Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Валент и Исаакий

Андрей  Горайко, Отрок.ua

02.10.2010


История одной встречи …

Ежедневно мы встречаем множество людей. Сталкиваемся, пересекаемся взглядами, обмениваемся дежурными фразами. Иногда просто не замечаем тех, кто вокруг нас. Двигаясь по коридору повседневности, мы теряем восприимчивость к окружающему миру. Чувство уникальности, неповторимости мгновений жизни ускользает от нас. В суете мы не задумываемся, что одна встреча, самая неожиданная и невзрачная, может стать судьбоносным, поворотным событием...

Тем, кто побывал в Санкт-Петербурге, наверняка приходилось в числе прочих посетителей Исаакиевского собора жадно вслушиваться в слова дежурного экскурсовода, чтобы понять, почему же главный храм Российской империи был назван в честь малоизвестного святого IV столетия? Величественная и в то же время сдержанная красота храма заставляет нас сегодня снова и снова вспоминать о краткой встрече, произошедшей между простым монахом и полновластным правителем восточной части Римской империи.

Лето 378 года изменило размеренную жизнь жителей восточных земель империи. Варварские племена готов перешли Дунай, прорвали границу и наводнили юго-восточные провинции Балканского полуострова. Ситуация стала ещё напряжённее после поражения правительственных войск под Маркианополем. Чтобы преградить путь варварам на Константинополь и переломить ход самой войны, император Валент в срочном порядке собрал около 60000 воинов и лично возглавил армию. До решающего сражения под Адрианополем оставались считанные дни.

Нам известно, что Валент был христианином. Впрочем, в IV веке вряд ли кого-то можно было удивить этим фактом. Однако Валент был не просто христианином - он был ревностным последователем учения пресвитера Ария. И хотя сам родоначальник ереси был давно осуждён, император принялся с новой силой защищать правоту его суждений. Известно, что в обращении с людьми василевс был груб, раздражителен, охотно выслушивал доносы и не стремился отличать правду от лжи. Современникам он запомнился ещё и тем, что в конце своего правления взялся физически истреблять своих идеологических противников - православных христиан.

В преддверии пятнадцатой годовщины своего владычества Валент, по-видимому, уже готовился подвести первые итоги царствования. Позади две победоносных войны с готами: 367-го и 369-го годов, которые вошли в историю как последняя победоносная кампания римского мира против готских племён. Бесконечные метания по латанию брешей в обширнейшей границе восточной части империи. Войны с Персией из-за Армении... Наверное, то, что происходило внутри стен так тщательно отстраивавшегося Валентом дома, уже не так радовало императора. Бесконечные казни политических противников и расправы над невинными людьми по первому же доносу злопыхателей. Невероятной силы террор, достигший своего апогея в 371 году, когда на глазах у всех убивали людей, словно резали скот. Наконец, физическое уничтожение православных христиан и их храмов, очень похожее на искусственно спровоцированную гражданскую войну. Возможно, этот список злодеяний пополнился бы ещё новыми «достижениями». Однако в 378 году всё внимание и силы Валента были обращены на бесцеремонно вторгшиеся в пределы его страны дикие орды готов.

По стилю правления Валент напоминал разнузданных правителей античных времён. Но в IV веке уже нельзя было вести себя так, как будто Христос не воскрес, как будто не было апостольской проповеди и сонма христианских мучеников, отдавших свою жизнь ради торжества истины. Нельзя было, вооружившись только животными инстинктами, позабыв о всякой морали, идти проторенным путём своих недавних предшественников и не получить при этом осуждение большинства. Слова о Божием Промысле, о том, что Бог поругаем не бывает, уже тогда во всеуслышание произносились в многочисленных христианских храмах, в каждой проповеди и за каждым богослужением.

378-й год оказался критическим в истории Римской империи: готы рвались к Константинополю; в то же время Валент искал повода показать своё превосходство над молодым соправителем - племянником Грацианом, управлявшим западной частью империи, который не так давно одержал блестящую победу над германскими племенами. Стремясь получить новые лавры усмирителя готов, Валент с шестьюдесятью тысячами римских воинов устремился к Адрианополю.

Недалеко от Константинополя абсолютно уверенному в своих силах императору встретился неизвестный пустынник. Имя этого монаха - Исаакий. Он обратился к правителю с необычной просьбой-призывом: «Царь, открой храмы православным, и тогда Господь поможет тебе!» Но слова эти не произвели тогда на Валента какого-либо впечатления, и он продолжил свой путь. От движения тысяч людей, ржания лошадей конницы, окриков солдат и бряцанья оружия стоял несмолкаемый шум, а поднявшаяся вверх пыль временами даже скрывала людей и затрудняла дыхание. В такой сутолоке Валент мог толком не рассмотреть, кто к нему обращается. Но Исаакий произнёс свои слова громко и отчётливо, так что правителю оставалось только принять их - или отвергнуть.

В тот момент решалась общая стратегия будущей битвы. От правителя западной части империи Грациана пришло письмо, где он просил своего дядю дождаться его войск и совместными усилиями преградить путь врагу. При этом окружение императора настаивало на обратном - немедленно приступить к военным действиям и не упускать повода увенчать себя лаврами победителя. Необходимо было сосредоточиться и принять решение. Однако в этот момент снова прозвучали слова Исаакия: «Царь, отопри храмы православным, и тогда Господь поможет тебе!» И снова император проигнорировал их. Для Валента открыть храмы православным означало признать свои многолетние усилия по утверждению арианства ошибкой, а тех, кто так долго противился воле императора, фактически признать святыми мучениками. Для такой перемены сознания слов простого монаха было явно не достаточно. Исаакий в третий раз возвысил голос, обещая победу римскому воинству взамен на признание православного вероучения единственно угодным Богу. После третьего восклицания последовала реакция уже разгневанного Валента: по его приказу смельчака бросили в глубокий овраг, сплошь усеянный колючим терновником. На самом дне оврага было болото, поэтому шансов спастись у человека, попавшего в такую ловушку, практически не было. Исаакия сознательно обрекали на смерть.

И вот произошло чудо: пустынник выбрался из западни. Он догнал императора и снова обратился к нему: «Ты хотел погубить меня, но святые Ангелы вывели меня из пропасти. Послушай меня, открой храмы православным - и победишь врагов своих. Если же не послушаешь меня, то не возвратишься живым, но погибнешь в огне».

Наступил момент истины. Решалась судьба предстоящей битвы, решалась судьба самого Валента... И тут приближённые василевса Сатурнин и Виктор получили приказ: взять монаха под стражу и держать его в заключении до возвращения императора из похода.

С этого момента события стали развиваться со стремительной быстротой. Под Адрианополем готская конница, как молния, появилась с крутых гор и понеслась в стремительной атаке, сметая всё на своём пути. Напав первыми, готы не дали римским войскам расположиться в боевом порядке. В стремительном натиске они опрокинули кавалерию ромеев. Армия Валента была смята, обращена в бегство и уничтожена. Сам император погиб. О гибели василевса пишет современник тех событий - историк Аммиан Марцеллин (330-395 гг.): «Император Валент потерял управление войсками. Он обезумел от ужаса и бежал, но, говорят, был убит случайной стрелой. Однако тело его так и не нашли среди мёртвых. Были слухи, что раненого Валента приближённые отнесли в какой-то дом, но готы окружили этот дом и подожгли его, и все находившиеся в нём погибли».

В мировой истории эти события получили название Адрианопольской катастрофы. Точнее и не скажешь! Римская армия была разгромлена: две трети её воинов были физически уничтожены. Варвары занялись беспрепятственным грабежом имперских территорий, а испуганным жителям ничего не оставалось, как отсиживаться в городах.

Всего этого можно было избежать. Чтобы выиграть сражение и получить долгожданные лавры победителя готов, Валенту нужна была не армия и не крепость собственных доспехов, а лишь вера.

Исаакия сразу же освободили. Теперь его стали почитать как пророка. Новоизбранный император святой Феодосий Великий (379-395 гг.) по совету всё тех же Сатурнина и Виктора призвал к себе старца, встретив его с великой честью. Вскоре он исполнил и все его наставления: изгнал ариан из Константинополя, а православным возвратил храмы. Считая свою миссию выполненной, Исаакий хотел было возвратиться в пустыню, но Сатурнин и Виктор упросили его не уходить из города. В предместье Константинополя они построили для него жилище, куда стали собираться иноки, и вскоре возникла обитель. Преподобный Исаакий стал её первым игуменом. Достигнув глубокой старости, праведник благословил управлять монастырём преподобного Далмата. По имени второго игумена обители монастырь стал называться Далматским.

История учит нас быть внимательными. В решающие исторические моменты судьбы империй зависят от человеческой чуткости и веры в Божий Промысл. Но и в потоке повседневных забот жизнь каждого из нас сплетается из тонких ниточек взглядов, разговоров, сердечных откликов. Встречи нам посылает Бог, и необязательно Его посланники облачены в монашеские ризы, и не всегда они произносят пророчества. Но всегда, во все времена от нас требуется одно и то же - вера, готовность расслышать.

http://otrok-ua.ru/sections/art/show/valent_i_isaakii.html




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме