, что с уверенностью подтверждается всей предыдущей практикой. Но... Помилуй Бог! Получается, что некий орган, создаваемый в России согласно российскому же законодательству, предназначается для координации деятельности иностранных граждан в их государствах!

А может быть, в этой статье речь идёт не об иностранцах, а о «статусных», о самых «соотечественных» соотечественниках, которые прописаны в законе первой строкой, - о гражданах Российской Федерации? И опять голова идёт кругом: «представительство интересов соотечественников в органах государственной власти» РФ, то есть представительство моих, гражданина России, интересов в моём Российском государстве согласно законодательному нововведению «обеспечивает... совет», практически полностью состоящий из иностранных граждан! Возможно ли более циничное отношение к институту гражданства собственного государства и унижение достоинства своих сограждан?

Мало того, в рассматриваемой статье говорится о выборности членов координационных советов, делегатов конгрессов и конференций российских соотечественников. Вроде бы - демократично. Но эта «демократичность» питает наглую уверенность многих назначенных соотечественниками иностранцев в том, что они могут путём голосования допускать или не допускать организации российских граждан в такие советы или на конференции, организуемые за счёт средств России, а не государств их проживания, то есть  попирать элементарные этические нормы.

Вот в этом году в Эстонии такие, с позволения сказать, соотечественники при попустительстве российского посла Н.Успенского «демократично» не допустили к участию в республиканской и региональной конференциях в Таллине все организации российских граждан. А заодно с ними и другие нелюбимые организации соотечественников. Последние были вынуждены организовать альтернативную конференцию - без помощи и участия посольства.

Нет уж, господа хорошие, нам нечего делать во Всемирном координационном совете иностранцев, которые, кстати, под управлением чиновников МИД славненько исполнили кантату «Одобрямс» в деле проталкивания нынешних поправок к закону. А сам МИД не видит ничего зазорного в том, чтобы привлекать к российским законодательным процедурам иностранных граждан для поддержки своих, мягко выражаясь, непродуманных инициатив.

У нас есть свой совет - Прибалтийский совет российских граждан (ПСРГ), о котором прекрасно осведомлены и МИД, и думский комитет по делам СНГ и связям с соотечественниками, и все посольства РФ в прибалтийских государствах. Но что-то не заметно желания российских чиновников всерьёз сотрудничать с нашим советом, созданным без их указаний и участия. И два прошедших десятилетия дают достаточно оснований утверждать, что при таком законе ничего хорошего от них не приходится ждать и в дальнейшем. Что бы они ни говорили, нет у них желания «оказывать защиту и покровительство» гражданам своей страны, как того требует Конституция.

Такая же «любовь» и со стороны законодателей, которые, ничтоже сумняшеся, приняли даже противоречащие Конституции поправки к закону о гарантиях избирательных прав граждан РФ. Об этом нарушении наш ПСРГ ещё несколько лет назад сообщил в Департамент работы с соотечественниками МИД. Но и сейчас, уже после решения Конституционного суда, нет никаких признаков того, чтобы в ведомствах С.В. Лаврова или А.В. Островского проявили такую же поспешность для исправления законодательной ошибки и восстановления нарушенных прав граждан РФ, какую проявили в деле подгонки закона «О государственной политике...» под ведомственные интересы.

А посему было бы логично дополнить обновлённый закон ещё одной статьёй: «Ответственность должностных лиц. Невыполнение должностными лицами РФ обязанностей, связанных с требованиями настоящего закона и ст. 61.2 Конституции РФ, не влечёт за собой никаких мер взыскания и не может негативно влиять на их деловую репутацию или продвижение по службе».

Могут спросить, не зашёл ли ты, автор, со своей критикой и иронией слишком далеко: ведь исправления утвердил Президент, который в вопросах права подкован несравненно больше, чем ты? Я думаю, что Президент, ввиду своей занятости не мог и не стал углубляться в те тонкости, которые отмечены в моей статье. Но я с превеликим удовольствием поставил бы клизму, желательно с мраморной или гранитной крошкой, тем его референтам, на которых лежит обязанность анализировать и обстоятельно докладывать главе государства о том, что поступает ему на подпись.

Это не тупик!

С самого 1999 года я старался не упустить малейший повод для критики того, подписанного Ельциным, закона. Не стоит опускать руки и сейчас. Прежде всего, пора понять, что нужен именно Федеральный закон «О соотечественниках», а не какой-то эрзац типа «О государственной политике...». Нужно, чтобы в нём были четко обозначены все определения объектов и субъектов законодательства, права, обязанности и ответственность и предусмотрены механизмы действия. Чтобы его проект до представления в Федеральное Собрание готовился не в условиях «большевистского» подполья и пробивался не кавалерийским наскоком, а при максимально возможном участии общественных организаций российских граждан путём организации семинаров, круглых столов и т.п.

Надо защищать свою страну от разгула чиновного самодурства, не снисходящего до ответов на конструктивную критику, не стесняющегося прибегать даже к откровенной обструкции, как это было в случае с проектом рассмотренного закона. В конце концов, это наш гражданский долг.

Полагаю, допустили большую ошибку, когда дела зарубежных соотечественников были возложены на МИД РФ, у которого имеются порой несовместимые с такими делами задачи. Ведь нередко возникает потребность ясно и недвусмысленно вступиться за законные права соотечественников, при этом бывает нежелательно портить отношения с властями государства аккредитации. Как совместить несовместимое? Поэтому делами соотечественников должен заниматься другой орган - Государственный департамент по делам соотечественников. Уверен, даже в условиях объявленной в России борьбы за сокращение госаппарата интересы 25 миллионов наших зарубежных соотечественников стоят создания новой госструктуры.

__________________________________

В.В. Мещеряков - президент Ассоциации российских граждан, Вильнюс, Литва

http://rusedin.ru/2010/10/18/chego-stoit-zakon-v-novoy-redaktsii/




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме