Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

И всем Победы ради потрудившимся (Победа, Сталин, Народ, Бог)

Егор  Холмогоров, Русский обозреватель

12.05.2010

По мере того как силы отдельных индивидов начинают падать, их уже не увлекает и не поддерживает собственная воля; все бремя инертности массы постепенно перекладывается на волю начальника; пламенем своего сердца, светочем своего духа он должен вновь воспламенить жар стремления у всех остальных и пробудить у них луч надежды; лишь поскольку он в состоянии это сделать, постольку он остается над массами, их властелином. Если этого нет, если его собственное мужество оказывается уже недостаточным, чтобы снова оживить отвагу всех остальных, масса увлечет его за собой, в низменную область животной природы, бегущей от опасности и не знающей позора.
Карл Клаузевиц. О войне.

Кто-то считает, что роль Верховного главнокомандующего была чрезвычайной, кто-то считает, что это не так. Вопрос не в этом... несмотря на то, что он много работал... [...]
Как бы ни были мы миролюбивы, мы должны быть подготовлены к защите нашей страны. А это — Вооружённые cилы, это внимание к армии, создание современных вооружений, это нормальные условия жизни и оплаты труда для военнослужащих, эффективная, компактная, но сильная, хорошо обученная армия, где служат хорошо подготовленные офицеры и солдаты. Всё это безусловный императив, безусловный приоритет нашей жизни. Как Верховный главнокомандующий я уделял и буду уделять этому самое пристальное внимание, потому что иначе мы можем оказаться слабыми перед лицом возникшей угрозы.
Дмитрий Медведев. 7.05.2010

Во блаженном успении вечный покой подаждь, Господи, усопшим рабом Твоим, приснопамятным вождем и воином за веру и Отечество на поли брани жизнь свою положившим, от ран и глада скончавшимся, в пленении и горьких работах невинно умученным и убиенным и всем Победы ради потрудившимся, и сотвори им вечную память. 
Молебен на 9 мая, утвержденный Святейшим Патриархом Московским и Всея Руси Кириллом.

Спор о признании роли Сталина в Победе в Великой Отечественной войне — это больше, чем исторический спор о значении тех или иных личностей. Так же, как, к примеру, спор о власовцах и коллаборационистах и попытках их прямой или косвенной реабилитации — это больше, чем спор об исторических фигурах. 

Спор о неовласовщине — это спор о том, можешь ты изменять Родине или нет, если тебе не нравится её политический режим, имеет ли гражданин право вступать в пятую колонну? Защитники власовства и примиренцы с ним — это апологеты не только прошлой, но и будущей измены Родине, и я к ним отношусь именно так, не как к лицам с иным взглядом на историю (бог бы с ним), а как к потенциальным государственным преступникам.

Спор о Сталине — это тоже актуальный политический спор. Это спор о праве власти на безответственность и преступно-некомпетентные действия. Когда  заявляют, что Войну выиграл не главнокомандующий, а народ, — не столько осуждают Сталина, сколько подыскивают приемлемые оправдания на случай современных провалов. Фактически нам говорится следующее: 

«Да, смотрите, Сталин создал ужасный режим, погубил множество ни в чем не повинных людей, оказался не готов к войне. Страна понесла неисчислимые потери, генералы тоже звезд с неба не хватали и заваливали трупами...

Но... Народ, принеся неисчислимые жертвы, победил и превозмог и ужасного Сталина и некомпетентность генералов....

Если завтра война, если завтра в поход, то даже если наш режим провалится, если армия развалится, если солдаты побросают оружие и разбегутся, то наш Народ, принеся неисчислимые жертвы и приложив гигантские усилия всё-таки одолеет врага и добьется Победы.

А мы скажем ему пару ласковых и дальше будем управлять в своё удовольствие».

Образ Сталина, инфернального и безответственного носителя абсолютной власти, провалившегося как военный лидер, но всё-таки удержавшегося на вершине и пожавшего плоды Победы, является своеобразным утешением для любой некомпетентности. Мол, можно и так, а всё равно кобылка-то русская внесет...

В связи с этим установление реального образа Сталина как военного лидера встречает колоссальное сопротивление, поскольку оно служит в суд и осуждение апологетам безответственности и некомпетентности власти. Плюсы и минусы Сталина как руководителя были не в его бездействии и последствиях этого бездействия, а в его решениях и конкретной политике. 

События Великой Отечественной войны были результатом принимавшихся Сталиным решений — политических, кадровых, оперативных. Это относится и к неудачам, и к успехам. Но поскольку никто, никогда и никак не может опровергнуть тезиса, что война закончилась грандиозной Победой, поставившей СССР в качество мировой сверхдержавы, то конечный счет оказывается в пользу Сталина, отсюда и вся демагогия про «победил не Сталин, а народ».

В чём состояла конкретная деятельность Сталина как военного лидера? Мне уже как-то приходилось разбирать этот вопрос, подведем еще раз кратко и без излишней идеологизации итоги этого разбора.

1. Сталин был политическим руководителем. То есть именно он формулировал политические цели войны и добивался их реализации. 

2. Он выработал стратегию ведения войны Советским Союзом, основанную на использовании долгосрочного материального превосходства Советского Союза над краткосрочным оперативным превосходством Германии.

3. Он был инициатором создания тех материальных средств, с помощью которых велась война — промышленного и организационного потенциала, который был создан в ходе индустриализации и использован в достижении победы. И в ходе войны Сталин как глава Совнаркома был практическим руководителем советской военной экономики.

4. Он выступал в качестве главного заказчика вооружений, Красной армии, выдвигавшего основные требования к ним, принимавшего или отвергавшего образцы. И достоинства и недостатки советских вооружений были на совести Сталина. 

5. Сталин был практическим военным руководителем страны, занимая должности Главковерха и Наркома обороны и постепенно сосредоточив в своих руках реальные функции главного командования и Генерального штаба. Ни одно значимое решение не вырабатывалось без его самого деятельного участия. Перемещения кадров и резеров, планы, направления ударов и сроки операций, любые принципиальные решения по обстановке принимались только после утверждения Ставкой, то есть Сталиным. 

6. Более того, с некоторым преувеличением, но можно сказать, что Сталин был единоличным военным руководителем Красной армии, руководителем «цезаревского» или «наполеоновского» типа с поправкой на условия ХХ века. В противоположность довольно децентрализованному командованию как вермахтом (с его путаницей штабов), так и армиями союзников, руководство Красной армией носило сверхцентрализованный характер. В ходе войны уровень централизации управления возрастал, возрастал и уровень ответственности Сталина за успехи и ошибки. Если, к примеру, в начале войны решение об оставлении Гродно было принято без согласования с Москвой, то уже в конце 1941 года и, тем более, поздние решения такого характера принимались лично Сталиным, все прочие, даже самые высокопоставленные военачальники имели лишь совещательный голос...

7. Далее, Сталин был главным «комиссаром», главным политическим руководителем армии. Именно им создавались те идеологические установки, формировался тот боевой дух, та атмосфера, в которой сражались советские войска. Это была и атмосфера воодушевления, и атмосфера решимости, и атмосфера страха перед наказанием за отступление или неверные действия. Идеология Отечественной войны, конкретные символические формы её реализации (включая перемену «декораций» в начале 1943 года), — всё это было внедрено лично Сталиным или по его инициативе.

Как можно охарактеризовать интегральный вклад Сталина в Великой Отечественной войне? на мой взгляд, он характеризуется следующими чертами:

а. Осознавая неизбежность возникновения Второй мировой войны как второй фазы «Тридцатилетней войны» ХХ века, Сталин стремился достичь максимальной безопасности СССР (а не каких-то идеологихированных целей), — сначала на путях строительства антифашистской коалиции, а затем, когда это строительство фактически провалилось, на путях достижения материальных выгод для СССР в сепаратном соглашении с Германией, восстановления границ Российской империи 1917 года. Границы 1941 года были нулевой точкой отсчета в переговорах о послевоенном устройстве мира и, тем самым, еще до начала советско-германской войны СССР имел серьезный стратегический задел.

б. Перед началом войны, как это ни странно прозвучит, Сталин и в самом деле в каком-то смысле «дал себя обмануть Гитлеру», допустив упреждение Красной армии в развертывании и нанесение Германией внезапного удара по СССР. Эта его ошибка определялась убеждением в том, что Германия прибегнет сперва к политическим средствам решения противоречий с СССР, и начало конфликта без подготовительной фазы было для него достаточно неожиданным. Тем более что лично Гитлер положил на алтарь обеспечения внезапности свою честь человека и государственного руководителя, «дав слово чести», что Германия не готовится к конфликту с СССР. Со стороны Сталина как политического и дипломатического руководителя такая «косность» в восприятии международных норм была, конечно, серьезной ошибкой, если учесть, что в апреле Германия разгромила Югославию с помощью внезапного нападения без объявления войны. Кстати, югославская война давала СССР (имевшему с югославами союзный договор) неплохой повод открыто начать хотя бы частичную мобилизацию и улучшить свою позицию на июнь 1941-го, но этого сделано не было. Второй ошибкой было то, что, осознав неизбежность войны, Сталин попытался подготовить страну к войне скрытно, не обостряя отношений с Германией. В результате дезорганизующий эффект и психологический шок от внезапности нападения был гораздо сильнее, чем в случае плавной и открытой подготовки к войне. Снимать со Сталина ответственность за своевременно не раскрытое и не упрежденное внезапное нападение в июне 1941 года нет оснований, да и он сам, как говорят многочисленные свидетельства, считал это самым серьезным поражением в своей жизни.

в. В ходе  войны создавшийся в советской системе организационный кризис преодолевался Сталиным за счет сверхцентрализации и объединения власти и ответственности в своих руках. Все остальные государственные структуры и инстанции были постепенно превращены в систему личных секретариатов политического и военного вождя. Этот процесс имел свои отрицательные стороны — окружение под Киевом, нереалистичность целей наступательных операций зимы-весны 1942-го, то есть ситуации, когда Сталин оценивал положение недостаточно реалистично или подчинял военную необходимость политической, но в целом именно предельная централизация политического и военного управления СССР в личности Сталина в критический период сделала это управление эффективным благодаря личным свойствам самого Сталина — великолепной памяти и умению разбираться в деталях, способности одновременно прорабатывать множество разнородных вопросов, хорошей кадровой интуиции, позволявшей в большинстве случаев ставить в нужное время нужных людей на нужное место. Постепенно Сталин превратил военное руководство страны в систему своих личных советников, что позволило, с одной стороны, сохранять единство воли и стратегического видения, а, с другой — использовать в полной мере потенциал множества людей. 

г. Огромной важности делом Сталина былот создание управления Красной армией как централизованной и оперативной информационной системы. За исходную точку здесь может быть принят знаменитый «взрыв» Сталина в ходе визита в наркомат обороны 29 июня по адресу начгенштаба Жукова: «Потом Сталин взорвался: что за Генеральный штаб, что за начальник Генштаба, который так растерялся, что не имеет связи с войсками, никого не представляет и никем не командует. Раз нет связи, Генштаб бессилен руководить» (Микоян).  За первые годы войны под руководством Сталина была создана система оперативного информирования армиями и фронтами Ставки и Ставкой армий и фронтов. Обеспечение непрерывной надежной информации было, по сути, главным требованием Сталина к военачальникам и особенно к представителям Ставки. Вспоминается случай, когда Василевский получил жесточайший выговор за непродолжительную задержку с отчетом. 

д. Достаточно единодушно всеми, кто работал со Сталиным как военным лидером, отмечаются такие качества, как исключительная память, обширные познания в разных областях, связанных с войной, гибкость при принятии решений, требовательность, умение доверять людям (и беспощадность к тем, кто доверие не оправдал). Особенно приходится отметить непрерывное совершенствование этих качеств в ходе войны, поразительная способность учиться, которая далеко не всегда наличествует у людей за 60... Главное — Сталин имел представление о стратегии и целях ведущейся войны и подбирал имеющиеся средства под стратегию. 

е. В рамках своей стратегии Сталин стремился к достижению максимального материального перевеса над противником, исключительно жестко и экономно подходил к расходованию резервов, отсюда и его постоянные установки и требования «драться до последнего», «ни шагу назад» и т.д. Чрезвычайно ценил контрнаступление и даже претендовал на создание теории контрнаступления как самостоятельного вида борьбы. Этот сталинский приоритет, пришедший на смену довоенному культу наступления, отчасти сказался и на общем восприятии нами Великой Отечественной войны, каковая, в массовом сознании, состояла в 1941–43 году именно из серии успешных контрнаступательных операций (всё остальное было практически забыто).

ж. Из отрицательных качеств, которые можно зафиксировать на основании имеющихся свидетельств, следует выделить некоторую мелочность в подходе к решению тех или иных проблем. Далее, — определенную склонность поддаваться иллюзиям, большевистский «утопизм», который, впрочем, постепенно главкомом изживался. Несомненно, что негативно влияла на многие его решения и определенная идеологическая зашоренность, то, что Сталин, вопреки «консервативному» мифу о нем, всегда оставался правоверным коммунистом и ленинистом. 

з. Несомненно отрицательной стороной Сталина была его принципиальная склонность к идеологизированному тоталитарному репрессивному руководству. Отрицательной в данном случае является не жестокость методов как таковая, а их неизбирательность, склонность бить по площадям и оперировать социальными категориями — народами, группами («пленные»), порой —«разнарядками» и т.д. Катастрофы 1941 были порождены именно тоталитарной системой, выстраивавшейся в довоенные годы, жестко пресекавшей любую не заданную идеологией сверху инициативу, отучавшую от самоорганизации и т.д. Если рассуждать в социально-политических категориях, то эволюция СССР в годы войны была переходом от тоталитаризма к авторитаризму, и сосредоточение власти в руках Сталина именно поэтому давало столь благотворный терапевтический эффект. Однако этот переход так и не был закончен ни во время войны, ни после неё.

Это, конечно, далеко не полный перечень заслуживающих обсуждения моментов. Но краткий итог таков, если к Сталину как к политическому руководителю СССР могут быть предъявлены очень серьезные претензии за то, какая система была создана под его руководством в 1930-е годы и до какой степени эта система была фактором военных поражений и оккупации обширной территории врагом, гибели миллионов людей и т.д., могут быть претензии к Сталину как к политическому игроку, который «проиграл» Гитлеру в борьбе за создание фактора внезапности. 

Самому Сталину присуще было достаточно острое чувство ответственности за свои политические просчеты, о чем он сам сказал в тосте «За великий русский народ». Именно этим осознанием ответственности Сталин значительно отличался от современных теоретиков «подвига народа помимо лидера и генералов», резервирующих за собой право на безответственность...

Напомню еще раз полный текст этого знаменитого тоста:

«Я хотел бы поднять тост за здоровье нашего советского народа и, прежде всего, русского народа. Я пью, прежде всего, за здоровье русского народа потому, что он является наиболее выдающейся нацией из всех наций, входящих в состав Советского Союза. Я поднимаю тост за здоровье русского народа потому, что он заслужил в этой войне общее признание, как руководящей силы Советского Союза среди всех народов нашей страны.

Я поднимаю тост за здоровье русского народа не только потому, что он — руководящий народ, но и потому, что у него имеется ясный ум, стойкий характер и терпение. У нашего правительства было немало ошибок, были у нас моменты отчаянного положения в 1941-42 гг., когда наша армия отступала, покидала родные нам села и города Украины, Белоруссии, Молдавии, Ленинградской области, Прибалтики, Карело-Финской республики, покидала, потому что не было другого выхода. Иной народ мог бы сказать правительству: вы не оправдали наших ожиданий, уходите прочь, мы поставим другое правительство, которое заключит мир с Германией и обеспечит нам покой. Но русский народ не пошел на это, ибо он верил в правильность политики своего правительства и пошел на жертвы, чтобы обеспечить разгром Германии. И это доверие русского народа Советскому Правительству оказалось той решающей силой, которая обеспечила историческую победу над врагом человечества, над фашизмом. Спасибо ему, русскому народу, за это доверие! За здоровье русского народа!».

Итак, Сталин сам (никто его за язык не тянул и в интернете разоблачительных агиток не писал, и киноклеветонов не снимал) признал, что значительная часть политических и военных решений советского правительства (а это значило — его лично) были ошибочными. Пусть это еще раз запомнят те сталинисты, которые пытаются рационализировать и оправдать каждый сталинский чих. Что эти ошибки довели страну до грани катастрофы. Мало того, что с точки зрения вполне понятной политической логики ошибки такого масштаба и катастрофы таких размеров давали русскому народу, именно русскому как государствообразующему и несущему основную тяжесть войны, полное моральное право на то, чтобы сменить провалившийся политический режим на какой-то другой, капитулировать перед Германией и, тем самым, сохранить хоть что-то, — великорусские области, относительный мир и покой. Не будем, опять же, поддаваться идеологическим шорам — осенью 1941 года и, тем более, в 1942-м Гитлер вполне мог пойти на соглашение с Россией на условиях отторжения от нее Украины, Белоруссии и Прибалтики и лояльности к Рейху. С точки зрения Сталина такая альтернатива была вполне реальна.

Таким образом, сохранение своей власти после 1941-42 годов Сталин связывал именно со вполне сознательным решением русского народа, который сохранил убеждение в том, что борьба с внешним врагом является первостепенной задачей, стоящей даже тех огромных жертв, которые от народа требовались, и считавшего, что именно правительство Сталина способно обеспечить и довести до конца эту борьбу. Для людей, знающих и чувствующих русскую историю, совершенно понятно, что Сталин тут не лукавил и не приписывал народу решения, которое на самом деле было выбито репрессивными органами. Армия состояла из русских людей, которые вполне могли разбежаться. Тыл состоял из русских людей, которые вполне могли начать саботаж работы. Тыл немцев состоял из русских людей, которые вполне могли пойти на широкое и устойчивое сотрудничество с Германией. «Мнение народное» могло и в самом деле упразднить сталинскую власть достаточно быстро.

Так что великий русский народ и в самом деле решил, что будет сражаться под руководством Сталина против германских захватчиков, несмотря на то, что правительство Сталина совершило огромное ошибки, приведшие к огромным потерям и жертвам.

Когда говорят, что в войну «победил не Сталин, а народ» (правда, обычно стесняются, чтобы сказать русский народ), они правы в том, что констатируют решающую роль народа. Но они забывают добавить, что одним из важнейших решений русского народа и, если хотите, одной из его важнейших жертв на алтарь борьбы за Отечества было сохранение и укрепление руководства Сталина как политического и военного вождя.

Если говорить о победе народа, то придется признать, что одной из составляющих этой победы был выбор народом адекватного руководителя и военного вождя. И  Сталин как военно-политический руководитель воюющего государства заслуживает высочайшей оценки современников и потомков, причем не только с точки зрения истории России, но и с точки зрения мировой военной истории, одним из крупнейших персонажей которой в ХХ веке он является.

Фигура Сталина является прекрасным воплощением венного гения в том смысле, в котором его характеризовал Карл Клаузевиц, и эти слова, написанные за столетие до Великой Отечественной, причем военным мыслителем-немцем, находившемся в годы Первой Отечественной на русской службе, будут лучшим памятником военному гению советского Верховного Главнокомандующего и уроком всем главнокомандующим всех времен:

«До тех пор, пока войска, исполненные мужеством, сражаются бодро и охотно начальнику редко представляется повод проявить значительную силу воли при преследовании своей цели; но когда возникнут затруднения, а это случится, как только от войск потребуется чрезвычайное напряжение, то дело уже не будет идти само собой как хорошо смазанная машина; напротив, сама машина начнет оказывать сопротивление, и для его преодоления потребуется от начальника огромная сила воли. Под этим сопротивлением следует разуметь не прямое неповиновение или возражение, хотя в отдельных случаях и это имеет место, а общее впечатление упадка физических и моральных сил и муки сознания при виде кровавых жертв; начальнику приходится бороться с ними внутри себя, а затем и среди подчиненных, передающих ему посредственно или непосредственно свои впечатления, настроения, беспокойства, и стремления.

По мере того как силы отдельных индивидов начинают падать, их уже не увлекает и не поддерживает собственная воля; все бремя инертности массы, постепенно перекладывается на волю начальника; пламенем своего сердца, светочем своего духа он должен вновь воспламенить жар стремления у всех остальных и пробудить у них луч надежды; лишь поскольку он в состоянии это сделать, постольку он остается над массами, их властелином. Если этого нет, если его собственное мужество оказывается уже недостаточным, чтобы снова оживить отвагу всех остальных, масса увлечет его за собой, в низменную область животной природы, бегущей от опасности и не знающей позора.

Вот то бремя, которое мужество и сила духа вождя должны преодолевать в течение борьбы, если он стремится совершить выдающееся. Это бремя растет вместе с ростом масс, а следовательно, и сил; чтобы они соответствовали растущему бремени, у начальника должно быть их тем больше, чем выше занимаемый им пост».

(Карл Клаузевиц. О войне. Ч. 1. Гл. 3. Военный гений)

Своей деятельностью, проявленными им выдающимися личными, военными и политическими качествами он обеспечил нашему народу не только безусловную и безоговорочную победу, одну из самых решительных военных побед в войнах такого размаха, одерживавшихся когда-либо в русской и мировой истории, но и значительные материальные, территориальные и иные приобретения. Многочисленные экономические, военные, политические преференции, которыми по-прежнему пользуется Россия в мире несмотря даже на десятилетия малоэффективного руководства, коррупции, распад СССР, идейную дезорганизацию, «холодную гражданскую войну» и русофобские тенденции в политике, — это преференции, приобретенные за счет победы в Великой Отечественной войне. При этом можно констатировать, что попытки уменьшить эти преференции с помощью ревизии итогов войны сегодня в значительной степени проваливаются.

Важным также является вопрос о духовном аспекте Победы и месте в ней Сталина. Сегодня официальная риторика священноначалия достаточно регулярно прибегает к оценке Войны и  её катастрофических результатов для нашего народа в первые годы как кары за грехи. Эта интерпретация совершенно справедлива и согласуется со святоотеческим видением истории человечества.  Действительно, грехи и богоотступления русского народа в ХХ веке были достаточно велики, чтобы заслужить самый суровый гнев Божий.

При этом само движение этого гнева, обнаружение его в человеческой жизни, в истории, свидетельствует о том, что тот, на кого движется этот гнев, не оставлен Богом. Напротив, ему в этой жизни полагается очистительное испытание для обращения его к покаянию и дальнейшего его существования. Классическим примером такого гнева является гнев Божий на царя Давида за грех с Вирсавией и фактическое убийство Урии. Восстание Авессалома подвигло Давида к искреннему покаянию, ставшему для всех верующих всех времен образцовым в 50-м псалме.

Утверждение, что 22 июня 1941 года было карой русскому народу за его грехи, является благочестивым и осмысленным, только если оно делается вместе с утверждением, что Победа 9 мая 1945 года была благословением Божьим русскому народу, что Господь, увидев покаяние и жертвенность русского народа предал в его руки его врагов, не допустил не только поражения, но даже и полупобеды, даровав русским именно полное и всеобщее торжество, судив германцам в высшей мере испить чашу гнева и за клятвопреступление их вождя и за творившиеся ими неисчислимые насилия и убийства.

Свидетельством такого суда Божия является, в частности, чудесное спасение Гитлера во время покушения на него 20 июля 1944 году. Если бы это покушение удалось, то новая власть Германии, неосмненно, примирилась бы с Западом, и Германия и Восточная Европа не оказались бы в руках СССР, приобретения СССР были бы ограничены и победа была бы далека от полноты. Фактически, русский народ заплатил бы огромную цену за восстановление довоенных границ (и то не факт, что в пределах 1941 года). Выживание Гитлера, единодушно расцениваемое как чудесная случайность, привело Германию к исполнению её судьбы, а Россию — к полному торжеству.



Таким образом, говорить о Великой Отечественной войне только как о каре за грехи русского народа представляется кощунственным. Мы должны говорить об этой войне как о величественной драме гнева Божия, покаяния, жертвенности, и благодати, дарующей раскаявшемуся и деятельно совершающему свой подвиг русскому народу полную и безоговорочную Победу. 

Одним из существенных свойств этого чудесного исторического события стало принятие и русским народом и государственной властью в лице Сталина благословения и духовного руководства канонической Православной Церкви. Именно каноническая Русская Православная Церковь, возглавляемая сперва митрополитом, а затем патриархом Сергием, а после его смерти — его преемником патриархом Алексием, с самого начала благословила русский народ на борьбу против германских захватчиков. Неисполнение этого благословения было бы со стороны народа прямым актом богопротивления. Борьба с врагом, благодаря церковной проповеди, стала общим делом верующих людей (которых, напомним, по переписи 1937 года в стране оказалось большинство).

И вместе с благословением народу было преподано и благословение его военному вождю. Когда часть современной церковной бюрократии отрицает этот факт, она создает трудноразрешимые канонические проблемы, фактически отрицая каноническую и духовную власть патриархов, митрополитов, архиепископов и епископов, в годы войны неоднократно преподаваших благословение Церкви на труды «вождя Иосифа». А если отрицать эту духовную власть, если делать вид, что деяния патриархов Сергия и Алексия не были делом Церкви, то можно поставить под вопрос само существование Русской Православной Церкви сегодня, мы, фактически, с другой стороны, возвратимся к антицерковной риторике раскольников о том, что «под сталинским игом» Русская Церковь прекратила своё существование, по крайней мере в официальной иерархии. Тем самым отрицается весь духовный подвиг нашего народа в годы войны, всё его молитвенное предстояние, совершавшееся именно в канонической патриаршей Церкви объявляется как бы не имеющим силы.

Конечно, это навязываемое нашей Церкви мнение совершенно несправедливо. Необходимо признать, что Русская Православная Церковь, возглавлявшаяся митрополитом Сергием, в 1941 году обладала всей канонической властью и полнотой церковного суждения. И эта власть «вязать и решить» была использована именно для того, чтобы благословить русский народ на войну с захватчиками, на Отечественную войну (само напоминание об Отечестве, ставшее потом официальным, было впервые дано именно митрополитом Сергием), чтобы констатировать чуждость захватчиков Правде Божией.

«Не в первый раз русский народ переживает нашествие иноплеменных, не в первый раз ему принимать и огненное крещение для спасения родной земли. Силен враг, но "велик Бог земли русской", как воскликнул Мамай на Куликовом поле, разгромленный русским воинством. Господь даст, придется повторить этот возглас и теперешнему нашему врагу. Над нами покров Пресвятой Девы Богородицы, всегдашней Заступницы русской земли. За нас молитвы всего светозарного сонма святых, в земле нашей воссиявших. С Божиею помощью и в эту годину испытаний наш народ сумеет по-прежнему постоять за себя, и рано или поздно, но прогонит прочь наседающего чужанина. Такая надежда, как железная броня да оградит нас от всякого малодушия перед нашествием врага. Каждый на своей страже, на своем посту будем бодро стоять, содействуя обороне отечества нашего и ревниво храня драгоценные заветы нашей святой православной веры».
(Из послания Митрополита Сергия 14 октября 1941 года).

Не вторгаясь в область церковных легенд о значении тех или иных икон, пророчеств, встреч, где требуются дополнительные исследования для различения правды и благочестивой фантазии, мы можем утверждать на основании лишь официальных материалов, что существование церковного благословения на борьбу было принято и осознано и народом, и самим Сталиным.

Преследовавший до войны Церковь как независимую «точку сборки» и самоорганизации русского народа, Сталин теперь именно в благословении этого самостоятельного и авторитетного голоса нашел одно из свидетельств поддержки его народом в целом. И самим Сталиным была подтверждена верность благословению именно канонической Церкви, были устранены последствия церковных расколов —  обновленческого, автокефалистских, униатского, и Русская Церковь обрела своё единство, которое в полной мере не смогло пошатнуть даже антиканоническое движение последних десятилетий. Утвержденный церковным благословением, Сталин утвердил Православную Церковь в её единстве. И отрицать наличие этого церковного благословения Сталину как военному и политическому вождю русского народа, данное в 1941 году, означает и отрицать единство Церкви, становиться на точку зрения защитников обновленческого и прочих расколов.

Даже весьма критично настроенные к любым идеологическим проявлениям советизма церковные иерархи, к примеру, святитель Иоанн Шанхайский (в итоге не признавший, как известно, юрисдикции Московского Патриархата), констатировали важное историческое и духовное значение совершающихся в России событий: «Внешниe успехи нашего Отечества на поле брани и внутренниe успехи Церкви в нашей Родине радовали и окрыляли нас надеждами на скорое прекращение всех её бедствий» (послание 2 августа 1946 года). То, что этим надеждам не суждено было в полной мере сбыться, что насаждение коммунизма вместе с изрядным градусом ненависти к исторической России и безбожием продолжилось, что репрессивная машина продолжала перемалывать людей, к примеру — многих «возвращенцев», не означает, что церковного благословения не было. Такое благословение дается на добрые дела, а делающему злое служит к осуждению. Таково церковное понимание благословения, противостоящее обмирщенному и политизированному политкорректному дискурсу «непричастности», «подневольности Церкви» и прочих словес, служащих лишь к поношению Церкви.

Говорить, что Сталин не имеет ничего общего с Победой — ложь. Говорить, что Церковь в годы войны не имела ничего общего со Сталиным — ложь.

Правда состоит в том, что обрушившаяся на русский народ суровая Божья кара (а есть достаточно данных о том, что в 1941-42 годах даже в неоднозначных случаях германцам сопуствовала обыкновенная удача, ведшая их к победам) привела не к ожесточению, не к распадению и дезорганизации (хотя тоталитарная система была изрядно дезорганизована), а к покаянию, к готовности к жертве и к решимости защищать свою Родину. Правда состоит в том, что русскому народу на этот жертвенный подвиг было преподано церковное благословение из уст канонического главы Церкви. Правда состоит в том, что решивший бороться с врагом несмотря на любые беды русский народ признал именно Сталина своим военным вождем  и не только не обрушил или ослабил, но и всемерно укрепил его власть. Правда состоит в том, что церковное благословение, дарующее победы на супротивныя, было адресовано как народу, так и его вождю. Правда состоит и в том, что вождь, осознав и приняв это благословение постарался всемерно укрепить Церковь, покончив с направленным против неё антиканоническим беззаконием. Правда, наконец, состоит в том, что в мае 1945 года Бог даровал русскому народу столь полную и безусловную благословенную победу, равных которой не так уж и много наберется даже в истории православной России. По внешнему блеску она может сравниться только с победой русского оружия над Наполеоном, но по геополитическому значению во много раз его превосходит.

9 мая 1945 года Святейший Патриарх Алексий I произнес слова, которые стали новым, мирным благословением и пророчеством: «Бог мира да продолжит благословения Свои на родную землю нашу и да споспешествует вождям и правителям нашим мирным оружием государственной мудрости и правды побеждать всё, что враждебно миру и благу великого Отечества нашего и совокупными трудами народов-победителей установить во всем мире такой порядок, при котором невозможно было бы повторение ужасов войны».

Несмотря на ужасные и богопротивные дела, которые творились в России и в мире после войны, несмотря на масштабные преследования Церкви, развернутые преемниками власти Сталина (вместе, кстати, с гонением на само имя Сталина — не будем забывать, кстати, что «потакание церковникам» вполне официально звучало из уст хрущевцев как еще одно обвинение «культу личности»), несмотря на самоубийственное безумие, охватившее наше общество в 1980-90-е годы, несмотря на бесчисленные региональные конфликты и локальные войны, благословение Патриарха всея Руси продолжает действовать. В мире по-прежнему существует тот миропорядок, который делает невозможным повторение ужасов войны. И этот миропорядок, конечно, основан не только на системе ООН, не только на заинтересованности народов в мире, но и на силе России, которая после Победы 1945-го была и остается международным гарантом мира без масштабных войн и агрессий, естественным ограничителем тех, кто хотел бы установить некое «глобальное мироустройство». Фактор Победы действителен в нашем мире еще и сегодня.

И отрадно видеть, что сегодня церковное благословение простирается на нашу землю и наш народ, несмотря на усилия тех, кто хотел бы расторгнуть единство нашей исторической памяти и противопоставить Церковь народу, сделать святое православие своеобразным «последним убежищем» русофобствующих мерзавцев. Тот молебен, который Святейший Патриарх предписал совершать ежегодно 9 мая в память о Победе станет, думаю, мощным агиополитическим актом, утверждающим нашу страну и в прошлом, и в будущем.

Отсылкой к тексту этого молебна, без комментариев и домыслов, и только выделяя, на мой взгляд, наиболее важные смысловые моменты, и хотелось бы закончить эти размышления.

С Днем Победы!

Текст молебна на 9 мая, 
написанный и установленный
Святейшим Патриархом Кириллом

Диакон: Благослови, Владыко.

Иерей возглашает: Слава Святей, и Единосущней, и Животворящей, и Нераздельней Троице, всегда, ныне и присно и во веки веков.

Лик: Аминь.

Диакон: Миром Господу помолимся: до прошения: О плавающих:

К обычным прошениям присоединяем особая:

- О еже исправитися молитве нашей сей, яко кадилу пред Спасителем нашим Богом, и приятися сей жертве сердец и устен, исповедающихся Господеви в день спасения, услышавшему нас в день печали, Господу помолимся.

- О еже непреобориму и победительну всегда над враги Отечеству быти, и мир и славу утвердити в земли нашей, Господу помолимся.

- О еже даровати нам благодать от ныне и до века верою и любовию возвещати спасение и силу и Царство Бога нашего и область Христа Его, подавшему стране нашей силу и воздавшему нам радость спасения Своего, Господу помолимся.

- О избавитися нам:

- Заступи, спаси, помилуй:

- Пресвятую, Пречистую:

Возглас: Яко подобает Тебе всякая слава:

Посем, Бог Господь, и явися нам: со стихами.

Тропарь, глас 4:

Благодарни суще, недостойнии раби Твои, Господи, о Твоих великих благодеяниих на нас бывших, славяще Тя, хвалим, благословим, благодарим, поем и величаем Твое благоутробие, и рабски любовию вопием Ти: Благодетелю, Спасе наш, слава Тебе.

Слава, глас 1:

Спаси, Господи, люди Твоя и благослови достояние Твое, победы православным христианом на сопротивныя даруя и Твое сохраняя Крестом Твоим жительство.

И ныне, Богородичен, глас 8:

Взбранной Воеводе победительная, яко избавльшеся от злых,благодарственная восписуем Ти, раби Твои, Богородице, но, яко имущая державу непобедимую, от всяких нас бед свободи, да зовем Ти: радуйся, Невесто Неневестная.

Диакон: Вонмем.

Иерей: Мир всем.

Чтец: И духови твоему.

Диакон: Премудрость, вонмем.

Чтец: Прокимен, глас 4: Господь крепость людем Своим даст, Господь благословит люди Своя миром. Стих: Принесите Господеви, сынове Божии, принесите Господеви славу и честь.

Апостол ко Ефесеем, зачало 233. Евангелие от Матфея, зачало 98-99 (сборное).

Рече Господь Своим учеником: услышати имате брани и слышания бранем. Зрите, не ужасайтеся, подобает бо всем сим быти, но не тогда есть кончина. Востанет бо язык на язык и царство на царство, и будут глади и пагубы, и труси по местом. Вся же сия начало болезнем. Будет бо тогда скорбь велия, якова же не была от начала мира доселе, ниже имать быти. И аще не быша прекратилися дние оны, не бы убо спаслася всяка плоть. Избранных же ради прекратятся дние оны.

По Евангелии ектения: Рцем вси:

По Еще молимся о богохранимей стране нашей: присоединяем прошенияособая:

- Еще молимся, о еже прияти Господу Спасителю нашему исповедание иблагодарение нас, недостойных рабов Своих, яко не по беззаконием нашим сотворилесть нам, ниже по грехом нашим воздал есть нам, но и в годину искушения, пришедшаго на Отечество наше и на всю вселенную, избавил ны есть, ивнегда, обышедше, обыдоша нас врази наши, явил есть нам спасение Свое.

- Еще молимся о вождех и воинех наших, на поли брани жизнь свою положивших,от ран и глада скончавшихся, в пленении и горьких работах невинно умученных и убиенных, и всех Победы ради потрудившихся, яко да даст им Царь славы в день праведнаго Своего воздаяния жизнь вечную и венцы нетления, нас же всех в вере и единомыслии утвердит.

- Еще молимся Тебе Господу, Богу нашему, о еже призрети на, скорби, беды, страдания, слезы и стенания людей Своих, и Милостиву быти и отвратити весь гнев Свой, праведно движимый на ны, и помиловати ны.

Возглас: Услыши ны, Боже, Спасителю наш:

Хор: Аминь.

Диакон: Господу помолимся.

Хор: Господи, помилуй.

Иерей же со всею церковию со всяким вниманием и умилением глаголетмолитву сию велегласно:

Боже Великий и Непостижимый, спасаяй погибающия, животворяй мертвыя,/ вся творяй по воли Твоей, и дивным Твоим промыслом управляяй всяческая!/ Приклони ухо Твое с высоты святыя Твоея и приими от нас, смиренных и недостойных рабов Твоих,/ сердцем и усты возносимая Тебе благодарственная сия моления, исповедания и славословия.

Яко не по беззаконием нашим сотворил еси нам, Господи, ниже по грехом нашим воздал еси нам./ Ты глаголал еси древле сыновом Израилевым, яко, аще не послушают гласа Твоего хранити и творити вся заповеди Твоя,/ наведеши на них язык безстуден лицем, иже сокрушит их во градех их, дондеже разорятся стены их./ И мы ведехом, яко исполнился глагол сей страшный на народе нашем./

Но Ты, Господи Боже, Щедрый и Милостивый, Долготерпеливый и и Истинный/ и правду храняй и творяй милость, милостию велиею помиловал еси/ и, посетив жезлом неправды наша, ущедрил еси нас победою на сопостаты./ Темже утвердися серце наше в Господе нашем,/ вознесеся рог наш в Бозе нашем, возвеселихомся о спасении Твоем./ Благодарим Тя за избавление Отечества от врага лютаго./Даждь нам, Господи, память сего славнаго Твоего посещения/ твердо и непрестанно имети в себе,/ еже всегда благодарити и славословити:/ слава Тебе, Богу,Благодетелю нашему, во веки веков.

Лик: Аминь.

Диакон: Премудрость.

Лик: Честнейшую Херувим:

Слава, и ныне: Господи, помилуй (трижды) . Благослови.

И отпуст:

Воскресый из мертвых, Христос, Истинный Бог наш, молитвами Пречистыя Своея Матере, святых славных и всехвальных апостол, святаго великомученика и Победоносца Георгия, всех святых, в земли Российстей просиявших, и всех святых, помилует и спасет нас, яко Благ и Человеколюбец.

Таже: Во блаженном успении вечный покой подаждь, Господи,усопшим рабом Твоим, приснопамятным вождем и воином за веру и Отечество на поли брани жизнь свою положившим, от ран и глада скончавшимся, в пленении и горьких работах невинно умученным и убиенным и всем Победы ради потрудившимся, и сотвори им вечную память.

По сих же Многолетия и Христос воскресе: (трижды).

Особые заупокойные прошения в день Победы над фашистской Германией

На ектении и в молитве "Боже духов:"

Еще молимся о упокоении душ приснопамятных вождей и воинов за веру и Отечество на поли брани жизнь свою положивших, от ран и глада скончавшихся, впленении и горьких работах невинно умученных и убиенных и всех Победы ради потрудившихся, и о еже проститися им всякому прегрешению вольному и невольному.

При возглашении вечной памяти:

Во блаженном успении вечный покой подаждь, Господи, усопшим рабом Твоим, приснопамятным вождем и воином за веру и Отечество на поли брани жизнь свою положившим, от ран и глада скончавшимся, в пленении и горьких работах невинноумученным и убиенным и всем Победы ради потрудившимся, и сотвори им вечную память.

http://www.rus-obr.ru/print/ru-club/6523




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме