Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Катынский реквием по Леху Качиньскому

Вадим  Трухачев, Борьба мировых центров

12.04.2010

Кажется, у авиакатастрофы под Смоленском есть не только рациональное, но и мистическое объяснение. Лех Качиньский вспоминал о Катыни по множеству поводов: и в контексте современных российско-польских отношений, и в связи с газопроводом «Северный поток», и даже в разгар споров, вызванных запретом на ввоз в РФ польского мяса. Что уж говорить о событиях, связанных со Второй Мировой войной. И вот жизнь президента Польши оборвалась именно по пути в Катынь.

Роковое место

Одно из главных событий начала апреля – церемония по случаю 70-летия расстрела польских офицеров в Катынском лесу. 7 апреля память погибших почтили премьер-министры России и Польши Владимир Путин и Дональд Туск. 10 апреля туда же решил отправиться и польский президент Лех Качиньский. Но не долетел. Президентский Ту-154 разбился при заходе на посадку в аэропорту Смоленска.

Уже в течение часа стало понятно, что никто на борту президентского лайнера не уцелел. Погибли Лех Качиньский с супругой Марией, ряд высокопоставленных чиновников, военных и ксендзов – десятки и десятки людей. Всех их ждали в Катыни на траурной церемонии. В результате вместе с польскими офицерами пришлось поминать новопреставленных рабов Божьих. Временно исполняющим обязанности президента Польши стал председатель Сейма Бронислав Коморовский. В стране был объявлен недельный общенациональный траур. 12 апреля день траура был объявлен и в России.

Что это? Ошибка экипажа? Техническая неисправность? Кажется, у авиакатастрофы под Смоленском есть не только рациональное, но и мистическое объяснение. Лех Качиньский вспоминал о Катыни постоянно и по любому поводу: и в контексте современных российско-польских отношений, и в связи с газопроводом «Северный поток», и даже в разгар споров, вызванных запретом на ввоз в РФ польского мяса. Что уж говорить о событиях, связанных со Второй Мировой войной. И вот жизнь президента Польши оборвалась именно по пути в Катынь.

Сейчас ещё трудно анализировать итоги правления Качиньского. Он не собирался прощаться с политикой, всё оборвалось слишком внезапно. Но очевидно, что мировая политика потеряла одного из самых экстравагантных глав государств. Президент Польши был ходячим информационным поводом. В Европе с ним могли сравниться разве что Николя Саркози и Сильвио Берлускони – и то благодаря бурной личной жизни. Что же касается непосредственно политики, то тут с Качиньским вряд ли кто из европейцев стоял рядом.

Близнецы из семьи ветеранов АК

Лех Александр Качиньский родился 18 июня 1949 года в Варшаве. В один день с ним на свет появился и его брат-близнец Ярослав. Слава к ним пришла ещё в детстве. В 13-летнем возрасте они снялись в популярном фильме-сказке «Двое, укравшие Луну». В 1972 году братья окончили юридический факультет Варшавского университета. Затем Лешек, как называли его близкие, переехал в Гданьск, где начал заниматься научной деятельностью. Ему светило отличное будущее в социалистической Польше – тем более, что в 1979 году он защитил докторскую диссертацию.

Однако, он выбрал иной путь. Наверняка огромную роль в политическом выборе Леха (и Ярослава) сыграли их родители. Раймунд и Ядвига Качиньские служили в Армии Крайовой (АК) – воинском формировании, в годы войны ориентированном на прозападное польское правительство в Лондоне. По окончании войны бойцы АК оказывали вооружённое сопротивление установлению в Польше коммунистического режима. Многие из них погибли, родители будущего президента этой участи избежали. Но коммунистов вряд ли полюбили.

Уже в середине 1970-х гг. братья Качиньские активно сотрудничали с польской антикоммунистической оппозицией, для начала – в рамках диссидентского Комитета защиты рабочих. В августе 1980 года Лех Качиньский стал юридическим советником Гданьского межзаводского забастовочного комитета – того самого, из которого вырос знаменитый профсоюз «Солидарность». Спустя год будущий президент вместе с ещё одним будущим лидером страны и своим тёзкой – лидером профсоюза Лехом Валенсой – был делегатом общенационального съезда «Солидарности».

В декабре 1981 года тогдашний глава государства генерал Войцех Ярузельский ввёл в Польше военное положение. «Солидарность» была запрещена, её лидеры были арестованы. Некоторое время провёл в тюрьме и Лех Качиньский. Выйдя на свободу, он не отказался от своих взглядов и вернулся к оппозиционной деятельности. К концу 80-х гг. стало ясно, что коммунистам недолго осталось править Польшей. И в жизни нашего героя наступил новый этап.

Путь к власти

В 1988-89 гг. Леха Качиньского участвовал в заседании «Круглого стола» тогда ещё антикоммунистической оппозиции и социалистического руководства. Фактически именно тогда был запущен процесс плавного перехода власти от второго к первой. В 1989 году Качиньский был избран в Сенат, ещё спустя год стал заместителем председателя профсоюза «Солидарность» Леха Валенсы. В 1991 году независимый профсоюз распался на множество партий, и Качиньский стал депутатом от одной из таких партий – «Центр».

Первый приход Леха Качиньского в исполнительную власть состоялся в начале 1990-х гг. В 1992-1993 гг. он занимал ряд должностей в бесконечно меняющихся правых антикоммунистических правительствах при президенте Лехе Валенсе. Качиньский попеременно руководил Бюро национальной безопасности в канцелярии президента, Высшей контрольной палатой. Но в конце 1993 года правительство по итогам выборов в Сейм сформировали левые силы, и будущий президент временно остался не у дел.

В 1995 году у власти в Польше оказался лидер левых сил, бывший коммунист Александр Квасьневский. Качиньский был вынужден довольствоваться креслом депутата Сейма. Однако в 1997 году по итогам новых парламентских выборов правительство сформировали правые силы. Спустя три года премьер (ныне – председатель Европарламента) Ежи Бузек предложил «Лешеку» пост министра юстиции, где Качиньский прославился призывами к ужесточению сроков наказания за различные виды преступлений.

Эти призывы добавили министру популярности в народе. В 2001 года он вместе с братом Ярославом создал консервативную партию «Право и справедливость». Однако с первого захода выиграть не удалось. Победу праздновали левые силы, близкие к президенту Квасьневскому. Единственный путь, который оставался Качиньскому – назад в Сейм, где он возглавил правую оппозицию.

Депутатом он был ярким. Например, прославился тем, что заговорил о нежелательности вступления в Евросоюз. Качиньский уверял, что данный шаг непременно ударит по польским крестьянам, а Германия может предъявить территориальные претензии на Поморье (с центром в Гданьске) и Силезию (центр – Вроцлав). Одновременно Качиньский не стеснялся напоминать, что духовной опорой Польши является Католическая церковь. Он обещал совместить несовместимое – либеральные реформы и социальную защиту.

«Варшавский шериф»

Популистские лозунги либеральных реформ для бизнеса, социальной защиты для неимущих, борьбы с гомосексуалистами для консервативной части общества принесли ему осенью 2002 года победу на выборах мэра Варшавы. С этого времени Качиньский превратился в фаворита президентских выборов, намеченных на 2005 года. Впрочем, ему ещё надо было доказать варшавянам свою состоятельность. И он старался, как мог.

Трудно найти более «политического» мэра, чем Лех Качиньский. Вопросами жилищно-коммунального хозяйства он занимался куда меньше, чем демонстративными жестами. Например, при Качиньском неоднократно проходили громкие процессы над коррупционерами. Одновременно он не единожды запрещал проведение в Варшаве гей-парадов, не стесняясь говорить, что «Содому в столице – не место». За суровость нрава его прозвали «варшавским шерифом».

Не забывал Качиньский и о внешней политике. Будучи мэром, он бесконечно останавливался на тяжёлых страницах истории. Например, польско-германских отношениях. Лех Качиньский говорил, что у немцев обязан быть вечный комплекс вины перед поляками, угрожал Германии открыть музей жертв нацизма. Он был против вступления в ЕС, где ключевую роль играют немцы, и призывал строить особые отношения с США как с «гарантом мира и стабильности в Европе».

Еще большую антипатию у Качиньского вызывала Россия. Будучи мэром, он назвал одну из улиц Варшавы именем президента «Ичкерии» Джохара Дудаева. После уничтожения в марте 2005 года Аслана Масхадова он захотел назвать его именем одну из площадей, но не успел – закончился срок полномочий. В 30-этажной высотке в центре польской столицы работало представительство «Ичкерии».

Весной 2005 года Лех Качиньский сделал несколько заявлений в адрес России, привязав их к 60-й годовщине Победы. Он резко раскритиковал президента Квасьневского за то, что тот отправился на торжества в Москву, назвав это «предательством интересов польской нации». Будущий президент говорил, что на смену нацистской оккупации Польши пришла советская, продлившаяся вплоть до 1989 года. Именно тогда имя этого политика стало широко известно в России, а его высказывания стали вызывать колоссальный интерес.

«Нападение Гитлера и Советской России стоило нам смерти шести миллионов людей, страшных лишений и полвека неволи. Сегодня Россия велит нам благодарить себя за Ялту. Русские убили тысячи польских офицеров в Катыни. Сегодня они отказываются признать это геноцидом. Россия хочет унизить Польшу за то, что не может нами повелевать. За то, что не дали ей задавить демократию на Украине», – заявлял он.

Не забыл он и о Белоруссии, призывая начать против Александра Лукашенко «крестовый поход», имея в виду то, что лидер восточного соседа Польши является «последним диктатором Европы». Варшава в годы руководства ею Качиньским стала едва ли не главным центром белорусской оппозиции. Там собирает свои съезды самая антироссийская из оппозиционный организаций – Белорусский народный фронт (БНФ). Мэр Варшавы был частым гостем на собраниях фронта.

Битва с «призраками прошлого»

Первый шаг к высшему государственному посту был сделан 25 сентября 2005 года. В тот день партия братьев Качиньских «Право и справедливость» победила на парламентских выборов. Спустя две недели состоялся первый тур выборов главы государства, где Качиньский вышел во второй тур, но немного уступил своему сопернику – лидеру партии «Гражданская платформа» и нынешнему премьеру Дональду Туску. Но 23 октября триумф стал окончательным. Качиньский получил 54% голосов избирателей и стал третьим президентом посткоммунистической Польши.

Краеугольным камнем внутренней политики Качиньского стала борьба с наследием коммунистического прошлого. Он оказывал личное покровительство Институту национальной памяти, который называли не иначе как «современной польской инквизицией». Организация продолжила начатые в 90-е гг. публикации список поляков, сотрудничавших с коммунистической госбезопасностью. В число агентов попал даже... Лех Валенса.

В прошлом году Качиньский заявил, что легендарный лидер «Солидарности» и первый президент посткоммунистической Польши на самом деле был агентом советских спецслужб под псевдонимом Болек. В ответ Валенса обрушился с резкой критикой на президента и подал на него в суд, требуя возместить моральный ущерб в размере 37 тысяч долларов. Когда теперь суд вынесет решение, и вынесет ли – неизвестно. Заодно Валенса раскритиковал Качиньского за излишне радикальный антироссийский курс.

Возможно, величайшим позором за все годы президентства Качиньского стал судебный процесс над последним коммунистическим руководителем Польши Войцехом Ярузельским, которому сегодня далеко за 80 лет. Ему вменялись преступления против своего народа. Главные эпизоды дела – введение военного положения в декабре 1981 года, в результате чего были жертвы. Давно известно, что законов Польской Народной республики генерал не нарушал. И потому процесс больше напоминал «охоту на ведьм».

Качиньский отнял у Ярузельского орден, вручаемый полякам, выселенным в Сибирь после присоединения Западной Украины и Западной Белоруссии к СССР в 1939 году. Да-да, бывший коммунистический руководитель тоже пострадал от сталинских репрессий. Но, в отличие от других, не возненавидел Россию. Этого, видимо, президент простить генералу не мог. Он не посочувствовал Ярузельскому даже в тот момент, когда преступник-хулиган ударил генерала камнем по голове и чуть не убил.

Став президентом, Качиньский не забыл и о своём неприятии к гомосексуализму. В стране волей главы государства постоянно запрещались гей-парады. Зато всюду появлялись улицы и площади имени почившего Папы Римского Иоанна Павла II. Правда, доходило до смешного. В Кракове именем понтифика назвали... ночной клуб.

Внешняя политика

О внешней политике Качиньского в России знает едва ли не каждый, интересующийся международной жизнью. Почти вся она так или иначе была связана с нашей страной или историческими вариациями на других направлениях. Польша превратилась в уникальное государство, внешняя политика которого определятся не сиюминутными экономическими интересами, а горькими страницами прошлого.

К моменту появления Качиньского у руля польского государства страна уже входила в Евросоюз. Не сумев помешать этому, президент сделал всё, чтобы затормозить процесс европейской интеграции. В декабре 2007 года он отказался подписать Лиссабонский договор – основополагающий документ ЕС. Его не устроило, что при принятии общеевропейских решений Польша получила меньше голосов, чем более многонаселённые Германия, Франция, Италия и Великобритания.

Аргументация была весьма странной. Дескать, если присовокупить к послевоенному населению Польши шесть миллионов, погибших в годы Второй мировой войны, то сегодня в Польше бы проживали 65 миллионов человек. Другие страны ЕС к данному мнению не прислушались. Однако кое-какую уступку Качиньский для Польши «выбил». На его страну не распространялась в полной мере прилагаемая к Лиссабонскому договору Хартия прав и свобод и ЕС. Полякам было давно право не разрешать однополые браки и гей-парады.

Главным союзником своей страны Качиньский считал США. Он поддерживал все американские инициативы. Он активно поддерживал администрацию Джорджа Буша-младшего в его кампаниях в Ираке и Афганистане. И выступил за размещение базы ракет-перехватчиков из скандально известной системы противоракетной обороны (ПРО) в Польше, хотя не менее половины поляков выступали против данной затеи.

История с ПРО сыграла важную роль в ухудшении и без того непростых отношений между Россией и Польшей. Размещение 10 противоракет на своей территории братья Качиньские считали шансом «навсегда выйти из сферы влияния России». Они откровенно портили игру американцам, пытавшихся доказать, что, мол, ПРО строится для защиты Европы от Ирана и Северной Кореи. Естественно, в России были не в восторге от перспективы получить у своих границ такой объект. Поляки стояли на своём, и отношения испортились.

Как известно, идея с ПРО провалилась – осенью 2009 года президент США Барак Обама отказался от размещения объектов противоракетной обороны в Польше и Чехии. Поляки явно были разочарованы, и поспешили добиться от американцев хоть какой-то компенсации. В результате в конце 2009 года было подписано соглашение о размещении в 60 километрах от границ Калининградской области батареи комплексов «Пэтриот». До их прибытия в Польшу президент не дожил.

На чём собирался Качиньский строить свои отношения с Россией? На этот вопрос он ответил ещё после своего избрания в 2005 году. По его словам, Владимир Путин должен прибыть в Варшаву и покаяться за все преступления, которые Россия и СССР совершили против Польши и поляков. Разумеется, в первом ряду среди таких преступлений стоял расстрел польских офицеров в Катыни в 1940 году. То, что от имени нашей страны за это каялись Михаил Горбачёв и Борис Ельцин, польскому лидеру было мало.

Все годы своего президентства Качиньский доказывал, что расстрел в Катыни был геноцидом. В Польше зашёл разговор о том, что Россия должна выплатить родственникам погибших не менее 22 млрд. долларов компенсации. Однако из Москвы ответили, что польские офицеры были уничтожены по приказу сталинского руководства как «классово-чуждые» элементы, но ни в коем случае не как поляки или католики. По таким же основаниям были расстреляны и десятки тысяч офицеров Белой Армии, русских интеллигентов, священников, наконец, простых крестьян. Значит, совершенное в Катыни преступление нельзя назвать актом геноцида.

Исторические темы всплывали у Качиньского не только в гуманитарной сфере. Когда в конце 2005 года Россия запретила ввоз некачественного польского мяса, Качиньский наложил вето на переговоры о новом базовом соглашении Россия-ЕС. Процесс не удавалось сдвинуть с мёртвой точки 2,5 года. При этом, наравне с требованием отменить «мясное эмбарго», президент Польши то и дело заговаривал о необходимости извиниться за «советскую оккупацию» и Катынь.

Новая порция исторических сравнений последовала после того, как Россия объявила о строительстве газопровода «Северный поток», который пройдёт по дну Балтики из Выборга в Германию. Здесь уже конкурент Качиньского, тогда – глава МИДа Сикорский назвал соглашение о строительстве рубопровода вторым пактом Молотова – Риббентропа. Однако остановить процесс возведения объекта ему не удалось.

В 2007 году обвинения вышли на невиданный уровень. В Музее концлагеря в Освенциме была закрыта российская экспозиция. Полякам не понравилось, что жертвы страшной «фабрики смерти» из западных областей Украины и Белоруссии были названы советскими, а не польскими гражданами (хотя к 1941 году они были гражданами СССР). Возникла идея поставить на месте памятника советским воинам в городе Катовице монумент президенту США Рональду Рейгану. Именно он, дескать, освободил Польшу от коммунизма.

В последние дни Качиньский думал, отправится ли ему в Москву на празднование 65-летия Победы. Теперь вопрос отпал сам собой...

СНГ как поле битвы

Одним из главных направлений польской дипломатии стало выстраивание отношений с постсоветскими республиками. Тяжелее всего было с Белоруссией, где проживает до полумиллиона поляков. По белорусскому ТВ неоднократно показывали сюжеты о разоблачении польских шпионов. В ответ Качиньский неоднократно клеймил Александра Лукашенко за нарушение прав человека в целом и польского меньшинства в частности.

Качиньский решил превратить Польшу в главного адвоката евроатлантических устремлений Виктора Ющенко и Михаила Саакашвили. Польский лидер не уставал повторять, что Украину и Грузию нужно как можно скорее включить в НАТО. Многие польские публицисты не скрывали, что для Польши это шанс вывести из орбиты России бывшие советские республики и стать региональной сверхдержавой со своей сферой влияния в виде восточных соседей.

Во время войны в Южной Осетии Качиньский безоговорочно принял сторону Грузии. Он приехал в Тбилиси по окончании боевых действий, где заявил, что именно на грузинской территории начинается оборона Варшавы. Президент Польши призвал ЕС ввести против России жёсткие санкции, но остался неуслышанным. В конце 2008 года он вместе с Саакашвили отправился к границе Южной Осетии, и здесь их кортеж кто-то обстрелял. Качиньский начал было обвинять Россию. Но быстро установили, что это была провокация грузинской стороны. С тех пор отношения лидеров двух государств стали менее тёплыми.

Похожий путь прошли и отношения Качиньского с Виктором Ющенко. Президенты многократно встречались, обнимались, говорили о дружбе. Из украинских учебников истории по указанию Ющенко вымарывались строки, посвящённые противостоянию с поляками. Оба президента бесконечно говорили об историческом примирении, о евроатлантической солидарности. Летом 2009 года они торжественно отпраздновали 440-летие Люблинской унии, когда земли современных Польши, Литвы, Белоруссии, Западной и Центральной Украины образовали единое государство – Речь Посполитую.

Качиньский упорно молчал, когда Ющенко провозгласил героем Украины Романа Шухевича – человека, ответственного за уничтожение в 1943-44 гг. порядка 100 тысяч поляков на Волыни. Но когда «героем» был объявлен и Степан Бандера, прославившийся покушениями на руководителей довоенной Польши, дружба закончилась. Качиньский не выдержал и резко осудил действия недавнего друга.

Катынская Голгофа для Польши

Лех Качиньский мечтал побывать в Катыни. Надо сказать, ему это удалось – в 2007 году он посетил Смоленщину с частным визитом и почтил память убитых офицеров. Когда стало известно о том, что 7 апреля этого года Владимир Путин и Дональд Туск встретятся на месте расстрела и проведут совместные мероприятия, президент тоже решил отправиться к «польской Голгофе» с частным визитом.

Надо сказать, что у президентского Ту-154 уже были проблемы. В августе 2008 года вместо того, чтобы приземлиться в Тбилиси, борт сел в Баку. В декабре того же года в столице Монголии Улан-Баторе самолёт обледенел, и не мог вылететь в Японию. Пришлось лететь обычным рейсом. В сентябре 2009 года вышли из строя сразу два правительственных борта, и Качиньский полетел в США как обычный пассажир.

Когда 10 апреля 2010 года борт отправился в роковой рейс, ему предложили совершить посадку в Минске – ввиду плохой погоды в Смоленске. Но Качиньский отказался. Был и ещё один вариант – сесть в Москве. Но такой вариант тоже отмели.

О причинах можно только догадываться – «чёрные ящики» вряд ли фиксируют переговоры в салоне. Можно лишь предположить, что они носили чисто политический характер. После четвёртой неудачной попытки сесть в Смоленске самолёт разбился. Катынь, куда не добрался президент, стала символом второй трагедии в истории Польши. Жизнь польского президента мистически оборвалась рядом с тем местом, о котором он так часто говорил...

http://www.win.ru/topic/4086.phtml




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме