Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Новый Иерусалим: Аще не Господь созиждет, всуе трудишася зиждущии

Вильям  Шмидт, Русское Воскресение

26.03.2010


(К 325-летию освящения Воскресенского собора монастыря Нового Иерусалима) …

«Надобно когда-нибудь напомнить то,
что очень понятно, но чего не хотят приметить, -
что люди светские, работая в церкви,
по светским идеям не зная дел церковных,
и не удостоивая принять совет от людей церковных,
могут впадать в погрешности и причинять соблазн».
«Если мысли и слова мои покажутся вам суровы:
то вспомните слова Соломона:
достовернее суть язвы друга,
нежели вольная лобзания врага».
Из писем митр. Филарета (Дроздова)
 
Значительными и важнейшими для жизни Церкви и всего общества являются «лучи Града Божия на земле, свет миру - монастыри» с утвержденным в них образом подвижнической жизни - довлеющими миру духовными законоопределениями, с их вожделенной человеками небесной лучезарностью. И лучезарность эта неизбывна, в каком бы состоянии не пребывали святые обители - образы Града Небесного - будь-то в благолепно-торжественном, будь-то в руинах; они есть образ, к устроению которого в жизни дольней искони устремлен дух человека и душа общества. Их состояние - зеркало душ и телес человеческих; человеческое попечение о них - попечение, прежде всего, о себе. Каковы они - таков человек, каковы они - таково и общество, таково и государство, ибо земная плоть монастыря - метафизический образ человека, общества и государства. Так что и неведомо, что для жизнеутверждения и созидания мира лучше - поверженная в руины обитель в разоренно-униженном, безсильном государстве, или сияющая благолепием в утвержденном в мощи государстве, которому при этом все же никогда не быть по сути ни Эдемом, ни Церковью. Очевидно одно: руины понуждают к покаянному созиданию цветущего града-рая, а торжествующее благолепие возводит душу к славословно-созерцательному ликовстоянию. 

2009 год был для народа с его государством и Церковью непростым. Об этом говорили и Президент Российской Федерации Д.А. Медведев в своем новогоднем обращении к народу и Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл в своей Рождественской проповеди по чтении Евангелия:

«Наша страна вместе со многими другими странами в преддверии прошлого года осознала, что стоит лицом к лицу с надвигавшимся тогда экономическим кризисом. Было много страхов - и совсем не беспричинных, было множество опасений, была некая затаенная боль у многих людей. Ведь ранее страна наша прошла через тяжкие испытания 90-х годов, погрузившись как бы на дно того кризиса, который имел причиной происходившее в нашей стране. Постепенно, напрягая силы, народ наш стал выходить из того кризиса, обретать некую уверенность, перспективу развития. И вдруг снова, уже не по нашей вине, сложилась опасная для жизни и бытия нашего Отечества труднейшая экономическая ситуация. Прошел год, и мы можем сказать, что самого страшного не произошло. Да, многим из нас было нелегко в этот минувший год: кто-то потерял работу, у кого-то сократилась зарплата, кто-то значительно понизил уровень своего потребления; но не произошло самого страшного - наша страна не вверглась в тот самый кризис 90-х, из которого с таким большим трудом вышла. Мы не откатились назад - лишь замедлилось наше движение вперед...

Мы должны поблагодарить и тружеников - неизвестных, простых, которые в условиях ослабления экономической мощи страны не теряли надежды и работали. Наверно, нам еще многое предстоит сделать и рано подводить итоги, но этот год был очень важным, в том числе и для нашего национального самосознания. Он показал, что народ наш и власть наша совместно могут проходить через трудные испытания, преодолевая те беды, которые обрушиваются на нашу жизнь».

В Рождественском же послании Святейшего Кирилла сказано: «Минувший год в жизни Церкви нашей был отмечен многими важными событиями... Укрепляемый молитвой и поддержкой епископата, клира и многочисленной паствы, с упованием на волю Божию принял я выпавший мне жребий патриаршего служения. Совершая богослужения в Москве, в ряде российских епархий, а также на Украине, в Белоруссии и Азербайджане, я имел радость молитвенного общения с нашим благочестивым православным народом, с молодыми и пожилыми, с людьми среднего возраста и с детьми. Везде я мог видеть светлые лица людей, искреннее выражение глубокой веры. Это стало для меня сильнейшим духовным переживанием и зримым свидетельством единства Святой Руси, которая силой веры своего многонационального народа преодолевает социальные, имущественные, возрастные, этнические и прочие границы, сохраняя в условиях современных политических реалий свое духовное единство.

Это единство скрепляется единой Церковью, в которой Божественной благодатью преодолевается все временное и преходящее. Здесь перед человеческим взором предстает подлинное величие непреходящих ценностей. Именно поэтому Божественная истина должна служить главным ориентиром для всякой человеческой деятельности, для развития и движения вперед».

На фоне множества событий гражданской и церковной истории 2009 г . был отмечен своего рода лествичным «шествием по истории» строительства Церкви - духовного стяжания Святой Руси, которое свершил Святейший Патриарх Кирилл. Посещение в ряду иных Троице-Сергиевой лавры и Валаама, Киевских пещер и Почаева, молитвенно-поклонническое почтение в сонме святых преподобных Феодосия и Антония Печерских, Сергия Радонежского, Ефросинии Полоцкой, Кирилла Белозерского, Иосифа Волоцкого стало знаковым для народа и государства, поскольку в памяти оживлялись не только образы особо значимых духовных подвигов прославленных стяжателей Града Небесного и достойных созидателей мира земного - Святой Руси, но взаимоответственного, уважительного соработничества делателей небесного и земного. В самом же этом боговдохновенном шествии новоизбранного Предстоятеля Церкви формировался образ будущего - от программных заявлений к практической реализации труждающимися на церковной ниве, - образ активной и актуальной, ответственной за жизнь мира Церкви на ее новом этапе развития. Завершение этого шествия полагалось в Воскресенском монастыре Нового Иерусалима и в логике лествичного делания должно было свершиться поминанием фундатора места сего - Патриарха Никона - великого собрата и предшественника нынешнего Предстоятеля, но не состоялось.

Сейчас незачем домысливать, какие слова мог бы произнести Предстоятель Церкви, обращаясь к своей пастве и насельникам святой обители, окажись он там и соверши Божественную литургию, отслужи панихиду по своему почившему собрату. Сейчас мы лишь процитируем сказанное Патриархом Кириллом в назначенный день 17 ноября 2009 г . на заседании Попечительского совета «Благотворительный фонд по восстановлению Воскресенского Ново-Иерусалимского ставропигиального мужского монастыря Русской Православной Церкви», который был учрежден осенью 2008 г . в рамках президентского решения о восстановлении монастыря Нового Иерусалима.

Его Святейшество повторил высказывание историка Никодима Кондакова, которое привел на предшествовавшем заседании Патриарх Алексий: «...константинопольская София для Византийской империи сделала во много раз больше, чем многие-многие сражения, в которых участвовала Византия. Это действительно так. До сих пор - нет Византийской империи, но стоит в Стамбуле византийская София, и люди узнают о величии империи, а значит, и о многом том, что было сделано нашими благочестивыми предками на берегах Босфора - именно потому, что стоит этот величественный монумент» и добавил: «В каком-то смысле слова, это [монастырь Нового Иерусалима. - В.Ш.] тоже наша "российская София" со своей историей, со своим значением, в том числе и для церковно-государственных отношений. ...в каком-то смысле именно этот монастырь являлся образом, символом соработничества, синергии церковного и государственного начала. Он был заложен и строился и Патриархом Никоном и царем Алексеем Михайловичем. Этот монастырь и создавался как некий образ гармонических отношений Церкви и государства. Он всегда подчинялся либо прямо Патриарху, либо, когда патриаршество было ликвидировано, Священному Синоду и имел особый статус» [1] .

Так чтó не состоялось, почему и зачем не состоялось?

На 17 ноября 2009 г . под председательством Президента России Д.А. Медведева и Святейшего Патриарха Кирилла было запланировано выездное (в монастыре Нового Иерусалима) заседание попечительского совета Фонда по восстановлению Ново-Иерусалимского монастыря, на котором по итогам года - первого из отведенных на беспрецедентную реставрацию сперва скромных четырех-пяти и расширенных до семи-восьми лет, - должны были оценить проделанную и обсудить предстоящую работу, расставив точки над « ı » в деле «спасения» шедевра не только национальной, но и мировой культуры, каким является этот уникальный монастырский архитектурно-ландшафтный комплекс.

Можно по-разному, в зависимости от заинтересованности, объяснить, почему это заседание прошло не в стенах реставрируемой обители, а в резиденции главы государства, на котором не двусмысленно было замечено: «Ваше Святейшество, я думаю, что мы с Вами находимся в правильном месте для того, чтобы говорить о восстановлении Ново-Иерусалимского монастыря. Я хотел бы обратить внимание, что вот эта картина - это как раз Ново-Иерусалимский монастырь. И в этом тоже есть определенный символ» [2] . Не комментируя многозначность мысли Президента, заметим: факт остается фактом - заседание прошло не в стенах Нового Иерусалима - пути Господни неисповедимы.

Путь каждого человека по ступеням восхождения непрост, тем более взявшего на себя бремя ответственного делания. Евангелист предостерегает: блюдитеся, яко опасно ходите, - напоминают евангельские строки, а церковно-историческое предание повествует о Марии Египетской, которая в начале своего духовного становления не была допущена выше шестой ступени, ведущей на Голгофу храма Гроба Господня, - с нее-то, с этой ступени и началось великое Мариино делание - восхождение в Горняя....

Прошел год столь шумно объявленной президентской инициативы - год, все-таки не принесший сколько-нибудь удовлетворительных результатов: как ни старались стороны-участники «спасительных» работ развернуть и обеспечить хотя бы какую-то действительно нужную и полезную для монастыря-памятника деятельность, она тут же приобретала черты нелепо-неразумной и бессмысленной, небезосновательно настораживающей и угрожающей памятнику своими последствиями. И, надо полагать, в этой ситуации многие из номенклатурных инициаторов и исполнителей смутились, что даже позабыли о 15-летии со дня возобновления монастыря [событие было ознаменовано лишь изданием в РАГС к № 2 журнала «Государство, религия, Церковь...» спецвыпуска «Поруганно-порушенная и восстанавливаемая святыня: Святого Живоносного Воскресения Христова монастырь Нового Иерусалима (наследие Патриарха Никона)», да скромным приемом в монастыре по случаю памятной даты с раздачей всем и вся от имени наместника - игумена Феофилакта (Безукладникова) - грамот за понесенные труды в деле жизни обители. Почему Фонд, амбициозно взявший на себя ответственность по организации и проведению, в том числе и подобных мероприятий (Устав Фонда - п. 2.2.5; Благотворительная программа - п. 3.5), самоустранился - Бог весть.]. Прошло еще полгода - и вновь никто и никак не отреагировал теперь уже на 325-летие освящения Воскресенского собора монастыря Нового Иерусалима, состоявшегося, заметим, при множестве церковных и государственных и великом стечении народа 18 января (ст.ст.) в 1685 г .

Обратим внимание лишь на некоторые детали, исполняя сказанное: лучше обличения откровенна тайныя любве [3] , в надежде, что это поможет прояснить происходящее и предотвратить худшее.

Формальным поводом к началу этого грандиозного реставрационно-восстановительного проекта стало обращение в адрес Президента Российской Федерации Д.А. Медведева группы ответственных работников культуры [4] , среди которых, пожалуй, лишь один, к сожалению ныне почивший, В.Н. Выборный, досконально и четко представлял суть проблемы и состояние объекта [5] . Не менее формальным, но административно значимым стало формирование Попечительского совета Фонда. Персональный состав и безупречная с формально-логической точки зрения структура Фонда, надо полагать, были призваны обеспечить работу, которая бы не замедлила себя ждать, как и результаты (их формат оказался вполне прогнозируем и соотносим с принципами, положенными в основу уставных документов - закрытой корпоративностью; анализ см. ниже) [6] : были назначены руководители-администраторы, были привлечены эксперты-исполнители [7] . Исходя из состава привлеченных лиц, некоторые из которых весьма ангажированы (кем и как они были «избраны» - остается лишь гадать), и на этом этапе лишь отдельные лица, насколько нам известно, четко представляли суть проблемы и состояние объекта, к рассуждению о котором они привлекались.

Так была сформирована «команда», в которой и инициаторы, и организаторы, и эксперты, а теперь уже и исполнители по большей части лишь понаслышке знали объект реставрации, а посему комплекс связанных с монастырем проблем так и остался для них terra incognita , углубление в которую кроме страхов и опасений у здравомыслящих не может не вызывать. В итоге ко всему комплексу монастырских проблем добавилась, обрушилась, как снег на голову, стихия некомпетентности новоявленных делателей, оправдывающих себя прожектерством и бурной инициативой во всём и вся: вокруг монастыря вдруг, откуда не возьмись, как в сказке, появилось множество маститых и не очень специалистов самых разных направлений, об увлечении которых никоново-новоиерусалимской проблематикой никто ранее и не ведал, но теперь они в одночасье стали «ведами» проблемы, раздавая не только рекомендации, но и активно их исполняя. Как не вспомнить сказанные еще 150 лет назад слова мудрого святителя Филарета (Дроздова): «Нередкая в наше время черта, что люди мнят знать дело, ревновать о пользе, службу приносити Богу, а в самом деле угадывают (и то не всегда удачно) мысль, которая теперь в моде, и покровительствуется сильными, и служат ей, в надежде, что и она им послужит. Не так созидается истинное благо Святыя Церкви» [8] .

Следствием этого безудержного безмыслия, стремящегося лишь к освоению выделенных или прогнозируемых средств, стало полное игнорирование нужд монастыря-памятника и нагнетание психоза-задора в части все увеличивающихся объемов по проведению экстренных противоаварийных работ (у непосвященных, как и общественного сознания в целом, в результате этой шумихи начало складываться впечатление, что монастырь если не в руинах, то вот-то исчезнет с лица земли).

Стремясь продемонстрировать результативность и масштабность своего делания, территорию монастыря в буквальном смысле перепахали. Зачем? - Надо полагать ради сенсационного открытия стоянок чуть ли не прародителей рода человеческого, будто об этом никто ранее не знал и в музее не накоплен богатейший материал. На деле же итог - нарытые шурфы ушли в зиму не только не засыпанными, но даже и не прикрытыми. Но если уж начаты земляные работы, то почему бы не провести комплекс действительно безотлагательных работ по вертикальной планировке, чтобы в будущем уверенно, без оглядки на поведение почв и грунтовых вод приступить к реставрационным и ремонтно-восстановительным работам по сооружениям монастырского комплекса? Почему не начать эколого-гидрологические работы на прилегающей территории Гефсиманского сада и в подножии холма, которые оказывают существенное влияние на состояние холма - его подвижность. Зачем нужно было в спешном порядке возводить вокруг Скита Патриарха Никона массивный забор, не беспокоясь при этом о «подсыпке» острова и «поднятии» Скита, сооружении дамбы, обеспечивающих их незатопление во время весеннего половодья?

Стены и своды монастырских объектов превращены буквально в решето неоправданным количеством зондажных дыр, частота которых сравнима разве что с практикой вуду; разрыты гробницы; прорабатываются проекты сооружения надкладезных часовен в масштабе чуть ли не римских терм, но при этом историко-культурологических и архивно-изыскательских работ с их квалифицированными выводами, как и анализа богословско-символической системы монастыря все еще нет, если вообще эта работа хоть кем-то из призванных начата.

Можно сколь угодно долго рассуждать о территории вокруг монастыря-памятника и очерчивать площадь виртуальной Русской Палестины, корректируя и перекраивая охранные зоны с учетом несанкционированной деятельности хозяйствующих субъектов или незаконно разрешенной застройки, но почему не перевести земли выделенной зоны в разряд земель особо охраняемых территорий и объектов - не создать комплексный (ландшафтный) заказник, т.е. территорию с особым режимом правового регулирования и охраны. Ведь это так просто! тем более, что всего на одно решением завязан весь комплекс «трепетных» проблем.

И уж совсем нелепо выглядят предложения:

1) по «бетонированию» - бетонной стяжке Сионского холма (подобный опыт в конце 90-х гг. XX в. на северном склоне холма не принес никакого результата, если не усугубил его ползущее состояние) вместо того, чтобы всего-навсего отвести транспортные ветки и развязки от монастырского холма, как это некогда предлагалось в проекте В.Н. Выборного;

2) по демонтажу и перекладке стен Воскресенского собора, поскольку они сильно пострадали от подрыва во время Второй мировой войны и могут когда-либо обрушиться.

Как мало нужно для всей этой нелепости - пусть лишь замерцает в воображении ревнителей не по Бозе безмерная мамона...

В данном контексте нельзя не вспомнить слов Святейшего о «...принципах научной реставрации, которая бы сочетала чисто научный, культурный и богословский факторы, с тем чтобы мы получили не блестящий новодел, который будет восприниматься многими как некий кич. Так часто бывает, когда реставрация губит памятник на корню, а в нашем народном сознании есть такой подход: чем больше золота - тем лучше. Этим золотом мы часто ужасно губим памятники. Поэтому важно создать не подмосковный кич, куда бы люди приезжали удивляться обилию золота на куполах, а реально восстановить памятник, который бы был действительно ярким выражением нашей национальной культуры и духовности» [9] .

Не меньшие нелепости порождаются и горделивой духовной дерзостью в отсутствии духовного трезвения.

О стремлении отождествить, соединить, скрестить, наконец, религиозное - идею Нового Израиля и нового Иерусалима и политическое - идею Третьего Рима, приписав их единство наследию Святейшего Никона, которых последний сторонился и всячески бегал, мы уже писали [10] . О подобном - стремлении приписать Патриарху мысли, которых тот не высказывал и которых не найти в его трудах, проинтерпретировать не только то, что он созидал, но и то, что мог бы создать, будь жив до ныне, - не раз отмечалось в историографии [11] .

Настоятельно и образно о недопустимости своевольной интерпретации святоотеческого и церковного наследия, отталкивающих паству от веры и Церкви Христовой, говорил Святейший Патриарх Кирилл в своей Рождественской проповеди. Тем не менее, современными «новоиерусалимскими душепопечителями» в общественное сознание активно внедряется чуждое не только месту сему и идеям его фундатора, но и наследию Святейшего Никона в целом.

Так, авторитетный в некоторых кругах специалист по никоно-новоиерусалимскому наследию зам. директора музея «Новый Иерусалим» Г.М. Зеленская в своей последней книге «Новый Иерусалим: Образы дольнего и горнего» (М., 2008) ничтоже сумняшеся пишет: «...плоские кровли собора, обусловленные первообразом, несли в себе символическое указание совершенства добродетелей. Авва Дорофей, сравнивая созидание дома душевного со строительством дома каменного, упоминает и перила, ограждающие обычно плоскую на востоке кровлю, которые "суть смирение". Уничтожение [в 18 в.] балясника и кровель-гульбищ Воскресенского собора не только нарушило архитектурную связь храма с первообразом и с монастырской оградой, но и лишило "великую церковь" тех особенностей, которые имели богослужебное и духовно-нравственное значение. Предстоящим реставрационно-восстановительным работам по собору предстоит решить вопрос о возвращении верхним ярусам храма их первоначальной формы и смысла» (с. 178-179)

А вот как звучит исходный текст из 14-го поучения аввы Дорофея «О созидании и совершении душевнаго дома добродетелей» [12] :

«Кровля же есть любовь, которая составляет совершенство добродетелей, так же как и кровля - верх дома. Потом после кровли перила кругом ея. Что же значат перила кругом кровли? В законе написано о сем: если построите дом и сделаете на нем кровлю, то сделайте около кровли перила, чтобы дети наши не падали с кровли (Втор. 22, 8). Перила * , суть смирение, потому что оно ограждает и охраняет все добродетели... Что же суть дети, о которых сказал Закон, чтобы они не падали с кровли? Дети суть помышления, бывающие в душе, которыя должно хранить смирением же, чтобы они не упали с кровли здания» (с. 170).

Очевидно, в логике рассуждений аввы Дорофея образ ограды привлекается для более удобного и понятного восприятия духовной добродетели с опорой на ветхозаветный Закон. Зеленская же образностью своих прозрений в семиотике монастыря Нового Иерусалима балясинам уже однозначно усваивает образ смирения. В тексте ее альбома-монографии эта идея звучит как идея Патриарха Никона, может быть, и не так выпукло, но с легкой руки о. Феофилакта в его интервью РТР она уже конкретно отождествлена исключительно с Никоновым деланием.

В духе подобных авторских передержек и домыслов написана почти вся книга, в целом прекрасно изданная и тем имеющая еще большую силу воздействия. В ней, являющейся по сути одой образно-метафорического сознания, всему, начиная от промыслительности создания Нового Иерусалима и заканчивая символикой изразцов, придается особый смысл. И то и другое безусловно имеет место, но возникает вопрос меры и глубины осмысления - сколько тут от Бога и Патриарха, а сколько от самих «осмыслителей». Действительно, можно позавидовать этим новоявленным авторитетам - все у них от Бога, но с какого же места начинается делание человеческое, самим же Господом и заповеданное?

Оговоримся: нет беды в том, что почитатель памяти Патриарха Никона и исследователь его наследия, излагая результаты своих изысканий (всегда, кстати, построенных на трудах предшественников), высказывает свое видение. Но когда искусствоведческие изыски преподносятся как истины в последней инстанции, да еще и с очевидными изъянами в доказательствах, и это в рассуждениях не о картине, или светском памятнике архитектуры или любом другом произведении искусства арте-факте, но о предметах духовных, о святыне, о великих подвижниках и святых, и более того - о Промысле Божием, тут без духовного трезвения нельзя. Иначе духовный восторг и умиление, помноженные на ум, воспаленный значимостью и величием чести, перенесенным со святыни на себя, легко заведут и исследователя и его завороженных красивыми уверенными речами слушателей далеко от той точки, где Господь, призывая и привлекая, приоткрыл красоту небесной истины, даруя не только приобщение к Иерусалиму Новому, но и возможность по силам потрудиться на его ниве.

Проиллюстрируем сказанное одним из таких современных плодов ново-иерусалимской нивы. «Стремление к правдоподобному воссозданию образа Иерусалима и его окрестностей вынудило создателей Новоиерусалимской обители начать с корректировки рельефа левого, высокого берега реки. Для этой цели в больших количествах использовался насыпной грунт, позволивший, в частности, повысить и несколько расширить плато, по границам которого прошли монастырские стены. В других местах, напротив, были вырыты родники, колодцы, пруды, углублены русла ручьев, а в отдельных случаях даже проложены новые протоки. Так в Подмосковье на довольно обширном участке в несколько километров были воссозданы основные черты Святой земли». Это - цитата из монографии В.Д. Черного «Русские средневековые сады: опыт классификации» (М.: Рукописные памятники Древней Руси, 2010. С. 72), восходящая к статье Г.М. Зеленской «Образы Святой Земли в Новом Иерусалиме» [13] .

Казалось бы невинное смещение акцентов в описании истории создания Патриархом Никоном монастыря Нового Иерусалима, произведенное Г.М. Зеленской в своем повествовании, - и вот результат: люди, изучающие историю обители по этим сочинениям искренне полагают, что первые строители монастыря во-первых стали копать землю, чтобы воссоздать рельеф древнего Иерусалима, тогда как дошедшие до нас исторические свидетельства позволяют утверждать лишь то, что побудительной причиной сооружения Воскресенского монастыря стала «красота места в разсуждении окружнаго течения реки Истры и благоприятность патриаршаго в путевых проездах отдохновения» [14] . Когда же в 1656 г . Патриарх Никон стал строить свою Воскресенскую обитель, тогда и был подсыпан природный холм на полуострове, образованном руслом реки Истры. И только осенью 1657 г . царь Алексей Михайлович, плененный красотой вида, открывшегося с холма на монастырь с деревянной церковью Воскресения Христова, произнес заветное слово Иерусалим.

Но с какого времени и как вызревала идея Нового Иерусалима в Патриархе Никоне - то неизвестно. Возможно, будущие исследователи смогут приблизиться к ответу на этот вопрос. В монастырских же документах 1781 г . отложилось такое предположение: «...главный к сооружению сего монастыря резон быть видится, принятое им [Патриархом Никоном] намерение, дабы по примеру богородичного Иверскаго монастыря, в коем подражал он Афонской горе, еще заимствовать от Палестины в России Иерусалимский храм Воскресения Христова, вообще Храмом Святаго Гроба Господня именуемый; а сила и власть патриаршая по обстоятельствам тогдашних времен, особливо при благоволении монаршем, все ему обещать могли. По сему, к достижению намерения не осталось ему более, как только пристойного места усматривать, и усмотря, преклонять к согласию государя, в чем он и преуспел» [15] .

Для полноты и большей ясности позволим привести еще несколько цитат из того же сочинения Г.М. Зеленской «Новый Иерусалим: Образы дольнего и горнего»:

«Имеют аналоги в главном храме Воскресенского монастыря и "палатки" внутри стен Воздвиженского собора [Крестного монастыря]. В Новом Иерусалиме такие помещения предназначались преимущественно для часовен или приделов. В Кийском соборе они расположены в стенах, отделяющих центральную апсиду от боковых. Попасть в "палатку" можно только по приставной лестнице. Кроме дверного проема, здесь устроено и маленькое окошко, что позволяет использовать помещение как место для уединенной молитвы * » (с. 56).

«В наименовании надкладезной церкви (Крестного монастыря - Происхождения Честных древ Креста Господня) также отражена идея преемственности Руси от Византии и единства Православного Востока» (с. 59). Здесь тезис обосновывается лишь содержанием события, в воспоминание которого установлено празднование 1/14 августа.

«Иверский и Крестный монастыри стали для первосвятителя Никона творческой мастерской, где отрабатывались богословско-зодческие идеи, в полной мере воплотившиеся в его главном создании - Воскресенском монастыре Нового Иерусалима» (с. 59).

«В этом, как и во многом другом, он следовал своему духовному образцу - святителю Филиппу» (с. 60). Вот и все! Какие там исследования и доказательства - вывод таков, каким захотим, чтобы он был! А как оно на деле и по сути - не важно, главное - образно и монументально.

«Устав преподобного Иосифа предписывает, цитируя святителя Иоанна Златоуста, при звуке клепала, зовущего на молитву, оставить "вся яже в руках наших обретающаяся" и усердно поспешить "ко Божественному красному пристанищу церковному яко Петр и Иоанн ко гробу Господню" [16] . В Воскресенском уставе эта цитата повторена с добавлением эпитетов, подчеркивающих высокое духовное значение слов "священного Златоуста": "потецем ко Божественому и красному пристанищу всепресвятому церковному, якоже Петр святый и Иоанн богословный ко Гробу Господню всеспасительному"» (с. 61-62). К чему и зачем все это суемудрие (о подобном мы делали замечание в отношении исследований С.К. Севастьяновой) [17] ? Знание основ средневековой культуры, логика, как и здравый смысл, знакомство с биографией Патриарха предлагают более простое объяснение сходству цитат: Патриарх хорошо знал творения свт. Иоанна Златоуста, как одного из авторитетных и почитаемых им отцов Церкви, а потому и в уставе Воскресенского монастыря, и в других своих сочинениях он свободно цитирует Златоуста также, как поступали и другие духовные писатели того времени, в том числе и прп. Иосиф Волоцкий.

Все эти особенности, если не говорить нелепости, - лишь начало всему тому скудоумному мудрованию, с которым столкнется в современной своей истории и монастырь Нового Иерусалима, и образ великого Первосвятителя в путях эклектично-хаотичного возрождения русской культуры и Церкви, развития идей Русской государственности. Не проще ли начать с малого, но наиважнейшего в этом делании - освоения трудов Святителя церкви Христовой и оставленного им наследия [18] , умноженного трудами его боголюбивой братии - строителями и попечителями не только монастыря «Любви торжествующей» - Нового Иерусалима, но и иных, составляющих единое и неразрывное идейно-духовное целое, монастырей никонова строения: Иверского Валдайского - «Любви милосердствующей» и Крестного Кий-островского - «Любви жертвенной» .

А чего стоят вдохновляемые все той же Г.М. Зеленской богослужебно-богоустáвные мудрования, вводимые в последнее время в монастыре Нового Иерусалима в практику вместо того, чтобы восстановить традиционное для этой обители духовно трезвящее исполнение на века данных Патриархом Никоном и Царем Феодором Алексиевичем заветов о чинах и порядках, как и собственно историческое установление о почитании памяти Святителя - фундатора места сего?

Опасно уклонение от истины в мир человеческих страстей - опасны елейно-благостные и велеречивые вместо смиренномудрых славословия Промыслу Божию, Патриарху Никону и Новому Иерусалиму. Не проще ли не умалять трудов Святителя и не утверждать святыней того, не понуждать к поклонению яко святыне тому, что лишь эту святыню знаменует?

Не проще ли, не благо ли и душеполезнее начать исполнять боговдохновенные правила соборного монашеского делания при гробнице Святителя, как это было заповедано отцами и им самим через них?

«Некто живущий не в монастыре, но монастырски, слышал в видении: монастыри плачут и вопль их восходит на небо. Я думаю, - писал святой святитель Филарет, - что монастыри плачут о том, что живущие в них много строят стен каменных, а мало пекутся о созидании дома душевнаго...» [19] .

«Как скучно видеть, что монастыри все хотят богомольцев и дохода с богомольцев, то есть сами домогаются развлечения и искушения. Правда, им недостает иногда способов; но более недостает нестяжания, простоты, надежды на Бога и вкуса к безмолвию» [20] .

Известно ведь, что сила в немощи свершается: прилагай молитву к посту, пост к трудам, стяжай дух мирен и умножится и воссияет слава Божия и в тебе и окрест тебя, и камни оживут и сад процветет - и восторжествует слава Божия в доме Его.

А до того, пока налетевшие новоявленные делатели будут радеть о тщете мира и печщися о славе своей и своем возвеличении, пока лишь человечьим мудрованием будет преисполнено суетное делание одних, а другие будут поспешать в устроении святынь, полагая надежду на их территориально-каноническое попечение, будут рассеяни и разорени будут плоды их труда и исполнится по псалмопевцу слово пророческое: « Даждь им, Господи, по делом их и по лукавству начинаний их; по делом руку их даждь им, воздаждь воздаяние их им. Яко не разумеша в делам Господня и в дела руку Его; разориши я и не созиждеши я » ( Пс. 27, 4-5 ).

Остерегайтесь, и блюдитеся, яко опасно ходите, ибо онасилование дома Божия суть богооставленность святыни сей - дух и мерзость запустения водворятся там, а оттого и все приложенные человечьим мудрованием и силами труды разорены будут, сами же горделивые дельцы места сего низвержены будут в забвение небытия яко восставшие на Имя и славу Божию. Но пока «есть еще время до срока» (Дан. 11, 35), пока еще сохраняется благочестие в сердце, понуждающее преклонение выи главы своея [21] , поставите, о правии, препону злочестивому делателю виноградника.

Говоря иными словами, государство и общество, заботясь о перспективах своего бытия, обязано создавать лишь условия, которые обеспечивали бы сохранение исторической памяти народа и преемственное развитие его духовной и материальной культуры, а также условия приличествующие делателям этой жизни. Как и некогда, так и теперь делателям не только должно воспарять духом и провидеть, но и прилагать усердие рук своих к свершению замысленного. В противном случае наемники, а не сыны будут устроителями насажденного отцами виноградника, и итог такого безответственного делания не замедлит себя ждать.

Так пусть же делателями будут сыны, взрастающие в винограднике и этот же виноградник возделывающие, - и плоды не замедлят себя ждать - жатва будет великая и полезная, в том числе и обществу, и государству, которое должно лишь радеть о винограднике и виноградарях, и не превращать их в наемников, и не посылать своих соглядатаев и устроителей - не его, государства, и не их, наемников, та честь и служение [22] , ибо сказано еще псалмопевцем: «Аще не Господь созиждет дом, всуе трудишася зиждущии: аще не Господь сохранит град, всуе вбе стрегий. Всуе вам есть утренневати: востанете по седении ядущих хлеб болезни, егда даст возлюбленным Своим сон. Се достояние Господне сынове, мзда плода чревняго» (Пс. 126, 1-3).

Исходя из сказанного и представленного Фондом отчета по итогам экстренных противоаварийно-спасательных работ за первый год [23] - по сути экспериментов в деле государственного возрождения монастыря, очевидно: назрела острая необходимость кардинально пересмотреть отношение первых лиц к происходящему и скорректировать позицию государства в данном вопросе, поскольку ситуация на этом уникальном памятнике истории и культуры в ходе развернутой активности собравшихся там наемников оказалась «... еще сложнее, чем была 15 лет назад, так как любые действия нового Фонда... освящены авторитетом первых лиц государства, хотя очевидно, что они просто не могут быть в курсе принятых решений » [24] (мы полностью солидарны с этими выводами автора «Летописи передачи Новоиерусалимского монастыря Русской Православной Церкви» Н.А. Колотий).

Очевидно, что боговдохновенное желание и столь значительная решимость в деле воссоздания былого благолепия Воскресенского монастыря Нового Иерусалима, созданные к тому условия, если еще не привели, то поступательно ведут монастырь к небывалому в его истории разорению (о такой возможности мы говорили ранее [25] ). Свидетельством тому - узурпация Фондом жизни не только монастыря, но и музея, но и более - духовно-хозяйственной, творческой самостоятельности и академической объективности специалистов и институций, развивающих предметную область никоноведения.

Удивительно ли это? - Нет.

Надо полагать, эйфорическое переживание великого патронирования после долгих лет забвения памятника затмило осознание тех тонких моментов - принципов кормления и безответственности, - которые положены в основу учрежденного Фонда, а теперь разоряют суть самостоятельности монастыря-памятника и той великой идеи, ради которой и был учрежден Фонд - оказания содействия восстановлению великой святыни русского мира. Обратим внимание лишь на некоторые.

В Уставе Фонда [26] в п. 2.1 среди целей деятельности означено оказание помощи Воскресенскому монастырю в осуществлении духовно-просветительской деятельности, содействие деятельности Русской Православной Церкви в сферах духовного развития личности (не наоборот, а именно так!) и - не много, ни мало - даже оказание духовной помощи как на территории Российской Федерации, так и за ее пределами .

Для достижения целей (п. 2.2), не монастырь, но Фонд и даже не по поручению монастыря, а непосредственно осуществляет следующие основные виды деятельности: проводит художественные, благотворительные, просветительские и иные конкурсы (2.2.2), связанные с историей, деятельностью и значением монастыря, а также другие конкурсы в сфере русской православной культуры с выдачей грамот, сертификатов и других почетных знаков Фонда;

не монастырь, но Фонд заказывает и/или создает интернет-ресурсы (2.2.4) в том числе для информирования, просвещения и духовного воспитания; проводит культурные мероприятия (2.2.5), а также освещает их в средствах массовой информации;

не монастырь, но Фонд организует и проводит конкурсы для выбора организаций (2.2.7), привлекаемых к восстановительным, реставрационным, строительным и иным работам по ансамблю монастыря, отдельным зданиям, строениям, в том числе утраченным, и участкам монастырской территории, а также другим святыням русской православной культуры;

и уж совсем нелепо - не монастырь, не полномочные представители монастыря и РПЦ, в крайнем случае - музея, который как никто другой в лице своих сотрудников знает эту святыню-памятник, поскольку именно их усердным и заинтересованным деланием она изучалась, сберегалась, восстанавливалась и реставрировалась в годы лихолетья, но Фонд организует и проводит историко-архивные, археологические, топографические и иных исследования (2.2.8), связанные с монастырем; организует и проводит компании и мероприятия по поиску и возврату вывезенных с территории монастыря, в том числе считавшихся утраченными, элементов убранства, церковной утвари и иных культурных ценностей (2.2.10).

Эти заявленные в Уставе цели полностью дублирует Благотворительная программа Фонда (см. п. 3.1), в которой для решения задач в п. 4 определен поэтапный комплекс мероприятий .

Прежде, чем их исчислить, зададимся вопросом: исходя из каких духовно-нравственных установок и правовых, наконец, оснований возможно такое дерзновенное вмешательство в дела отрасли и жизни, никак не принадлежащей и не относящейся к сфере деятельности по сути гражданских организаций, которая не делают даже малых усилий, чтобы смягчить нелепость - не оговаривают, что они действуют по поручению?

Обращая внимание на это, мы далеки от мысли, что ни государство, ни его учреждения, ни созданные им организации не должны взаимодействовать с религиозными организациями и оказывать им всемерную помощь. Наоборот - должны! Но должны делать это рассудительно, уважительно, не подменяя своей деятельностью деятельность и служение религиозных организаций; не должны своей активностью подменять созидательное и творческое начало религиозного духа, узурпируя воле- и благоопределения Церкви. По данному вопросу можно привести еще множество и других суждений, указывающих на некорректность методов, форм взаимодействия и нелепость складывающейся гражданско-правовой практики в сфере государственно-церковных отношений современной России, которые требуют незамедлительной корректировки и совершенствования законодательной базы, их определяющих и регулирующих.

Итак, на всех трех планируемых этапах (обратим внимание, что в действительности с учетом современной законодательной нормы - почти навсегда) именно Фонд, а не монастырь или в крайнем случает музей , обеспечивает полномасштабный комплекс мероприятий , оставляя за собой согласно Уставу все права на информационные ресурсы и объекты результатов интеллектуальной деятельности (п. 3.2), не говоря о имуществе.

Так, на 1 - подготовительном - этапе Фонд, а не монастырь:

проводит конкурсы по выбору организаций, привлекаемых к восстановительным, реставрационным, строительным и иным работам по монастырю;

разрабатывает Концепцию воссоздания исторического облика монастыря с учетом церковно-богословского подхода на основании имеющихся историко-архивных документов и материалов современного изучения объекта ;

проводит предварительные и подготовительные работы, определяет аварийные зоны и объемы консервационных мероприятий;

получает предварительные заключения о состоянии зданий ансамбля монастыря и проводит первоочередные и противоаварийные работы;

разрабатывает программы научно-исследовательских работ;

проводит комплексные исследования, научно-исследовательские и изыскательские работы, в том числе: сбор и анализ историко-архивных и библиографических сведений о монастыре; топографо-геодезические работы; инженерно-изыскательские работы; инженерно-техническое обследование; инженерно-геологические изыскания; инженерно-экологические исследования; гидрологическое и гидрогеологическое исследование территории; археологические исследования и пр.;

формирует научно-проектную документацию.

На 2 основном - воссоздание исторического облика монастыря - этапе Фонд, а не монастырь:

р азрабатывает направления реставрации и очередность производства работ;

вырабатывает принципы реставрации, разрабатывает проект реставрации и приспособления помещений комплекса монастыря к современным условиям;

проводит работы по укреплению объектов монастыря и грунтов холма, на котором расположен монастырь;

проводит реставрационные работы;

проводит работы по воссозданию утраченных объектов монастырского комплекса;

проводит работы по воссозданию интерьеров зданий монастырского комплекса;

проводит работы по воссозданию исторического ландшафта и сакральной топографии Подмосковной Палестины;

проводит экологические работы (очистка реки Истра, Кедронского потока и прудов от загрязнений, восстановление Гефсиманского сада);

выполняет специализированные работы на монастыре (водопровод, отопление, электроосвещение, пожарная сигнализация и др.);

проводит озеленительные работы по территории монастырского комплекса.

И только лишь на 3 - заключительном - этапе Фонд окажет п омощь монастырю в создании паломнического, информационного и образовательного центра.

Очевидно, что Фонд, взяв на себя функции организатора всего комплекса означенных работ, их регулирование и контроль за их исполнением, как и подбора основных исполнителей, стал главным если не вершителем судеб, то уж точно распорядителем этого уникального монастыря-памятника вместо того, чтобы быть инструментом в деле обеспечения его потребностей с учетом потребностей в нем пребывающих монастыря и музея, которые там, являясь по сути все же главными действующими лицами, оказались вытесненными из жизни и теперь исполняют роль падчериц Фонда.

Отказав последним в организаторских способностях и чтобы они - монастырь и музей, как и в целом культура - не чувствовали себя уж совсем обездоленными, если не сказать изгоями, им оставлен удел - быть членами Экспертного совета, который даже наделили особыми полномочиями - рассуждать о нуждах памятника и экспертировать предлагаемые проекты, правда с оговорками:

«п. 1.2. Совет является консультативным органом, действующим на общественных началах на безвозмездной основе... 1.4. Решения Совета, его рабочих групп, а также заключения по результатам консультаций и экспертиз, носят рекомендательный характер »;

«п. 4.5. ...перечень вопросов, вносимых на его рассмотрение, определяются Председателем Совета по согласованию с Исполнительным директором Фонда и Генеральным проектировщиком »;

«п. 2.2.6. ... По согласованию с Исполнительным директором Фонда поддерживает взаимодействие с научными и деловыми кругами, профильными общественными организациями и объединениями», а в инициативном порядке что - недопустимо ?

Остановимся на важных, на наш взгляд моментах, относящихся к Экспертному совету, который действует при Председателе Правления и подотчетен (п. 5.1) ему.

Участие в Экспертном совете осуществляется на принципах добровольности и гласности тех лиц (ученых и высокопрофессиональны практиков в области архитектуры, реставрации, строительства и охраны объектов культурного наследия - п. 3.1), которые приглашаются Фондом в письменной форме. При этом, правда, нигде не оговаривается, кто отбирает/вносит кандидатуры к рассмотрению, как и собственно процедура выбора кандидатов к Совет .

Ему определяются якобы широкие полномочия: «п. 1.6. ...по согласованию с Фондом взаимодействует в своей работе с представительными и исполнительными органами власти, органами местного самоуправления и другими организациями, [а] члены Совета, при необходимости, имеют право знакомить кого-либо с материалами и информацией, полученными в ходе работы Совета», но дается серьезное ограничение - «по письменному согласованию с Исполнительным директором Фонда».

На Совет возлагается ответственное дело - оказание помощи Фонду в воссоздании исторического облика ансамбля монастыря (п. 2.1) - решать следующие задачи:

осуществлять сбор, систематизацию и изучение архивной документальной информации (п. 2.2.1);

определять основные концептуальные направления реставрации и характеристику ее конечной цели (п. 2.2.2);

вносить предложения и рекомендации по содержанию Концепции реставрации и приспособления монастыря к современному использованию с учетом законодательства Российской Федерации, а также богословской и церковно-архитектурной составляющей (п. 2.2.3). Обратим внимание, что никак не наоборот!

предоставлять рекомендации по разработке программ комплексных исследований, проектной документации, а также по проведению проектно-изыскательских и реставрационно-восстановительных работ (п. 2.2.5.).

И вот оно - наиважнейшее из того, чем должен был бы заниматься Фонд, будь он инструментарием, будь он для нужд монастыря и музея, а не вместо монастыря и музея, - его, Фонда, функция-задача оказалась на плечах тех, у кого вообще нет административного ресурса: оказывать помощь в получении необходимых согласований/разрешений в соответствии с требованиями действующего законодательства в области охраны объектов культурного наследия (п. 2.2.4) и содействовать в привлечении научных организаций и специалистов для осуществления деятельности Фонда (п. 2.2.6).

Рассмотрев основные принципы, компетенции в деле организации Фондом великих работ, теперь обратим внимание лишь на детали, которые говорят сами о себе.

Согласно п. 1.2 Экспертный совет действует на общественных началах на безвозмездной основе, а вот на оплату труда административно-управленческого персонала Фонда, согласно п. 3.4., не более 20% всех финансовых средств, расходуемых Фондом за финансовый год (данное ограничение не распространяется на оплату труда лиц, участвующих в реализации благотворительных программ). Думается, что в современных экономических условиях рядовому гражданину, на которого направлена активная рекламная кампания Фонда по сбору пожертвований, просто невозможно представить объемы личных доходов привлеченных к административным работам сотрудников Фонда.

Ну и как в таких обстоятельствах не подивиться происходящей на памятнике и около него бузудержной активности и суете по суемудрию новоявленных «ведов» никоно-новоиерусалимской проблематики и захвату сфер влияния? Как вообще этот монастырь-памятник еще стоит?

Не ровен час и вскоре мы услышим авторитетно обоснованное и единственно возможное и правильное, что монастырь в исследовательских целях лучше демонтировать, а затем возвести с учетом новых научных открытий, технологических возможностей и, конечно же инноваций, без которых ныне никуда. Вот это и будет тот Новый Иерусалим! - Не к этому ли началась подготовка, если Президент и Патриарх не смогли войти в стены реставрируемой обители в путях промысла Божия о мире?

Повторим: прошел всего год, и за столь короткий период столь возвышенная идея, формализовавшись в уставных и программных положениях Фонда, выхолостила дух идеи, а потому становится все более опасной в своих проявлениях - организуемых плодах рук человеческих.

Безсмысленно освобождать помещения и выводить музей и музейных работников, если не собирается братия, которая несет молитвенный подвиг и благоукрашает дом свой, прообразуя в этом делании стяжаемый Рай. При этом, по слову уже неоднократно привлекаемого нами святителя Филарета, «монахов нельзя выписывать, как товар: надобно завести их, а это делается вниманием управления» [27] . Что сталось, как используются уже освобожденные музеем, который, кстати, трудом своих сотрудников поднял эту святыню из послевоенных руин, помещения? - Они пустынны - в них все еще не начала жительствовать жизнь.

Так же бессмысленно бросать гигантские ресурсы, чтобы, произведя, как замышляется, беспрецедентную реставрацию, онелепить в итоге все сделанное - превратить собственно монастырь в квазимузей, музеефицируя теперь в нем уже и ту немногочисленную братию. Как ни странно, но до такой нелепости не дошла даже постмодернистская Европа, переживая последствия экзистенциального сюрреализма и эклектичного полионтологизма.

Но разумно и благополезно:

1) создать условия к спасению именно памятника истории культуры, каким является архитектурно-ландшафтный комплекс Воскресенского монастыря Нового Иерусалима:

а) усовершенствовать организационно-управленческий инструментарий -реорганизовать Фонд, скорректировав его структуру и полномочия, но главное - его идеологическую составляющую, исходя из принципа невмешательства во внутренние дела организаций, содействию в развития которых он создан. За Фондом целесообразно сохранить только функции сбора и аккумуляции средств, а также исполнителя решений Попечительского совета и Экспертного совета, функции и полномочия которого также должны быть пересмотрены в сторону большей самостоятельности, если вообще не создать для этих целей государственно-общественную комиссию с широкими полномочиями;

б) провести землеустроительные и землеохранительные мероприятия;

2) проводя землеустроительные работы, обеспечить полномасштабные разноотраслевые научно-исследовательские работы на объектах памятника, осваивая оставленное предками историко-культурное наследие, ныне распыленное по различным музейным коллекциям и хранилищам - музеям, библиотекам, архивам;

3) укрепить объекты памятника, проведя на них комплекс консервационных мероприятий;

4) учитывая разоренность и распыленность монастырского наследия (музыкально-богослужебные и внебогослужебные тексты, собрания святоотеческого и художественного наследия и т.д.), духовно-культурную его значимость как для возрождения монастыря, так и для культуры в целом, для обеспечения его активного освоения провести его фиксацию и тиражирование - комплекс научно-исследовательских и издательско-полиграфических мероприятий по введению в научный, культурный оборот и монастырский обиход;

5) оставить монастырь монастырю - становлению, жительству в нем духа умного монашеского делания и братолюбия, укрепляемых Подвигоположником Христом, Который незримо посреде них и есть и будет; стяжание же духа мирна, взогревание сердца в переживании образов мира Горнего явит духопросвящееное, духоумудренное проявление в монашеском смиренноделии процветание обители, к устроению благолепия которой и будут призываться, будут прилепляться, будут радеть и более - иметь на то и иметь к тому напечатленное в сердце и уме своем Божие благословение истинные делатели, а не наемники. И не государством образованному Фонду быть там организатором всего и вся, не Фонду быть там попечителем - дерзко это и бессмысленно как и наивно в деле Божия смотрения полагаться на человеков.

Оставляя монастырь - удел Божия смотрения - делателям нивы Христовой - насельникам святой обители, - да никто не вторгнется и не онасилует мир этой жизни, о чем не раз говорил и с чем боролся Святейший Патриарх Никон! Не государевым повелением и не мирским суемудрием должна писаться программа развития святой обители, какой бы значительной в истории мира она не была, а водительством благодати Духа Святого в молитвенном предстательстве к фундатору места сего - Святейшему Никону, Патриарху Московскому, и подвигам всех зде почивших братий. В этой связи вспоминается образное суждение Святейшего Патриарха Кирилла, высказанное 29 декабря 2009 г . во время его визита в Российскую академию государственной службы при Президенте Российской Федерации. На вопрос « в последние годы активно обсуждается мысль о необходимости выработки того, что называют "национальной идеей", хотелось бы услышать Ваше мнение, о том, насколько сегодня это необходимо и возможно и какие принципы могли бы лечь в ее основу? » Его Святейшество сказал:

«... я не знаю, нужно ли вербально представлять эту идею, она ведь живет в нашем народе; есть ценности, которые для нас являются базисными - это любовь к своему Отечеству, это наш нравственный код, это благоговейное отношение к окружающему нас миру, к природе, которое, к сожалению, в повседневной практике сплошь и рядом нарушается, это уважение к старшим, это почитание родителей, это нравственная целостность личности, святость семейных отношений. Есть ценности, которые мы впитали с молоком матери: когда мать говорит своей дочке "Не надо так поступать. Это - плохо", она не удосуживается приводить какие-нибудь аргументы, она просто говорит, что это - плохо. В нормальной семье ребенок так и воспринимает, что это - плохо. А мать-то почему так говорит? Она, что специальные университеты заканчивала? - Она также с молоком матери на генетическом уровне впитала эту систему ценностей и теперь передает ее своей дочурке. Опасность заключается в том, что сегодня все эти ценности подвергаются сомнению, потому что сама эта эпоха так называемого постмодерна исключает понятие объективной истины, а доминирует плюрализм мнений: верь, во что хочешь, - делай, что хочешь. Ты являешься автономным в решении любых, касающихся тебя вопросов, ты - мерило добра и зла. Страшная эпоха. И она откладывает отпечаток, в том числе и на научное сообщество.

Я понимаю, что нужно с научной тщательностью разбираться, изучать особенности нашей истории, но ведь с ними связаны священные воспоминания, в том числе и с жертвами, которые наш народ принес во Второй мировой войне - Великой Отечественной войне. И когда в угоду вот этому постмодерну распространяются идеи, которые разрушают священные для человека и народа воспоминания, они, эти идеи, разрушают нравственное начало. Это был лишь один пример, а таких примеров может быть множество. Поэтому я думаю, что система культурно-национальных ценностей существует и ее надо оберегать.

Я часто обращаюсь к политическим партиям и говорю: для того, чтобы в нашей стране была стабильность, политические программы (партийные программы) не должны посягать на базисные ценности. Дело политики - это надстроечные ценности. В философии марксизма, например, базисной ценностью была экономика; для меня же она - надстроечная ценность. Так вот, политики должны заниматься экономикой: у одних - один взгляд на национализацию, на приватизацию, у других - иной. Это естественно - кто-то предпочитает чай с лимоном, кто-то с молоком - это пожалуйста. Так же обстоит дело и в области политических стратегий - выстраивать ли отношения с Западом, с Востоком, с Югом, с Севером - дело предпочтений и интересов. А вот посягать на традиционные, на наши базисные ценности не должна ни одна партия. Тогда и выборы у нас не будут сопровождаться ожиданием коллапса или какого-то радикального разрушения всего того, что есть в стране.

Все это я говорю к тому, что бы еще раз подчеркнуть, что эта наша национальная идея находится именно на этом - внутреннем, духовном, культурном и даже интеллектуальном уровне, который передается традицией, она присутствует в жизни нашего народа, проникнута и составляет его жизнь.

Нужно ли писать трактат ? У меня это вызывает некоторое сомнение.

Я вспоминаю, как в 90-е годы на одной из подмосковных дач собралась группа интеллектуалов и политиков, которые решили написать нам национальную идею. К счастью, ничего не получилось.

Национальную идею нельзя написать, ее нельзя спустить сверху, нельзя принять на партийном съезде и сказать, что "Это и есть национальная идея". Национальная идея есть самопонимание народа, самоидентификация народа, в первую очередь именно в системе этих базисных ценностей.

А вот писать на эту тему, говорить на эту тему нужно как можно больше ».

Обращаясь к этим словам, понимаешь, что они в полной мере относятся к ныне создаваемой программе развития Воскресенского монастыря. Заманчиво, конечно, и любопытно предугадывать Божие промысление о мире и его судьбах, но не безумие ли это? А вот писать о монастыре, исследовать его историю и наследие, прилагать труды к его развитию - дело нужное и благополезное и монастырю, и обществу, и культуре в целом.

Так что пусть уж каждый по мере сил своих и возможностей занимается своим деланием: пусть трудники трудятся, молитвенники молятся, а государство создает им приличествующие их деланию условия; пусть государственники умудренно правят народами, а священники с боговдохновенно кротостью просвещают и отправляют духовные их потребы; пусть мирские строят упорядоченной жизни города, а монашествующие - возвышенной умиротворенности святые обители. Пусть каждый пребывает в чине и мере своего воззвания и ответственности: пусть солнце будет солнцем, а луна луною, пусть государство будет естественно-природным установлением, а Церковь - богоучрежденным, и природы и основания их от суемудрых человек не смешиваются, как бы того и кому бы не вожделелось. Воцарившись однажды мир и порядок в умопредставлении, воцарит его и в жизни общественной.

__________________________________________________

[1] См. сайт Президента Российской Федерации: http :// www . kremlin . ru / transcripts /6022

[2] Там же.

[3] Сборник мыслей и изречений Святителя Филарета Московского, извлеченных из переписки его с разными лицами. М., 1999. (репринт с изд. 1897 г .) С. 88.

[4] Шмидт В.В. Предисловие: Новый Иерусалим как проблема гражданского попечения // Государство, религия, Церковь в России и за рубежом. 2009. № 2 спецвыпуск: Поруганно-порушенная и восстанавливаемая святыня: Святого Живоносного Воскресения Христова монастырь Нового Иерусалима (наследие Патриарха Никона). С. 19.

[5] В 1996 г . им был выполнен проект по сохранению и благоустройству Воскресенского монастыря Нового Иерусалима, в котором на инициативной основе впервые был разработан «Историко-археологический, архитектурно-ландшафтный опорный план» на весь монастырский комплекс, включая прилегающие территории (авторы: архитекторы Алимова Г.С., Верховская М.А., Выборный В.Н., архив - Зубарев В.В. «Экоград-Наследие», ФГПУ «Гипрогор», 1995 - 1998, 2004 гг.). Проектом предполагалось выделение комплекса «Русская Палестина» в качестве памятника истории и культуры со статусом «историко-ландшафтного и архитектурного территориального комплекса». Основные положения этого проекта были согласованы Ново-Иерусалимским монастырем, историко-архитектурным и художественным музеем «Новый Иерусалим», администрацией г. Истры, Министерствами культуры Московской области и Российской Федерации. В 1996 -2003 г г. проект неоднократно представлялся на научных конференциях, симпозиумах, в апреле 2004 г . - на ежегодной сессии РААСН, повсеместно получая исключительно одобрительные отзывы. Предложения по восстановлению «Русской Палестины» вошли в Генеральный план г. Истры 2000 г ., как одно из основоположений развития города.

[6] См. сайт Фонда: http://www.ierusalimfond.ru/pages/main/1158/index.shtml - Устав Фонда: п. 4.4, 4.10; Положение об экспертном совете Фонда: 3.1, 4.4, 4.5, 2.2.6 (2 абз.), 1.6 (2 абз.).

[7] См. сайт Фонда: Правление - http://www.ierusalimfond.ru/pages/main/768/1461/index.shtml ; Экспертный совет - http://www.ierusalimfond.ru/pages/main/768/1462/index.shtml

[8] Сборник мыслей и изречений Святителя Филарета Московского, извлеченных из переписки его с разными лицами. С. 96-97.

[9] См. сайт Президента Российской Федерации: http :// www . kremlin . ru / transcripts /6022

[10] Шмидт В.В. Предисловие: Новый Иерусалим как проблема гражданского попечения // Государство, религия, Церковь в России и за рубежом. 2009. № 2 спецвыпуск. С. 5-7.

[11] См., например: Дорошенко С.М.. Настоятели Воскресенского монастыря Нового Иерусалима: живая история обители // Там же. С. 175-176.

[12] Авва Дорофей. Поучения, послания, вопросы, ответы. М., 1991; репринт: Преподобного отца нашего аввы Дорофея душеполезныя поучения и послания с присовокуплением вопросов его и ответов на оные Варсануфия великаго и Иоанна пророка. Калуга, 1895. С. 167-180

* Такие перила устраивают на Востоке, где крыши делаются в роде террасы.

[13] Искусство христианского мира. М., 2000. С. 27-55.

[14] РГАДА. Ф. 1625. Оп. 1. Ед. хр. 71. Л . 1.

[15] Там же.

* Это наблюдение принадлежит игумену Феофилакту (Безукладникову). Не исключено, что в алтарных «палатках» могли храниться и предметы церковного обихода.

В.Ш .: Нисколько не умоляем данного суждения - образ столпнического делания налицо, но с другой стороны уж какой-то странной выглядит картина, когда монах, а то и сам Патриарх залезает по приставной лестнице на стену и как кукушка сидит, молясь, в стене во время церковной службы, а то и в отсутствии оной уединяется там, будто больше негде.

[16] Духовная грамота преподобного Иосифа. Глава 1 // Древнерусские иноческие уставы. М., 2001. С. 61.

[17] Шмидт В.В. Никоноведение: библиография, историография и историософия // Государство, религия, Церковь в России и за рубежом. 2008. № 3-4 (44-45). С. 176; Он же. Никон, Патриарх: история и истории // Патриарх Никон: История и современность: Мат-лы Всерос. науч. конференции, посвященной 400-летию со дня рождения Святейшего Патриарха Никона. (Саранск, НИИ ГН при Правительстве Республики Мордовия, 27-28 октября 2005). Саранск, 2007. С. 66.

[18] См.: Патриарх Никон. Труды / сост. и общ. ред. В.В. Шмидта. М.: Изд-во МГУ, 2004; интернет доступ: http://religio.rags.ru/kafedra/source.php; http://www.ferapontovo.ru/index.php3?id=1033

[19] Филарет (Дроздов), митр. Письма к наместнику Лавры Афанасию // Прибавления к Творениям Святых Отцев. 1886. № 139.

[20] Филарет (Дроздов), митр. Письма к С.Д. Нечаеву. СПб., 1895. № 58.

[21] См.: Новый Иерусалим: альбом-антология. М., 2010. С. 347.

[22] См.: «Цели и предмет деятельности Фонда» п. 2.1; 2.2.7-9; также см. «Благотворительную программу Фонда...», например, п. 4 - комплекс мероприятий. См их анализ здесь - ниже.

[23] См. сайт Фонда: http :// www . ierusalimfond . ru / pages / main /1196/ index . shtml

[24] См. сайт благотворительного фонда «Русская Палестина»: http://www.ruspal.ru/letopis.doc

[25] Шмидт В.В. Предисловие: Новый Иерусалим как проблема гражданского попечения // Государство, религия, Церковь в России и за рубежом. 2009. № 2 спецвыпуск. С. 16, 21-23.

[26] См. сайт Фонда: http://www.ierusalimfond.ru

[27] Филарет (Дроздов), митр. Письма к духовным лицам. Тверь, 1888. С. 76.

http://www.voskres.ru/articles/shmidt1.htm




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме