Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Что стоит за объединением российских мусульман? Часть 2: ДУМы о едином муфтии

Богослов.Ru

16.03.2010

Часть 1 

Объединительные процессы всегда предполагают возможность выдвижения единого лидера, вокруг которого происходит консолидация. Мусульмане также задаются вопросом: а будет ли у них единый верховный муфтий? Кто из религиозных и политических деятелей поддерживает эту идею, а кто против? И кого видят на месте лидера? – Читайте во второй части статьи об объединении российских мусульман.

Самый главный муфтий

Самый животрепещущий вопрос, который то и дело всплывает при обсуждении объединения, кто возглавит объединенных мусульман? Иными словами, будет ли у мусульман свой «патриарх», вокруг которого будет строиться вся административная система? Или новый орган будет управляться соборно? Здесь мнения разделяются.

Так в Татарстане, авторитет духовных лидеров которого довольно велик в России, скептически относятся к идее единого муфтия. Глава Духовного управления мусульман республики Татарстан муфтий Гусман Исхаков говорит: «Быть всем мусульманам - татарам, башкирам, кавказцам под единым муфтием, наверное, это утопия. Да и надо ли?» Его земляк ректор Российского исламского университета в Казани Рафик Мухаметшин считает, что «в настоящее время объединение можно представить в форме конфедерации широкого профиля, собираемой для решения каких-то серьезных проблем». Ни о каком едином главе здесь не может быть и речи.

Совсем иная позиция у президента Чеченской республики Рамзана Кадырова: «Необходимо, чтобы был один верховный муфтий мусульман России, и чтобы у него были свои представители в регионах». Идею верховного муфтия также поддержал и премьер Владимир Путин. 

Кремлю, вероятно, будет удобнее работать с одним представителем российских мусульман. Однако фактор «сдерживания ислама» тоже не стоит списывать со счетов. При нескольких главах мусульман власть может играть на противоречиях, тогда как централизация может усилить фигуру верховного муфтия до довольно серьезных высот. Вряд ли Кремль согласится на реальное укрепление ислама в стране. Хотя, конечно, этот вопрос активно лоббируется в коридорах власти. И тот же Рамзан Кадыров играет в этом далеко не последнюю роль. Однако думать, что объединение поддерживается Кремлем исключительно для того, чтобы легко влиять на исламское духовенство, по меньшей мере поверхностно. 

В исламских СМИ идею единого верховного муфтия в связке с идеей модернизации российского ислама проводит портал «Ислам.ру». В некоторых статьях этого ресурса можно встретить сравнения российской уммы с РПЦ, которой управляет единый Патриарх. Активность Церкви под началом Патриарха Кирилла ставится в пример мусульманскому руководству, которое «не справляется со стремительно развивающейся ситуацией». Единственным лидером, по мнению авторов портала, который похож на Патриарха и «думает о модернизации» на сегодняшний день является муфтий Равиль Гайнутдин. 

Равиль Гайнутдин

Муфтий-модернизатор за последнее время сильно укрепил свои позиции как среди представителей уммы, так и в глазах государственной власти и бизнес-элиты. Кроме того, Гайнутдин стал одним из главных публичных комментаторов со стороны мусульманского сообщества. По словам портала «Ислам.ру», его «в последнее время поддерживают такие мусульманские региональные лидеры-тяжеловесы, выстроившие доверительные отношения с Кремлем, как Минтимер Шаймиев, Рамзан Кадыров и Юнус-бек Евкуров». Поддерживает Равиля Гайнутдина и мэр Москвы Юрий Лужков.

Вероятнее всего, представители Северного Кавказа выступят за кандидатуру Гайнутдина, если дело дойдет до учреждения должности единого муфтия. Взамен они потребуют должность заместителя верховного. Об этом еще на встрече в Уфе обмолвился чеченский муфтий Султан Мирзоев. Он предложил, чтобы первыми заместителями руководителей новой организации были представители мусульман Северного Кавказа.

Сам же Равиль Гайнутдин поделился своими мыслями о едином верховном муфтии перед участниками IV съезда мусульман Татарстана. В частности он сказал: «Если мусульмане не будут воспринимать этого человека как единого, главного муфтия, то он не будет муфтием, у него не будет авторитета ни среди единоверцев в стране, ни в исламском мире за рубежом». Значит ли это, что глава СМР будет теперь пытаться соответствовать этому идеалу? – Пока все его действия соответствуют формированию этого образа. 

Предварительные выводы

Решение о введении должности единого муфтия, скорее всего, встретит сопротивление со стороны ДУМ Республики Татарстан, где, конечно, уважают Гайнутдина, но предпочитают другие организационные формы. Можно предположить, что в ближайшее время обострится противостояние между Грозным и Казанью за влияние на процесс. «Наш потенциал пока все-таки намного больше, и всегда был больше», - отвечает на вопрос информагентства «;Regnum» о соперничестве Грозного и Казани Рафик Мухаметшин. В Татарстане чувствуют свои силы и не намерены сдавать свои позиции. Также не будем забывать об оппозиционном центре в Санкт-Петербурге. 

Позицию татар можно понять. Но возникает закономерный вопрос: зачем кавказскому исламу и в частности чеченцам поддерживать объединение? Перед руководством кавказских республик стоит насущная задача борьбы с ваххабитским подпольем, которое зачастую привлекает новых сторонников через имамов, противостоящих официальным структурам. Экстремисты умело играют на раздорах между духовными управлениями. Эти распри наносят большой ущерб имиджу официального духовенства и играют на руку экстремистам. 

За последний год стало ясно, что в идеологической борьбе ваххабиты сменили тактику. Богословская полемика сменилась физическим устранением противника. И умеренное мусульманское духовенство оказалось один на один с экстремистами. В сложившейся  ситуации объединение призвано укрепить позиции местного ислама, противостоящего ваххабизму. А также лишить альтернативных радикально настроенных лидеров питательной среды для пропаганды среди протестной мусульманской молодежи. 

Похожие задачи стоят и перед руководством страны. Для Кремля сплочение уммы – это прежде всего мера против сепаратистов и экстремистов. Ваххабизм до сих пор является главным фактором нестабильности в Северо-Кавказском регионе. Без подавления его активности практически невозможно нормальное развитие региона. 

Пока же можно сказать, что процесс объединения действительно прошел точку «невозврата». В свое время Владимир Путин, будучи президентом, стал одним из главных участников объединения двух ветвей Русской Православной Церкви. Теперь же Дмитрий Медведев может стать объединителем второй по значимости российской религиозной конфессии. А Равиля Гайнутдина, видимо, ждет нелегкая борьба за возможность возглавить российских мусульман. К этой цели он намеренно идет уже полтора десятка лет. 

Аналитическая служба Богослов.RU

http://www.bogoslov.ru/text/640348.html




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме