Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Афон - временное и вечное

Евгений  НикифоровМонах  Симеон, Радонеж

22.09.2010

Афон - древняя твердыня православной веры. Казалось, она неподвластна времени, разрушающему все. Здесь берут начало многие идейно-духовные течения как прошлых времен, так и нынешних. Авторитет суждений афонских старцев, священноиноков непоколебим. Так было доселе. Но в эпоху перемен, которые не могли не затронуть и сообщество верующих, именуемое Церковью, и здесь многое, казавшееся незыблемым, оказалось подверженным переменам.  Что же именно, и насколько? И чем это может грозить православной ойкумене? Главный редактор «Радонежа» Евгений Никифоров беседует с Протом Афона отцом Симеоном, монахом Дионисиатского монастыря. Прот - глава всех афонских монастырей. Протепистат Афона монах Симеон ныне возглавляет распорядительный орган Святой Горы - Священную Эпистасию.  

Е.Н. -  Отец Симеон, я первый раз был на Афоне лет пятнадцать тому назад, и соприкоснулся с настоящей древней афонской жизнью! Сейчас я приехал на Святую Гору - и вижу изменения. Как Вы оцениваете эти изменения: к лучшему они, к худшему? Что происходит сейчас на Афоне?     

о.С.  - Этот вопрос беспокоил многих отцов-святогорцев. Но, так как мы уже здесь не первый год, все это как раз на глазах было, поэтому я в курсе всех этих событий. Что касается древности, старых традиций и всего того, что с этим связано, мы, конечно, хотим их сохранить. Государственные власти, которые не имеют связи с монашеством, чтут незыблемость традиций потому, что для них это символ того, что притягивает туристов и посетителей Афона. Кроме этого, еще существует монашеская повседневность, которая сокрыта от всего. Она-то как раз и направляет изнутри все течение афонской жизни.

Отцы, которых мы еще застали, и которых уже нет сейчас в живых, конечно, думали обо всем этом - что будет происходить и что происходит. Наша внутренняя жизнь не видна для внешнего глаза, она была такой же и 20, и 50, и 200 лет, и когда русский путешественник Барский посещал Афон, с тех пор она практически не изменилась. Меняется только внешнее.

Е. Н. -  То есть, интенсивность духовной жизни, непрерывность традиции сохраняются?

о.С. - Да, внутренняя, сокровенная жизнь практически не изменялась. Может, что-то по мелочам. Внешнее же - допустим то, что афонские монахи начали использовать современные технологии - сразу бросается в глаза, это видно. Если брать только внешнюю сторону жизни афонцев - то, например, если раньше были у нас мулы, то сейчас машины. Или, допустим, раньше топили дровами, а сейчас мы пользуемся электричеством. Раньше мы писали рукой или на пишущей машинке, а сейчас уже пользуемся компьютером. Так что внешне кое-что меняется. Но это закономерно, потому что общество развивается, и монахи тоже живут в этом обществе, пользуются его достижениями. Но то, что касается внутреннего, то, как оно было -  так оно и пребывает.

Е. Н.: Афон - это духовное сердце Греции и всего православного мира. Очень много паломников сейчас приезжает туда. Как Вы оцениваете состояние современного православного мира? Каковы основные тенденции происходящего? Вот сейчас греческое государство всячески отмежевывается от Церкви, пытается порвать связи с Церковью. Насколько эти тенденции глубоки, как они могут задеть существование Церкви в Греции?

о.С. - Можно сказать, что последние годы, предшествовавшие нынешнему периоду, у нас было хорошее сотрудничество - государства, Церкви и Святой Горы. Государство много содействовало приведению в порядок того, что у нас было в запущенном состоянии и требовало срочного ремонта, оно выделило средства и содействовало восстановлению.  Так что до недавнего времени были хорошие отношения с государством, оно всячески помогало решать наши проблемы. Но последние два - четыре года мы замечаем некоторое размежевание. Возможно, это сказывается давление из Европы на греческое правительство. И мы обеспокоены, потому что входим в новый период отношений.

Е.Н.: Евросоюз, к сожалению, руководствуется идеологией, которую Святейший Патриарх Кирилл назвал «агрессивным секуляризмом».

о.С. - Мы следим за изменениями, даже самыми малыми, которые происходят под воздействием Евросоюза, соответственно, наша реакция обязательно проявится. У нас тоже есть и адвокаты, и «друзья Афона» в других странах - в Великобритании, в Европе. То есть, люди, расположенные к Афону, готовые нам всячески содействовать и помогать. Мы смотрим на Афон как на маленькое интернациональное духовное государство, и если, действительно, события придут к тому, что нас прижмут со всех сторон, мы обязательно выйдем на уровень других правительств, которые заинтересованы в независимости Афона (России, допустим), которые смогут нам посодействовать. Обратимся за помощью, потому что Афон всегда так делал.

Е.Н. -  Этот агрессивный секуляризм на самом деле ставит своей целью активную проповедь греха, защиты различного рода извращений человеческой природы. Что, естественно, сказывается на состоянии общества. Во-первых, заражено ли этим юношество, которое сюда приезжает? Вы как духовник можете это сформулировать? Во-вторых, главным показателем духовного климата является стремление юношества к монашеской жизни. Насколько много молодых монахов, молодых священников сейчас на Афоне? Больше, чем было раньше? Как вы оцениваете это с духовной точки зрения?

о.С. - Когда мы пришли, мы застали такую простоту, не было ничего. А сейчас - сотовые телефоны, компьютеры, новые технологии. Но благодать, которая пребывает сокровенно на Святой Горе, все это уравновесит, приведет в нормальное состояние. Действительно, молодежь, которая приходит к нам, вся такая «крутая». Декорации в современном мире постоянно меняются, с каждым днем ставятся новые. Однако Святая Гора в сокровенности своей пребывает неизменной. Все дойдет до какой-то своей точки, а потом все выправится. Допустим, сейчас избыток материальных благ, но в духовном плане в обществе - жажда и голод духовных ценностей. Прошлые поколения были бедны материально, но они были сильны духом. В конце концов, духовное состояние страны, сообщества стран не может быть всегда на одном уровне - оно всегда меняется, как волна идет: подъем-спад. Так мы сейчас видим всплеск материальный - и кризис разразился, он к духовной пользе. Мы же не гонимся за богатством, деньгами, вкладами, спонсорами! Если мы в материальном затруднении -  это свидетельствует о том, что духовное будет возвышаться, возвеличиваться. И, может быть, Господь в это время пошлет людей, которые имеют благодатные дары. Мы сейчас такого не видим явно, как в прошлые поколения, но значит, этот период вернется - как волна идет. Поэтому мы тоже ожидаем здесь духовного подъема. Материально упадем, материальная поддержка снизится, но зато возвысимся духовно.

Е. Н. -  Но монастыри не оскудевают, количество насельников увеличивается или уменьшается?

о.С. - Я могу сказать, что был всплеск в 60-70-е годы. Допустим, если до 70-х годов было уменьшение численности, было поколение монахов пожилого возраста, то после 1972 года начался подъем, приток больших молодых ресурсов, образованных монахов. И он сейчас продолжается. Допустим, было 1200, а сейчас уже 1800-1900 официально, а неофициально еще больше.

Е. Н. -  Старцы пророчествовали, что в последние времена Афон уйдет под воду оттого, что нечестие уже достигнет предела. Таким образом, можно надеяться, что последние времена еще не наступили?

о.С. - Мы не знаем, когда будут последние времена, поэтому даже и не занимаемся этим вопросом. Это предание XVI века. Действительно, под Афоном находится проем такой, что проходит вода с одной стороны. Некоторые говорили, что даже подводная лодка может проходить. Но мы не знаем, как это все будет, какие будут условия: ледники будут таять, или какое-то землетрясение произойдет? Но действительно, отцы так говорят, что только одна вершина будет выглядывать, все остальное опустится в воду. Афонцы этим не занимаются, они каждый день молятся и трудятся. Есть и другое предание: прежде, чем Афон погрузится в море, уйдет Иверская икона Божией Матери. И в то время, когда она будет уходить, даже деревья приклонятся в ту сторону. Это будет знак для монахов, что они должны уходить - именно в ту сторону, куда она уйдет. Каким способом она пришла к людям -  таким и уйдет.

Е.Н.  - Есть в церковном народе мнение о том, что одним из признаков последних времен будет VIII Вселенский Собор. Но все-таки подготовка ко Всеправославному Собору идет. Как правильно духовно смотреть на это? Должен ли он состояться?

о.С. - Я не особо обращаю внимание на то, как продвигается подготовка к VIII Собору. Возможно, какие-то вопросы назрели и требуют обсуждения применительно к современному человеку. Потому что мы сейчас живем уже в другом обществе, в других условиях, чем раньше. Допустим, для питания во время поста раньше люди имели все естественное, а сейчас у нас все искусственное, химическое, люди, соответственно, слабы. Может быть, и в этом плане будет какая-то уступка или послабление? Есть вопросы, которые требуют корректировки применительно к современному жительству людей. Может быть, это и неплохо.

Много есть тем для обсуждения. Может быть, архиереи и вы, которые живете в мире, знаете более о них. Например, у кандидата в священство его невеста - будущая матушка обязательно должна быть девственницей. А сейчас в Греции, да и во всем мире это редкость. Такие вопросы должны быть рассмотрены и скорректированы. Конечно, в духе мудрости церковной, а не просто послабления.

Мы, монахи святогорские, этими темами, разумеется, не занимаемся, этим более обеспокоены пастыри, которые окормляют народ Божий. А у нас другое назначение. Мы считаем, что должны придерживаться канонов и всех церковных, святоотеческих уставов. В этом мы как монахи заинтересованы. А вышеуказанные проблемы - для духовенства, которое живет в миру и окормляет народ Божий.

Е. Н. -  А каковы главные проблемы, которые  стоят перед современным монашеством?

о.С. - Конечно, желательно, чтобы больше молодых людей приходило в монастыри. К сожалению, современный мир действует в другом направлении, и у них нет большой потребности в этом. В 70-х годах был большой всплеск, и я могу от себя сказать, что под влиянием старца Силуана и других отцов был большой приток в монастыри. А сейчас мы наблюдаем отток. И потом - в монахи приходят из современного мира, они избалованы цивилизацией, не могут понести таких трудов, как раньше, когда были более выносливы в физическом отношении. Сейчас они слабые. И наши игумены учитывают эту слабость нынешнего поколения. Современные юноши, приходя в обитель, приносят с собой дух цивилизации - компьютеры, например. Приходится с рассудительностью пользоваться этими вещами, допустим, в канцелярии монастыря. Раньше не было такого, а сейчас канцелярия обзаводится компьютером, если надо какую-то грамотку написать. Есть точки, с которыми мы связываемся через сотовые телефоны. Но это не является существенным снижением в духовной жизни, а лишь как необходимый фактор, которым мы пользуемся, с рассудительностью.

Е.Н. - И последнее. Что бы вы пожелали нашим читателям, слушателям в России? Особенно тем, кто захочет подвизаться в монашестве?

о.С. - Можно пожелать, чтобы они, во-первых, нашли духовника, который бы действительно был знаком с монашеской жизнью, а не по книгам. И у них, конечно, должно быть свое стремление, внутреннее желание к монашеской жизни, потому что монах не может быть случайным человеком. Все остальное - Божия благодать.

http://www.radonezh.ru/analytic/13097.html




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме