Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«Рисовое дело», или Краснодарский зиндан

Русский вестник

16.03.2010

У нас в стране «сначала сажают в зиндан по наводке конкурента,
а потом выпускают оттуда за бабки! 
Этот беспредел пора завершать!»

Президент РФ Д.А. Медведев 
26 февраля 2010 года 
на совещании с предпринимателями 
в резиденции «Барвиха». 

В конце прошлого года, 25 декабря, прокурор Краснодарского края Леонид Коржинек устроил встречу с журналистами тех изданий, которые заранее направили ему свои вопросы. 

Судя по обстоятельным ответам, глубоко уважаемый прокурор хорошо подготовился к этой встрече и даже озвучил нам некоторые шокирующие данные, о которых прокуратура в период исполнения функций надзора и функций следствия старалась умалчивать. 

Так, Леонид Геннадьевич поведал нам, что в нашем крае за последний год осуждены к различным мерам уголовного наказания 29 тысяч граждан России, подчеркивая, что эта колоссальная работа по плечу вверенной ему структуре. А у меня в жилах начинает леденеть кровь, когда я проецирую эти цифры на масштабы многострадальной Матушки России. 

Мне представляется, что машина, способная пропустить за одно десятилетие десятки миллионов граждан России через тюрьмы и лагеря, угрожает нашему обществу смертью. Но многие, в том числе и здоровая часть прокуратуры, не видят, что набирающая обороты геноцидная машина нацелена на жизнь и здоровье нации. 

Неужели никто из мужей не в состоянии разобраться с тем, что сегодня случилось? Неужели жителя России - генетические преступники, пришедшие на чужие земли с целью грабить богатство, созданное руками чужеземных народов? Или дело в чем-то другом? Почему в России заработал людоедский уголовно-процессуальный закон, при котором заведомо невиновный гражданин легко может оказаться «в зиндане для последующего выкупа оттуда за бабки», а чиновникам, упрятавшим заведомо невиновного человека за решетку, за это ничего не будет, поскольку новая конструкция закона делает легитимными любые действия прокурора, следователя, судьи и т.д., т.е. действия всех лиц, которые в силу нового УПК РФ задействованы в уголовном преследовании россиянина. 

Получается, что новый уголовно-процессуальный закон, фигурально выражаясь, автоматически регулирует рост количества зинданов на территории РФ прямо пропорционально вседозволенности коррупционных новообразований в органах исполнительной власти, занимающихся правоприменительной деятельностью. 

Помимо того, что новый уголовно-процессуальный закон, подвергаемый постоянной модернизации в ухудшающую сторону для прав и свобод россиянина, не оставляет шансов на спасение, теперь еще и безнаказанно позволяет прокурору, судье, следователю и т.д. автоматизировать производство по уголовному делу при помощи компьютерной техники, что существенно может увеличить число заказных уголовных дел и обвинительных приговоров в отношении заведомо невиновных граждан РФ, при этом качество сфальсифицированных доказательств «улучшится». Заметим, что довоенный и послевоенный УПК был намного демократичней и гуманней нового. 

Сегодня общество получает уникальную возможность на конкретном уголовном деле проследить и понять, насколько беззащитен искусственно привлеченный в качестве обвиняемого гражданин России и как нам дальше жить с новым уголовно-процессуальным законом, который может большую часть нашего народа прогнать через тюрьму и лагеря. 

Итак, 27 февраля 2010 года прокурор Краснодарского края, государственный советник юстиции 2-го класса Коржинек Л.Г. после проверки материалов уголовного дела № 988586 лично утвердил обвинительное заключение по обвинению Слюсаренко В.Д. в совершении преступления по ст. 159 УК РФ. 

По непонятным причинам казалось бы опытный и складно выступающий перед журналистами прокурор не увидел, что уголовное дело № 988586 возбуждено незаконно, без признаков и событий преступления. Опытный прокурор не заметил, что признаки преступления до момента вынесения постановления о возбуждении уголовного дела в отношении Слюсаренко полностью отсутствовали, он также не заметил, что уголовное дело № 988586 в нарушение действующего закона возбуждено повторно, он также не заметил масштабные фальсификации доказательств по уголовному делу, он не заметил и то, что уголовное преследование гражданина РФ имело явные признаки заказа. 

Он не заметил, что все обращения Слюсаренко с жалобами в Октябрьский районный суд г. Краснодара были искусственно блокированы при помощи надуманных процессуальных манипуляций, в результате которых получилось, что 46 статья Конституции РФ на гражданина Слюсаренко не распространяется. 

И много других нарушений закона со стороны лиц, осуществляющих реализацию уголовной расправы над Слюсаренко, прокурор края почему-то не заметил и лично предал заведомо невиновного гражданина суду. Направив фальшивое уголовное дело в Темрюкский районный суд, прокурор края не может не понимать, что обрекает суд на вынесение заведомо неправосудного судебного решения в отношении Слюсаренко, т.е. на незаконное осуждение гражданина России. 

Я долго не могла понять, да и сегодня не понимаю, почему прокурор, не погрязший в коррупционном краевом «болоте», оказывается беспомощным и не может противодействовать мафиозным структурам. 

В надежде на то, что пожилой прокурор не заметил, как молодой и очень хитрый следователь Черноскутов сфальсифицировал доказательства дела, правозащитные организации помогут прокурору и первому заместителю Генерального прокурора РФ - председателю Следственного комитета при прокуратуре РФ Бастрыкину А.И. еще до судебного разбирательства разобраться на прокурорском уровне со всеми чиновниками, сфальсифицировавшими уголовное дело и выявить заодно заказчиков расправы над фермером. 

   А что же на самом деле сделал фермер Слюсаренко? Он по просьбе руководителей края и района, спасая в Темрюкском районе от деградации родную кубанскую землю, восстановил рисовые оросительные системы, засеял рис и начал выращивать прекрасные урожаи. В ходе этой колоссальной восстановительной работы он затратил большие денежные средства, и когда на каком-то этапе ему предложили какие-то крошечные (по сравнению с понесенными затратами) субсидии, он подал документы на эти субсидии. И получил их, поскольку комиссия по субсидиям признала его сельхозтоваропроизводителем. Поскольку в соответствии с законом сельхозтоваропроизводитель признается, а не самодекларируется, то комиссия, сама признавшая организацию или частное лицо сельхозтоваропроизводителем, вправе была выделить субсидии лицу, который реально восстановил рисовые оросительные системы.

Но беда в том, что земли, на которых Слюсаренко производил работы, согласно договору принадлежали ГСП «Светлый путь». А ГСП «Светлый путь» был доведен до банкротства, и в нем было назначено конкурсное управление. 

Своими наивными действиями фермер Слюсаренко, сам того не ведая, показал, что земли, находящиеся в ведении ГСП «Светлый путь», потрясающе плодородны и банкротство госпредприятия ложное. Как известно, при таких делишках «чиновники первой категории» на подставных лиц скупают ценнейшую государственную земельку. 

Вот в чем коренится тайна уголовного преследования Слюсаренко, при этом расправу первыми стали осуществлять некоторые работники ФСБ. Не имея ни малейших законных оснований, работники ФСБ, отложив поиск и поимку шпионов, возбудили уголовное дело на фермера под предлогом незаконного получения субсидий и мошенническими способами сшили «РИСОВОЕ ДЕЛО». 

Сегодня десятки СМИ будут следить за этим «РИСОВЫМ ДЕЛОМ». 

Людмила СТЕПАНОВА,
г. Краснодар

Генеральному прокурору Российской Федерации 
действительному государственному советнику юстиции Ю. Я. ЧАЙКЕ
Первому заместителю Генерального прокурора Российской Федерации,
Председателю Следственного комитета
при Прокуратуре Российской Федерации
государственному советнику юстиции 1 класса
А.И. БАСТРЫКИНУ
Директору ФСБ России
А.В. БОРТНИКОВУ

(данные о лице заявителе имеются в редакции)

 

Сообщение о преступлении
в порядке ст. 144 УК РФ


В ходе моей профессиональной деятельности мне стали известны сведения, о которых считаю необходимым проинформировать Генеральную прокуратуру и руководство правоохранительных органов РФ. Получив согласие доверителя на доведение информации до компетентных органов и общественности, считаю необходимым сообщить следующее.

Настоящее сообщение о преступлении связано с рядом коррупционных преступлений, совершенных в ходе реализации незаконно возбужденного уголовного дела № 890015, которое имеет явные признаки заказного уголовного дела. Подобные уголовные дела относятся к числу наиболее опасных социальных явлений, приводящих к разрушению основ государственной власти и конституционного строя Российской Федерации, так как при этом не только компрометируются органы предварительного расследования и прокуратуры, но и нарушаются права и свободы законопослушных граждан, у людей формируется чувство социальной и правовой незащищенности, создаются предпосылки судебной ошибки.

Уголовное дело № 890015 по ч. 4 ст. 159 УК РФ в отношении Слюсаренко В.Т. было возбуждено 9 декабря 2008 г. без реальных признаков преступления и без реального события преступления, а по подложному рапорту, составленному в ночное время начальником службы экономической безопасности (СЭБ) УФСБ по Краснодарскому краю (К.к.) от 9 декабря 2008 г.

Из рапорта видно, что нач. СЭБ УФСБ по К.к. необоснованно, а главное надуманно квалифицировал реально осуществленные масштабные сельхозработы по предотвращению деградации земель и выращиванию риса, проведенные ООО «Фирма «Кара Кубань», как мошенничество с целью получения субсидии в пользу Слюсаренко В.Т., который на тот период был директором ООО «Фирма «Кара Кубань».

В основу легенды о «мошенничестве» Слюсаренко В.Т. лег «Акт» от 8 декабря 2008 г. т.н. проверки финансово - хозяйственной деятельности ООО «Фирма «Кара Кубань» за 2007 г. «Акт» от 8 декабря 2008 г. подписанный неким ведущим консультантом департамента финансово-бюджетного надзора. При этом документы для составления этого акта были получены из УФСБ РФ по К.к. Более того, материалы уголовного дела (у/д) № 890015 показывают то, что текст «Акта» от 8 декабря 2008 г. составлялся заинтересованным лицом из УФСБ по К.к. В этой связи обращают на себя внимание следующие обстоятельства. Из открытых источников широко известно, что ранее тождественное экономическое подразделение УФСБ РФ по Краснодарскому краю возглавлял некий Молибога А. Из УФСБ по К.к. Молибога А. перешел на руководящую работу в администрацию Краснодарского края, где возглавил контрольно-аналитическое управление, курировал департамент по финансово-бюджетному надзору (работником которого подписывался вышеуказанный «Акт» от 8 декабря 2008 г.), входил в состав регионального Совета безопасности, куда входило все высшее руководство силовых структур края. Но в прошлом году Молибога А. был заочно арестован судом в связи с обвинением по ч. 3 ст. 210 УК РФ (организация преступного сообщества и др.) и объявлен в международный розыск.

Противоправные деяния, о которых излагается в настоящем сообщении, также выразились в явном превышении следователем Гнатив Д.Г. должностных полномочий. Так, рано утром 9 декабря 2008 г. в 6 часов 30 мин. он, Гнатив Д.Г., по договоренности с нач. СЭБ УФСБ по Краснодарскому краю по надуманным основаниям вынес постановление о возбуждении уголовного дела в отношении Слюсаренко по ч. 4 ст. 159 УК РФ. Вместе с тем Гнатив Д.Г. понимал, что в силу закона он неправомочен возбуждать уголовные дела в отношении депутата. Также Гнатив Д.Г., имея высшее специальное образование, понимал, что противоправное возбуждение уголовного дела № 890015 и производство по этому делу неизбежно повлечет существенное нарушение прав и законных интересов граждан, организаций, охраняемых законом интересов общества и государства.

Более того, Гнатив Д.Г., осуществляя полномочия следователя по уголовному делу № 890015, произвел массовую фальсификацию доказательств в целях воспрепятствования правосудию и незаконного осуждения гражданина Слюсаренко В.Т.

Так, в ходе досудебного производства по уголовному делу № 890015 Гнатив Д.Г. допросил в качестве свидетелей граждан Аксенова Г.В., Аладина С.А., Бондаренко Г.П., Волкову Л.А., Голеву Т.В., Дьяченко Н.П., Кулика В.А., Мухину З.И., Соколова С.В., Шевцова В.А., Шевцова В.В., Шеховцова А.Г., которых он ложно позиционировал пособниками совершения преступления по ч. 5 ст. 33 УК РФ и ч. 4 ст. 159 УК РФ понимая при этом, что в действительности события преступления предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ в действиях Слюсаренко и в действиях других лиц не было.

Перед допросом указанных выше лиц следователь Гнатив Д.Г. внес в память компьютера заранее подготовленный текст вопросов и ответы к этим вопросам, а в ходе допроса, наряду с несущественными подлинными ответами допрашиваемых лиц, вставлял из памяти компьютера в текст протокола данные, о которых допрашиваемые граждане не сообщали.

Данные о признаках преступления, сопряженных с фальсификацией протоколов по уголовному делу, легко можно обнаружить методом визуального сравнения. Так, невооруженным глазом видно, что протоколы допросов в качестве свидетелей Аксенова Г.В., Аладина С.А., Бондаренко Г.П., Волковой Л.А., Голевой Т.В., Дьяченко Н.П., Кулика В.А., Мухиной З.И., Соколова С.В., Шевцова В.А., Шевцова В.В., Шеховцова А.Г. содержат идентичные абзацы «ответов свидетелей» с повторением смысловых, технических, грамматических и стилистических ошибок, что безусловно указывает на факт фальсификации протоколов допросов путем внесения в них данных, о которых допрашиваемые граждане не сообщали (см. том 8 л.д. 1-133 уг. Дело № 890015).

Кроме того, противоправные деяния в действиях следователя Гнатив Д.Г. выразились еще и в принуждении граждан к даче показаний. Так, действуя в рамках незаконно возбужденного уголовного дела № 890015, он, следователь Гнатив Д.Г самоуправно подверг уголовному преследованию граждан Аксенова Г.В., Аладина С.А., Бондаренко Г.П., Волкову Л.А., Голеву Т.В., Дьяченко Н.П., Кулика В.А., Мухину З.И., Соколова С.В., Шевцова В.А., Шевцова В.В., Шеховцова А.Г. А именно, по воле Гнатива каждый из перечисленных выше граждан был подвержен презумпции виновности, а это значит, что каждый из них при допросе в качестве свидетеля был фактически принужден к даче показаний и должен был доказывать свою невиновность.

Невозможно поверить, но после допросов указанных выше граждан в качестве свидетелей Гнатив Д.Г. освобождал их от самочинного уголовного преследования путем вынесения постановлений о прекращения уголовного дела (уголовного преследования) в порядке ст.ст. 212 и 213 УПК РФ (см. том 8 л.д. 1-133 уг. Дело № 890015).

Более того, в силу закона у граждан Аксенова Г.В., Аладина С.А., Бондаренко Г.П., Волковой Л.А., Голевой Т.П., Дьяченко Н.П., Кулика В.А., Мухиной З.И., Соколова С.В., Шевцова В.А., Шевцова В.В., Шеховцова А.Г. после освобождения их от незаконного преследования возникло право на реабилитацию и прокурор обязан был лично принести каждому извинения от имени Российской Федерации (естественно, право на реабилитацию никому не разъяснялось, да и прокурор не удостоил своим вниманием несостоявшихся «пособников» мнимого преступления). После вышеуказанной обработки т.н. «свидетели» стали послушным материалом в руках следователя Гнатив Д.Г., который, умело используя тактику унижения и завуалированных угроз, сфабриковал ложные доказательства по уголовному делу в отношении Слюсаренко В.Т. и привлек последнего к уголовной ответственности за преступление, которого не было.

Злонамеренно сформировав материалы уголовного дела № 890015 из 10 томов, в которые помимо сфальсифицированных протоколов допросов вошли незаконно полученные процессуальные документы, а также массивы распечаток текстов различных нормативных актов, распечатанных из электронных правовых справочных систем, огромное количество беспорядочно изъятой из разных коммерческих организаций документации, следователь Гнатив Д.Г. передал дело с обвинительным заключением прокурору Краснодарского края.

При всем этом нач. СЭБ УФСБ по К.к. и вместе с ним Гнатив Д.Г. в уголовном деле лукаво замолчали, что ООО «Фирма «Кара Кубань» вернуло назад упомянутые субсидии (как говорится, народ не верит в доброту «волчьих законов»), а главное замолчали, что ООО «Фирма «Кара Кубань» реально осуществила сложнейшие и масштабные ремонтно-восстановительные работы мелиоративных систем, в результате которых спасены ценнешие государственные земли от многолетней деградации, земля была с любовью ухожена, засеяна и получен отличный урожай. При таких обстоятельствах по окончании ремонтно-восстановительных работ на полностью разрушенной мелиоративной системе у ООО «Фирма «Кара Кубань» безусловно возникало право на частичную компенсацию затрат в виде субсидий. Руководство Российской Федерации в своих постановлениях совершенно конкретно указывает, что субсидии предоставляются в целях оказания финансовой поддержки при исполнении расходных обязательств субъектов РФ по реализации региональных и (или) муниципальных целевых программ, направленных на осуществление сельхозработ и предусматривающих компенсацию сельскохозяйственным товаропроизводителям. Таким образом, Правительство РФ связывает выделение субсидий с компенсацией расходов, понесенных сельхозтоваропроизводителем. При этом в соответствии с нормами закона сельхозтоваропроизводитель признается, а не декларируется, как ложно утверждают заинтересованные в обвинительном исходе дела лица. Наряду с этим в материалах дела есть письменное заключение руководителя департамента сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности при администрации Краснодарского края, в соответствии с которым ООО «Фирма «Кара Кубань» признается сельскохозяйственным товаропроизводителем.

Однако 5 июня 2009 г. зам. прокурора Краснодарского края В.В. Рябоконев по непонятным причинам утвердил обвинительное заключение по явно незаконно возбужденному делу и все тома сфальсифицированного дела направил в Темрюкский районный суд Краснодарского края.

В Темрюкском районном суде уголовное дело № 890015 приняли к производству и в установленном порядке присвоили уг. делу № 890015 новый номер 1-26/09, а в ходе судебного следствия был сформирован 11-й том дела, в который помимо всего прочего вошли протоколы судебных заседаний, отражающие показания свидетелей, полученные в ходе судебного следствия.

В ходе судебного следствия стало известно, что свидетели и представитель потерпевшего не сообщали сведения, которые внесены в протоколы их допросов на предварительном следствии, также выяснилось, что уголовное дело возбуждено незаконно ненадлежащим лицом. Все сведения о фактах нарушения закона со стороны следователя и других заинтересованных в обвинительном исходе дела лиц были занесены в протоколы судебных заседаний. При таких обстоятельствах государственный обвинитель, участвовавший в судебном заседании, ходатайствовал о возвращении уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения в соответствии со ст. 237 УПК РФ.

Совершенно очевидно, что ходатайство прокуратуры в ходе судебного разбирательства о возврате уголовного дела прокурору было направлено не на устранение нарушений закона, а было способом придать новый импульс незаконному преследованию Слюсаренко В.Т. и сконфигурировать по сути однотипные ложные доказательства и преподать их в новом свете.

Для этого 22 июля 2009 г. под влиянием заинтересованных лиц из УФСБ РФ по Краснодарскому краю, уголовное дело, числящееся за судом под № 1-26/09 было незаконно расформировано, 11-й том этого уг. дела был отделен от остальных томов уг. Дела. Отделенные тома были изъяты из суда работниками УФСБ по К.к. Как показывают материалы дела, 24 июля 2009 г. нач. следственного отдела УФСБ РФ по К.к., явно выходя за рамки полномочий, своим постановлением отменил постановление о возбуждении уголовного дела от 09.12.2008 г., вынесенное следователем Гнатив Д.Г. (см. том 1 лист дела 42 уг. Дело № 988586). Однако, по смыслу уголовно-процессуального закона РФ, нач. следственного отдела УФСБ по К.к. Чернов А.Т. в данной стадии уголовного процесса по уголовному делу № 890015 не обладал полномочиями, обусловленными ст. 39 УПК РФ (руководитель следственного органа), которыми он обладает в ходе досудебного производства по уголовному делу. То есть, постановление об отмене постановления о возбуждении уголовного дела от 09.12.2008 г. вынесено не уполномоченным на это лицом. В данной стадии процесса только прокурор полномочен принимать решение об отмене постановления о возбуждении уголовного дела № 890015 (см. пункт 5 часть 5 ст.38 УПК РФ).

Затем 25.07.2009 г. из УФСБ по К.к. по неформальной договоренности с руководством Следственного управления (СУ) Следственного комитета (СК) при прокуратуре РФ по Краснодарскому краю уг. дело № 890015 числящееся за судом, под видом материалов проверки переправили в СУ СК при прокуратуре РФ по Краснодарскому краю.

В СУ СК при прокуратуре РФ по Краснодарскому краю знали, что процессуальное положение Слюсаренко В.Т.- подсудимый, поскольку уг. дело № 890015 числится за судом и в законном порядке не прекращено. (В данных обстоятельствах и в настоящее время только суд своим приговором или прокурор путем отказа от обвинения с дальнейшим прекращением уголовного дела правомочны изменить процессуальное положение подсудимого Слюсаренко В.Т.)

В СУ СК при прокуратуре РФ по Краснодарскому краю также знали, что производство по уг. делу № 890015 в законном порядке не прекращено и что оно возвращено прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ со стадии судебного следствия. Однако в СУ СК при прокуратуре РФ по Краснодарскому краю в качестве повода и основания для уголовного преследования Слюсаренко В.Т. использовали сопроводительное письмо от 25.07.2009 г. (имеющее признаки служебного подлога) и без надлежащей регистрации уг. дела № 890015 приняли под видом материалов проверки. Для этого некий следователь Гулишан А.В. составил ложный рапорт об обнаружении признаков преступления, обманно указав в нем, что в СУ СК при прокуратуре РФ по Краснодарскому краю из УФСБ РФ по К. к. поступили материалы проверки. Затем ложный Рапорт об обнаружении признаков преступления от 25.07.2009 г. был зарегистрирован в книге учета преступлений под № 286 (см. т. 1 л.д. 11). При этом бросается в глаза, что текст этого ложного рапорта Гулишан А.В. перекопировал с шаблона, подготовленного следователем Гнатив Д.Г. Одновременно, т.е. 25.07.2009 г., руководитель СУ СК при прокуратуре РФ по Краснодарскому краю подписал Постановление о возбуждении уголовного дела по «признакам преступления» по ч. 4 ст. 159 УК РФ в отношении Слюсаренко В.Т. (см. л.д. 1 уг. дело № 988586). Невооруженным глазом видно, что описательная часть текста нового постановления о возбуждении уголовного дела, так же как и ложный рапорт, копировался из шаблона, подготовленного следователем Гнатив Д.Г. (параллельное уголовное дело в СУ СК при прокуратуре РФ по Краснодарскому краю зарегистрировали под № 988586).

Так в условиях полной бесконтрольности процессуальные манипуляции, проведенные СУ СК при прокуратуре РФ по Краснодарскому краю под контролем заинтересованных лиц, привели к тому, что старое уг. дело № 890015 с признаками заказного уголовного преследования самоуправным решением трансформировалось в новое уг. дело № 988586.

С этого момента процессуальное положение Слюсаренко В.Т. «улучшилось», он по одной и той же заказной обвинительной легенде, оставаясь подсудимым по уголовному делу № 890015, стал подозреваемым, а затем и обвиняемым по другому делу № 988586. Доведенное до абсурда заказное уголовное преследование Слюсаренко В.Т. в рамках очередного незаконно возбужденного уголовного дела получило новое развитие.

В ходе самочинного, т.е. не предусмотренного уголовно-процессуальным законом дополнительного следствия, организованного в рамках смикшированного ул. дела № 988586 граждан Аксенова Г.В., Аладина С.А., Бондаренко Г.П., Волкову Л.А., Голеву Т.В., Дьяченко Н.П., Кулика В.А., Мухину З.И., Соколова С.В., Шевцова В.А., Шевцова В.В., Шеховцов А.Г. следователь своими незаконными действиями повторно вынудил дать показания в качестве свидетелей.

Повторное принуждение к даче показаний выразилось в том, что указанных выше лиц вызвали к следователю Федченко А.О. и обманным путем принуждали их подписать протоколы допроса свидетеля с данными, о которых допрашиваемые граждане не сообщали (см. т. 12 на 242 листах уг. дело № 988586). Фактически протоколы допроса, сфальсифицированные следователем Гнатив Д.Г. в рамках противоправно возбужденного уголовного дела № 890015, были при помощи компьютерной техники скопированы в новые повторно сфальсифицированные протоколы допроса свидетелей и граждан Аксенова Г.В., Аладина С.А., Бондаренко Г.П., Волковой Л.А., Голевой Т.В., Дьяченко Н.П., Кулика В.А., Мухиной З.И., Соколова С.В., Шевцова В.А., Шевцова В.В., Шеховцова А.Г. в рамках другого незаконно возбужденного уголовного дела № 988586. Кроме того, новые масштабные фальсификации протоколов допроса свидетелей в уголовном деле № 988586 были осуществлены в СУ СК при прокуратуре РФ по Краснодарскому краю с целью повторного привлечения заведомо невиновного гражданина России к уголовной ответственности.

Необычайно дерзкая коррупционная вседозволенность и порожденная круговой порукой повсеместная бесцеремонность проявилась в повторном принуждении граждан к подписанию сфальсифицированных протоколов допроса свидетелей. Чиновники из СУ СК при прокуратуре РФ по Краснодарскому краю, не мешкая, прибегли к методам, которые применял к гражданам России следователь Гнатив Д.Г., позиционируя всех без исключения пособниками в совершении преступлений и подавляя их волю запрещенными в демократическом обществе методами. Добившись желаемого результата в отношении каждого гражданина, подписавшего заранее подготовленный протокол допроса свидетеля с данными, которые они не сообщали, следователь СУ СК при прокуратуре РФ по Краснодарскому краю Черноскутов Е.В., используя шаблон Гнатива Д.Г., выносил повторные постановления о прекращении в отношении их уголовного преследования. Следовательно, граждане России в рамках искусственно возбужденного уголовного деле № 988586 повторно искусственно позиционировались как подозреваемые в соучастии преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 33 и ч. 4 ст. 159 УК РФ, а затем после повторного подписания сфальсифицированных протоколов допросов повторно выносились подложные постановления о прекращении в отношении их уголовного преследования по ч. 5 ст. 33 и ч. 4 ст. 159 УК РФ. Невозможно поверить в масштабы циничного издевательства над гражданами, проживающими в Краснодарском крае, но это факт, от которого некуда деваться.

Таким образом, материалы незаконно возбужденных уголовных дел № 890015 и № 988586 содержат очевидные следы преступлений, совершенных должностными лицами, осуществляющими уголовное преследование Слюсаренко В.Т. В настоящем заявлении изложена достоверная информация о совершенных многоэпизодных преступлениях, предусмотренных ст. 285 УК РФ, ст. 286 УК РФ, ст. 292 УК РФ, ст. 299 УК РФ, ст. 302 УК РФ.

* * *


В связи с вышеизложенным прошу безотлагательно организовать в порядке ст. 144 УПК РФ проверку настоящего заявления о преступлениях, совершенных в ходе искусственного уголовного преследования гражданина России Слюсаренко В.Т. Об ответственности за ложный донос по ст. 306 УК РФ мне известно.

С.В. ГОРОХОВ
8 марта 2010 г.

ИНТЕРВЬЮ НА ФОНЕ «РИСОВОГО ДЕЛА» НА КУБАНИ
Заказные уголовные дела как зеркало антиобщественной
коррупционной революции в России

В программах теленовостей сообщалось о сенсационном заявлении Президента России Д.А. Медведева, который на совещании с предпринимателями в резиденции «Барвиха» 26 февраля 2010 года сказал, что у нас в стране «сначала сажают в зиндан по наводке конкурента, а потом выпускают оттуда за бабки!». Это заявление вызвало многочисленные комментарии политических обозревателей и представителей научных юридических сообществ. В этой связи корреспондент газеты «Русский Вестник» обратился к доктору юридических наук И.В. Понкину с просьбой ответить на некоторые вопросы.

Вопрос: Игорь Владиславович, скажите, может ли следователь, возбудивший заказное уголовное дело, неправомерно повлиять на работу суда в целях получения желаемого для него решения, и какие возможности для этого у него есть?

- Вмешательство в деятельность суда в целях воспрепятствования правосудию является уголовно наказуемым деянием, предусмотренным ст. 294 Уголовного кодекса РФ. В силу диспозиции этой статьи субъектом преступления может быть любое вменяемое лицо, достигшее определенного возраста, в том числе и следователь, представивший в суд сфальсифицированное уголовное дело. Необходимо отметить, что воспрепятствование осуществлению правосудия на стадии предварительного расследования, как показывает практика Верховного суда РФ и Европейского суда по правам человека (по обращениям российских граждан), относится к весьма часто встречающимся преступлениям против правосудия. Однако при этом совершение таких преступлений со стороны лиц, осуществляющих предварительное расследование, в большинстве случаев остается латентным из-за имеющейся круговой поруки в среде правоохранителей и отсутствия в этой связи апробированного понимания признаков рассматриваемого состава преступления.

Вопрос: Каковы же эти признаки, в какой стадии они возникают и проявляются и чем именно вызваны трудности в выявлении и квалификации этого рода преступных деяний? Можно ли привести пример?

- Например, следователь, преследующий какие-то иные цели, помимо целей исполнения Закона, и для того изготовивший сфальсифицированное уголовное дело посредством незаконного составления сфальсифицированных протоколов допросов свидетелей, оказывает на них психологическое давление для того, чтобы они ложно засвидетельствовали в суде содержащиеся в протоколах сведения. Но эти данные изначально не соответствуют действительности, исходя, по существу, от составителя протокола, а никак не от допрашиваемых лиц.
Методы принуждения подписания свидетелями сфабрикованных протоколов допроса достаточно хорошо известны, хотя бы уже и из практики уголовных дел в отношении следователей, фальсифицировавших уголовные дела.

Однако сегодня специалисты фиксируют порочную практику, когда должностные лица, осуществляющие производство по уголовному делу, используют изощренные комбинированные формы воздействия на суд посредством манипуляции введенных в заблуждение и, зачастую, запуганных свидетелей. Этим достигается цель получения в суде незаконного судебного решения.
Этот способ вмешательства в осуществление правосудия и воздействия на судью является настолько изощренным, что обнаружить и вскрыть его является весьма сложной задачей.

К примеру, реализуется следующая комбинация действий, направленных на фактическое воспрепятствование реализации принципов законности, состязательности, объективности при рассмотрении уголовного дела в суде. Нерадивый следователь при допросе гражданина в качестве свидетеля задает ему заранее подготовленные вопросы, содержание формулировок которых намеренно сделано расплывчатым до степени их непонимания тем лицом, которому они задаются. «Свидетель», не искушенный в методах «процессуального напёрстничества», позитивно воспринимающий задаваемые ему вопросы, не в состоянии сразу осмыслить суть вопросов и, тем более, их направленность в смысле выстраивания на этих его ответах следователем некоторой смысловой концепции, корреспондирующей его субъективному (изначально обвинительному) замыслу, но не направленной на установление истины.

Без фиксации в протоколе между нерадивым следователем и допрашиваемым свидетелем происходит диалог, состоящий из множества наводящих вопросов и разъяснений, которые в тексте протокола допроса не фиксируются. После такой специальной обработки «свидетелю» остается только согласиться с предложенным следователем освещением ситуации.

Но при этом свидетель не знает, что случается, что следователь-злоумышленник заранее подготавливает нужные ответы «свидетеля» и хранит их в памяти своего компьютера. Применение компьютерной техники при допросе участника процесса законом не запрещено. Но применение этой техники в корыстных целях позволяет фальсификатору незаметно вмонтировать в протокол заранее подготовленные им, следователем, ответы как бы от имени допрашиваемого лица. У допрашиваемого лица складывается иллюзия, что будто бы тот или иной ответ на вопрос следователя был выработан им самим.

Затем «свидетель» по такой же схеме получает новый пространный вопрос, снова начинается диалог, не отражаемый в протоколе, и под влиянием следователя в протоколе появляется очередной заранее подготовленный ответ и так далее. В результате «протокол допроса свидетеля», в котором ответы свидетеля составлены самим следователем, распечатывается на принтере, и «свидетель», не задумываясь, подписывает его, полагая, что именно так должен осуществляться допрос свидетеля.

Введённый в заблуждение «свидетель», подписавший протокол допроса с заранее заготовленными следователем ответами на наиболее значимые для следователя вопросы, не осознает, что нерадивый следователь те же самые вопросы и абсолютно идентичные ответы при помощи компьютера уже внес или внесет в протоколы допросов других свидетелей. Обозначенные манипуляции называются фальсификациями доказательств.

Описанным образом нерадивые следователи, реализуя заказные уголовные дела, включают в список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, введенных в заблуждение свидетелей. Следовательно, налицо прямое и явное вмешательство в деятельность суда в целях воспрепятствования правосудию.

Вопрос: что означает термин «заказное уголовное дело» и как следователь может повлиять на показания свидетелей в суде?

- Понятие «заказное уголовное дело», ранее использовавшееся в редких случаях юридической практики, сегодня является широко известным. В практике уголовного судопроизводства это явление уже известно. Оно представляет собой незаконное возбуждение уголовного дела в отношении того или иного лица, воспринимаемого как политически неугодное, как назойливый конкурент и т.д., в результате сговора коррумпированных сотрудников правоохранительных органов с лицами, заинтересованными в таком возбуждении незаконного уголовного дела в отношении неугодного им лица. Осуществляется это, как показывает практика по ряду уголовных дел, за взятки. Либо такие незаконные уголовные дела возбуждались против состоятельных граждан с целью вымогательства с них выкупа. Сегодня эта проблема приняла угрожающий государству масштаб, и на эту тему недвусмысленно высказывались и Президент страны, и Председатель Правительства. Проблема приняла такие масштабы, что даже Президент Российской Федерации Д.А. Медведев вынужден публично заявить, что с беспределом, связанным с заказными уголовными делами и арестами, пора кончать.

Рядовому гражданину или предпринимателю в случае противоправного возбуждения против него уголовного дела крайне сложно получить уголовно-правовую защиту в законном порядке.
Касательно возможности влияния следователя на свидетеля на судебной стадии, то здесь у следователя-коррупционера имеется обширный арсенал. К примеру, перед вызовом в суд или в конце предварительного следствия коррумпированный следователь может официально направить введенному в заблуждение свидетелю соответствующее постановление, из которого следует, что в отношении этого «свидетеля» прекращено уголовное дело и уголовное преследование как подозреваемого в совершении преступления. Одновременно в тексте официального документа указывается, что уголовное дело по подозрению прекращается только потому, что этот введенный в заблуждение «свидетель» дал следователю «нужные» (сфальсифицированные) показания в качестве свидетеля. То есть, вводимому в заблуждение свидетелю ясно дают понять, что всякие иные, отличные от истребованных от него коррумпированным следователем из его уст показания в суде повлекут незамедлительное возобновление в отношении него самого уголовного преследования.

Существуют и иные эффективные средства оказания психологического давления на введенных в заблуждение свидетелей. Как результат, запуганный и обманутый свидетель в суде будет вынужден подтвердить все то, что лукавый следователь заложил в протокол допроса этого «свидетеля». Таких свидетелей можно подготавливать десятками, и мало кто из граждан понимает, что манипуляции плутоватых следователей заканчиваются осуждением заведомо невиновных людей. По такой криминальной схеме следователь как раз и вмешивается в деятельность суда в целях воспрепятствования правосудию.

Полагаю, что необходимо менять нормы уголовно-процессуального законодательства в части порядка допроса свидетелей, что позволит лишить следователя возможности определять тактику допроса свидетеля. В частности, считаем обоснованным детально прописать в УПК РФ порядок допроса свидетелей, требования к формулированию вопросов, им задаваемых. Только так можно резко уменьшить число заказных уголовных расправ. Возникшие пробелы в законах не только порождают безнаказанность чиновников всех мастей и наращивают их коррупционный потенциал, но и наносят огромный вред правосудию.

http://www.rv.ru/content.php3?id=8370




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме