Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Миграция и будущее России

Александр  Шустов, Столетие.Ru

16.10.2010


Проблему трудовой миграции из стран СНГ может решить лишь визовый режим …

Особый интерес в контексте миграционной проблематики представляет позиция ряда либеральных российских СМИ, навязывающих обществу целый комплекс мифов о трудовой миграции. Главный из них заключается в том, что остановить ее никакими способами невозможно.

А если и удастся остановить, то нам же будет хуже, поскольку в отсутствие денежных переводов из России на ее южных рубежах может произойти социальный взрыв, и тогда к нам хлынут уже целые толпы переселенцев вместе с вооруженными до зубов боевиками. Поэтому к растущему притоку гастарбайтеров надо относиться спокойно. Даже если это кому-то и не нравится, жить нам с ними все равно придется, поскольку никаких способов справиться с этой проблемой нет. Подобные мифы не только не соответствуют действительности, но и крайне вредны, убеждая население, экспертное сообщество и российские власти в том, что выхода из этой ситуации нет.

Типичный пример такой логики представляет статья Михаила Калишевского «Россия: Как быть и жить с «понаехавшими»?», опубликованная 1 октября на сайте информационного агентства «Фергана.Ру». Рассуждая о тенденциях изменения миграционной ситуации и вызванной ею трансформации этнокультурного и конфессионального облика российской столицы, автор утверждает: «Главное, что должно усвоить общество - мигрантов будет только больше и с этим придется жить, хочется этого кому-нибудь или нет». Причем случится это «не потому, что этого хотят сами мигранты, а потому, что в них нуждается российская экономика», которая находится в «сложной демографической ситуации, не позволяющей обеспечить народное хозяйство достаточным количеством рабочей силы».

При этом положение в России, по мнению М. Калишевского, сегодня напоминает ситуацию в Западной Европе, где коренное население в силу низкой рождаемости стареет, а нехватка рабочей силы компенсируется за счет иммигрантов.

То есть, основными доказательствами своей точки зрения автор считает сложившуюся в России экономико-демографическую ситуацию, а также исторический опыт Западной Европы. В числе других факторов он отмечает нежелание коренного населения России, прежде всего Москвы, идти на низкооплачиваемые и непрестижные профессии типа дворников, среди которых русских уже почти не осталось, а также тот факт, что «люди всегда будут стремиться из тех мест, где жить плохо, в те места, где жить лучше». Причем миграция из Центральной Азии в Россию, по его словам, «может прекратиться только тогда, когда там станет лучше, чем в России», чего, естественно, в обозримом будущем не произойдет. Поэтому «все больше и больше таджиков, узбеков, киргизов будет ехать в Россию, оседать там, тянуть за собой чад и домочадцев, родственников и односельчан. И плодиться темпами, превышающими среднероссийские». Более того, «никакие депортации, никакие скинхеды с ДПНИ этого процесса не остановят».

В том же ключе построена опубликованная 10 октября «Газетой.ru» статья обозревателя «Новой газеты» Андрея Колесникова «Москва мусульманская и не очень». Комментируя впечатления, произведенные на жителей Москвы последним празднованием «Ураза-байрама», а также необходимость выстраивания политики по отношении к мусульманскому населению столицы, он утверждает: «... надо отдавать себе отчет в том, что выстраивать ее придется: от притока мусульман ни Европа, ни Россия никуда не денутся, это один из базовых демографических трендов, который неизбежно по ходу дела политизируется». Москвичам и жителям других российских городов «придется мириться и с мечетями, и с увеличением мусульманского населения, испытывая те же проблемы, которые характерны для Франции, Англии, Германии, Бельгии, Голландии, Швеции».

Что касается содержания «миграционной политики», то она, по мнению автора, будет заключаться в том, что «властям предстоит предпринимать серьезные усилия по сдерживанию ксенофобской волны, которая уже стала ответом варварской части русского населения на процессы миграции».

Сам рост ксенофобии в России А. Колесников объясняет столкновением «варварских составляющих сразу нескольких культур», под которыми, видимо, следует понимать культуру коренного населения России, прежде всего русских, и мигрантов из Средней Азии и Закавказья. В конечном счете «... придется определяться с границей толерантности, с перенастройкой миграционной политики, с адаптацией людей иной культуры в общегородскую среду, чтобы не возникали враждебные гетто, чтобы не появлялись ультраправые партии, которые имеют успех во многих странах со значительным мусульманским населением, включая теперь и Швецию».

Не вдаваясь пока в разбор этих доказательств, отметим два наиболее интересных момента: во-первых, все эти демографические, миграционные, экономические и социальные процессы рассматриваются обоими авторами как неизменные. Предполагается, что сформировавшись в течение последних двух десятилетий, они будут оставаться такими же всегда, или, по крайней мере, в течение достаточно длительного времени. Во-вторых, России и русским фактически предлагается смириться с участью быть поглощенными миграционным потоком из азиатских государств, поскольку методов борьбы с миграцией все равно нет, а рождаемость среди мигрантов была и будет выше, чем у русских. Между тем, ни первое, ни второе обстоятельства аксиомой не являются, и как показал тот глобальный экономический кризис, многие процессы являются обратимыми.

Поскольку основным доказательством неизбежности притока мигрантов служат экономические и демографические процессы в России и соседних с ней государствах, с них и начнем. Первый, и, пожалуй, наиболее распространенный миф - острая нехватка в России рабочих рук - опровергается статистикой безработицы. По прогнозам Минздравсоцразвития к декабрю безработица в России может достигнуть 6 млн. чел. При этом количество трудовых мигрантов по данным Федеральной миграционной службы РФ составило в этом году около 5 млн. То есть, безработица в России даже больше, чем размер трудовой миграции из стран СНГ. Более того, к январю 2011 г. безработица может достигнуть 6,4 млн. чел. Причем в ближайшие три года ожидать ее снижения не стоит, так как экономика только выходит из кризиса и темпы роста в этот периоды будут невысокими.

Утверждения о том, что безработица в России носит структурный характер, и на непрестижные рабочие места коренное население не пойдет, о чем любят говорить либерально настроенные эксперты, при ближайшем рассмотрении не выдерживают никакой критики.

Москвичи и петербуржцы желанием работать дворниками и грузчиками действительно не горят. Однако ничто не мешает организовать завоз рабочих из других регионов России, особенно расположенных недалеко от обеих столиц моногородов, где в период кризиса наблюдался высокий уровень безработицы. Работать они могли бы вахтовым методом, как в 1990-е гг. работали в Москве строители из соседних городов. То есть, структурные проблемы безработицы в крупных городах можно решить путем организации внутренней трудовой миграции, а не импорта рабочей силы из стран СНГ.

Увеличению безработицы будет неизбежно способствовать и взятый властями курс на индустриально-инновационное развитие. Внедрение новых технологий приведет к дальнейшей замене людей машинами, а освободившуюся рабочую силу надо будет куда-то девать. Этот процесс на Западе активно протекал в послевоенный период, когда научно-техническая революция привела к тому, что прежнее количество рабочих на производстве оказалось не нужным. Структура занятости в России до сих пор напоминает эпоху, которая в Европе и США пришлась на первую половину XX века. И если курс на инновационную экономику будет действительно воплощаться в жизнь, высвобождение рабочих рук только ускорится. К чему это приведет, наглядно показал последний экономический кризис, когда многие предприятия оптимизировали персонал, а безработица резко возросла.

Не соответствует действительности и представление о том, что Россия стремительно вымирает. В прошлом году население РФ впервые с 1994 г. не сократилось, а увеличилось. Правда, прирост этот был небольшим - всего 10,5 тыс. чел. (0,01%) и связан с иммиграцией. Однако, естественная убыль населения также была минимальной за все предыдущие годы (-249 тыс. чел.), что стало результатом роста рождаемости и снижения смертности. Сдержанный оптимизм внушает и структура миграционного прироста - на 93% он обеспечен миграцией из стран СНГ, и почти на 2/3 - странами с наиболее многочисленной русской диаспорой - Украиной (17,6%), Узбекистаном (16,3%), Казахстаном (14,8%) и Киргизией (8,9%). К сожалению, данные о национальном составе переселенцев Росстатом не публикуются. Но, судя по структуре иммиграционного потока, большинство из них все-таки составили русские и другие европейские народы.

При сохранении благоприятных демографических тенденций Россия в скором будущем сможет не только стабилизировать численность населения, но и обеспечить его постепенный рост.

Крайне слабо используется пока и миграционный потенциал русского зарубежья. Только на Украине проживает около 8 млн. русских, и еще около 5 млн. - в Центральной Азии, в том числе около 4 млн. - в Казахстане. Многие хотели бы переехать отсюда, также, как из Закавказья, в Россию, но не имеют материальных возможностей. Причем переселять в Россию вовсе не обязательно одних только русских. На Украине, лидирующей по числу трудовых мигрантов, проживает почти 46 млн. чел., практически идентичных русским в этнокультурном, религиозном и антропологическом отношении, причем их переселение не будет провоцировать никаких межнациональных конфликтов.

Все это свидетельствует, что никакой жизненно необходимой потребности в столь массовом привлечении иностранной рабочей силы из стран СНГ Россия не испытывает, поскольку при желании ее можно довольно быстро заменить или в значительной мере компенсировать за счет внутренней трудовой миграции и соседних славянских государств. Не возникнет такой потребности и в дальнейшем, так как индустриально-инновационное развитие экономики будут способствовать высвобождению лишней рабочей силы, а постепенный рост рождаемости - увеличению демографического потенциала.

Вопреки утверждениям либеральных СМИ, введение визового режима, на котором давно настаивают российские спецслужбы, и, прежде всего - ФСКН, способно в разы сократить миграцию и поставить ее в цивилизованные рамки. Тезисы о том, что мигранты все равно поедут в Россию, не выдерживают никакой критики. Каким образом они в таком случае смогут пройти элементарный пограничный контроль? Иным способом, кроме как на авиационном, автомобильном или железнодорожном транспорте в Россию из Средней Азии попасть невозможно, так как пересечь пешком казахские степи довольно трудно. А на въезде в Россию пограничники просто должны проверить наличие у мигрантов трудовых виз. В перспективе эту функцию мог бы взять на себя Казахстан, который, будучи участником Таможенного союза, отвечает за безопасность его южных границ.

Сокращение трудовой миграции из Центральной Азии не приведет и к немедленному социальному взрыву в регионе. Денежные переводы из России в Киргизию и Таджикистан в прошлом году сократились примерно в полтора раза, и оба этих государства до сих пор существуют. Причем «вторая киргизская революция» произошла как раз тогда, когда экономическая ситуация стала выправляться, и денежные переводы вновь стали расти. Для самих государств Центральной Азии негативное следствие миграции заключается в том, что она лишает стимулов к развитию собственной экономики. Таджикистан и Киргизия, например, при благоприятных климатических условиях не обеспечивают себя большинством продовольственных товаров, так как большая часть трудоспособного населения этих республик находится на заработках в России.

Миграция из азиатских стран СНГ в Россию начинает приобретать все более значимое внутриполитическое измерение. Остро выраженные опасения за будущее своего народа уже привело к росту ксенофобии и увеличению числа русских националистических организаций. И никакими уроками толерантности в школе эту ситуацию не изменить.

С течением времени мы можем получить отнюдь не ситуацию сегодняшней Франции, население которой воспитано на ценностях «свободы, равенства и братства», а перманентные вооруженные столкновения между коренным и пришлым населением России.

Предпосылки к этому уже есть. Самый негативный из возможных сценариев развития миграционной ситуации заключается в том, что государство, которое не отстаивает интересы государствообразующего этноса, станет не нужным ему самому. А что стало с таким государством, мы совсем недавно видели на примере распада СССР.

http://www.stoletie.ru/rossiya_i_mir/migracija_i_budushheje_rossii_2010-10-15.htm




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме