Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

"Лучшее, что мы можем сделать для сохранения памяти о святых старцах – пытаться подражать их вере и жизни"

Протоиерей  Каллиник   Подлосинский, Сайт храма во имя Спаса Нерукотворного Образа в Иркутске

23.03.2010


Беседа с отцом Каллиником …

Очередной кинолекторий «Спас на Ангаре» был посвящён теме старчества в Православной Церкви, точнее одному старцу – архимандриту Иоанну (Крестьянкину). Известный иркутский священник, настоятель Михайло-Архангельского храма протоиерей Каллиник Подлосинский, поделился своими личными воспоминаниями о дивном старце, который был его духовным отцом, а затем ответил на вопросы прихожан.

- Отец Каллиник, расскажите историю вашего знакомства с отцом Иоанном (Крестьянкиным). 

- Перед таким старцем остаётся только благоговеть и хранить в сердце память о тех благодатных минутах, которые удалось пережить, коснувшись людей, которые были близки Богу. С отцом Иоанном (Крестьянкиным) я познакомился в 1969 году, 20-летним молодым человеком впервые приехав в Псково-Печерский монастырь. В годы хрущёвских гонений отец Иоанн побывал в разных епархиях, в том числе и в Иркутской. Здесь, на Байкале оставались люди, которые батюшку знали, они и направили меня к нему. Духовная ниточка тянулась в Псково-Печерский монастырь и с Иркутской земли.

Общение с батюшкой было удивительно запоминающимся и радостным. Второй раз я попал к нему в 1972 году, будучи женатым человеком, в сане диакона. Я приехал поступать в московскую семинарию на заочное отделение. Для меня было удивительно, что спустя три года отец Иоанн меня вспомнил и назвал по имени. Потом, когда я учился на заочном отделении семинарии и академии, но по возможности я старался выбраться в монастырь чтобы встретиться с отцом Иоанном. Келью его я помню очень хорошо и знаменитый синий диванчик, показанный в фильме. Всех приходящих к нему, батюшка обильно поливал святой водой и помазывал елеем. Если он что- то говорил, слово его было предельно взвешенным, никой двусмысленности не было в его речи. Если ему казалось, что мысль осталась недосказанной, или не ясно выраженной, он тут же возвращался и пояснял сказанное.

Потом нашу семью постигло большое горе (сын отца Каллиника был убит, и тело его родители долгое время не могли найти). Спустя два года я всё-таки поехал к отцу Иоанну и просил его сказать слово утешение для моей жены. Ведь мать всегда гораздо более переживает утрату. Его слово было очень трогательным. Удивительно, насколько он мог сопереживать горю других людей. Думаю, именно по его молитвам было найдено тело сына. Вскоре после поездки мы нашли архивные материалы, из которых узнали, кто поднимал его тело, встретили людей, которые это делали. Следователь, который занимался делом, на тот момент находился в отпуске, но когда мы пришли в отделение милиции, он случайно оказался на месте. Словом, всё шло как по маслу, мы нашли останки. Моя тёща скончалась в это же время, и в один день мы хоронили бабушку и внука.

Слава Богу, что в Церкви есть такие люди. Именно они являются той солью, о которой говорил Господь. Соли не видно, но её отсутствие, равно как и присутствие, весьма ощутимо. Каша без соли становится несъедобной. Господь сказал верующим в Него – «вы соль земли». Вот мы сидим здесь, и вроде бы нас много. Но выйдем мы на улицу, растечёмся по городу, и нас нет. Я очень остро ощутил это в Москве на Рождественских чтениях. Представьте себе огромный зал, полный народа. Но мы вышли на улицу, и пока шли до ближайшей станции метро, почти никого не осталось. Но эта соль есть. Существование в нашем мире каких-то нравственных норм и принципов – эффект присутствия в мире этой соли. Поэтому нужно всегда помнить, что мы должны быть «солёными». Старцы, такие как отец Иоанн – крепкая соль, которая сохраняет мир от разложения.

Я был и на отпевании отца Иоанна. Добрался тоже чудным образом. На поезд, который ходил на Псков, купить билеты было совершенно невозможно, они были раскуплены. Пришлось ехать в Питер, совершенно незнакомый город. Приехал рано утром, сходил к Ксении Блаженной, как раз был день её памяти. Оттуда пошёл к мощам Иоанна Кронштадского и попросил, чтобы он мне помог добраться на похороны батюшки. Вышел из монастыря, куда идти представления не имею. Где тут вокзал, где автовокзал и чем лучше ехать поездом или автобусом, для меня совершенно непонятно. Неожиданно подходит ко мне женщина, предлагает меня подвезти, если по пути. А что я могу сказать? «Мне нужно в Печоры на похороны к отцу Иоанну». Она говорит: «Хорошо, поехали». Оказалось, это была референт Казанского собора, который в советском прошлом был музеем атеизма, и где лежали мощи преподобного Серафима Саровского. Она меня привезла в Казанский собор, показала место, где лежали мощи. Потом меня накормили, отвезли на автовокзал, посадили на автобус. Уже к вечеру я добрался в Печоры, а ведь мог бы целый день плутать в Питере и вообще опоздать на похороны. Но Господь помог по молитвам святых.

Когда батюшка умер, конечно, все чувствовали боль утраты. Но для православного человека, эта разлука временная. В духовном плане утраты нет, потому что духовная связь с ними не прекращается. Их близость к Богу даже после смерти позволяет надеяться на их молитвенную помощь. Я благодарю Господа, что встретил в жизни отца Иоанна, много он положил в моё сердце и в моё служение. Надежда на Бога, на промысел Божий всегда сквозила в его словах и общении с ним. Хорошо, что сегодня есть возможность зримо, через телевидение сохранять память о нём. Но самое лучшее, что мы можем сделать для сохранения памяти о святых старцах – стараться подражать вере, жизни, их любви к Богу, самоотреченному служению Богу и людям.

- Батюшка, всё-таки , что самое главное было в отце Иоанне, и вообще что такое старец?

- Самое главное – это его искренняя, горячая любовь к Богу. Если мы почитаем его ответы на письма, которые сегодня публикуются, увидим, что в них, прежде всего, сквозит согласие с Евангелием, со святыми отцами. Когда человек ведёт к себе – это неправильное руководство. Любой священник должен вести к Богу и не загораживать собой Христа.

В последнее время с отцом Иоанном не всегда можно было встретиться. Но он всё равно находил способ помочь человеку. Приезжал к нему отец Александр Куренков, он был готов принимать монашество. Отец Иоанн ему ни слова не сказал, просто передал шоколадку с Алёнкой и книжку о семейной жизни. Сегодня у отца Александра жена Елена и пятеро детей.

- Многие сегодня ездят по монастырям, ищут своего старца. Нужно ли это делать?

- У нас сегодня всё есть, всё нам дал Господь для спасения. Такого количества книг и фильмов не было в России никогда. Просто мы сегодня ленивые христиане. Мы всё мечтаем, чтобы кто-нибудь взял нас за шиворот, да в рай затащил. А ещё лучше прямо на перине туда въехать. Проблема в том, что мы стали слишком поверхностно жить. Есть такое понятие «духовный туризм». Вот мы прокатились по десяти монастырям, всё посмотрели, сфотографировались. Потом дома поставили фото в рамочку, сели в кресло и любуемся с чувством выполненного долга. Но главный вопрос, что мы для души вынесли из такого паломничества? Сердце очистили? Лучше уж в один монастырь съездить и пожить там духовной жизнью. Нужно всё время понуждать себя, а мы этого не любим. Я тоже ленивый, меня пинать некому, так и вообще тяжело.

- У нас столько абортов делается, ребята молодые сидят на игле, а мы совсем не занимаемся миссионерством. Может быть, это неправильно?

- Серафим Саровский говорил: «Спасись сам, и вокруг тебя спасутся тысячи». Отец Иоанн в Кремль не ездил, Путин сам из Кремля приезжал к нему. На похоронах зачитывали соболезнование Путина, в котором он признался, что был поражён тем, насколько глубоко понимал отец Иоанн проблемы России, а ведь он не выходил из своей кельи и телевизор не смотрел. Путина это потрясло. В житии старца Силуана приводится его разговор с одним монахом. Монах говорил о том, что почитав газеты, начинает сострадать людям и молиться за них. На что старец Силуан ответил: «В газетах много чего пишут, да всё неправда. А душа и без газет знает, что в мире делается». То есть он достиг такого духовного состояния, что без газет знал, что происходит в мире, болезновал сердцем обо всем мире и молился за него. Отец Иоанн сам о себе сказал, что молитвой он может помогать гораздо больше, чем делами.

Святые отцы говорили: «Молитвой мир стоит». Мы же все молимся, но как тяжело заставить себя молиться по-серьёзному. Тяжело именно предстоять перед Богом, чтобы со вниманием прочитать даже обычные утренние и вечерние молитвы. Но если мы не научились своё правило читать как следует, как же мы будем молиться за кого-то? Тогда какой толк будет от наших внешних хождений и так называемого миссионерства?

Пользуясь случаем, хочу затронуть ещё одну тему. Все мы помним, как совсем недавно на Крещение, журналисты на всю страну объявили, что у нас в Михайло-Архангельском храме, в святом источнике заражённая вода, которая якобы стала причиной эпидемии кишечной инфекции в городе. Но анализы не выявили в воде рото-вирусной инфекции, которая стала причиной вспышки. Более того, 22 января объявили чрезвычайную ситуацию, собрали комиссию. Однако, акт написали только через 9 дней, 1 февраля. Нам его передали только 18 февраля, почти через месяц после случившегося. Что это за чрезвычайная ситуация, если всё делается так долго? Во время чрезвычайной ситуации, счёт идёт даже не на сутки, а на часы. Началась самая настоящая истерия. Хотели даже уголовное дело завести на нас. Однако, этого не случилось по причине отсутствия фактов, которые можно было предъявить.

Тем не менее, машина запущена, на всю страну прозвучало, что «святая вода отравлена». Теперь уже никому не важно, как было на самом деле. Мы сейчас в каждом храме говорим проповеди на эту тему. Но вопрос в том, кому мы говорим? Сами себе! Я попытался в телевизионной передаче сказать, что нет никаких фактов, подтверждающих версию отравления именно святой водой. Но в телевизионном сюжете это выглядело так, словно я начальник водоканала, который приехал ликвидировать аварию. Журналисты вроде доброжелательно настроены, они не против Церкви. Но вы попробуйте выйти на СМИ и сказать то, что вы хотите…

Но мы, христиане, должны смотреть на дело с духовной точки зрения. Вспомните, Апостол говорит о Причастии страшные слова: «… многие из вас болеют и даже умирают, потому что недостойно причащаются». Причастие может быть причиной болезни, если мы недостойно подходим к этому великому таинству. Тогда и святая вода может быть причиной болезни. Неверующие люди, которые стоят в очереди за святыней, а сами отпускают скабрезные шуточки, никогда не исповедуются, принимают святыню без всякой молитвы, разве они не могут заболеть, приняв святую воду? Могут заболеть, и Церковь говорит об этом. Недостойно принимать святыню опасно. Если в будущем году за водой придёт меньше людей, но они придут с верой, я буду только рад. Мы должны осознанно относиться к святыне.

- Наверно случившееся было проверкой веры для нас.

- Так оно и было. Даже среди тех, кто ходит в храм, некоторые соблазнились, и телевизору поверили больше чем Богу. Значит такова вера наша. Воду обратно в храм приносили, не зная, что с ней делать. Ну, хорошо, хоть не вылили! Мы её приняли, подписали и поставили в храме. Пусть постоит годик, а потом посмотрим, святая это вода или нет. Ясно, что никакая другая вода целый год не простоит.

Дух потребления, который сегодня всё больше захватывает мир, проникает даже в религию, в Церковь. Если пойти у него на поводу, можно заблудиться и получить ложную религиозность, которая преподносит Церковь как подательницу бытовых услуг. Происходит подмена религиозной жизни. Эта ложная религиозность не хочет повседневного труда, борьбы с грехами и стремления к Царству Небесному, а хочет исцеления от болезней. То есть нас призывают стремиться к земным целям, и Церковь ставится на одну доску с экстрасенсами, гадалками и знахарями. Можно пойти к экстрасенсу, чтобы он руками поводил, вылечил, а можно в церковь пойти, свечку поставить, чтобы святые ту же болячку исцелили, или святой воды попить. Вот и получается, что в Церковь нужно ходить, когда что-нибудь заболит, когда горе случится. Тогда нужно скорее бежать в храм и ставить свечку, в одной ситуации Матронушке, в другой – Ксении Блаженной, в третьей – Николаю Угоднику. Получили помощь и забыли до следующего раза. Но Господь даёт болезнь для покаяния, для очищения души. Цель у нас совсем другая, нежели получить исцеление от недугов. Наша цель – стяжать Царство Небесное.

Елена Трифонова

http://www.spashram.orthodox.ru/publ/2/7/




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

 

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме