Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Алексей Ефимович Вандам - русский геополитик

Александр  Репников, Фонд имени Питирима Сорокина

19.03.2010

Полная биография этого человека, скорее всего, никогда не будет написана. В посвященных ему очерках И. Образцова, Н. Рутыча, Р. Абисогомяна, А. Репникова немало белых пятен1. Однако, благодаря работе исследователей, из забвения постепенно возвращается его имя и его труды2, и мы открываем для себя еще одного из основателей русской военно-геополитической школы3.

А.Е. Вандам (настоящая фамилия - Едрыхин) родился 17 марта 1867 года в Минской губернии в многодетной солдатской семье. 24 декабря 18844 поступил вольноопределяющимся 3-го разряда в 120-й пехотный Серпуховский полк. В 1886 году - в Виленское пехотное юнкерское училище, которое окончил 7 августа 1888 г. по второму разряду. Выпущен подпрапорщиком, т.к. не смог сдать экзамен на офицерский чин, и направлен в 117-й пехотный Ярославский полк. Производится в подпоручики (30 апреля 1892; ст. 7 мая 1890). 30 апреля 1892 г. награжден медалью «За спасение погибающих» для ношения на груди на Владимирской ленте. Причина награждения неизвестна. Поручик (ст. 7 мая 1894). В 1897 поступил в Николаевскую академию Генерального штаба. Окончил по 1-му разряду 2 класса академии в 1899 г. с исполнением письменной работы за дополнительный курс, но продолжать учебу не стал и вернулся в полк. 9 октября 1899 г. обращается с рапортом: «Желаю отправиться в Южную Африку, чтобы лично следить за ходом англо-трансваальской войны, и прошу ходатайства вашего превосходительства о скорейшем зачислении меня в запас армии с предоставлением права по возвращении с театра военных действий быть зачисленным снова в свой полк с зачетом в службу времени, проведенного в отсутствии, и в отпуске за это время содержания»5. 

11 ноября 1899 г., в связи с отъездом в Трансвааль, зачислен в запас по армейской пехоте. 14 декабря 1899 г. прибыл в Южную Африку. Участвовал добровольцем в англо-бурской войне на стороне буров. Сотрудничал в качестве внештатного корреспондента в газете А.С. Суворина «Новое время», публикуя осенью 1899 - летом 1900 гг. под псевдонимом А. Вандам очерки с театра боевых действий. Одно из первых сообщений датировано 22 октября 1899, послано из Амстердама и опубликовано 7 ноября 1899; корреспонденция от 2 ноября 1899 отправлена из Парижа, далее два сообщения от 14 декабря прибыли из Южной Африки. Большая часть очерков опубликована с 4 мая по 5 июня 1900 г., уже после возвращения. В июле - августе газета помещает комментарии Вандама к чужим сообщениям с театра боевых действий6. По некоторым данным выполнял в ходе войны разведывательные функции. Исследователь И.В. Образцов полагает, что Вандам, получивший на свою поездку средства от великого князя Александра Михайловича, выполнял во время англо-бурского конфликта миссию «тайного военного агента России»7.

В конце марта 1900 отбыл в Россию. Вернувшись на родину, Вандам был вновь принят на службу 13 июня 1900. Штабс-капитан (ст. 6 мая 1900). 17 августа 1900 г. прикомандирован к Главному интендантскому управлению. С 13 апреля 1901 г. зачислен в запас армейской пехоты по Санкт-Петербургскому уезду. Капитан (ст. 7 мая 1902). 18 ноября 1903 г. определен на службу и назначен помощником военного агента (атташе) в Китае. Подготовил аналитическую записку «Сведения о переустройстве вооруженных сил Китая» (4 января - 23 июня 1906). 7 ноября 1906 г. причислен к Генеральному штабу.

В 1907 подал прошение на Высочайшее имя о смене фамилии Едрыхин на Вандам. «Прошение было утверждено приказом по Генеральному штабу № 46 от 29 мая 1907 г.: "Всемилостивейшее именовать впредь Вандам"»8. Причины перемены фамилии неизвестны. По мнению И.В. Образцова новая фамилия могла быть связана с героем англо-бурской войны Ван Даммом, который командовал отрядом, храбро сражавшимся с англичанами.

11 января 1908 прикомандирован к лейб-гвардии Гренадерскому полку для цензового командования ротой (27 января 1908 - 2 февраля 1909). 22 февраля 1909 переведен в Генеральный штаб. Старший адъютант штаба 1-й кавалерийской дивизии (22 февраля - 7 марта 1909). С 7 марта 1909 по 26 июля 1910 исполнял должность штаб-офицера для особых поручений при штабе 13-го армейского корпуса (г. Смоленск). Подполковник (29 марта 1909; ст. 2 сентября 1912).

26 июля 1910 г. по личной просьбе вновь уволен со службы с зачислением в пешее ополчение Санкт-Петербургской губернии. 9 декабря 1913 г. определен на службу с назначением в Киевский военный округ штаб-офицером для поручений при штабе 10-го армейского корпуса, с которым встретил Первую мировую войну. Исполняющий должность начальника штаба 32-й пехотной дивизии. Полковник (13 ноября 1914; ст. 15 июня 1915). С 3 ноября (по данным Н.Н. Рутыча - с 16 августа) 1915 г. назначен командиром 92-го пехотного Печорского полка. С 24 (по данным Н.Н. Рутыча - с 14) ноября 1916 г. назначен начальником штаба 23-й пехотной дивизии. Генерал-майор (пр. 22 июня 1917). С конца сентября 1917 года состоял в распоряжении начальника Генерального штаба. На этом служба Вандама в действующей армии закончилась.

11 апреля 1915 г. награжден Георгиевским оружием за то, что, будучи старшим адъютантом штаба армии, во время боев на р. Сане, под сильным ружейным и артиллерийским огнем, произвел разведку в районе с. Рудник, а добытые им сведения существенно способствовали достижению успеха при овладении этой укрепленной позицией. Также награжден орденами Св. Анны 3-й степени и 4-й степени с мечами и бантом, Св. Станислава 2-й степени, Св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом, Св. Георгия 4-й степени.

В период разложения армии уехал в Эстляндскую губернию и с осени 1917 проживал под Ревелем в имении своего друга и единомышленника по «германофильским настроениям» генерала и графа П.М. Стенбока, где оставался и при занятии Эстонии германскими войсками до осени 1918. После оккупации Эстонии немцами оказалось, что Вандам известен офицерам германского Генерального штаба «как автор военно-литературных трудов, в которых выступал непримиримым противником Англии еще со времен англо-бурской войны и постоянно высказывался за тесный союз России с Германией»9. (Есть упоминание о том, что брошюра Вандама «Величайшее из искусств. Обзор современного международного положения при свете высшей стратегии» в 1916 г. «была частично переведена в Германии во время войны»10. На совещаниях между представителями германского Генерального штаба и белыми офицерами возник вопрос о командующем будущей Северной русской добровольческой армии. «10 октября (ст. ст.) 1918 года в Пскове состоялось первое совместное заседание русских и немецких представителей по выработке условий формирования русских противобольшевицких сил. По итогам совещания в тот же день было открыто "Бюро по приему добровольцев" для формирования Псковского Добровольческого корпуса (Отдельного корпуса Северной Армии; ОКСА)...»11.

В начале октября 1918 года в имение Стенбока прибыл делегат, полковник Н.Е. Вольф, пригласивший Вандама возглавить добровольческий корпус, который со временем должен развернуться в Северную армию. 12 октября прибыл из Ревеля в Псков и отдал приказ по Псковскому корпусу, в котором объявил, что «временно принимает командование корпусом по просьбе представителей Псковской и Витебской губерний с целью борьбы с советской властью»12.

Генерал-лейтенант Б.С. Пермикин вспоминал: «Псковичам нужен был генерал. Взяв представителей из города Пскова, я их повез в будущую Эстонию в имение моего двоюродного брата - генерала, графа Петра Стенбока, майорат "Кольк" (Kolga, эст. - провинция, захолустье - А.Р.), с желанием, чтобы этот боевой офицер возглавил наши формирования. У него жил генерального штаба генерал Вандам, женатый на его сестре. К сожалению, Стенбок решил, что Вандам, занимавшийся до Первой мировой войны политикой и написавший книгу о союзе России с Германией (за что он ушел в отставку), будет лучше него. Долгие колебания генерала Вандама заставили меня вернутся в Псков без него, но представители Пскова все же его уговорили и привезли. В Пскове он нашел бурные и восторженные желания общей активности и бюро "Южной Армии". Это было начало нашей Северо-Западной Армии в октябре 1918 года и в ближайшем расстоянии от красной столицы»13. «Первое военное совещание состоялось 21 октября 1918 года, на котором генерал Вандам объявил, что вступает во временное командование армией, которую наименовали Северной, до приезда генерала графа Келлера»14. Убитый 21 декабря 1918 г. в Киеве петлюровцами Ф.А. Келлер в Северную армию так и не прибыл. Командир артиллерийского дивизиона подполковник К.К. Смирнов вспоминал о совещании 21 октября: «Председательствовал генерал-майор Вандам, человек довольно крупного роста, спокойный, сдержанный, производил впечатление всегда чем-то недовольного... Генерал явился на совещание без погон в весьма потертом кителе. Общий вид у него был весьма демократический»15.

С 12 октября по 16 ноября 1918 Вандам - командир Отдельного Псковского добровольческого корпуса (предтечи Северо-Западной армии), до 22 ноября 1918 командующий там же корпусом.

2 ноября 1918 года, когда Псков был все еще под немецкой оккупацией, Псковское областное казначейство выпустило 50-рублевые кредитные билеты, на которых стоит подпись Командира Северной армии генерал-майора Вандама (эти деньги были прозваны населением Пскова и окрестностей «вандамками»). «Большевики не изъяли из обращения кредитные билеты Вандама по той простой причине, что Экспедиция заготовления государственных бумаг в Петрограде не справлялась с выпуском новых кредитных билетов, не советских, а «романовских», «керенок» и «думок»... Северная армия генерал-майора Вандама была переименована в ОКСА - Особый корпус Северной армии. Командующим ОКСА стал генерал-майор А. П. Родзянко»16.

После капитуляции Германии положение Вандама, известного своими прогерманскими взглядами, пошатнулось. Начальники частей начали оказывать на Вандама давление с целью принудить его к проведению мобилизации. Усиливались обвинения Вандама в нерешительности и бездействии. Возможно, что были и другие причины для недовольства. 22 июля 1919 года К.И. Дыдоров писал князю А.П. Ливену из Нарвы о Вандаме: «Кто и что здесь генерал Вандам, я пока еще не знаю, но впечатление он производит вообще отталкивающее, а на меня сегодня - самое безотрадное. Если такое старье начнет играть роль в создании новой России, то я не знаю, будет ли от этого толк. Мне кажется, что такие люди будут далеки от жизни, а потому испортят то, что стараются сделать верующие и энергичные»17. Б.С. Пермикин полагал, что «генерал Вандам оказался нерешительным человеком и не понимающим самого главного: психологии Гражданской войны. Он не шел на очень многие меры, которые были совершенно необходимы в нашем положении. Все же его формирования в Пскове быстро росли. В день и час ухода немцев из Пскова красные перешли в наступление. <...> Генерал Вандам оставил Псков (после чего мы не видели его почти 9 месяцев)»18. Плохо вооруженная Северная армия генерал-майора Вандама не выдержала натиска большевиков. 9 ноября 1919 года М.С. Маргулиес записывал в дневнике: «Генералы... побросали Лужский и Гдовский фронт, где большевики продвинулись с ничтожными силами; не имея разведки, отступали перед горстью неприятеля. Все возмущены начальником штаба Вандамом (настоящая фамилия его Едришкин [автор ошибается, фамилия Едрыхин - А.Р.], сотрудник "Нового времени"). Недовольство Юденичем тоже очень велико»19.

16 ноября 1918 Вандам издал приказ о своем уходе с занимаемого поста «по болезни», назначив с 17 ноября временно командовать корпусом полковника Г.Г. фон Нефа. Затем некоторое время Вандам находился в Риге, в период занятия города Красной Армией - в Германии. Прибыл в июне 1919 в Нарву, где 21 июня 1919 назначен генералом А.П. Родзянко исполняющим должность начальника штаба Северо-Западной армии (утвержден в ней 28 августа). Во время наступления Н.Н. Юденича на Петроград Вандам исполнял эту должность. Принимал участие в разработке операции «Белый Меч» и ее исполнении осенью 1919. 25 ноября 1919 Вандам приказом нового командующего Северо-Западной армией генерала П.В. Глазенапа «убыл в командировку», что стало своего рода «почетной» отставкой.

С 1920 в эмиграции в Эстонии; жил в Ревеле (Таллинне). Состоял в Объединении георгиевских кавалеров в Эстонии, почетным членом таллиннского отдела Союза русских увечных воинов-эмигрантов в Эстонии, членом правления Общества помощи бывшим русским военнослужащим в Эстонии и членом суда чести при нем. Состоял в РОВСе, занимая должность начальника штаба эстонского отдела союза. Как пишет Н. Рутыч, А.Е. Вандам скончался в Таллинне 16 сентября 1933 г. и был похоронен на русском кладбище при церкви Св. Александра Невского20. Исследователь И.В. Образцов приводит текст сообщения парижской газеты «Возрождение» от 1 ноября 1933 г. о смерти Вандама «в Ревеле 6 сентября 1933 г. внезапно от болезни сердца... о чем извещает с глубокой скорбью вдова»21. Возможно, что могила генерала сохранилась, а значит можно уточнить вопрос о точной дате его смерти.

Работы А.Е. Вандама только недавно стали доступны читателям, а сделанные им переводы все еще ждут своего часа. Владея иностранными языками (где и когда он их изучил неизвестно), Вандам перевел с французского и английского книги, в которых затрагивалась геополитическая и военная тематика: Демолен Эдмонд Аристократическая раса. (СПб., 1906); Рейх (Райх) Эмиль Современная Германия (СПб., 1908); Эбергардт Изабелла Тень Ислама (Записки погибшей от наводнения в Сахаре молодой русской путешественницы (СПб., 1913); [Чарльз Репингтон] Будущая война на суше и на море. Из «Essays and Criticisms» военного сотрудника «The Times» извлек А. Вандам (СПб., 1913).

В «Письмах о Трансваале» Вандам анализируя англо-бурскую войну, как с позиции непосредственного участника, и с точки зрения геополитика, бросает упрек Европе, «своей уступчивостью взрастившей английское нахальство»22.

В книгах «Наше положение» (СПб., 1912) и «Величайшее из искусств. Опыт современного международного положения при свете высшей стратегии» (СПб., 1913) Вандам дает общий геополитический очерк истории России и анализирует внешнеполитическую ситуацию. Циркуляром Морского учебного комитета № 112 от 20 апреля 1913 г. книга «Наше положение» была «рекомендована для приобретения в офицерские библиотеки»23.

Вандам полагал, что экспансия, в какие бы формы она не выливалась (военные, политические, экономические и т. д.) свойственна для любого государства, и для любого народа, но «несмотря на большие размеры своей территории, русский народ по сравнению с другими народами белой расы, находится в наименее благоприятных для жизни условиях... Своим географическим положением русский народ обречен на замкнутое, бедное и вследствие этого и неудовлетовренное существование»24. Геополитические стремление России «к солнцу и теплой воде» определяет и южный вектор его направления: «Наше движение к югу должно было идти не по всей линии фронта... наступая ... через Черное море и Кавказ к Средиземному морю и через Среднюю Азию к Персидскому заливу, мы, в случае успеха, сразу же выходили бы на величайший из мировых торговых трактов - так называемый Суэцкий путь»25. Однако, подобная экспансия России противоречит интересам Англии. Продвижение России на Восток, начатое походом Ермака и продолженное экспедициями промышленников продолжалось до Тихого океана, но и здесь русские в итоге «должны были отступить перед англосаксами»26. В результате за Россией осталась только Аляска, которая тоже потом была потеряна и русским пришлось «отходить на ту базу, откуда Беринг начал свои исследования Тихого океана, т.е. на Камчатку»27. Если русские власти предпочитали действия, то англосаксы «в искусстве борьбы за жизнь» развили умение мыслить аналитически, и «испещренная океанами, материками и островами земная поверхность является для них своего рода шахматной доской, а тщательно изученные в своих основных свойствах и в духовных качествах своих правителей народы - живыми фигурами и пешками, которыми они двигают с такой рассчитанностью, что их противник, видящий в каждой стоящей перед ним пешке самостоятельного врага, в конце концов теряется в недоумении каким же образом и когда сделан им роковой ход, приведший к проигрышу партии»28. Пока Россия продолжала смотреть на Азию «глазами... московских приказов» и пугать себя «желтой опасностью», Англия овладела Индией и начала успешное проникновение в Китай. На Дальнем Востоке при поддержке Америки против России был подготовлен «англосаксонский авангард» в лице Японии. В результате, в конце XIX в., когда началась постройка Великого сибирского пути, время было упущено и Россию «вытолкнули из Тихого океана»29. Америка взяла в качестве примера для себя Англию, создавшую империю, держащуюся на трех принципах: 1) огромного производства необходимых человечеству предметов; 2) облегающих земной шар морских путей с мощным торговым флотом 3) внешних рынков, представляющих «залог материального благополучия, внутреннего мира и высокого умственного развития»30. Геополитическая борьба англосаксов против России, по мнению ее противников «к середине двадцатого столетия должна будет закончиться торжеством англосаксонской расы на всем земном шаре»31. Вандам допускал, что «турецкое и персидское правительства... обнаружили свою неспособность к обновлению управляемых ими народов» и под давлением извне, при сохранении формальной независимости, на месте «турецкого хаоса» при поддержке англосаксов может быть создано новое государство, которое закрыло бы для России выход к Индийскому океану32.

Вандам полагал, что помимо использования англосаксами в борьбе с Россией третьих стран активную роль в геополитическом противостоянии играет английское масонство. «Если мы присмотримся к тем событиям, которые происходят в подвергнутой наибольшим атакам масонства Франции... тогда нам, может быть, несколько более станет ясным и то, почему наши солдаты получали одновременно в Москве, Иркутске, осажденном Артуре и японском плену прокламации, напечатанные одним и тем же шрифтом и на одной и той же бумаге, почему эскадра адмирала Рождественского весь свой гигантский марш совершила точно в фонаре, светившем на весь мир, тогда как о японской не знали ровно ничего даже в портах Китая»33. Как и многие русские правые, Вандам связывал масонство с евреями и революционерами34. Таким образом, вытеснв Россию с американского берега и северной части Тихого океана, англосаксы перенесли свои действия на азиатский материк, столкнули Россию и Японию и систематически разжигают антироссийскую вражду южно-азиатских народов. При этом они подготовили внутри России группы влияния.

В Европе Англии удалось столкнуть Россию и Францию. «Невольно сделавшись громоотводом Англии и приняв на себя удары ополчившейся против нее Западной Европы, Россия... по мнению Кутузова... должна была ограничиться изгнанием врагов и "сохранить Наполеона для Англии"»35, однако этого не произошло. Англия не только с выгодой для своей экономики «снабжала сражавшиеся за нее континентальные армии», но и «закладывала прочный фундамент своего материального благосостояния и своей нынешней грандиозной Империи» оставшись в итоге единственной морской державой в Европе36. За разгром наполеоновской Франции Россию «отблагодарили» Крымской войной и «помогая Англии валить Францию, мы упустили время, когда... смело могли пробить себе путь к южным морям»37. В перспективе Англия собирается направить против России «последнего из ее серьезных соперников» - Германию и готовится сделать из Балканского кризиса «завязку общеевропейской войны, которая, еще больше чем в начале прошлого столетия [т.е. XIX в.; имеются в виду наполеоновские войны - А.Р.] опустошив и обессилив континент, явилась бы выгодной для одной только Англии»38. Вандам считал, что в сложившейся ситуации, «пора бы задыхающимся в своем концентрационном лагере белым народам понять, что единственным разумным выходом balance of power in Europe39 была бы коалиция сухопутных держав против утонченного, но более опасного, чем наполеоновский, деспотизма Англии и... присваивая себе исключительное право на пользование всеми благами мира, англичанам следует и защищать его одними собственными силами»40. В качестве возможных союзников России по коалиции Вандам видел Германию и Францию.

В книге «Величайшее из искусств» Вандам также резко критиковал политику Англии, цель которой «уничтожив морские силы своих соперников и заперев последних на материке, - удерживать их на нем подвижными стенами своего могущественного флота»41. Поскольку потерявшие былое влияние Испания и Франция не представляют для Англичан опасности, их внимание сосредоточено на Германии, которая «сделавшись морской Державой, Германия до дерзости смело выступила против могущественной и не терпящей никаких посягательств на ее жизненные интересы Океанской Империи и этим положила начало целому урагану событий...»42. Англичане использовали в борьбе с усиливающейся Германией не столько военные, сколько дипломатические средства, поскольку «как бы обдумана и тщательна ни была подготовка англичан к войне... как ни велики были бы шансы их на успешный исход этой войны - они не могут вступить в единоборство с германцами...»43. Следовательно, Англия сделает все возможное, чтобы столкнуть континентальные державы и тогда «пожар войны охватит, как и в начале прошлого столетия, всю Европу»44. В Германии «при первом же ощущении тесноты... покатился глухой стихийный гул "Drang nach Osten", т.е. "пойдем искать земли на восток", но «лучшие германские умы скоро поняли всю невозможность распространения за счет почти столь же густо населенной России и... Германия перестала быть нашим соперником на театре борьбы за существование и превратилась в естественного союзника»45. Вандам полагал, что общеевропейская война полезна только Англии, но поскольку вести ее в одиночку (или в союзе с Францией и Испанией) она не сможет, будет сделано все для того, чтобы принудить Россию к столкновению с Германией. Поэтому «нам никоим образом не следует класть голову на подушку соглашений с такими народами, искусство борьбы за жизнь которых много выше нашего, а нужно рассчитывать лишь на самих себя»46.

В предисловии к работе «Наше положение» Вандам скромно писал, что его «маленький труд» представляет собой «лишь легкую царапину на девственной и безотлагательно требующей разработке почве русской политической мысли»47, но, по мнению современных исследователей, труды Вандама заложили фундамент отечественной геополитической школы, и их переиздания оказываются востребоваными в наше время.

___________________________________________________ 

1 Образцов И.В. Алексей Вандам: «Англия начнет войну лишь в том случае, если ей удастся вовлечь в нее Россию...» // Военно-исторический журнал. 2001. № 7; Рутыч Н.Н. Белый фронт генерала Юденича: Биографии чинов Северо-Западной армии. М., 2002; Абисогомян Р. Биографический справочник // Приложение к магистерской диссертации Р. Абисогомяна «Роль русских военных деятелей в общественной и культурной жизни Эстонской Республики 1920-1930-х гг. и их литературное наследие». Тарту, 2007; Репников А.В. Консервативные концепции переустройства России. М., 2007.

2 Вандам А. Очерк событий на Филиппинах с 1896 по 1901 год // Сборник географических, топографических и статистических материалов по Азии. СПб., 1904. Вып. LXXVII; Он же. Наше положение. СПб., 1912; Он же. Величайшее из искусств. Опыт современного международного положения при свете высшей стратегии. СПб., 1913; Он же. При недостатке снарядов // Ревельский русский инвалид. 1930. Ноябрь; Он же. Геополитика и геостратегия / Сост., вступ. ст. и комм. И. Образцова; заключит. Ст. И. Даниленко. Жуковский-М., 2002 [на обложке и титульном листе ошибочно указано Е.А. Вандам, в содержании на с. 271 вместо фамилии И. Образцов ошибочно указано И. Обручев]; Неуслышанные пророки грядущих войн: Сборник / А. Вандам, Н. Головин, А. Бубнов; пред., сост. И. Образцов. М., 2004.

3 Особенно следует отметить републикации работ Вандама, осуществленные И.В. Образцовым.

4 В книге Н.Н. Рутыча написано, что А.Е. Вандам поступил вольноопределяющимся в 120-й пехотный полк 24 декабря 1894 г.// Рутыч Н.Н. Белый фронт генерала Юденича: Биографии чинов Северо-Западной армии. М., 2002. С. 149. Указание на 1894 г. в качестве даты поступления перекочевало из книги Рутыча в другие биографии Вандама. И.В. Образцов в качестве даты поступления указывает 1884 г., что представляется нам правильным // Образцов И. Алексей Ефимович Вандам (Едрыхин) // Неуслышанные пророки грядущих войн. С. 6.

5 Цит. по: Образцов И. Алексей Ефимович Вандам (Едрыхин). С. 8-9.

6 Там же. С. 9-10

7 Там же.

8 Рутыч Н.Н. Белый фронт генерала Юденича. С. 149.

9 Там же. С. 151.

10 Там же. С. 433.

11 Страницы Белой Борьбы на Северо-Западе России. 1919 год. Новые документы / Комм., прим., публ. С.Г. Зирина // Михайлов день 1-й. Журнал исторической России. Ямбург, 2005. С. 230.

12 Рутыч Н.Н. Белый фронт генерала Юденича. С. 151.

13 Генерал-лейтенант Б.С. Пермикин. Из моих записок / Публ. С.Г. Зирина // Белое движение на Северо-Западе России и судьбы его участников. Материалы Третьей международной научно-исторической конференции в г. Пскове. Псков, 2009. С. 8-9.

14 Белая борьба на Северо-Западе России / Сост., науч. ред., пред. и комм. С.В. Волкова. М. 2003. С. 181

15 Цит. по: Рутыч Н.Н. Белый фронт генерала Юденича. С. 151.

16 Полчанинов Р.В. Денежные знаки белых на северо-западе России // Белое движение на северо-западе России. Белая гвардия. Альманах. М., 2003. № 7. С. 55

17 Цит. по: Рутыч Н.Н. Белый фронт генерала Юденича. С. 471.

18 Генерал-лейтенант Б.С. Пермикин. Из моих записок... С. 11.

19 Маргулиес М.С. Из дневника // Юденич под Петроградом. Л., 1991. С. 201.

20 Рутыч Н.Н. Белый фронт генерала Юденича. С. 153.

21 Образцов И. Алексей Ефимович Вандам (Едрыхин). С. 18.

22 Вандам А.Е. Геополитика и геостратегия. С. 196.

23 Образцов И. Алексей Ефимович Вандам (Едрыхин). С. 16.

24 Вандам А. Наше положение. СПб., 1912. С. 5-6.

25 Там же. С. 6-7.

26 Там же. С. 18.

27 Там же. С. 21.

28 Там же. С. 27-28.

29 Там же. С. 88.

30 Там же. С. 89.

31 Там же. С. 98.

32 Там же. С. 102-103.

33 Новое время. 1906. 26 февраля.

34 Вандам А. Наше положение. С. 110-116.

35 Там же. С. 173.

36 Там же. С. 177. 180.

37 Там же. С. 196-197.

38 Там же. С. 198. 203.

39 Равновесие сил в Европе (пер с англ.).

40 Там же. С. 203-204.

41 Вандам А. Величайшее из искусств. Опыт современного международного положения при свете высшей стратегии. СПб., 1913. С. 10.

42 Там же. С. 12.

43 Там же. С. 28-29.

44 Там же. С. 23.

45 Там же. С. 37-38.

46 Там же. С. 52.

47 Вандам А. Наше положение. С. 4. В предисловии И.В. Образцов, ссылаясь на данные рассуждения, Вандама ошибочно указывает в качестве источника 3-ю страницу работы Вандама «Величайшее из искусств» // Образцов И. Алексей Ефимович Вандам (Едрыхин). С. 16, сноска 1.

Русское время, январь-март 2010

http://www.sorokinfond.ru/index.php?id=1145




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме