Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Хрущёв и его церковная политика. Часть 3

Николай  Селищев, Русский вестник

10.05.2010

Часть 1

Часть 2

Диктатура Хрущёва не сдерживалась ни нравственными, ни юридическими рамками. И Патриархия, казалось бы, явно проигрывала «молодым, да ранним шестидесятникам», число которых в епископате множилось.

Но и тут Патриарх Алексий I не сдавался. Ему удалось, например, после неоднократных отказов властей, провести в 1961 г. в епископы 62-летнего игумена Кассиана (Ярославского), сына русского дореволюционного священника. Владыка Кассиан (+1990), стойкий и деятельный поборник старины, был уволен с Костромской кафедры в разгар «перестройки» в 1988 г., формально - по «собственному» желанию.
     
Патриархия добивалась хиротонии Климента (Перестюка), русского крестьянина, белоэмигранта-патриота, в 1962 г. – благочинного церквей Приморского округа, настоятеля Свято-Покровской церкви в Уссурийске. В 1931 – 1945 гг. отец Климент служил в Харбине, в 1941-1945 гг. преподавал в Харбинской Духовной Семинарии под руководством знаменитого митрополита Нестора (Анисимова) (+1962). В 1951 г. был возведён в сан архимандрита архиепископом Китайским и Пекинским Виктором (Святиным) (+1966), Экзархом Восточной Азии (ГАРФ, ф. 6991, оп. 2, д. 454, л. 59).
  

25 января 1948 г. Владыка Нестор (Анисимов), тогдашний Патриарший Экзарх Восточной Азии, сообщал: «В городе Харбине существует католический лицей Св. Николая, в котором под видом «благотворительности» воспитываются наши советские дети, с безусловно враждебным по отношению к СССР влиянием».

По указу Патриарха Алексия I и Св. Синода от 17 января 1946 г., «в противовес этому католическому лицею» митрополит Нестор открыл православное учебное заведение – лицей Св. Александра Невского (д. 66, л. 4).

Уже в 1925-1926 гг. Рим учредил миссию с прицелом на Владивосток и Сибирь. В 1928 г. в Харбине была открыта епархия «восточного обряда» и «лицей Св. Николая». Верховодил «… апостолический администратор, по внешнему виду православный архимандрит, Фабиан Абрантович». С 1931 г. в Харбине издавались католическая газета и брошюры на русском языке. Миссией в Шанхае руководили иезуиты: словаки и англичане. Ордена урсулинок и францисканок открыли свои школы для русских девочек, русский мужской лицей «Св. Николая» подчинялся ордену марианов. Часть предметов преподавалась на английском, часть – на русском языке. Но все получали приказы из иезуитской школы «Руссикум» в Риме. Русское духовенство в Харбине решительно боролось с папской миссией Абрантовича (К.Н.Николаев. Экспансия Рима в Россию. Восточный обряд. Рим – Польша – Россия. Париж, 1950; М., 2005, с. 130-133, 149, 159, 168-170).

Харбин и Шанхай были захвачены японцами. Налицо сговор между японской военной разведкой и миссиями «восточного обряда» в Харбине и Шанхае. Это часть фашистской «оси» Германии, Италии и Японии.

Советские войска начали 9 августа 1945 г. войну против Японии и быстро разгромили её. Уже 19 августа, в воскресенье, в Харбинском кафедральном соборе и на прилегающих к нему площадях при стечении тысяч белоэмигрантов состоялся благодарственный молебен по случаю освобождения города советскими войсками от японской оккупации («Финал». М., 2-е изд., 1969, с. 304).

Неудивительно, что Климент (Перестюк), харбинец, много знавший о папской подрывной деятельности, скрытой под русской и церковно-славянской личиной, оказался для Хрущёва нежелательным лицом.

Только спустя два года после смещения Хрущёва, 62-летний Климент (Перестюк) был рукоположен в октябре 1966 г. во епископа Екатеринбургского и Курганского. Хиротонию возглавили Патриарх Алексий I и митрополит Крутицкий и Коломенский Пимен (Извеков). В 1977 г. уже Патриарх Пимен (Извеков) возвёл Климента (+1986) в архиепископы.

Патриарх Алексий I (Симанский) и митрополит Николай (Ярушевич) отстояли Св. Луку (Войно-Ясенецкого), когда хрущёвцы потребовали его сместить в 1959 г. Патриарх, зная, с кем имеет дело, придал своему условному согласию такую схоластическую форму, что загнал хрущёвцев в тупик (д. 255, л. 54). И Св. Лука умер правящим архиереем (+1961).
   
Хрущёвцы изгнали с кафедры в Ташкенте архиепископа Ермогена (Голубева). Патриарх настойчиво добивался для него новой епархии и поддержал в 1962 г. его письмо-протест Хрущёву (д. 284, л. 20; д. 454, лл. 8-9, 11-12, 14-28).

В 1962 г. Ермоген получил кафедру в Омске, в 1963 г. – в Калуге. 

Гонения на русских православных сочетались у Хрущёва с подлинной «оттепелью» к врагам СССР. Хрущёв настоял и на издании указов Президиума Верховного Совета СССР от 13 и 23 декабря 1956 г. о досрочном освобождении японских военнопленных, отбывавших срок за военные и уголовные преступления. 

   

Генерал Ямада, осужденный при Сталине за военные преступления на 25 лет, был отпущен в Японию ещё в феврале 1956 г. («ВИЖ», 1991, № 4, с. 71, 72). Ямада утвердил планы применения бактериологического оружия против СССР – распылением с самолётов и с помощью отрядов диверсантов. Ему подчинялись концлагеря, известные как «отряд 731» и «отряд 100». В концлагерях японцы проводили фашистские опыты на живых людях, которых цинично называли «брёвнами». Это делалось с согласия «императора» Японии. Среди жертв были и русские, жившие в Харбине (см.: «Чума от дьявола»// «Завтра», 2002, № 26, с.7).    

Лишь двенадцать преступников из «отряда 731» были осуждены советским судом в Хабаровске в 1949 г., а остальные, став работать на Пентагон, избежали наказания или сделали карьеру в японском здравоохранении (см. перевод статьи Ф.Понса из французской газеты «Монд» в «За рубежом», 1997, № 11, с. 10).
   

Чудовищные планы Ямады, командующего японской Квантунской армией, не были осуществлены, как он признал на процессе в Хабаровске, - из-за стремительного, с 9 августа 1945 г., прорыва наших войск в глубь Манчжурии и Китая («Финал». М., 2-е изд., 1969, с. 76, 305-312).
   

 Как нужно ненавидеть Россию, чтобы Ямаду выпустить на свободу? Хрущёв вёл переговоры с премьер-министром Японии Хатоямой. Итогом стала декларация 19 октября 1956 г. Её подписал Хатояма. От СССР - Председатель Совета Министров Н.Булганин и министр иностранных дел Д.Шепилов – оба держались хрущёвской линии, лавировали да не вылавировали (уволены в 1958 и 1957 гг.). Маршал Г.К.Жуков считал: «Н.А.Булганин очень плохо знал военное дело и, конечно, не смыслил в оперативно-стратегических вопросах» («Воспоминания и размышления». 11-е изд., М., 1992, т. 3, с. 364).    

«Учитывая интересы японского государства», Хрущёв, Булганин и Шепилов обещали отдать японцам часть Курильских островов и отказались от репараций с Японии. Сталин держал Японию вне ООН. Хрущёв позволил Японии в декабре 1956 г. стать членом ООН. Японцы «отблагодарили» СССР, начав перевооружение с помощью США.    

Декларация 1956 г. ничтожна, как противоречащая акту о безоговорочной капитуляции Японии 3 сентября 1945 г. Хрущёв облегчил Японии притязания на наши земли – вплоть до нынешней эпохи, когда премьер-министром в Токио стал внук того самого премьер-министра Хатоямы. В 1930-х гг. тот восторгался Гитлером, за что после войны американцы на время отстранили Хатояму от политики.    

Не надо думать, что «экзотичное», японское, направление хрущёвской политики – какая-то заумь. Нет, всё было тщательно продумано. Япония была и остаётся в тесном военно-финансовом союзе с США. Католические, в том числе и иезуитские миссии в Японии имеют давнюю историю, уживаясь с местным язычеством. И хрущёвский разворот «на восток», к Японии, был частью его заискивания перед Западом и Ватиканом.

Жестокость «либерального» хрущёвского режима устраивала Запад, если она была направлена против Православия, а не против «гениев» авангарда. Западные газеты перепечатывали из хрущёвских газет пасквили, затрагивающие Православную Церковь. В августе 1959 г. так поступила крупная парижская «Либерасьон» с кричащими заголовками.    

Митрополит Николай (Ярушевич) тогда, за два года до гибели, обратил на это внимание правительственного Совета по делам Русской Православной Церкви (д. 255, л. 70). А 4 мая 1960 г. уже Патриарх Алексий I просил председателя Совета Куроедова «… оказать содействие в упорядочении посещений иностранцами Троице-Сергиевой лавры… За последнее время стали часто посещать Лавру отдельные лица из американского посольства и ведут себя вызывающе, фотографируют наиболее неприглядные места и т. д.» (д. 284, л. 16).

Произвол принял чудовищные размеры. Например, в одном из городов на Украине молодчики внесли обнажённую девицу в храм, пыталась пронести её в алтарь, но верующие их поколотили. Об этом омерзительном случае митрополит Николай успел в июле 1960 г. сказать архиепископу Василию (Кривошеину). По всей стране на Пасху «прокатилась волна грубейших и безобразнейших антирелигиозных демонстраций» («Две встречи», с. 67).    

Вероятно, для налётов на храмы использовали реабилитированных униатов-бандеровцев и прочих уголовников. Одним из московских заместителей Хрущёва, секретарём ЦК и членом Президиума ЦК в 1957-1960 гг., был Кириченко. Раньше, при разгуле бандитизма в Одессе сразу после войны, Кириченко жил там неплохо. Маршал Жуков, назначенный в 1946 г. командующим Одесским военным округом, как известно, перестрелял местную «братву» быстро и без суда, подготовив операцию в полной тайне. Бучин, водитель Жукова, вспоминал: «Маршал уклонился от контактов с первым секретарём Одесского обкома партии, вельможным, разжиревшим партийным бонзой А.И.Кириченко» («170000 километров с Г.К.Жуковым». М., 1994, с.151).    

Акты вандализма в СССР при Хрущёве напоминают выходки французских масонов-революционеров в конце XVIII века. Тогда процессия из молодых женщин внесла опереточную певицу, объявленную «богиней Разума», в алтарь собора Парижской Богоматери. Знали ли хрущёвцы об «опыте» Робеспьера и Дантона? Разумеется.    

Так, в 1962 г. Лениздат выпустил 100-тысячным тиражом книжку Селешникова «История календаря и его предстоящая реформа». Восхваление антихристианского календаря и летоисчисления французских революционеров, разглагольствования о «вреде» празднования Св. Пасхи, похвалы американским поборникам «всемирного календаря» во главе с Э.Ахелис, – вот темы книжки. В июле 1954 и мае 1956 г. сессии Экономического и Социального Совета ООН одобрили «всемирный календарь», который намеревались ввести с 1 января 1961 г. На это дали согласие правительства Индии, Франции, Югославии, ОАР и СССР (с. 66, 90-99, 110-117, 120).  

В Югославии правил «неприсоединившийся коммунист» диктатор Тито, в Индии – загадочный Неру, в ОАР (Египте и Сирии) – магометанин Насер. Во Франции – финансист П.Мендес-Франс, позже - социалист Г.Молле. Как видим, все они и Хрущёв прекрасно договорились. Вероятно, их объединяло нечто помимо официальных биографий.   

Так же и союз Хрущёва с Ватиканом, который религиеведы объясняют просто: шла «холодная война», а в Италии у власти в 1955-1962 гг. был левый католик - президент Джованни Гронки. Чтобы снизить напряжённость, надо было дружить с Гронки, политиками «левого центра» и папой-реалистом Иоанном XXIII.   

Однако Иоанн XXIII, как мы видели, был такой же фашист, как и его предшественник Пий XII (1939-1958), с которым Хрущёв тоже имел связи, как мы уже упоминали. Доказательства? Карпов, председатель правительственного Совета по делам Русской Православной Церкви, передал 17 января 1958 г. Патриарху Алексию I … текст рождественского послания папы Пия XII (д. 227, л. 8).   

А ведь по официальной версии религиеведов, у Хрущёва с Ватиканом тогда не было никаких контактов. Позже, при папе Иоанне XXIII, избранном в октябре 1958 г., якобы началась «оттепель», растопившая льды «холодной войны». Однако, как видим, Хрущёву для дружбы с папой вовсе не нужно было, чтобы папа играл в «миролюбие». Ведь Пий XII с его высокомерным фанатизмом и тяге к мистической экзальтации вообще не представлял, что такое дипломатия. Марширующие колонны чернорубашечников и эсесовцев были понятнее Пию XII, в отличие от сложных, но давно опробованных в Ватикане, игр в «сближение с Россией». Этим занялся Иоанн XXIII, но и тут он вовсе не новатор. Он делал примерно то же, что и хитрый папа Лев XIII (1878-1903) полвека раньше. Только Лев XIII боялся сильной царской России, а Иоанну XXIII бояться было некого: чего ни пожелай – Хрущёв согласен. Театральные приёмы Иоанна XXIII помогали Хрущёву в немалой степени скрывать свои планы унии с Римом.    

Президент Гронки, пышно принятый Хрущёвым в Москве в феврале 1960 г., игрок в левизну, «посвящённый», но не главный. Именно при нём масонство США настояло, чтобы итальянское государство отказалось от дворца на римской улице Джустиниани и вернуло его масонской ложе «Великий Восток Италии», установив для масонов ничтожную арендную плату. Правда, в Италии было сразу два масонских центра, соперничавших друг с другом, – ложа «Алам» и «Великий Восток».   

 Их надо было объединить, укрепляя единую Европу и НАТО. Для выполнения этих задач Гронки провёл в премьер-министры своего друга Тамброни, чей давний приятель, князь-сицилиец, возглавлял ложу «Алам». Правительство Тамброни получило вотум доверия в марте 1960 г. в парламенте только с помощью фракции неофашистов, тогда называвших себя «итальянским социальным движением».    

Тамброни приказал полиции вести себя жёстче с демонстрантами. Стычки переросли в драки. Тем временем в начале июля 1960 г., в тишине, были, наконец, подписаны все необходимые масонам документы. Как только дело было сделано, Тамброни попросили уйти. А президент Гронки и сенаторы велели военной полиции (карабинерам) вернуться в казармы. Дымовая завеса уже была не нужна. Тамброни на посту премьер-министра сменил хамелеон-долгожитель Фанфани. Что здесь «левого», и неужели Хрущёв об этом не знал?    

Американский сенатор Хэмфри после встречи с Хрущёвым в 1958 г. был поражён его осведомленностью в деталях политической жизни даже в отдельных американских штатах. Советская разведка докладывала Хрущёву о тайных письмах президента США Эйзенхауэра главам других государств (Таубман, с. 443, 470).    

Поэтому вероятно, что закулисную сторону итальянской жизни Хрущёв знал хорошо и крепил «братские» связи. Его выдвиженец Никодим (Ротов) выступил против обсуждения темы масонства на Первом Всеправославном совещании на острове Родос, в Греции, осенью 1961 г.   

Архиепископ Брюссельский и Бельгийский Василий (Кривошеин), принадлежавший к Московской Патриархии, вспоминал о Никодиме: «Однако он недостаточно знал по-гречески; болтать на простые житейские темы он научился в свою бытность в Иерусалиме, но вести богословский разговор или понимать богословский доклад он был не в состоянии (это он сам признавал)». Сопровождавший его переводчик знал «только английский язык и почти не был знаком с богословскими терминами». Вот почему Никодим, успевший настроить многих против Владыки Василия, всё-таки был вынужден обращаться за помощью как раз к нему, прекрасно знавшему греческий язык. Так Василий (Кривошеин) оказался в гуще никодимовой дипломатии.   

 Сначала Никодим добился снятия вопроса о борьбе с… атеизмом. «И вопрос об атеизме был просто вычеркнут из программы, без всякого обсуждения на пленарных заседаниях» (Архиепископ Василий (Кривошеин). Две встречи. СПб., 2003, с.129-135). Это подтверждается и данными ГАРФ (д. 435, л. 168).    

Далее Владыка Василий пишет: «Что же касается масонства – «то его в современной России нет, оно нам неизвестно, масонство существует только на Западе, следовательно, это вопрос не общеправославного интереса, а только местного, и потому его не следует помещать в программу общеправославного Собора». Так убеждал архиепископ Никодим, и его послушались» (с.135).  

 Никодима «больше интересовали церковно-практические вопросы», а не «чисто богословские». Когда совещание завершилось, помощник Никодима, некто Варламов, сказал, как надо провести пресс-конференцию: «Мы предложим слушателям, - говорил он нам громко и не стесняясь, - побольше бутербродов с икрой, затем водки, тоже побольше, и когда хорошенько нажрутся и напьются, тогда и начнём говорить. Так они лучше воспримут…» («Две встречи», с.136).    

Пионеры экуменизма сразу отреклись от «старого мира» вежливости и сдержанности, образования и церковной публицистики. Кстати говоря, именно Патриарх Алексий I и митрополит Николай (Ярушевич) осуждали масонство в «ЖМП» в сталинские послевоенные годы.    

Например, в № 2 за 1950 г. была напечатана большая статья «Будем вместе бороться с опасностью». Автор статьи, богослов С.Троицкий, призывал к греко-славянскому единству, защите Православия от чуждых влияний. Отрицательно оценивал известного обновленца Константинопольского Патриарха Мелетия IV Метаксакиса, начавшего эру экуменизма в 1923 г. Мелетий, будучи ещё митрополитом на Кипре, «вступил 15 марта 1910 г. в Константинополе в масонскую ложу «Гармония», о чем по поводу его смерти (+27/VII 1935 г.) писал масонский журнал «Pythagore-Equerre» (т. IV, ч. 7-8, 1935 г.). Этим объясняется многое в его дальнейшей деятельности» (с. 37).   

«ЖМП» далее писал: «Несомненно, будущий историк Православной Церкви должен будет признать конгресс 1923 г. в Константинополе самым печальным событием её жизни в ХХ веке. Организованный и возглавляемый масоном, Патриархом Константинопольским Мелетием IV, конгресс самозвано и незаконно назвал себя всеправославным, ибо, во-первых, Русская Церковь, включающая в себя три четверти православного мира, не имела на нём ни одного своего полномочного представителя, а три восточных Патриарха не только отказались участвовать в нём, но и вынесли ему суровый и справедливый приговор; а во-вторых, потому, что самые его постановления носили неправославный характер и, по выражению Александрийского Патриарха Фотия, «пахли ересью и схизмой» (с. 46).    

«ЖМП» упоминал и тесные связи Мелетия IV с неоднократным премьер-министром Греции Венизелосом. Венизелос - «свободомыслящий» политик, разрушивший греческое национальное единство. Для Патриарха Алексия I и его окружения все эти имена, события, подробности были живой историей ХХ века, для людей типа Никодима - пустым звуком.    

Василий (Кривошеин) приводит характерный пример из работы уже Третьего Всеправославного Совещания на Родосе в ноябре 1964 г.: «Вспоминаю, как на Родосе мы познакомились с одним греческим политическим деятелем, убеждённым демократом, высказывавшим нам свои, думаю, искренне русофильские (но отнюдь не советофильские) чувства. Он открыто громил коммунизм, называя его варварскою и тираническою системой. Митрополит Никодим слушал молча и никогда не возражал. Как-то этот господин стал рассказывать о Венизелосе (премьер-министр Греции /годы жизни/ 1864-1936 гг.) и о его столкновениях с королём Константином. И вдруг митрополит Никодим спросил меня: «А кто такой был Венизелос?». Оказывается, он никогда не слыхал ни о Венизелосе, ни о Константине. Я был поражён таким пробелом, результатом односторонности советского воспитания и изоляции живущих там людей от внешнего мира» («Две встречи», с.175). 

Как видим, Патриарх Алексий I, изображаемый на Западе «советским», отнюдь не жил в «изоляции». Его стремление отгородиться от экуменизма - не от незнания, а, напротив, от превосходной осведомлённости.  

Никодим же подходил ко всему делячески, не вникая в подробности: «Митрополит Никодим был очарован папским и ватиканским приёмом. «Вот это действительно братский приём. Не то, что греки! Те тоже хорошо принимают, но всегда с какой-то задней мыслью, с лукавством. А эти от всей души», - рассказывал он мне впоследствии… Его знание католицизма было тоже, скорее дипломатически-экуменическим, чем богословским или духовным. Так, он знал имена большинства кардиналов, знал имена некоторых видных богословов, но работ их при этом не читал. «У меня нет совсем времени что-либо читать», - как-то со смущением признался он мне» («Две встречи», с.210-211).   

 Показательная черта Никодима. Ему казалось, что у греков «всегда» какая-то «задняя мысль», в отличие от «действительно братского приёма» итальянцев. Известно, кто греков всегда не любит, и кого греки не любят сами. Греческая наблюдательность, воспитанная веками тяга подмечать тонкости – неизбежно ставят в неловкое положение тех, кто предпочитает «просто отдохнуть». Такие поверхностные умы даже не могут сказать, в чём дело, что у греков «не так».    

Однако Василий (Кривошеин), написавший немало критичного о Никодиме, не был его врагом и сторонником Патриарха Алексия I. Патриарх не любил Василия, как и Василий – Патриарха. Очевидно, Василий был для Патриарха Алексия I слишком «западным», с многослойными связями. Так или иначе, Патриарх однажды, по воспоминанию митрополита Питирима, назвал Василия «капустой брюссельской» («Русь Уходящая», с. 287). Тем более интересны свидетельства Василия о тайной дипломатии хрущёвских лет.    

Василий знал кардинала Тиссерана, выходца из Франции, одно время – главу кардиналов в Риме. Тиссеран пытался стать папой дважды: в 1939 и 1958 гг.   

Через С. Большакова, эмигранта «с большими связями», в том числе в Оксфорде, и через Штротмана, «шевтоньского иеромонаха» (т.е. «католика восточного обряда»), в августе 1962 г. была устроена встреча Василия, Никодима и Тиссерана на частной квартире в г. Мец, на востоке Франции, откуда сам Тиссеран был родом. Никодим не ставил условий Тиссерану, а только спрашивал, что будет на Ватиканском «соборе». Тиссеран, как член правящей римской верхушки, заранее знал, как пройдёт «собор».    

Василий подытоживает: «И действительно, вследствие этой встречи архиепископа Никодима с кардиналом Тиссераном наблюдатели Русской Православной Церкви два месяца спустя прибыли на Ватиканский собор» (с.144).    

Что такое монастырь Шевтонь (Chevetogne)? Он расположен в Бельгии, к юго-востоку от столицы страны - Брюсселя. Недалеко, к юго-западу от Брюсселя, в городке Монс, - главный штаб НАТО. Шевтонь с 1927 г. издаёт сборник «Иреникон» («Мирный») - обзор церковных и общественно-политических событий по странам мира. «Иреникон» не размещается в интернете. Подписка только по электронной почте – «для своих». Шевтонь копирует православное богослужение (церковно-славянское и греческое), церковное пение. Формально этот монастырь – ордена бенедиктинцев, но расположен в особняке иезуитов.    

Некоторые по незнанию или умыслу отрицают сам факт существования «католицизма восточного обряда», отличающегося от заурядно-варварской западенской унии. Но митрополит Питирим (Нечаев), известный своей образованностью, не боялся этого термина и в «ЖМП» (1971, № 4, с.21) перечислял «католические монастыри восточного обряда» - Шевтонь в Бельгии и монастырь Покрова в Гааге, в Голландии.    

Ценность воспоминаний Владыки Василия (Кривошеина) в том, что он точно называет посредников между Никодимом и Тиссераном – шевтоньцев. Это означает, что советский МИД был либо не осведомлён о готовившихся событиях, либо не имел выходов на Тиссерана. Получается своеобразный «прорыв изоляции» Русской Церкви – за спиной у Патриарха Алексия I и с помощью кардинала-вишиста Тиссерана (Виши – «столица» французских фашистов-петеновцев в 1940-1942 гг.).    

Как признают сторонники Никодима в книге «Человек Церкви», 10 октября 1962 г. хрущёвский Президиум ЦК КПСС решил послать наблюдателей от МП в Ватикан (с.110).

На следующий день Иоанн XXIII открыл 2-й Ватиканский «собор».    

А ведь ещё 2 апреля 1959 г. Патриарх Алексий I в присутствии митрополита Николая (Ярушевича) заявил властям: «… по существующим каноническим законам Православная Церковь не имеет права участвовать в этом /Ватиканском/ соборе, а также направлять своих представителей в качестве гостей или наблюдателей. Кроме того, у Патриарха, как и у всей Русской Православной Церкви, нет стремления к участию в соборе, возглавляемом католиками» (д. 255, л. 31).
  

Митрополит Николай (Ярушевич) 18 февраля 1959 г. говорил властям об удушении православных монастырей: «Ни патриарху, ни мне непонятны такие действия, ибо скиты вынесли на своих плечах всю тяжесть борьбы с католичеством, следовательно, имеют заслуги перед Родиной. И вот теперь вся патриотическая деятельность перечёркивается» (д. 255, лл. 3, 4).   

 Владыка Николай сразу догадался о целях Хрущёва – борьба с патриотизмом, облегчение католического «натиска на восток». Весной следующего, 1960 г., в Харькове «без всякого согласия со стороны верующих закрыли крупный храм Александра Невского и взорвали его» (д. 284, л. 2). Патриарх Алексий I и митрополит Николай протестовали, но безуспешно.   

 Хрущёв нанёс по Русской Православной Церкви страшные удары, сживая её со свету и навязывая дружбу с Ватиканом. Разумеется, Иоанн XXIII и кардиналы не осудили хрущёвский террор.    

«Братская» встреча Никодима с Тиссераном – часть этого плана. По данным современного испанского иезуита Э.Фраттини, Тиссеран был членом масонской ложи «Великий Восток Франции», и именно он, с согласия папы Пия XII, руководил во время Второй Мировой войны заброской папских миссионеров из иезуитского «Руссикума», аббатств Гротта Феррата (Италия), Шевтонь и Велехрад (Моравия) на временно оккупированные немцами территории СССР. 217 таких «миссионеров» были казнены нашими партизанами или пропали в лагерях в Сибири («Священный альянс». М., 2007, с. 413-416). Фраттини пытается создать ложное впечатление, что это делалось якобы втайне от гестапо, но мы-то помним о конкордатах (союзных договорах) Ватикана с Муссолини и Гитлером – 1929 и 1933 гг.    

Фраттини подробно пишет о переброске беглых нацистов (немцев, австрийцев, хорватов, французов-петеновцев) в Южную Америку с поддельными паспортами - либо от Ватикана, либо от Международного Красного Креста. Произошло это сразу после Второй Мировой войны с ведома американского ЦРУ и английской военной разведки МИ-6. Операция называлась «Монастырь», или «Ватиканский коридор». Ею верховодил всё тот же кардинал Тиссеран вместе с кардиналами Монтини и Каджано («Священный альянс», с. 418-445). Тиссеран «был настолько ярым антикоммунистом, что считал коммунистов недостойными даже христианского погребения» (с. 425).   

 Тогда почему Тиссеран в начале 1960-х гг. помогал Хрущёву? Да потому, что под маской коммуниста Хрущёв скрывал личные цели.   

 Его американский биограф Таубман пишет: в начале 1971 г. Хрущёв, пациент «элитной кремлёвской больницы на улице Грановского», со смехом объяснял врачу П.Мошенцевой: «Теперь вам ясно, что такое социализм? Вода!» (с. 687, 690).   

Тиссеран знал многое и вряд ли смотрел на мир упрощённо, как представляет Фраттини. Разумеется, Тиссеран ненавидел Советский Союз, нашу Победу 1945 г. Но ведь Хрущёв перечёркивал все плоды Победы, за что до сих пор обожаем «перестройщиками». И отчего Тиссерану не помочь Хрущёву?    

Тиссеран был «великим мастером всаднического ордена Св. Гроба Господня» - таинственной «рыцарской» организации. Он ведал архивами и папской библиотекой, знал ближневосточные языки. Рядом с ним был немецкий иезуит-кардинал Беа, ответственный за связи с Хрущёвым.   

 Хрущёв выпустил на Запад гитлеровского пособника – «митрополита» униатов-бандеровцев Слипого, заслуженно отправленного Сталиным в лагерь. Слипой прибыл в Ватикан 9 февраля 1963 г. к Иоанну XXIII. Его преемник папа Павел VI (он же бывший кардинал Монтини, пособник нацистов) назначил Слипого кардиналом в 1965 г. С Павлом VI (1963-1978) не раз встречался в Риме митрополит Никодим (Ротов).    

 

Н. ССЕЛИЩЕВ, 
   член Русского Исторического Общества

http://www.rv.ru/content.php3?id=8458




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме