Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Лондон – город святого Эркенвальда

Протоиерей  Андрей  Филлипс, Православие.Ru

13.05.2010

Я все еще встречаю моего Господа
на каждой улице и в каждом переулке Лондона. 
Ричард Ле Галлиен 
 
Вглядываясь в лондонское небо над куполом собора святого Павла, основанного, по преданию, самим апостолом языков, вдумываясь в слова бывшего девиза Лондона «Господи, руководи нами» и поворачиваясь к аббатству святого Петра в Вестминстере, основанному, тоже согласно преданию, самим апостолом, невольно подумаешь, что это православный город. Но это не так. Сегодня Лондон – гигантский, безликий столичный город, в котором живут представители многих национальностей, а главное, чем здесь занимаются, – делают деньги. Но вы здесь не отчаиваетесь, поскольку с башни святого Стефана звонят часы Биг Бена. Как сказал поэт: «Башни над древним домом, где люди создают историю. Его часы пробили последний час судьбы Англии». 

Но мелодия Биг Бена – «дин-дон, дин-дон, дин-дон, диндон», известная всему миру и служащая знаком стабильности и неизменяемой традиции, приносящая утешение даже далеким землям, – это не просто красивая мелодия. Мало кто помнит, что эта мелодия является частью «Мессии» Георга Фридриха Генделя, а положенные на нее слова таковы: «Весь этот час, Боже, руководи мною, и Твоей силой ничья нога не оступится». 

И эти слова, просящие у Господа руководства, помогают нам вспомнить того, кто был епископом в этом городе в то время, когда он был православным. Давайте оглянемся на историю Лондона в свете Православия. 

Совершенно ясно, что христианство проникло в Лондон очень рано. Нет сомнений, что еще в I веке в Лондон, бывший тогда римским городом и важным торговым центром Британии, было принесено Православие. Восточная и Западная традиции согласны между собой в том, что святые апостолы Петр и Павел были в Лондоне. Вот почему «восточный собор» города (первоначально – храм языческой богини Дианы)[1] посвящен святому Павлу, а «западный собор» (первоначально – языческий храм Аполлона) – святому Петру. 

К сожалению, до нас дошло имя лишь одного лондонского епископа первых веков – Реститута, который принимал участие на Арльском соборе 314 года[2]. Лондон, название которого кельтского происхождения[3], оставался сильным центром римо-британской культуры до начала VII века, днако, письменная история Православия в этом городе начинается с миссии святого Августина. Высадившись в Англии в 597 году, он увидел, что Лондон полностью пребывал в язычестве, поэтому решил устроить духовную столицу Англии в Кентербери. 

В 604 году монах с греческим именем Меллитий был посвящен в первого епископа Лондона, о котором остались письменные свидетельства. Он стал епископом восточных саксов, а центр этой кафедры находился в Лондоне. Святой король Этельберт, правитель Кента и элдормен всей Англии, перестроил для святого Меллития храм (ныне собор) апостола Павла в Лондоне. В 616 году Меллитию пришлось покинуть Англию из-за языческой реакции. Он нашел прибежище в Галлии, о чем свидетельствовал преподобный Беда Достопочтенный. Святой Меллитий позднее вернулся в Англию и стал третьим архиепископом Кентерберийским. 

Следующим епископом Лондона, о котором сохранились свидетельства, был святой Кедд, апостол Эссекса, рукоположенный в 654 году. Святой Кедд многое сделал для обращения в христианство Эссекса, но, как думается, его влияние в Лондоне было не особенно велико. 

После него епископом Лондона стал Вине, о котором нам ничего не известно, кроме того, что он грешил симонией. 

Но поворотным пунктом в православной истории Лондона стал 671 (по некоторым сведениям, 675-й) год, когда на лондонскую кафедру был назначен святитель Эркенвальд (правильнее Эрконвальд). 

Святой Эркенвальд (память 30 апреля / 13 мая), несомненно, был величайшим епископом Лондона до святого Дунстана, жившего в X веке. Он явился созидателем православного Лондона благодаря насаждению монашества и распространению мудрости как в самом городе, так и в его окрестностях. Почитание Эркенвальда было так велико, что вплоть до Реформации он оставался главным святым Лондона. 

Святой Эркенвальд родился около 630 года, состоял в родстве с королевской семьей (возможно, его родственником был святой король Оффа)[4] и был богат. Еще до своего посвящения, он использовал во благо свое состояние: построил мужской монастырь к западу от Лондона в Чертси, где сам был настоятелем, а также женский монастырь в Баркинге, к западу от города. Настоятельницей последнего была всецело преданная Богу сестра Эркенвальда – святая Этельбурга. Видя благочестие Эркенвальда, святитель Феодор Кентерберийский рукоположил его во епископа и назначил на лондонскую кафедру, простиравшуюся тогда от Эссекса до Миддлсекса (ныне конурфация Большой Лондон). Хотя нам мало известно о дальнейшей деятельности Эркенвальда, но мы точно знаем, что он расширил свой собор святого Павла, а также то, что он славился преданностью Богу, даром молитвы, своими многочисленными поездками, миссионерским усердием и миротворчеством, например, помирил святого архиепископа Феодора Кентерберийского и несколько вспыльчивого святого архиепископа Вилфрида Йоркского. Святой Эркенвальд преставился 30 апреля 693 года в Баркинге. 

В монастырях Чертси и Баркинг хранились записи о том, что оба они имели мощи святого Эркенвальда, но точно известно, что со временем они были перенесены в кафедральный собор апостола Павла в Лондоне. Согласно свидетельству Беды Достопочтенного, «и до и после посвящения Эркенвальд жил такой святой жизнью, что даже сейчас об этом свидетельствуют чудеса. До сего дня его ученики хранят кабалларий (особое седло со спинкой и ремнями, в котором передвигались больные. – Примеч. пер.), в котором он передвигался во время болезни и который исцеляет множество людей от лихорадки и иных недугов. Исцеляются не только те, кого помещают в кабалларий или рядом с ним, но и те, кому приносят срезанные с него щепки». К раке с мощами святого Эркенвальда в Лондоне постоянно приезжали паломники до самой Реформации – все это время от них совершались чудеса. В средние века святого Эркенвальда называли «светочем Лондона». Замечательный памятник средневековой английской поэзии и православного богословия был написан во второй половине XIV века. Он называется «Святой Эркенвальд» и в нем говорится о духовном подвиге святителя. Ниже мы приводим некоторые строки из этого произведения. 

«В английском городе Лондоне, вскоре после того, как Христос пострадал на кресте и основал Церковь, жил святой и прославленный епископ. Имя его было Эркенвальд… Он здесь проповедовал чистую веру и насаждал истину. Он вновь привел страну ко Христу, а храмы, хозяином которых тогда был диавол, он очистил во имя Божие и назвал церквями… Всех слуг сатаны он заменил дивными святыми, и освятил их… Эркенвальд был епископом в возлюбленном городе Лондоне, был учителем закона и в великолепии восседал на епископском троне святого Павла в его соборе». 

Далее повествуется о том, как во время ремонта в соборе были обнаружены нетленные останки одного благородного язычника, и никто не мог установить его личность. 

«И великое чудо произошло с епископом: однажды Эркенвальд посещал Эссекс и всю ночь провел на коленях в молитве. ”Услыши меня, Господи, чтобы утвердилась христианская вера, помоги мне объяснить тайну того чуда, что изумляет людей”… Его воздыхания были сразу услышаны: и Святой Дух ему ответил… 

Эркенвальд повернулся ко гробу и обратился к лежавшему в нем телу, разомкнув его веки и произнеся такие слова: ”Теперь, лежащий в этом гробе, не молчи более, ибо на то воля Христа, чтобы открылась Его радость сегодня. Слушай, что я тебе скажу, и выполни Его повеление, – повеление Того, Кто был распят на древе и Чья кровь пролилась; И ты об этом знаешь, и мы в это веруем. Ответь на мой вопрос и не скрывай от нас ничего! Ибо мы не знаем, кто ты есть. Откройся нам: кем ты был в земной жизни? Почему ты лежишь нетленный? Как долго ты здесь лежишь? Какую религию ты исповедовал? И чего ты удостоен: вечного блаженства или вечного наказания?” 

Лишь только святой закончил эту речь, в конце вздохнув, покойник в склепе подвинулся немного, и грустным, печальным голосом произнес слова, не без помощи ангельского духа Божия. 

”Епископ, – произнес покойник, – твои просьбы весьма ценны для меня. Я бы не замедлил поклониться тебе. Бог, Чье святое имя ты сейчас произнес и Чья сила мне помогает говорить, управляет небесами, и преисподней, и землей со всем, что на ней. Прежде всего, скажу, кем я был: несчастнейшим обитателем земли. Я не был ни царем, ни кесарем, ни благородным рыцарем, а был юристом в правовой системе этой страны. Мне были даны полномочия главного магистра права, я в соответствии с языческими законами давал советы по делам государственной важности и помогал управлять городом при целой династии князей. А каждый вассал наших князей исповедовал ту же религию. Как долго я здесь лежу, не может сказать никто из смертных, ибо это длится с 354 года до рождения Христа”. 

Пока покойный говорил, все собравшиеся люди молчали, как камни, и не проронили ни звука, слушая его, и удивляясь, и роняя слезы. 

Епископ повелел покойнику: ”Открой нам, почему на тебя надета корона, хотя ты не был королем и не правил никаким царством? Как ты мог так высоко держать скипетр, если жизнь, земля и вассалы этой страны принадлежали не тебе?” 

”Дорогой господин, – отвечал покойник, – должен признаться, что я не желал этой короны. Я был помощником и заместителем герцога этой области, и вся эта земля принадлежала мне. Я творил справедливый суд в этом милом городе более чем сорок лет и во всем жил по вере. Люди здесь были изменниками и жестокосердными, они не покорялись закону, и мне приходилось многое терпеть, чтобы направить их на путь правды. Но никогда – ни ради благополучия, ни от скорби, ни от ярости или ужаса, ни из почтения к кому-либо или под влиянием кого-либо, ни ради взяток – я ни разу не изменил закону правды и не пошел ни на малейший обман ни в одном деле. Моя совесть ни разу не пошла на поводу у алчности мира сего, и ни разу не судил я неправедным судом, ни из почтения к уважаемому богачу или благородному человеку, ни из злобы, или жалости, или из-за опасности. Никто не смог заставить меня отклониться от правого пути, и я успокаивал себя, как только может это делать язычник. Я не искал расправы над тем, кто убил моего отца, ни несправедливого оправдания отцу, хотя ему выпало быть повешенным. Я был честен и справедлив, хорошо разбираясь в законе. Все горевали после моего отхода в вечность – и великие, и простые. От своего изобилия они похоронили меня в золоте; они одели мое тело в прекраснейшие одежды королевского двора, облачили в мантию самых высоких судей  и одели так, будто я был богатейшим правителем… Они надели на меня меховые одежды и уложили как подобает в самой совершенной религии. В знак моего величества и из уважения к моей честности они надели на меня корону и провозгласили королем премудрых судей”. 

Епископ, возмущаясь духом, внимательно глядя на покойника, спросил его, каким образом могло так случиться, что, как бы люди ни чтили его, но одеяния до сих пор не истлели. ”Ведь уже давно они должны были превратиться в лохмотья… Твое тело, возможно, было забальзамировано, ведь оно странным образом не истлело и не съедено червями… А вот цвет твоих одежд: я не понимаю, благодаря какой человеческой мудрости они до сих пор светятся и сияют?” 

”Нет, епископ, – ответил мертвец,– забальзамирован я никогда не был. А одежды мои поддерживаются не изобретением человеческой мудрости, а Тем, Кто руководит разумом и советует справедливость, и любит все законы правды. Он любит тех, кто поступает по правде, более остальных, живущих добродетельно. И если смертные так одели меня за соблюдение правды, то Господь, любящий правду, позволил мне сохраниться нетленным”. 

”Да, но скажи о состоянии твоей души сейчас, – попросил епископ. – Где она пребывает после столь праведной жизни? Тот, Кто воздает всем в соответствии с их делами, вряд ли оставил тебя без Своей милости. Ибо сказано в псалмах, где Он провозглашает Свою истину: хранит Господь кости праведника и не едина от них не сокрушится. Поэтому, скажи, где блаженствует твоя душа в Боге, даровавшем твоему телу славное нетление?” 

Человек во гробе зашептал, наклонив голову, застонал и, как бы задыхаясь, произнес, обращаясь к Богу: ”Всемогущий создатель человека, Твое могущество велико! Как может Твоя милость проявиться по отношению ко мне? О если бы я не был язычником, не знающим о Твоей святости и о Твоей превеликой благости и милости! Я – младенец в вере, не соблюдающий Твоего закона, соблюдая который, многие служили Тебе. О горькое мое время! Меня нет среди тех, кто получил искупление Твоей кровью, пролитой на кресте. Ты сошел в пропасть ада и вывел из него некоторых… Но моя душа все еще там и не видит выхода из него, глубоко прикованная к мраку смерти, на которую мы обречены после того, как наш отец Адам вкусил запретный плод, и оставил своих потомков беспомощными во мраке. Вы были испорчены Адамом и сами стали отравленными, но затем были восставлены от этой болезни к вечной жизни через святое крещение в купели, совершаемое с полной верой, чего я не был удостоен, и теперь моя душа алчет. Тщетным оказалось наше усердие в судебных делах, ибо мы теперь ввергнуты в эту бездонную пропасть, и лишены участия в Тайной вечери и в величайшем празднике, чего сподобляются все те, кто жаждет правды. И вот уже долго моя душа томится в крайней тоске и скорби, в темноте черной смерти, где никогда не бывает рассвета, голодает в страшной пропасти, страждет от голода, ждет увидеть эту трапезу и быть принятой на нее!” 

Так горестно описывал мертвец свое страдание, что все вокруг рыдали от его слов. Епископ опустил глаза и долго горько плакал, не в силах говорить. 

Но вот он остановился и взглянул на гроб и увидел, как его обильные слезы падали на мертвеца. 

”Да сделает Господь так, чтобы жизнь к тебе вернулась! Милостью Божией, я возьму святой воды, и полью ее на это тело, и возглашу: я крещу тебя во имя Отца и Его славного Сына и Святого Духа, от Которого благодать приходит”. 

И в ответ послышалось: ”Достаточно!” 

Пока он это говорил, слезы лились из его глаз и падали в гроб. Одна упала на лицо – и нетленное тело вздохнуло, потом воскликнуло торжественно: ”Благодарение Богу! О Ты, милосердный Господь, и Твоя Пресвятая Матерь, будьте благословенны! Благословен тот час, когда Она родила Тебя! И ты будь прославлен, о епископ, освободивший меня от мучений! Ты упокоил мою душу и избавил от вечной муки. Ибо, когда ты говорил о крещении, живые ручьи, текшие из твоих глаз, заменили мне крещение. Первая капля, упавшая на меня, остановила мои муки. И сейчас моя душа сядет за священную трапезу. Ибо со словами и слезами, что убивают боль, в мою глубокую бездну прорвался дивный сияющий свет, и дух мой вмиг поднялся с неизреченной радостью к празднику, где все святые встречаются вместе в полной радости. А там ее встретил Царь в несравненной церемонии и определил ей постоянное почетное место. Поэтому я прославляю вышнего Бога, и благодарю тебя, епископ. Да благословит тебя Бог, давший мне блаженство!” 

Он закончил говорить, и не промолвил более ни слова. Но вдруг его светлое лицо померкло и провалилось, а все тело внезапно почернело, как плесень, ибо, как только душа получила блаженство на небе, тело потеряло ту силу, посредством которой оно выглядело живым. Ведь по сравнению с вечностью истинной жизни, существующей бесконечно, тщетна пустая слава, значение которой ничтожно мало. 

Все тогда достойно восхвалили Господа, высоко воздевая руки, а слезы и веселье слились вместе. Затем все начали торжественное шествие, а все городские колокола слились в единый звон». 

Святой отец Эркенвальд, воскресивший и крестивший человека слезами милосердия, своими молитвами изгнавший бесовскую силу, моли Бога о нас! 

Протоиерей Андрей Филлипс
Журнал «Orthodox England». Вып. 3–4.
Перевод с английского Дмитрия Лапы
_________________________________________

[1] Трагические события августа 1997 г. снова едва не превратили собор св. Павла в еще один храм новой «богини» – Дианы.
[2] Здесь мы не говорим еще об одном епископе, упоминаемом в мартирологе блаженного Иеронима, известного как святой Август, Аугул, Аугурий или Аул. По некоторым сведениям, он пострадал в Лондоне при Диоклетиане.
[3] Специалисты считают, что слово «Лондон» происходит от кельтского слова «lond», означающего «дикий». Это слово вполне уместно для тех бедняг, которым приходится жить или работать в современном Лондоне.
[4] Святой король Оффа был сыном святой принцессы Осит Эссексской и, согласно некоторым источникам, отцом святого Эркенвальда. Но это маловероятно, поскольку Оффа преставился в Риме примерно в 709 г., будучи монахом, а Эркенвальд, родившийся около 630 г., умер в 693 г. Скорее соответствовало бы действительности, если бы Эркенвальд был братом или даже дядей Оффы.




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме