Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Элладская Православная Церковь в 1917-1950-х гг. Часть 1

Михаил  Шкаровский, Богослов.Ru

06.09.2010

После проигранной войны с Турцией в Греции происходит военный переворот, премьер-министр казнен, король - свергнут с престола. На фоне этих печальных событий ситуация в Элладской Церкви складывается непростая. Календарная реформа вызывает жестокие гонения на старостильников, возникает раскол. За этим следует Вторая мировая война, усугубившая разделение внутри Церкви. Первая часть статьи доктора исторических наук М.В. Шкаровского посвящена истории многострадальной Элладской Православной Церкви начиная с 1833 года и до первых лет войны.

Одна из важнейших Православных Поместных Церквей - Элладская - была провозглашена автокефальной вскоре после создания независимого греческого государства, в августе 1833 г. Легализация этой автокефалии произошла согласно томосу Константинопольского Патриарха, обнародованному 29 июня 1850 г. С этого времени Афинский митрополит  являлся пожизненным председателем Священного Синода. В 1852 г. данные изменения признало греческое государство: был издан закон «О епархиях, епископах и подчиненном им духовенстве», разделивший страну на 24 епархии: одну митрополию - Афинскую, 10 архиепископий и 13 епископий. В 1899-1900 гг. количество епархий было увеличено до 32, и по-прежнему только один Афинский архиерей сохранил статус митрополита.[i]

В завершающий период Первой мировой войны Элладская Православная Церковь официально имела 37 епархий в так называемых старых землях: одну митрополию - Афинскую, 17 архиепископий и 19 епископий. Элладская Церковь была государственной Церковью, представлявшей свыше 90 % четырехмиллионного населения Греции.­ Из-за децентрализованной административной структуры и традиционной­ практики автономии в Элладской Церкви на местном, региональном и национальном уровнях важную руководящую роль играли не только Афинский митрополит, но и являвшиеся членами Священного Синода другие архиереи. В 1902-1917 гг. Афинскую кафедру занимал митрополит Феоклит (Феоклитос) I (Минопулос). Хотя он почти не обладал административной или духовной властью вне пределов своей епархии, его пост имел важное значение для контактов с руководителями греческого государства. Со стороны государства Церковь контролировал особый Департамент по делам религии. Однако на развитие церковной жизни в это время сильное влияние оказывала сложная политическая ситуация, в которой оказалась страна.

10 июня 1917 г. ввиду нежелания зятя бывшего немецкого канцлера Бисмарка греческого короля Константина нарушать нейтралитет и переходить на сторону Антанты, верховный комиссар держав Жоннар после совещания в Салониках с бывшим премьер-министром Греции Элефтериосом (Елевферием) Венизелосом (1864-1936) и командующим союзными войсками генералом Саррайлем потребовал в 24 часа отречения короля Константина от престола. 12 июня Константин под давлением Антанты отрекся от престола в пользу своего младшего сына Александра и вскоре уехал в Швейцарию.[ii]

16 июня Э. Венизелос вновь стал премьер-министром Греции, и уже 29 июня парламент страны объявил войну государствам Тройственного союза (Германии, Австро-Венгрии, Болгарии и Османской империи). Кроме того, Э. Венизелос вскоре созвал Священный Синод с целью осудить отлучившего его за год до этого от Церкви главу Элладской Церкви «традиционалиста» митрополита Афинского Феоклита I. В 1918 г. под давлением премьер-министра Синод сместил митр. Феоклита «за подстрекательство к анафематствованию» Э. Венизелоса (в 1920 г. Владыка Феоклит был оправдан). Вместе с митрополитом оказался лишен кафедры сочувствующий ему епископ Ларисский Арсений; некоторые другие архиереи, принимавшие участие в отлучении Венизелоса, также были наказаны. Главой Элладской Церкви стал племянник премьер-министра митрополит Мелетий (Метаксакис), возведенный в ноябре 1918 г. на Афинскую кафедру.[iii] Еще 28 мая того же года Патриарх Московский и всея России Тихон написал ему известительное послание по поводу воздвигнутого на Святую Церковь в России гонения.[iv]

4 августа 1918 г. Синод Элладской Церкви под председательством Владыки Мелетия принял решение об организации греческих приходов в США в одну епархию. 22 августа митр. Мелетий в сопровождении епископа Родостолуского Александра (Демоглу), архимандрита Хризостома (Пападопулоса) и профессора афинского университета А. Амелизатоса прибыл в Нью-Йорк. Пробыв здесь три месяца, митр. Мелетий заложил фундамент для будущей греческой архиепископии, инкорпорировав независимые греческие приходы и назначив еп. Александра своим представителем в Америке. Далеко не вся греческая диаспора отнеслась к этому назначению положительно. Греки-роялисты с неприязнью смотрели на Владыку Мелетия и новоназначенного епископа Александра. К тому же греческие приходы за десятилетия своего независимого существования привыкли к самостоятельному управлению и были организованы наподобие протестантских общин: вся власть и имущество в приходах находилась в руках приходского совета. В том же году уже в качестве митрополита Афинского Мелетий приезжал в Великобританию, где вел переговоры о единстве между Англиканской и Православной Церквами.[v]

20 мая 1919 г. Священный Синод по инициативе митр. Мелетия поднял вопрос о переводе церковного календаря на новый стиль. В своем обращении к членам Синода митрополит заявил: «Положение Православной Церкви в России сейчас изменилось, и есть более благоприятные перспективы сближения ее с Западом. Мы считаем необходимым провести срочную календарную реформу». Организованная в связи с этим в январе 1919 г. специальная комиссия представила Синоду свое в целом лояльное по отношению к реформе решение: «По мнению комиссии, перемена юлианского календаря, если это не противоречит каноническим и догматическим основаниям, может осуществиться при условии согласия всех остальных Православных автокефальных Церквей и, прежде всего, с согласия Константинопольской Патриархии, которой было бы необходимо предоставить инициативу всякого рода действий в этой области, при условии не переходить на григорианский календарь, а составить новый, более точный в научном отношении календарь, свободный и от других недостатков обоих употребляемых календарей - юлианского и григорианского».[vi]

После окончания Первой мировой войны согласно Нейскому (1919) и Севрскому (1920) мирным договорам к Греции отошли Северный Эпир, почти вся Фракия, ряд Эгейских островов и значительные территории в Малой Азии с центром в г. Смирна (в последнем случае с условием проведения там референдума о присоединении к Греции). Константинополь становился вольным городом под международным контролем. Однако затем началась тяжелая война с Турцией. 20 октября 1920 г. скоропостижно умер молодой греческий король Александр. Решение сложного вопроса о преемнике престола совпало с выборами в греческий парламент. Вопреки ожиданиям, премьер-министр Э. Венизелос 14 ноября потерпел поражение на выборах, и к власти пришли вернувшиеся из эмиграции противники Антанты, которые полностью изменяли политический курс страны, Премьер-министром был избран Деметриус Гунарис, а регентом Греции 17 ноября стала вдовствующая королева Ольга (внучка российского императора Николая I). В тот же день министр религий известил митрополита Мелетия, что королевским указом митрополит Фиоклит восстанавливается в своих правах главы Элладской Церкви. Несмотря на протесты Владыки Мелетия и аппеляции к королеве и Константинопольскому Патриарху, он был низложен «за неканонические деяния», фактически низведен до положения простого монаха и заключен в монастыре св. Дионисия Строфадского на острове Закинфе.[vii]

3 декабря 1920 г. Священный Синод Элладской Церкви впервые в своей истории был созван самостоятельно, до этого он собирался на совещание исключительно по разрешению гражданских властей. Под председательством старейшего архиепископа Закинфского Дионисия члены Синода сняли с митрополита Феоклита и других архиереев прещения, которым они подверглись в 1917 г. за поддержку короля и партии роялистов. Эти прещения были сочтены «неканоничными, незаконными и как бы не бывшими».[viii]

19 декабря 1920 г. новый парламент Греции вернул трон королю Константину, который также стал верховным главнокомандующим греческой армии. Помощь союзников (Великобритании и Франции) сразу прекратилась, и Греция продолжила войну с Турцией в одиночку, что в дальнейшем (в августе 1922 г.) привело к жестокому поражению и заключению в 1923 г. невыгодного для страны Лозаннского мирного договора с потерей всех малоазиатских территорий, Восточной Фракии и нескольких островов в Эгейском море. В результате жесточайших гонений со стороны турок около полутора миллионов греков бежало из Малой Азии в Грецию.[ix]

После изгнания из Афин митрополит Мелетий, так и не признавший своего низложения, в феврале 1921 г. уехал в США. Здесь его с почетом встретили антироялисты-венизелиты и поставленный им для Северной Америки архиеп. Александр, которого новый Синод безуспешно попытался отозвать назад в Грецию. В конце февраля глава Элладской Церкви митр. Феоклит I послал архиеп. Спартского Германоса (Трояноса) представителем Свящ. Синода в Америку вместо архиеп. Александра, однако последний отказался повиноваться указу Синода и объявил себя и всю свою паству находящимися под омофором Константинопольского Патриарха, престол которого тогда был вакантным. Таким образом, греческая диаспора в Америке оказалась расколота между последователями архиеп. Александра и архиеп. Германоса. Началась церковная смута в греческой диаспоре, продолжавшаяся почти 10 лет (к 1921 г. в США уже проживало около 400 тыс. греков, и было открыто 138 приходов). 15 сентября 1921 г. митр. Мелетий создал Греческую архиепископию Северной и Южной Америки, Официально она была признана штатом Нью-Йорк в следующем году. Митрополит также принял участие в конференциях, совместных молитвах и богослужениях с англиканским духовенством.[x] В ноябре того же года митр. Мелетий совершил открытие первой греческой семинарии в Америке, посвященной св. Афанасию. Временно семинария, деньги на создание которой пожертвовал Э. Венизелос, была размещена в одной из комнат центрального отделения ИМКА в Бруклине.[xi]

В ноябре 1921 г. Свящ. Синод Элладской Церкви издал распоряжение «О проведении следствия против Мелетия» и сформировал специальную комиссию с целью проведения расследования. Митрополита вызвали на церковный суд, однако он неожиданно был избран Константинопольским Патриархом. Несмотря на это, Синодальная комиссия продолжила свою работу, и на основании ее выводов 29 декабря 1921 г. Свящ. Синод лишил Мелетия священного сана «за ряд церковных проступков, в том числе за учинение раскола». Мелетий Метаксакис и Александр Демоглу были объявлены раскольниками, причем Синод пригрозил объявить раскольниками и всех последовавших за ними. Позднее постановление об извержении митр. Мелетия из сана 24 сентября 1922 г. под сильным политическим давлением было отозвано Синодом.[xii]

Вскоре, 28 сентября 1922 г., вследствие проигранной войны с Турцией в Греции произошел военный переворот, 15 ноября бывший премьер-министр Д. Гунарис был казнен вместе с шестью военачальниками, король Константин I свергнут с престола, вся королевская семья оказалась вынуждена эмигрировать в Италию, и новым королем стал наследный принц Георг II. В том же году согласно закону «Об обеспечении покидающих кафедры епископов и о титулах епископов и епархий» все епархиальные архиереи Элладской Церкви получили титул митрополитов, а Афинскому архиерею был присвоен исторический титул «Блаженнейший митрополит Афинский, ипертим и экзарх всей Эллады»[xiii].

Новое греческое правительство при поддержке Патриарха Мелетия незаконно удалило с престола Элладской Церкви Владыку Феоклита I и созвало Малый Синод из пяти человек, который 23 февраля 1923 г. тремя голосами против двух выбрал нового Афинского митрополита - профессора богословия Афинского университета архимандрита Хризостома (Пападопулоса). Проведенные выборы были не вполне каноничными, однако, через два дня архим. Хризостом все-таки был рукоположен во митрополита Афинского тремя голосовавшими за него архиереями. Новоизбранный Первоиерарх был впоследствии признан большинством иерархов Элладской Церкви. В своем слове при поставлении Владыка Хризостом сказал, что для сотрудничества с инославными «не обязательно иметь общие установки или догматическое единство, ибо единства христианской любви достаточно».[xiv]

В то же время, вскоре после своего избрания, митр. Хризостом писал главе Высшего Русского Церковного Управления за границей митр. Антонию (Храповицкому) в ответ на воззвание ВРЦУ против чинимых над Патриархом Московским и всея России Тихоном насилий: «...Эти гонения напоминают нам эпоху первых христианских времен и в то же время непоколебимую веру и горячую любовь ко Христу гонимых христиан. Осуждаем безоговорочно тех русских архиереев и иереев, которые, повинуясь больше человекам, нежели Богу, создали так называемую "Живую церковь", плод и последствие которой Московский лжесобор, и считаем необходимым объявить Вашему Высокопреосвященству, что Православная Церковь богохранимого Греческого королевства не может иметь никакого общения с лжесобором, именуемым себя "Живой церковью"...».[xv]

26 сентября 1923 г. в Греции произошел новый военный переворот, и на следующее утро король Георг II отрекся от престола. В декабре того же года был созван Собор Элладской Церкви под председательством митр. Хризостома, который изменил ее устройство, приняв основной закон (устав) автокефальной Церкви Эллады. С этих пор Церковь возглавил не Синод из нескольких постоянных членов, подвластный государственной власти, а автономный от нее Архиерейский Собор под председательством Афинского архиерея с новым титулом «архиепископ Афинский и всей Эллады» (прежний титул экзарха с канонической точки зрения не подходил предстоятелю афтокефальной Церкви).[xvi]

Согласно новому уставу Архиерейский Собор должен был собираться ежегодно 1 октября или когда того потребуют экстренные обстоятельства, а в период между заседаниями решения текущих дел предоставлялись более многочисленному чем раньше Священному Синоду (в работе которого периодически стали участвовать все иерархи) под председательством архиепископа Афинского. Кроме того, митрополиты должны были уходить на пенсию в возрасте 65 лет. 14 декабря 1923 г. особым актом греческое правительство утвердило этот закон.[xvii]

Под руководством Владыки Хризостома Элладская Церковь (решением Синода от 27 декабря 1923 г.) приняла календарную реформу Константинопольского Патриарха Мелетия IV, согласно которой с 23 марта 1924 г. перешла на новоюлианский стиль: праздники Пасхального цикла отмечались по старому юлианскому календарю, а неподвижные праздники - по григорианскому. Не подчинившимся архиеп. Хризостом грозил отлучением, обвиняя их в расколе. По некоторым сведениям архиепископ впоследствии раскаялся в своей деятельности и в беседе со старцем Филофеем (Зервакосом) сказал: «Напрасно я сделал это. О. если бы я только этого не совершал! Этот проклятый Мелетий держал меня за горло!».[xviii] 25 марта 1924 г. праздник Благовещения был впервые отпразднован архиеп. Хризостомом по новому стилю, и в этот же день революционное правительство без референдума упразднило греческую монархию.

О колебаниях Владыки Хризостома свидетельствует письмо Первоиерарха Русской Православной Церкви за границей митрополита Антония (Храповицкого) о. Иоанну Пупкову на Валаам, написанное в конце 1924 г. или начале 1925 г.: «Господь сподобил меня летом побывать в Иерусалиме, в прочих местах св. земли, также был у Пaтpиapxoв Восточных Православных. Все трое говорили против введения нового стиля, хотя большевики и некоторые финские попы лгут, будто все Восточные Патриархи за новый стиль. Недавно пришлось по­бороть последнего - Афинский и всея Греции Митрополит Хризостом, уступая настойчивым требованиям народа, объявил, что можно праздновать и по-старому». Однако это, вероятно, было частное заявление apxиепископa, которое не имело серьезных последствий (первое официальное заявление министра внутренних дел Греции о временном разрешении сторонникам старого стиля открыто совершать свои богослу­жения вышло 23 декабря 1926 г.).[xix]

В сентябре 1925 г. премьер-министр Теодорос Пангалос издал новый закон, в котором повторялись основные положения конституционного закона о Церкви 1852 г. и аннулировались решения Собора Элладской Церкви 1923 г. Вновь был учрежден Постоянный Синод (из семи членов-архиереев) как высшая административная и церковная власть вместо Архиерейского Собора. В Синод Т. Пангалос назначил государственного комиссара, который, хотя и не имел права голоса, все же утверждал синодальные постановления, за исключением решений, касающихся вопросов веры и богослужения. Вскоре Постоянный Синод был увеличен до 13 членов (включая председателя). Греческие архиереи на тайном совещании в Афинах решили не принимать нового закона. Тем не менее до 1931 г. им пришлось жить с этим законом. В октябре того же года архиепископ Хризостом официальным письмом признал автокефалию Польской Православной Церкви, не признаваемую Московским Патриархатом.

21 ноября 1926 г. греческое правительство выпустило закон об эллинизации всех топографических наименований городов, деревень, рек и гор. В это время проживающие на территории Греции македонцы были принуждены поменять свои имена и фамилии на греческие, каждая фамилия должна была оканчиваться на "ус", "ис" или "полос". Все славянские книги были изъяты и уничтожены, в македонских церквах, кладбищах и памятниках уничтожались церковно-славянские надписи, даже иконы подлежали либо уничтожению, либо славянские буквы на них заменялись греческими. Использование церковно-славянского и македонского языков было запрещено не только в храмах, но и в домашнем употреблении.[xx]

Постановлением Синода Константинопольского Патриархата от 4 сентября 1928 г. после долгих лет переговоров была признана юрисдикция Элладской Церкви на так называемых новых землях (36 епархий), вошедших в состав Греции в 1912-1920 гг. В результате она официально выросла до 73 епархий. При этом на территории страны сохранились церковные образования с особым статусом: Критская архиепископия (8 епархий) - полуавтономная в составе Константинопольского Патриархата; принадлежавший тогда Италии Додеканес, 5 епархий которого непосредственно подчинялись Константинопольскому Патриарху; в юрисдикции последнего остались также Патриарший экзархат Патмоса и Святая Гора Афон.[xxi]

В середине 1920-х гг. в Греции началось довольно активное и массовое движение части духовенства и мирян, выступающих за сохранение юлианского календаря за богослужением. В ответ 24 апреля 1926 г. вышла в свет энциклика Элладской Церкви, в которой говорилось о старостильниках, что «они отделились от Церкви и отсекли себя от Тела Христова, навлекая на себя осуждение и отлучение, не зная или, возможно, забыв, что тот, кто не слушает Церковь - якоже язычник и мытарь (Мф. 18:17)... Решения Церкви абсолютно обязательны; тот, кто не подчиняется им, более не принадлежит к ней, он лишен даров божественной благодати; он отделен и отсечен от нее и подлежит вечной муке».[xxii] Неподчинившихся подвергали жестоким репрессиям: арестам, избиениям, тюремному заключению и т.п. Тем ни менее в 1925-1930 гг. было основано около 800 старостильных приходов.

1 октября 1926 г. афонский иеромонах Матфей (Карпатакис), духовник Великой Лавры (будущий основатель матфеевской юрисдикции старокалендарной Церкви Греции), покинул Святую Гору и переселился в Афины, где возглавил движение старостильников. В следующем году он основал Богородицкий женский монастырь в Кератеях (Аттика), а через несколько лет - мужской Преображенский монастырь в Куварах (Аттика). В 1926 г. созданная незадолго до этого в Афинах старостильная «Ассоциация православных» была реорганизована в «Греческое религиозное общество истинно-православных христиан (ИПХ)». 2 июня 1929 г. архиепископ Хризостом (Пападопулос) созвал Архиерейский Собор, чтобы окончательно узаконить введение нового стиля и осудить не признающих его. Однако из присутствовавших на Соборе 44 архиереев 13 его покинули, 27 отказались подписать постановления и только 4 поставили свои подписи.[xxiii]

1 ноября 1931 г. архиепископ Афинский выпустил официальное заявление от имени Священного Синода Элладской Церкви, выражая поддержку сосланным английскими властями киприотским иерархам -- митрополитам Никодиму и Макарию, и другим изгнанникам, он также послал телеграмму архиеп. Кентерберийскому, прося заступиться за изгнанных.[xxiv] В этом же году произошло очередное изменение государственного закона об Элладской Церкви. Благодаря парламентскому указу 1931 г., временно предоставившему старостильникам свободу богослужебных собраний, их число к октябрю 1934 г. по некоторым оценкам достигло 200 тыс. (по другим - 50-60 тыс.).[xxv]

12 октября 1933 г. Священный Синод под председательством архиеп. Хризостома выслушал доклад специальной комиссии из четырех архиереев, которым было поручено на предыдущем заседании Синода изучить вопрос о масонстве. После обсуждения доклада, архиереи единогласно пришли к выводу, что «масонство не является просто филантропической организацией или философской школой, но являет собой мистическую систему, напоминающую нам древние языческие религии и культы - от которых оно происходит и возродителем и продолжателем которых является... Вселенская Православная Церковь, хранящая в неповрежденном виде сокровище Христианской веры, каждый раз когда поднимался вопрос о масонстве, выступала против него. Недавно на Всеправославном совещании проходившем на Св. Горе Афон, в котором принимали участие представители всех автокефальных Православных Церквей, масонство было охарактеризовано как учение «ложное и противохристианское... Посему, все кто участвует в мистических масонских ритуалах отныне должны порвать всякие связи с ложами и их деятельностью».[xxvi]

Тем временем старостильное движение продолжало развиваться. В октябре 1933 г. четыре епископа Элладской Церкви - митрополиты Василий Дроинополисский, Герман Димитриасский, Ириней Кассандрский и Василий Драмский - предложили Свящ. Синоду перейти на юлианский календарь. В ответ им пригрозили запрещением. В 1934 г. старокалендарные греки обратились к Первоиерарху Русской Православной Церкви за границей митрополиту Антонию (Храповицкому) за архиерейской хиротонией, но получили отказ.

В мае 1935 г. сразу 11 греческих иерархов согласились вернуться к старому стилю и возглавить общины истинно-православных христиан. Правда вскоре восемь из них отказались от своего намерения, и остались лишь трое: митрополиты Герман Димитриадский, бывший вторым по старшинству иерархом в новостильной Церкви, Хризостом Закинфский и Хризостом Флоринский, впоследствии ставший известным как глава Истинно-Православной Церкви (ИПЦ) Греции. 13/26 мая в церкви Успения Богородицы Общества истинно-православных христиан в Афинах за литургией, отслуженной в присутствии 25 тысяч мирян, они формально провозгласили о своей принадлежности к Истинно-Православной Церкви. 28 мая три указанных архиерея выпустили энциклику об отложении от господствующей новостильной Элладской Церкви и свое исповедание веры (Исповедание 1935 г.). Все три митрополита сразу же попали под запрет от Константинопольского Патриарха. Так возникла Греческая Церковь истинно-православных христиан во главе со своим Синодом и Первоиерархом митрополитом Флоринским Хризостомом (Кавуридесом).

 Предвидя свой неминуемый арест, греческие старостильные митрополиты рукоположили с 23 по 26 мая трех новых епископов: Германа Кикладского (Варикопулоса), Христофора Мегаридского (Хаджи), Поликарпа Диавлейского (Лиоси), которые вместе с тремя прежними архиереями составили Священный Синод под председательством митрополита Германа Димитриадского. Далее Синод единогласно избрал и рукоположил во епископа Вресфенского иеромонаха Матфея (Карпатакиса), который впоследствии возглавил крайнее «матфеевское» крыло старостильных греков. Эти действия и заявления не остались без ответа со стороны Элладской Церкви и государства. Все семь архиереев были арестованы и преданы церковному суду в июне 1935 г. по обвинениям в организации «незаконных сборищ» и неуважении к «законной и каноничной» Церкви. 15 июня согласно решению суда все архиереи были низложены, причем Владыки Герман Димитриадский, Хризостом Флоринский и Герман Кикладский подверглись ссылке в отдаленные монастыри, еп. Матфею Вресфенскому по болезни было дозволено пребывать безвыходно в его Кератейском монастыре, а Владыки Хризостом Закинфский, Поликарп Диавлейский и Христофор Мегаридский покаялись и вернулись в официальную Церковь (последние два были приняты в сущем сане - как епископы). 21 июня 1935 г. оставшиеся верными старостильному движению иерархи, использовав предоставленную им в последний раз перед отбытием в места ссылки возможность, провели заседание Синода и обратились к своей пастве с посланием.[xxvii]

В том же году в Греции была восстановлена монархия во главе с королем Георгом II (на ноябрьском референдуме 97 % греков проголосовали за монархию). Мечтая об объединении всех православных христиан в одно церковно-политическое целое, горячо приветствовал это событие Первоиерарх Русской Православной Церкви за границей митрополит Антоний (Храповицкий). В 1935 г. Владыка Антоний написал специальную статью, посвященную возвращению Георга II на престол после вынужденного 12-летнего пребывания за рубежом, в которой говорилось: «Теперь же с возвращением на прадедовский престол православного греческого монарха сделан второй и третий шаг к возвращению славного прошлого и великого будущего Православной Империи».[xxviii]

В октябре 1935 г. новый премьер-министр страны Георгий Кондилис разрешил сосланным старостильным епископам вернуться в Афины. Вскоре после освобождения митрополит Хризостом Флоринский поехал на Ближний Восток, к Иерусалимскому и Антиохийскому Патриархам, чтобы заручиться их поддержкой и обсудить возможность созыва Собора для пересмотра календарного вопроса. Но Патриархи, хотя и приняли его любезно и на словах выразили свое сочувствие, фактически ничем не помогли.

В 1936 г. Афинах состоялся первый международный богословский конгресс, в котором приняли участие представители различных богословских школ, в том числе российской (в частности одним из докладчиков на конгрессе был протоиерей Георгий Флоровский). В этом же году на территории Аттики было создано несколько митрополий, выведенных из непосредственного подчинения Афинской архиепископии. С апреля 1936 г. правительство Греции возглавил генерал Иоаннис Метаксас, который в августе получил диктаторские полномочия (диктатура Метаксаса продолжалась почти пять лет - до весны 1941 г.).[xxix]

Уже в 1937 г. среди старостильных иерархов произошло разделение между так называемыми «флоринитами» (их представляли митрополиты Хризостом Флоринский и Герман Димитриадский) и «матфеевцами» (к ним относились епископы Матфей Вресфенский и Герман Кикладский). 30 июня епископ Матфей отправил послание председателю старостильного Свящ. Синода митрополиту Герману, требуя от него официального заявления, что новокалендарная Элладская Церковь является раскольнической, и ее таинства лишены благодати Святого Духа. Не получив ответа, епископ Матфей 18 июля написал новое послание митрополиту Герману, однако, и оно осталось без ответа. 18 сентября 1937 г. можно считать датой основания «матфеевской» ветви старокалендарной Церкви Греции. В этот день епископ Матфей, не дождавшись ответов на свои послания Синоду, написал следующее послание: «И поскольку мне до сих пор не дан никакой ответ и... поскольку в последнем ответе, который Вы дали Высокопреподобному монаху Марку Ханиотису, Вы совершенно ясно объявили, что таинства, совершаемые новостильниками, действительны и имеют божественную Благодать, и что в будущем продолжите поддерживать духовное общение с новшествующей раскольнической церковью Греции... Поэтому выносим решение: 1) выразить глубочайшую печаль вам и всем последователям вашим из-за внезапного отступления от ваших первоначальных исповеданий и заявлений, вопреки всем ожиданиям; 2) прервать с вами и всеми вашими последователями всякое духовное общение до тех пор, пока Господь Бог не восхочет просветить вас, чтобы возвратились к своему начальному Исповеданию Веры...; 3) отзываю все подписи, до сегодняшнего дня поставленные под деяниями и остальными документами на заседаниях Синода с вами, и также прошу вас отменить мое участие в газете Голос Православия». В декабре 1937 г. митрополиты Герман и Хризостом направили письмо Департаменту по делам религий и Синоду новостильной Элладской Церкви со своими компромиссными предложениями о примирении, но они не были приняты. В результате произошедшего разделения с осени 1937 по 1948 гг. большую часть старостильников возглавлял епископ Вресфенский Матфей (Карпатакис). Кроме того, Церковь истинно-православных христиан снова подверглась жестоким гонениям со стороны властей. Так, в 1938 г. министр общественного порядка Греции издал приказ об аресте истинно-православных священников и опечатывании их храмов.[xxx]

Несмотря на существующие расхождения в отношении церковного календаря, Первоиерарх Русской Православной Церкви за границей митрополит Анастасий (Грибановский) пригласил архиепископа Афинского и всей Эллады Хризостома (Пападопулоса) принять участие в освящении в июне 1938 г. новопостроенного русского собора Воскресения Христова в Берлине, но архиепископ ограничился приветственным письмом.[xxxi]

Через несколько месяцев, 23 октября 1938 г., Владыка Хризостом скончался. Одним из основных кандидатов на освободившийся престол Элладской Церкви был митрополит Коринфский Дамаскин (Папандреу). Он родился в 1890 г. в Дорвитце, был участником Балканской войны, принял священство в 1917 г., в 1922 г. был хиротонисан во епископа Коринфского. В начале 1930-х гг. Владыка Дамаскин являлся представителем Вселенского Патриарха в Америке. Однако правительство генерала И. Метаксаса и официальная пресса открыто поддержали другого известного иерарха и церковного ученого - митрополита Трапезундского Хрисанфа (Филиппидиса). Он родился в 1881 г. в Комотини (Фракия), в 1897 г. поступил в Духовную семинарию на о. Халки, в 1903 г. был посвящен во диакона, в 1913 г. - хиротонисан в епископа на Трапезундскую кафедру, которую занимал 25 лет. 5 ноября 1938 г. в ходе голосования членов Священного Синода митр. Дамаскин получил 31 голос, а митр. Хрисанф - 30. Но несмотря на это и протесты со стороны части иерархов, под давлением правительства «малый Синод» 3 декабря провозгласил Владыку Хрисанфа архиепископом Афинским и всей Эллады. 32 митрополита отказались признать его, указывая на нарушения в ходе голосования. Владыка Дамаскин был лишен кафедры и выслан в монастырь Пресвятой Богородицы Фанеромени на острове Саламин, а затем переведен в Мегару.[xxxii]

К началу Второй мировой войны Элладская Православная Церковь являлась одной из крупнейших в православном мире. Она состояла из 79 епархий (митрополий), 8,5 тыс. священников, 270 монастырей с 6 тыс. насельников и объединяла около семи миллионов верующих (96 % населения страны).[xxxiii]

Война началась для Греции осенью 1940 г. В ночь на 28 октября ей был предъявлен ультиматум с требованием допустить в страну итальянские войска и предоставить в их распоряжение важнейшие военные базы. Ответом на ультиматум фашистской Италии стало твердое «Охи!» (Нет!). В связи с этим событием Элладская Православная Церковь впоследствии перенесла на 28 октября праздник Покрова Пресвятой Богородицы, который и в настоящее время отмечается в этот день.

28 октября итальянские войска вторглись на территорию Греции, но уже 7 ноября вторжение было остановлено, и затем в результате контрнаступления греческой армии к февралю 1941 г. она не только изгнала захватчиков из своей страны, но и заняла Южную Албанию. Удивительная победа над более сильным агрессором была воспринята многими православными верующими как свидетельство покровительства Божией Матери.

Некоторые греческие храмы серьезно пострадали от итальянских бомбардировок, в частности храм св. Софии XII века в Салониках, погибли многие прихожане. В этой связи в конце 1940 г. Синод постановил, что колокола церквей должны звонить в случае появления вражеской авиации.[xxxiv]

Элладская Православная Церковь стала одной из руководящих сил в оказании сопротивления агрессорам. Еще до начала войны секретарь Священного Синода и издатель официального печатного органа Синода «Екклесия» иеромонах Иероним (будущий Афинский архиепископ) разработал проект создания организации церковного содействия борющемуся народу и предложил его на усмотрение главе Церкви архиепископу Хрисанфу. Владыка поручил отцу Иерониму создание организации «Забота о воине», которая потом превратилась в Национальную организацию христианской солидарности, активно помогавшую греческой армии.[xxxv]

14 декабря 1940 г. архиепископ Хрисанф обратился с воззванием ко всем Поместным Православным Церквам с призывом поддержать Греции в ее борьбе с напавшей на страну Италией. Однако ответная реакция была не слишком активной, Румынская и Болгарская Церкви даже официально решили на этот призыв не отвечать, заявив, что они политическими вопросами не занимаются. В то же время архиепископ Кентерберийский еще 4 ноября отправил Владыке Хрисанфу послание с заявлением о поддержке: «От имени Церкви Великобритании я посылаю Вам, епископам, клиру и вашим верующим симпатии и ободрение. Я молюсь, чтобы Божия помощь сохранила свободу Греции...». В январе 1941 г. архиепископы Кентерберийский и Йоркский отправили Владыке Хрисанфу новые письма, в которых уведомляли о своей поддержке.[xxxvi]

В конце марта 1941 г. преподаватели богословского факультета Афинского университета послали горячее приветствие Сербскому Патриарху Гавриилу в связи с совершением в Югославии успешного антигерманского государственного переворота. В этом послании выражалась радость, что в перевороте «так заметно участвует православное священство», и подчеркивалось: «...богословский факультет горд, что он может своему бывшему ученику высказать искренние поздравления и пожелания осуществления югославянскому народу его национальных стремлений на благо человечества».[xxxvii] Следует отметить, что Патриарх Гавриил еще раньше отправил архиепископу Хрисанфу письмо с заявлением о поддержке Элладской Православной Церкви в связи с нападением Италии на Грецию.[xxxviii]

6 апреля 1941 г. на помощь итальянцам пришла нацистская Германия. Ее войска с территории Болгарии нанесли удар в тыл основной части греческой армии и уже 9 апреля взяли Салоники. В этом городе 23 апреля генерал Георгиос Цолакоглу подписал акт капитуляции греческой армии, 27 апреля немцы заняли столицу страны Афины, а через два дня и всю материковую Грецию. Первоиерарх Элладской Церкви архиепископ Хрисанф категорически отказался подписать акт о сдаче Афин, заявив: «Глава Церкви не сдает столицу своей родины иностранцам. Его первейшая обязанность - заботиться об ее освобождении».[xxxix]

Греческий король Георг II и правительство во главе с премьер-министром Э. Цудеросом улетели на остров Крит, а затем в являвшийся тогда протекторатом Великобритании Египет, здесь в Каире они проживали до конца войны. 20 мая 1941 г. немцы высадили воздушные десанты на Крит, защищаемый в основном английскими войсками, и после упорных боев 1 июня овладели островом.

Захваченная агрессорами территория страны была разделена на несколько зон оккупации. Северо-Восточную Грецию (Эгейскую Фракию и Восточную Македонию) заняли болгарские войска, однако притязания Болгарии на г. Салоники и прилегающую область были отклонены немцами. Германия выразила формальное согласие с тем, что Греция относится к итальянской сфере влияния, но наиболее важные в стратегическом плане районы страны - Афины, Салоники, порт Пирей, Вардарскую долину, опорные пункты на Крите, острова Лесбос, Хиос и т.д - оккупировали немецкие войска. Италия объявила своим протекторатом Ионические острова, кроме того, ее войска оккупировали основную часть материковой Греции и большинство островов в Эгейском море. Вопрос окончательного раздела страны был отложен до конца войны.

Режим оккупации Греции оказался довольно жестоким. При этом болгары открыто преследовали­ цели национальной ассимиляции населения и территориальной аннексии оккупированных ими зон Греции, нередко прибегая к репрессиям (до войны Элладская Церковь рассматривала болгар и македонцев на территории страны как ославяненных греков). Итальянцы также имели территориальные претензии к Греции, пытаясь проводить как идеологическое разделение, так и этнические чистки части греческого населения. В связи с этим они старались ограничить политическую и социальную деятельность Элладской Церкви в качестве национальной Церкви. В свою очередь болгарские власти вообще не хотели допустить существование Элладской Церкви в своей зоне оккупации, предпочитая ее ликвидацию там.

Германское правительство объявило, что после окончания войны его войска уйдут из страны и что оно сохранят заметную роль Греции в послевоенном устройстве Европы. В своей оккупационной политике немцы пытались использовать идеологические и политические различия разных слоев населения,­ прежде всего антикоммунизм, который стал причиной конфронтации консервативно настроенных крестьян и части городского населения с левыми группами сопротивления. Под немецким контролем было образовано марионеточное греческое правительство в Афинах, имевшее свои охранные батальоны. В период оккупации существовало три таких правительства: с 29 апреля 1941 до ноября 1942 гг. (с генералом Георгиосом Цолакоглу в качестве премьер-министра), с ноября 1942 до апреля 1943 гг. (во главе с профессором Константиносом Логотетороулосом) и с апреля 1943 до октября 1944 гг. (с Иоаннисом Раллисом в качестве премьер-министра). Одновременно в Грецию был послан полномочный представитель III рейха (имперский уполномоченный), которому принадлежала фактическая власть в стране. Командование немецких войск находилось в Салониках. Следует отметить, что немцы, в отличие от итальянцев и болгар, предоставили религиозным организациям определенную автономию и не оказывали существенного влияния на внутрицерковную жизнь, стремясь установить конструктивные отношения с руководством Элладской Церкви.[xl]

В период 1940-1950 гг. чрезвычайно важное, порой определяющее значение для ситуации в Греции имела позиция Православной Церкви. В 1941-1944 гг. Элладская Церковь во всех зонах оккупации пробуждала национальные чувства и часто действовала в качестве выразителя социальной­ совести и общественного мнения. При этом политическое отношение к оккупантам ее иерархов колебалось от открытого сопротивления и отрицательной пассивности до прямого сотрудничества. Так, архиепископ Хрисанф считался представителем правого крыла политических сил страны и прежде всего роялистов. Его рассматривали в качестве представителя короля Георга II в оккупированной Греции, а также как духовного руководителя сражавшихся антикоммунистических групп.

В то же самое время многие митрополиты были настроены против движения сопротивления и выступали за сосуществование с немецкими оккупантами. Их взгляды отражали антикоммунизм и позицию некоторых политических деятелей, считавших «временное» присутствие немцев меньшей опасностью, чем захватнические планы итальянцев и болгар. Однако некоторые архиереи сотрудничали с левыми группами ­сопротивления­. Участие же рядовых священнослужителей не только в политических, но и в военных левых группах сопротивления было еще большим. Этому способствовала достаточно гибкая религиозная политика руководителей этих групп в так называемых свободных землях, как правило, не вмешивавшихся во внутрицерковную жизнь.

Можно выделить четыре основные тенденции в отношении архиереев Элладской Церкви к оккупантам: 1. активное, открытое и добровольное сотрудничество; 2. принудительное повиновение и пассивное сотрудничество; 3. отказ сотрудничать или скрытое сопротивление завоевателям­ и их греческим пособникам; 4. открытый­ конфликт с оккупационной властью и сотрудничество с вооруженным сопротивлением­. На формирование той или иной тенденции существенное влияние оказывала жесткая религиозная политика в той или иной зоне оккупации.

В результате политики дискриминации и ассимиляции около 150 тыс. греков бежали из болгарской в итальянскую и немецкую зоны оккупации. Однако и в этих зонах вывоз продовольственных ресурсов в Германию привел к тому, что зимой 1941-1942 гг. умерли от голода около 350 тыс. человек. В результате в стране быстро возникли и получили сильное распространение различные формы сопротивления захватчикам.

На Крите с первых дней оккупации партизанскую войну начали отряды генерала Мандакаса. Осенью 1941 г. при участии коммунистов и левых социалистов был создан Народно-освободительный фронт Греции (ЭАМ); по решению фронта и VIII пленума ЦК коммунистической партии 16 февраля 1942 г. появилась декларация о создании Народно-освободительной армии Греции (ЭЛАС), а в мае начал действовать первый отряд этой армии, организованной генералом Закариадисом. Кроме того, существовали возглавляемые генералом Н. Зервасом вооруженные формирования монархического Национально-демократического союза Греции (ЭДЕС), поддерживаемые королевским правительством в эмиграции и англичанами. В результате «актов возмездия» за действия партизан от рук оккупантов погибла 21 тысяча мирных жителей Греции.

В целом оккупационные части не имели постоянного­ присутствия в Центральной Греции из-за гористого рельефа, а также из-за ограниченного стратегического интереса к этой территории. Здесь, в так называемых свободных зонах, ЭЛАС создала учреждения общественной администрации, которые действовали в качестве правительственной власти.

Большое распространение среди греков получили различные предания о помощи Божией Матери в их борьбе с оккупантами. Первые подобные свидетельства относятся еще к зиме 1940/1941 г. Так, например, рассказывали, что в январе 1941 г. солдаты из батареи майора Петракича на Роденском хребте не знали, где находятся обстреливавшие их итальянские орудия, пока не увидели на небе видение Божией Матери прямо над местом вражеской батареи, которую тут же уничтожили. Еще одно видение Божией Матери греческим солдатам в это время было перед их успешной атакой на горные позиции итальянцев в Албании у г. Корица.

Когда в 1944 г. немцы обстреливали и бомбили старинный монастырь Фанеромени на о. Саламине, они разрушили все, кроме восточной стены у часовни св. пророка Илии, в нише которой было изображение Божией Матери. После многократных неудачных попыток попасть в нее оккупанты так поразились, что восстановили разрушенную часовню. Подобным же образом Прусская икона Божией Матери спасла от уничтожения немцами в 1944 г. храм Прусского монастыря в горах Эвритании. В июне 1944 г. отряд немецких карателей, уже уничтоживший свыше 600 человек в с. Дистимо, двигался с целью уничтожить жителей городка Лимни на о. Эвбея, но их остановило видение руки, загородившей вход в городок и внезапно раздавшийся голос: «Это место -- Мое! Не приближайтесь сюда!» Отряд карателей ушел, а жители стали особенно торжественно отмечать ежегодный праздник спасшей их чудотворной иконы Божией Матери «Лимния».[xli]

Особенную известность приобрела история, произошедшая в сентябре 1943 г. с жителями городка Орхоменос в Беотии. Они стали требовать сдачи оружия у солдат итальянского поста, однако те отказались и известили немцев, которые решили уничтожить городок вместе с жителями. 10 сентября полк карателей захватил в плен 600 горожан и повел их на расстрел. Неожиданно у древнего храма Успения Пресвятой Богородицы Скрипского монастыря на дороге перед колонной немецких танков встала величественная женщина с поднятой вверх рукой, преградив им путь. Командир полка Хоффман узнал в женщине Святую Деву Марию, изображенную на Скрипской иконе Божией Матери и приказал освободить всех пленников. С этого времени 10 сентября стало для местных жителей праздничным днем, а Хоффман почти ежегодно, вплоть до своей смерти, приезжал на этот праздник, он пожертвовал деньги на написание иконы с изображением чуда - явления Божией Матери у Скрипского монастыря.[xlii] Подобные предания ярко свидетельствуют об отношении паствы Элладской Церкви к захватчикам.


[i] Крюков А.М., Петрунина О.Е. Афины // Православная энциклопедия. Т. IV. М., 2002. С. 97.

[ii] См.: Source Records of the Great War. Vol. V, ed. Charles F. Horne. National Alumni. 1923.

[iii] Свящ. Димитрий Успенский. Знамение над Афинами // Старый стиль лучше новых двух. М., 2004. С. 128, 131.

[iv] Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти 1917-1943. Сборник в двух частях. Сост. М.Е. Губонин. М., 1994. С. 133-134.

[v] Свящ. Димитрий Успенский. Указ. соч. С. 131.

[vi] Там же. С. 131-132; Роковой шаг по пути к отступлению. М., 1997. С. 13; Delimpasis A.D. Pascha of the Lord, Creation, Renewal and Apostasy. Athens, 1985. P. 650-651.

[vii] Мосс В. Православная Церковь на перепутье (1917-1999). СПб., 2001. С. 92.

[viii] См.: Venizelos Е. The Trials of Statesmanship By Paschalis Kitromilides. Athens, 1961.

[ix] Греция // Православная энциклопедия. Т. XII. М., 2006. С. 386.

[x] The Struggle against Ecumenism. Boston, 1998. P. 30; Свящ. Димитрий Успенский. Указ. соч. С. 132.

[xi] New York Times. 7. 11. 1921.

[xii] Свящ. Димитрий Успенский. Указ. соч. С. 132-133; Delimpasis A.D. Op. cit. P. 661.

[xiii] Крюков А.М., Петрунина О.Е. Указ. соч. С. 97.

[xiv] Мосс В. Указ. соч. С. 102.

[xv] Письма Блаженнейшего Митрополита Антония (Храповицкого). Джорданвилл, 1988. С. 92-93.

[xvi] Крюков А.М., Петрунина О.Е. Указ. соч. С. 97.

[xvii] Мосс В. Указ. соч. С. 108; См.: Церковные ведомости. Сремски Карловцы. 1923. № 12.

[xviii] Свящ. Димитрий Успенский. Указ. соч. С. 142, 145.

[xix] Письма Блаженнейшего Митрополита Антония (Храповицкого). С. 170-171.

[xx] Shea Jo. Makedonia and Greece. The Struggle to Define a New Balkan Nation. New York, 1996. P. 109

[xxi] Греция. С. 356.

[xxii] The Struggle against Ecumenism. P. 40-41.

[xxiii] Мосс В. Указ. соч. С. 187.

[xxiv] См.: The Cyprus Crisis of October 1931 and Greece's Reaction By Bestami Sadi BILGIC.

[xxv] Мосс В. Указ. соч. С. 188.

[xxvi] См. сайт: http://www.orthodoxinfo.com/ecumenism/masonry.aspx

[xxvii] Мосс В. Указ. соч. С. 195-197.

[xxviii] Епископ Никон (Рклицкий). Жизнеописание блаженнейшего Антония, митрополита Киевского и Галицкого. Т. 5. Нью-Йорк, 1959. С. 83, 87, 89; Григориевич Б. Русская Православная Церковь в период между двумя мировыми войнами // Русская эмиграция в Югославии. М., 1996. С. 115.

[xxix] Крюков А.М., Петрунина О.Е. Указ. соч. С. 97; Греция. С. 386-387.

[xxx] Bryner E. Die Ostkirchen vom 18. bis zum 20. Jahrhundert. Leipzig, 1996. S. 78; Скурат К.Е. История Поместных Православных Церквей. В 2-х частях. Ч. 2. М., 1994. С. 113; Свящ. Димитрий Успенский. Указ. соч. С. 146; См.: Свящ. Андрей Сиднев. Флоринский раскол в Церкви истинно-православных христиан Греции. Рукопись; Мосс В. Указ. соч. С. 201-203, 247.

[xxxi] См.: Церковная жизнь. 1938. № 5-6.

[xxxii] Дамаскин (Папандреу), архиепископ // Православная энциклопедия. Т. XIII. М., 2006. С. 687.

[xxxiii] Bundesarchiv Berlin (BA), R 5101/23173. Bl. 36.

[xxxiv] Гласник. Београд. 1941. № 2. С. 46, № 7. С. 164-165.

[xxxv] Скурат К.Е. Указ. соч. Ч. 2. С. 80.

[xxxvi] BA, R 5101/23175. Bl. 23, 28-30.

[xxxvii] Маевский В. Русские в Югославии 1920-1945 гг. Т. 2. Нью-Йорк, 1966. С. 256.

[xxxviii] Радић Р. Држава и верске заjеднице 1945-1970. Део 1: 1945-1953. Београд, 2002. С. 40.

[xxxix] Греция. С. 387.

[xl] Psallidas G. Ecclesiastical Policy of the Occupying Forces in Greece and the Reactions of the Greek Orthodox Church to Its Implementation (1941-1944) // Religion under Siege. II. Protestent, Orthodox and Muslim Communities in Occupied Europe (1939-1950). Leuven, 2007. P. 93.

[xli] Чудеса на дорогах войны. Сборник рассказов. М., 2004. С. 50-55, 62-66.

[xlii] Там же. С. 47-49.

http://www.bogoslov.ru/text/1029958.html




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме