Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

По каким учебникам учат историю на Украине? Часть IV

Андрей  Полевой, Борьба мировых центров

18.03.2010

Часть 1
Часть 2
Часть 3

Цитаты из творений «национально свидомых» мыслителей разбросаны по всему учебнику и играют роль опорных точек – чтобы ученик вдруг не забыл, кого именно из соседей нужно бояться и ненавидеть. Что самое интересное – риторика полностью совпадает с современными высказываниями, доносящимися из Польши и Прибалтики. Не говоря уже о том, что в любом из рассматриваемых учебников можно с легкостью найти массу фраз, которые разжигают межнациональную и религиозную вражду.

«Москаль» – привычный термин на уроке истории?

Сегодня я хотел бы представить Вашему вниманию очередное творение Ф. Г. Турченко, а именно – «Новейшая история Украины: часть первая 1914-1939», Киев, «Генеза», 2002 год. Предназначено творение, как указано в аннотации, для 10-го класса общеобразовательной школы.

Из вступительного слова мы узнаем, что интенсивность угнетения Украины с екатерининских времен нисколько не убавилась. Ф. Г. Турченко насчитал в первой половине ХХ века два голодомора, перечислил все трудности становления СССР, пояснил их исключительно национальными мотивами и, в частности, среди прочих «ужасов» (так в первоисточнике) назвал индустриализацию. Как и при царе, русские, теперь с помощью советской власти, продолжили истязать «этнических украинцев» образованием, заводами, медицинским обслуживанием и дворцами культуры.

В который раз создатель учебника пытается красочно изобразить сочетание этносов, государственных границ, собственных догадок и объективной реальности. При этом непредвзятому читателю никак не удается понять – что же было в начале? Украинская государственность или украинцы? В рассматриваемых учебниках, украинцы всё время «формируются, как нация», при этом коварные враги (как правило – русские), всё время лишают их «государственности» и вмешиваются во «внутренние дела». Господин Турченко видит ситуацию на странице 4 таким образом: «Украинцы несколько столетий были лишены собственной государственности и территориальной целостности – этих наиважнейших условий успешного социально-политического и национально-культурного развития любой нации. В начале XX века Украина всё ещё была разделена между двумя мощными соседними империями – Российской и Австро-Венгерской. Её территорию, население, природные богатства обе империи использовали в собственных интересах. Не имея своего правительства, армии, суда, полиции, чиновников и дипломатов, украинцы были вынуждены содержать имперских».

После прочтения этого абзаца даже затруднительно определить – как Ф. Г. Турченко понимает термин «государство»? Во всяком случае, явно отличным от канонических определений, привычных для любого политолога, образом. Это видно по следующему пассажу: «Украина расположена в центре Европейского континента и накануне Первой мировой войны была одной из наибольших европейских стран». Эта фраза вполне тянет на Нобелевскую премию – обнаружить на политической карте мира в начале XX века страну с названием «Украина». По-прежнему сплошь и рядом мелькают загадочные «этнические границы Украины».

Вообще, чтобы оценить учебник по достоинству, достаточно одной первой главы. На странице 6 указывается общее количество населения украинских земель – 48 миллионов. Цифра, мягко говоря, дискуссионная, учитывая результаты переписи 1913 года, давшей результат 35 миллионов, но дело не в этом. В конце главы, на странице 8, ученику предлагается вычислить удельный вес украинцев на украинских землях, при учете общего населения 43 миллиона человек. Количество же самих этнических украинцев заблудившемуся в разнящихся цифрах школьнику предлагается узнать при помощи выжимки. Выжимка дается из произведения дореволюционного идеолога «самостийности» С. Рудницкого «Обзор национальной территории», и написана в нижеследующем ключе. Это, подчеркну, цитата.

1. Территория Украины – это вторая по величине национальная территория в Европе – уступает только Московщине.
2. Украинский народ есть, что касаемо численности, второй среди славянских народов (после москалей).

То есть, авторы явно склонны самым вольным образом обращаться с цифрами. Ну и идеологическая направленность достаточно ясна, раз уж термины вроде «москаль» запросто используются в образовательном процессе. Хоть Украина и была разделена между Россией и Австро-Венгрией – эмоциональные оценки обоих «поработителей» разнятся самым явным образом. Две цитаты для наглядного сравнения.

«Вступая в войну, Российская империя планировала захватить земли Восточной Галиции, Северной Буковины и Закарпатье. Грабительский характер своих намерений российская пропаганда прикрывала заявлениями про стремление собрать воедино все русские земли, к которым она относила и украинские этнические территории».

И, следующий абзац: «Австро-Венгерская империя стремилась в ходе войны укрепить позиции в Западной Украине и присоединить к своим владениям иные населенные украинцами территории, в том числе Волынь и Подолье. Это позволило бы ей усилить влияние на иные славянские народы империи». Итого – Россия – грабит, Австро-Венгрия – «усиливает влияние».

«Исторический враг Украины» на страницах учебника

Свежее изобретение в терминологии обнаруживается на странице 9. «В этой войне Украина – наибольшая из безгосударственных стран Европы». Как трактовать подобное сочетание, можно догадаться только интуитивно. На основании этого словесного гибрида, Турченко сетует на несознательность воюющих сторон, они де «отстаивали исключительно собственные интересы и были равнодушными к национальным требованиям украинского народа».

«Национальные требования украинского народа» описываются в очередном документе, а именно «Манифесте Главной Украинской Рады». Данный документ увидел свет 3-го августа 1914 года при помощи некоего доктора по имени Степан Баран:

«Войны хочет царь российский, самодержавный владыка империи, которая есть исторический враг Украины. И когда Россия хочет войны, то говорит в ней её ненасытность, которая красной нитью тянется через всю историю империи, которая с московского княжества, присваивая всё новые земли, порабощая народы, превратилась в колосс, который уже сколько лет угрожает общеевропейскому миру и общечеловеческому развитию, культуре и жизни народов».

Цитаты из творений «национально свидомых» мыслителей разбросаны по всему учебнику и играют роль опорных точек – чтобы ученик вдруг не забыл, кого именно из соседей нужно бояться и ненавидеть. Что самое интересное – риторика полностью совпадает с современными высказываниями, доносящимися из Польши и Прибалтики. Не говоря уже о том, что в любом из рассматриваемых учебников можно с легкостью найти массу фраз, которые разжигают межнациональную и религиозную вражду. Страница 21: «над остальным населением проводились деморализующие опыты «добровольного» присоединения к православию и внедрения идеалов российской общности».

Еще одна плеяда «украинских героев»: наемники Габсбургов

За неимением иных поводов для описания военных успехов независимой Украины в Первой мировой войне (ну не говорить же о многочисленных солдатах и офицерах-малороссах в царской армии), изрядное внимание уделяется так называемому легиону Украинских сечевых стрельцов – подразделению австро-венгерской армии, сформированной из галичан. Описание его в учебнике больше напоминает былинные сказания.

Страница 24: «Усусы присягали дважды – на верность империи и Украине. Себя они рассматривали как первое подразделение украинской армии, которая сформируется в ходе войны, и своей целью будет видеть борьбу за независимость Украины». Та самая Главная Рада, которая писала манифест о российской угрозе всему миру и, собственно, создавала легион, весьма четко описала свои задачи: национально-территориальная автономия Галичины в составе Австро-Венгрии. Ну и наиболее мечтательные галичане мечтали о независимой Украине из малороссийских губерний, на престол которой после победы над Россией должен был сесть принц из династии Габсбургов. Да, кстати, о второй присяге – на верность Украине – упоминания в архивах никому, кроме господ наподобие Турченко, найти не удалось.

«Желающих записаться в ряды Украинских сечевых стрельцов только в первые две недели оказалось около 30 000 человек». Тут надо понимать специфику. Экономика галицких регионов Австро-Венгрии была полностью разрушена в результате боевых действий. Галиция являлась лидером по поставке эмигрантов и наемных рабочих куда угодно. И армия, где хотя бы кормили, представлялась не самым плохим вариантом. То есть, желающих вступать в легион вполне вероятно и было много. Но во Львовском государственном архиве немало документов осени 1914 года, которые прямо говорят о массовом дезертирстве сечевых стрельцов, бежавших домой во время отступления австрийской армии из Галичины«. Дезертирство и ненадежность легиона были настолько известны руководству, что как отдельная единица он не применялся. Его роты, во избежание непредвиденных сложностей, использовались только в соединении с другими частями австрийской армии.

Страница 24: «Но настоящее боевое крещение УСС прошли в апреле-начале мая 1915 г. в боях за гору Маковка вблизи Славска, когда российское командование бросило против стрельцов несколько полков и артиллерию. В бой была брошена кавалерия донских казаков под командованием генерала Каледина. В конце концов, ценой больших жертв, российским солдатам удалось закрепиться на Маковке». Скажу сразу – немало придется затратить труда, чтобы обнаружить где-нибудь упоминание об этой эпической битве. О её «напряженности» говорит тот факт, что за два месяца сечевые стрельцы потеряли всего 42 человека убитыми и 76 ранеными.

Подведение итогов Первой мировой произведено в достаточно любопытной манере. Почему-то жители Украины представляются господину Турченко дикарями, только что слезшими с пальмы.

Страница 37: «Участие в военных действиях миллионов украинских крестьян, мобилизованных в российскую и австро-венгерскую армии, существенно изменило их. Они чуть ли не впервые столкнулись с новейшими достижениями человеческой цивилизации. Военная муштра, которую они проходили, прежде чем идти в бой, а также участие в хорошо организованных операциях показали им преимущества организации и дисциплины».

Несмотря на многовековое существование этноса с названием «украинцы», автор иногда теряет бдительность, как в этом случае, где описывается самоидентификация населения Украины того времени:

«На вопрос «кто вы?» они отвечали «православные» или «полтавцы», «черниговцы». Чрезвычайно редко говорили «украинцы», никогда «поляки» или «россияне».
«Попав в многонациональные по своему составу воинские подразделения, общаясь каждодневно с представителями иных национальностей, украинские крестьяне быстро осознавали свою этническую принадлежность. Осознанию украинскими солдатами себя, как представителей отдельной нации помогало общение с населением завоеванных территорий, в том числе западноукраинских».

Как обычно, есть некоторая разница с воспоминаниями действительных очевидцев. Никак не хотели жители воспринимать украинскую идентичность и этническую принадлежность. В мемуарах известного петлюровца Тютюнника есть описание того, как он решил сформировать истинно-украинскую часть:

«Прибыло около семи тысяч. Открывая совет, я предложил:
– Кто среди вас украинцы, поднимите руки вверх!
Поднялось не больше трехсот рук.
– Малороссы! Поднимите руки!
Подняло руки около половины присутствующих.
– Хохлы! Поднимите руки!
Снова подняла руки добрая треть.
– Украинцы, малороссы и хохлы! Все разом поднимите руки!
Над головами многотысячной толпы поднялся лес рук».

«Независимость» на фоне германской оккупации

Автор учебника прилагает неимоверные усилия для того, чтобы показать существовавшие лишь на бумаге органы власти, появляющиеся как грибы во время Гражданской войны, в виде солидных учреждений, состоящих из мудрых и дальновидных людей, обладающих реальной властью на всей территории Украины. Повторюсь, речь идёт о периоде Гражданской, когда существовало немало более-менее крупных псевдогосударственных образований, вроде Донецко-Криворожской республики, а «владения» атаманов типа Грициана Таврического сложно даже подсчитать. Собственно, не имея сколько-нибудь заметного авторитета, поддержки армии и народных масс, народным собраниям, претендующим на звание «парламента», ничего другого не оставалось, кроме как потоком издавать «распоряжения», «универсалы», «провозглашения независимости» и прочие бумаги на все случаи жизни. Которые, впрочем, мало помогали в борьбе за лидерство.

Эпизод о противостоянии Центральной Рады и большевиков, страница 91: «9 января 1918 года Центральная Рада утвердила свой Четвертый универсал, которым Украинская Народная Республика провозглашалась целиком независимой державой. Это было историческое решение Центральной Рады, которое символизировало окончательный разрыв с имперским центром. Однако оно не спасло УНР. Силы были слишком неравны. Большевистские войска под Киевом имели 20-ти кратный перевес в живой силе». Казалось бы – когда враг у ворот, надо не независимость провозглашать, а озаботиться в первую очередь чисто военными приготовлениями... Не всегда, знаете ли, бумага о независимости помогает при таком численном превосходстве.

Святая вера в могущество принятых группой заинтересованных лиц документов о самостийности, одного вида которых должно было хватить для победы над наступающими врагами, не ослабевала и во время германской оккупации 1918 года. Напомню, в чём было дело. Центральная Рада, заключила союз с Германией, согласно которому немцы должны были воевать, в том числе и за Центральную Раду, а та обязывалась поставлять для этих целей продовольствие. Немцы, привычные к военному делу, навели "орднунг«-порядок на всей буйной территории Украины. Поведение же украинских союзников выглядело так: «Рада оказалась неспособной обеспечить вывоз в Германию продовольствия: её возможности в этом вопросе, отмечал представитель немецкого командования, «не шли дальше силы немецкого штыка».

В этой ситуации, кайзеровские чиновники, в нарушение своих обещаний, начали всё активнее вмешиваться во внутренние дела УНР». Другими словами, нехорошие немцы, выполнив свою часть договора, потребовали аналогичного поведения от Центральной Рады. Такое вполне естественное поведение именуется вероломством. Вникнув в ситуацию, немецкое командование обоснованно задумалось – а зачем им, собственно, посредник в виде Рады, которая ровным счётом ничего не может без немецких солдат? Отметим, что тяга самостийников к написанию пустопорожних бумаг не утихала до самого конца.

«25 апреля 1918 года были созданы военно-полевые суды над украинскими гражданами. 29 апреля 1918 года отряд немецких войск занял помещение, где заседала Центральная Рада. Последним решением Рады было принятие демократической конституции УНР и избрание президентом Украины М. Грушевского».

В вопросах коллективизации создатель учебника придерживается мэйнстрима эпохи Ющенко. То есть – сугубо национальные подходы, поделенный на два цвета мир и крайняя избирательность в оценках событий. Если что-то на территории Украины менялось к лучшему – тому причиной историческая неизбежность и исконная творческая инициатива украинского народа, который, несмотря на тяжкие угнетения, отстраивал в очередной раз своё государство. Если к худшему – это вина России и никого другого.

Плох тот учебник, в котором нет голодомора

В рамках тех же неписаных правил описывается и голод 1932-33 гг. на территории СССР, который «оранжевые историки» преподносят в виде геноцида. К чести Ф. Г. Турченко можно сообщить, что количество жертв «голодомора» он называет по украинским меркам весьма скромное: 3-4 миллиона человек. До космических масштабов оценок господина Ющенко автор учебника явно не дотягивает, всё же учебник, а не предвыборная кампания.

Как обычно, деликатно обойдены вниманием и способ подсчета жертв голода, и его тотальность в те годы (он затронул не только Украину, но и Россию с Казахстаном), и все принятые меры, которые были призваны облегчить положение крестьян. Документов о том – масса, но в интересах «оранжевых» их не замечать. Например, письмо Сталина Кагановичу от 11 августа 1932 года. Нужно обладать совсем уж неуемной фантазией, чтобы усмотреть в нём намерения устроить геноцид.

«Если не возьмемся теперь же за выправление положения на Украине, Украину можем потерять... Нужно:
а) взять из Украины Косиора и заменить его Вами с оставлением Вас секретарем ЦК ВКП(б);
б) вслед за этим перевести на Украину Балицкого на пост председателя украинского ГПУ (или ПП Украины, так как должности председателя ГПУ, кажется, не существует) с оставлением его замом председателя ОГПУ, а Реденса сделать замом Балицкого по Украине;
в) через несколько месяцев после этого заменить Чубаря другим товарищем, скажем, Гринько или кем-либо другим, а Чубаря сделать замом Молотова в Москве (Косиора можно сделать одним из секретарей ЦК ВКП);
г) поставить себе целью превратить Украину в кратчайший срок в настоящую крепость СССР, в действительно образцовую республику. Денег на это не жалеть.

Без этих и подобных им мероприятий (хозяйственное и политическое укрепление Украины, в первую очередь – ее приграничных районов и т. п.), повторяю – мы можем потерять Украину».

Согласно данной директиве, было принято решение о снижении для Украины плана хлебозаготовок.

Принятое 18 августа 1932 года постановление Политбюро ЦК ВКП(б) гласило: «Принять предложение т. Сталина о сокращении плана хлебозаготовок на Украине на 40 миллионов пудов в виде исключения для особо пострадавших районов Украины с тем, чтобы колхозам особо пострадавших районов снять половину плана, а индивидуалам – треть».

А два месяца спустя, в октябре 1932 года, план хлебозаготовок для Украины был сокращен во второй раз. Всего за 1932 год план хлебозаготовок для Украины пересматривался трижды и был снижен в общей сложности на 138 млн. пудов, что составляло почти 30% от общего плана.

Достижения «украинского этнического гения»

Но кому нужны эти скучные подробности с цифрами? Ведь куда более ярко выглядит такое описание, страница 282: «Ещё не развеялся трупный смрад в опустевших украинских домах, а из других республик СССР, особенно из России, уже стремились эшелоны с переселенцами. До конца 1933 г в Донецкую, Днепропетровскую, Одесскую и Харьковскую области переселилось около 177,1 тысяч человек». Возникает, кстати, ещё один вопрос – почему переселилось в три раза меньше человек, чем умерло по мнению Турченко?

Окончательную попытку напугать читателя образом Империи Зла Ф. Г. Турченко предпринимает на странице 290. «Из союзного центра – Москвы – тянулись нити управления практически всеми сферами экономической, социальной и политической жизни Украины. Тоталитарный режим исключал любые независимые от государства проявления общественно-политической жизни, воспитывая в широких массах двойную мораль, формируя равнодушие и социальную пассивность».

Через несколько лет равнодушные, социально пассивные граждане СССР с двойной моралью построят крепкое государство, разобьют Германию в Великой Отечественной войне и первыми выйдут в космос.

И, наверное, в результате непрерывных издевательств и мучений украинский народ был отброшен на многие века назад и был вынужден прозябать на задворках советской империи? Но нет, гениальные «этнические украинцы» обратили деятельность русских против них самих!

«Однако модернизация вызвала процессы, которые их инициаторы, сталинское руководство СССР, не могли предугадать. Сотни тысяч украинцев получили образование, стали квалифицированными рабочими, техниками, учителями, директорами заводов, военными, чиновниками, руководителями научных учреждений, учёными. Городское население пополнилось миллионами украинских крестьян. Жернова русификации не успевали «перерабатывать» такие массы людей. Эти люди продолжали ощущать себя украинцами и правящий режим не имел силы препятствовать им в этом. Сталинская модернизация Украины означала также модернизацию, осовременивание её населения, а это означало, что со временем оно неминуемо должно поставить вопрос про возрождение своей государственности».

У людей впечатлительных неизбежно возникнет образ Сталина, который, глядя на секретные донесения с мест о неотвратимой экспансии украинцев во все институты, армии и учреждения, рвет на себе волосы с криком «Что же я наделал?».

А государственность население строило. И даже построило. Называлось это государство – СССР. Но вместо того, чтобы жить с осознанием вклада украинцев в победы и поражения общего дома и гордиться результатами труда своих предков, господа национальные историки предпочитают витать среди атлантид и голодоморов, критикуя Наполеона за игнорирование в его завоеваниях нужд «этнических украинцев».

http://www.win.ru/books/3884.phtml




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме