Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Шахидки по «любви»

Яна  Амелина, Фонд стратегической культуры

15.04.2010

Российское общество во многом ещё не готово назвать своими именами вещи, связанные с новой вспышкой городского террора, продолжая прятаться за бессмысленные восклицания вроде «терроризм не имеет вероисповедания и национальности». Оказывается, имеет.

Джанет Абдурахманову, унесшую жизни на станции метро «Парк культуры», с сочувствием называют «красивой, молодой, по-детски наивной девушкой», «заложницей обстоятельств, оказавшейся втянутой совсем не в детские игры» (1). Пистолет, с которым позирует эта «наивная» вместе со своим ликвидированным 31 декабря прошлого года мужем Умалатом Магомедовым, жалостливые комментаторы как будто и не замечают. Многие посетители популярных информпорталов не верят, что имеющая два высших образования, одно из которых – психологическое, учительница информатики сельской школы Мариам Шарипова, взорвавшая себя на «Лубянке», оказалась способна совершить массовое убийство, и уверенно: исламисты ни при чем, за терактами в Москве стоит «кровавая гэбня».

В сознании среднестатического россиянина с трудом умещается, что молодая, симпатичная – или умудренная образованием и жизненным опытом – исламистка способна стать «живой бомбой» не только под воздействием психотропных веществ или принуждения. Не отрицая возможности применения этих способов, заметим, что есть и другой, гораздо надежнее.

Террористки идут на смерть по любви.

Интеллигентная террористка Мариам. К моменту совершения теракта уроженка дагестанского села Балахани 28-летняя Мариам Шарипова, окончившая физмат (заметим, не какой-нибудь традиционно «женский» филфак) ДГУ, была уже не впервые замужем. Как сообщает «Коммерсант» со ссылкой на правоохранительные органы, первым мужем Мариам был соратник Хаттаба, иорданец по кличке Доктор Мухаммад, убитый в ходе спецоперации в селении Муцалаул Хасавюртовского района 30 августа 2009 года. После этого она «перешла» к последователю Доку Умарова, ваххабиту Магомедали Вагабову, причем отвозил сестру в лес к боевику ее брат Ильяс (2). Не удивительно, что отец преступницы Расул Магомадов отрицает факт как первого, так и второго замужества дочери.

На момент подрыва Шариповой в метро Вагабов был жив и продолжал преступную деятельность (его имя связывают с многими резонансными преступлениями в Дагестане последних лет). Братья шахидки попадали в поле зрения правоохранительных органов, однако отделались легким испугом: младший Ильяс получил несколько месяцев за незаконное хранение гранаты, которую, по его утверждениям, подбросили, а старший Анвар, согласившись на амнистию (за какие деяния, родственники молчат) и вовсе спокойно уехал в Москву, где, кстати, завел себе новую жену.

Оба брата Шариповой тоже имеют высшее образование. Отец террористки, в 1975 году окончивший дагестанский пединститут, преподает в балаханинской школе русский язык и литературу, мать – биологию. Типичная семья сельских интеллигентов, живущая в добротном двухэтажном доме белого кирпича. Одного взгляда на их дом достаточно, чтобы отбросить «социально-экономическое» объяснение природы теракта. К тому же, по словам отца, зарплата Шариповой составляла около 10 тысяч рублей в месяц – ни в чем себе не отказывать, конечно, не получится, но и убивать от безысходности тоже не пойдёшь.

По словам её отца, Мариам была «очень набожной», правда, «никаких радикальных настроений у нее не было». «Очень религиозное село», в котором жила Шарипова, в последние годы называли ваххабитским, по всей видимости, вполне оправданно. «Если она пошла (на теракт) сама, это дело ее и Аллаха, - резюмирует Расул Магомадов. - Она должна быть или совершенно безмозглым человеком, инструментом в чужих руках, или же убежденным человеком». На словах выказывая сочувствие жертвам трагедии, Магомадов говорит: «Но я не столько этим людям хотел бы сказать, сколько власти. Все говорят о каких-то технологиях, о безопасности. Сажать будем, резать, кинжальные удары проводить… Но ни одного слова я не слышал об изменении отношения к мусульманам. Все говорят об исламском терроризме, экстремизме… Мусульманских террористов не бывает. Мусульманство – это вершина цивилизации, в нем нет насилия и принуждения к религии». Что это – полная неадекватность?... По свидетельству репортеров «Комсомольской правды», отцу Мариам звонили и поздравляли с поступком его дочери (3).

Тайные свадьбы. Хотя Расул Магомадов допускает возможную связь преступления дочери с «преследованиями» братьев (4), причина, по всей видимости, в другом. Привязанность к братьям, как бы велика она ни была, вытесняется любовью к мужу. Вернее, «любовью».

Кавказское традиционное общество разрушается. События, не вполне нормальные даже для средней полосы России – например, женитьба без согласия родителей и даже извещения их об этом, становятся если не обычными, то уже не редкими. Именно так, по рассказу Расула Магомедова, женился его сын Ильяс, у которого в Хасавюрте «была какая-то девушка» (5). Что удивительного, если и дочь Мариам вышла замуж без ведома родителей, полностью попав под влияние супруга(ов), которые вряд ли намеревались мирно состариться в окружении детей и внуков?

«Золотая девочка» Джанет. Так называют уроженку дагестанского села Костек 17-летнюю Джанет Абдурахманову ее односельчане и школьные учителя. Училась только на «отлично», схватывала все на лету, плакала, когда ставили «четверку», участвовала во всех школьных мероприятиях. Семья ее считалась по местным меркам неблагополучной – две сестры от разных браков, оба закончились для их матери разводом. В 2005 году Абдурахманова с матерью переехала в Хасавюрт. По словам ее родственника, пожелавшего сохранить анонимность, «31 декабря 2008 года она вышла замуж. Но нас как родственников никто не спросил, потому что мы были против этого брака. Поэтому никто и не пришел свататься».

В Хасавюрте круглая отличница Джанет с той же легкостью осваивала арабский язык и Коран в местном медресе. По словам подруги, там ее познакомили с человеком Доку Умарова, ваххабитом, 30-летним Умалатом Магомедовым, женой которого она вскоре и стала. Однако некоторые источники сообщают, что террористка познакомилась с мужем в Интернете, когда ей было всего 16 лет (6). Как бы то ни было, на растиражированной СМИ семейной фотографии - полное душевное единение супругов, у каждого – по пистолету в руке. Как сообщает автор репортажа в «МК» (7), после смерти Магомедова Джанет вышла замуж второй раз, а фактически была «передана» младшему брату супруга, но тосковала по ушедшему Умалату и мечтала умереть.

Хорошая девушка Фатима. Странные способы построения семейной жизни террористок далеко не единичны. 25 февраля на Черменском посту (Северная Осетия) была задержана направлявшаяся в Москву 23-летняя мусульманка-осетинка Фатима Багаева, у которой при досмотре обнаружили два детонатора и двести граммов аммонита. Духовное управление мусульман Северной Осетии взяло ее под свою защиту, выделив адвоката. На пресс-конференции, прошедшей 3 марта, муфтий Али-хаджи Евтеев назвал случившееся «провокацией», добавив, что в этом уверена «вся мусульманская община». Девушка характеризовалась исключительно с положительной стороны, отметил лидер североосетинских мусульман, к тому же есть основания полагать, что элементы взрывного устройства ей подбросили. «Если девушка будет осуждена, то правоохранительные органы потеряют доверие навсегда к себе (8)», - категорически заявил муфтий.

Однако присутствовавшие на пресс-конференции родственники арестованной раскрасили картину дополнительными красками. «Дома все были против того, что она приняла ислам, - рассказал брат арестованной Алан Сотиев. - Это для нас было шоком». Произошло это во время учебы в университете. Прошлым летом Багаева уже уезжала в Москву, несмотря на запрет родственников и предпринятую ими попытку отобрать паспорт девушки. «Мы, естественно, испугались, не знали, почему она уехала, - рассказал брат. - Много плохих вещей происходит в мире и в Осетии. Мы слушаем и видим, что это делают мусульмане». После этого, передает слова Алана «Кавказский узел», родственники обратились за помощью в ФСБ, где их выслушали и сказали, что примут меры. Как выяснилось позже, Фатима Багаева уехала в Москву, чтобы заключить брак по мусульманскому обычаю со своим женихом-ингушем. Девушка познакомилась с ним по Интернету, ее родственники никогда не видели зятя.

История этого замужества, как и того, что последовало за ним, ненормальна даже для Москвы, не говоря уж о Северном Кавказе с его традиционно крепкими семейными узами. Однако кровно-родственные связи теряют свое значение, когда на горизонте появляется «любовь» в образе интернет-ингуша, с которым молодая супруга встречалась в Назрани и Нальчике – во Владикавказ он, видимо, сунуться боялся.

По сообщению пресс-службы МВД Северной Осетии, «следствием прорабатывается версия о причастности задержанной к деятельности бандподполья». Как сообщили в ФСБ брату арестованной, Фатима Багаева «выходила на какой-то радикальный мусульманский сайт и писала там». Против нее возбуждено уголовное дело по ч.1 ст. 222 УК РФ «Незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывчатых устройств».

В этот раз правоохранительные органы сработали отлично, но сколько таких же фатим продолжают сидеть в Интернете, ища ответы на вопросы об исламе – и получая их впридачу с мужьями, потеря которых заставляет идти на смерть – собственную и других людей?..

Подруга взрывника. На фоне московских терактов и дела Багаевой поступки 23-летней Аиши Буляковой выглядят детской шалостью, однако причины у них те же, что у вышеупомянутых сестер по вере. В конце марта Бугульминский городской суд приговорил Булякову к двум годам лишения свободы условно и назначил принудительное амбулаторное наблюдение у психиатра по месту жительства. Булякова угрожала начальнику одного из подразделений МВД в Бугульме за расследование дела Тимура Ишмуратова, Равиля Гумарова и Фаниса Шайхутдинова. В 2005 году эти исламисты, близкие к «Хизб ут-Тахрир» и «Исламскому джамаату», были приговорены к длительным срокам лишения свободы за взрыв газопровода в Бугульме.

Сотрудник милиции получил от Аиши Буляковой около 60 смс-сообщений с оскорблениями и угрозами физической расправы в отношении него и его близких родственников (9). Как выяснило следствие, Булякова еще в 2001 году познакомилась с Шайхутдиновым по переписке и продолжала писать ему и после осуждения. «Действуя умышленно, из чувства мести, женщина пыталась при помощи психического воздействия на сотрудников милиции и сотрудников отделения ОУФСБ РФ по РТ города Бугульма призвать к незаконному освобождению осужденных террористов, - сообщает пресс-служба МВД по РТ. - Она отправляла СМС-сообщения с угрозами применения насилия, затем высылала фотографии, на которых было сфотографировано здание ОУФСБ с припаркованными автомобилями сотрудников, с подписью об угрозе подрыва данных автомашин вместе с их владельцами. При обыске у женщины были обнаружены и изъяты письма с угрозами, выдержки из Интернета, подписанные фотографии, конверты и книги (10)».

Любезный друг Аиши Буляковой Фанис Шайхутдинов – бывший узник Гуантанамо, участник боевых действий в Афганистане - еще в 2001 году был осужден на три года условно по ст.282 за распространение в набережночелнинской мечети «Тауба» листовок с призывом присоединяться к чеченским боевикам. Первоначально он получил по делу о взрыве газопровода самый большой среди подельников срок – 15,5 лет лишения свободы, однако после кассации ВС РТ «скинул» Шайхутдинову «пятерку».

«Любовь»-наваждение. «Надо что-то делать, но я не знаю, что, - произнесла глубоко воцерковленная Елена (назовем ее так), с которой мы, встретившись во Владикавказе, обсуждали причины подобного поведения исламисток. – В последнее время это приобретает массовый характер. Девчонки, ранее не проявлявшие никакого интереса к религии, все равно какой, принимают ислам, одевают хиджаб и становятся фанатичными исполнителями воли своих мусульманских мужей».

Елена уверена, что дело тут не в экономике (хотя дела в этой сфере в Северной Осетии обстоят совсем не хорошо) и отнюдь не только в исламской пропаганде. «Какой-то бес обаяния им помогает, что ли, - размышляет моя православная собеседница, вспоминая собственный опыт. – Противостоять ему достаточно трудно, это сильнейшее искушение. Я – человек верующий, да и просто имеющий немалый жизненный опыт, и сама сталкивалась с этим». Она рассказала, как однажды наняла машину, чтобы выполнить некоторые приходские дела. «Я не могу объяснить, как это действует, - задумывается Елена. – Мы с подругой сидели сзади, водитель-ингуш заговорил с нами… Он не говорил ничего особенного, вел себя уважительно, рассказывал об исламе, улыбался – и в какой-то момент мы обе ощутили, что готовы прислушиваться к его словам, чуть ли не идти за ним, куда позовет…» Женщины поразились сходству ощущений, сравнив их сразу после выхода из автомобиля. «Что тут говорить про молодых девчонок», - замечает Елена.

Она не сомневается, что главным мотивом террористок была подобная «любовь», а точнее, наваждение врага рода человеческого. Мужей, детей, братьев теряют не только мусульманки, но именно у них это может становиться причной превращения в «живую бомбу». Справиться с «любовью»-наваждением для мусульманок порой очень трудно, почти невозможно. Против этого бессильны оперативно-профилактические мероприятия, борьба за повышение уровня жизни и снижение безработицы; сильнее этой, с позволения сказать, «любви», подвела итог моя собеседница, - только настоящая Любовь, явленная нам в образе Христа.

Над этим выводом хорошо бы задуматься.

___________________________

(1) Даниял Исаев. Достаточно ли мы зрелы? Мусульмане России после Лубянки. http://www.islam.ru/pressclub/analitika/dostzreli/

(2) Сергей Машкин, Юлия Рыбина (Махачкала). Двойная проверка перед взрывом. 8 апреля 2010 г. http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1350354&NodesID=6

(3) Александр Коц, Дмитрий Стешин. Шок: пока Россия скорбит, отца террористки, взорвавшей метро, поздравляют ваххабиты. Комсомольская правда. 6 апреля 2010 г. http://www.kp.ru/daily/24468/628045/

(4) Сергей Мальцев, Гаджи Магомедов (Махачкала). «Она была послушной дочерью». 6 апреля 2010 г. http://www.gazeta.ru/social/2010/04/06/3347905.shtml

(5) Александр Коц, Дмитрий Стешин. Шок: пока Россия скорбит, отца террористки, взорвавшей метро, поздравляют ваххабиты. Комсомольская правда. 6 апреля 2010 г. http://www.kp.ru/daily/24468/628045/

(6) Тони Хэлпин. Юная невеста боевика названа одной из террористок-самоубийц. The Times. 2 апреля 2010 г. Перевод: 3 апреля, http://www.inosmi.ru/social/20100403/158999071.html

(7) Ирина Куксенкова. Золотая девочка-смертница. Московский комсомолец. 4 апреля 2010 г. http://www.mk.ru/incident/article/2010/04/04/461338-zolotaya-devochkasmertnitsa.html

(8) В ДУМ Северной Осетии возмущены арестом Фатимы Багаевой. 4 марта 2010 г. http://www.kavkaz-uzel.ru/articles/166144/

(9) В Бугульме (Татарстан) осудили мстительницу-исламистку. ИА Regnum. 30 марта 2010 г. www.regnum.ru/news/1268473.html

(10) Пресс-служба МВД по РТ. Приговор вступил в законную силу. 30 марта 2010 г. http://mvd.tatar.ru/rus/index.htm/news/50043.htm

http://www.fondsk.ru/article.php?id=2931




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме