Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Лапоть по карте (о приблизительности в истории и геополитике)

Сергей  Пономарев, Отчизна

13.03.2010

Есть такое выражение: «лапоть по карте». Обычно так говорят дальневосточники, отвечая москвичам, утверждающим, что какой-то наш восточный или сибирский город находится поблизости от другого. «Ну, у вас там Владивосток ведь где-то рядом с Петропавловском (Камчатским)?» –  полувопросительно – полуутвердительно спрашивает москвич. «Как бы не так!» –  отвечает провинциал. «Между ними лапоть по карте!». Можно сказать, что лапоть – это единица картографического измерения для людей не очень сведущих в географии. А если взять более широкий смысл, то это одна из устойчивых национальных единиц приблизительных измерений. Двоюродный брат русского «авось».

Всё это мне вспомнилось на недавнем форуме «Стратегия 2020». Региональная проекция», проходившем в Южно-Сахалинске 11 сентября 2009 года. Секцию «Глобальный мир: амбиции суверенной России» вел Максим Шевченко, руководитель Центра стратегических исследований религии и политики современного мира, член Общественной палаты Российской Федерации, телеведущий одного из федеральных каналов. По статусу –  человек, принимающий участие в формировании внутреннего и внешнего облика и образа нашей страны в общественном сознании.

Перед заседанием всем участникам форума была роздана статья М. Шевченко «”Новый мировой порядок”: где место России?». Источник и время её публикации не были указаны, но из текста вытекало, что она была написана более года назад перед саммитом так называемой «большой восьмёрки» в Японии. С первых строк открываются удивительные вещи.

Вот что, в частности, пишет Шевченко: «Существующие проблемы во взаимоотношениях с Японией не ограничиваются только территориальными вопросами. У нас до сих пор нет мирного договора, поскольку Россия с Японией официально находятся в состоянии перемирия, заключённого еще Советским Союзом».

Налицо две ошибки – фактическая и логическая.

Фактическая состоит в том, что автор не знает статьи 1. Советско-японской Декларации от 19 октября 1956 года. Цитирую: «1. Состояние войны между Союзом Советских Социалистических Республик и Японией прекращается со дня вступления в силу настоящей Декларации, и между ними восстанавливаются мир и добрососедские дружественные отношения».

Подчеркну: состояние войны прекращено, а не приостановлено. Логическая ошибка автора состоит в скрытом (неявном) утверждении, что территориальные вопросы стоят отдельно от мирного договора. Смею утверждать прямо противоположное. Единственным содержательным моментом возможного мирного договора является именно территориальный вопрос, а точнее, вопрос о линии государственных границ. Дело в том, что другие, обычно присущие мирному договору вопросы, (помимо главного – прекращения состояния войны и объявления мира)  как то: об обмене посольствами (установлении или восстановлении дипломатических отношений), установлении принципов будущих взаимоотношений и урегулировании послевоенных претензий – были решены в той же Декларации 1956 года.

«2. Между Союзом Советских Социалистических Республик и Японией восстанавливаются дипломатические и консульские отношения…

3. Союз Советских Социалистических Республик и Япония подтверждают, что они в своих отношениях будут руководствоваться принципами Устава Организации Объединенных Наций, в частности, нижеследующими принципами, изложенными в статье 2 этого Устава:

а) разрешать свои международные споры мирными средствами таким образом, чтобы не подвергать угрозе международный мир и безопасность и справедливость;

б) воздерживаться в своих международных отношениях от угрозы силой или ее применения как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, несовместимым с целями Организации Объединенных Наций.

СССР и Япония подтверждают, что, в соответствии со статьей 51 Устава Организации Объединенных Наций, каждое из государств имеет неотъемлемое право на индивидуальную или коллективную самооборону.

СССР и Япония взаимно обязуются не вмешиваться прямо или косвенно во внутренние дела друг друга по любым мотивам экономического, политического или идеологического характера.

4. Союз Советских Социалистических Республик поддержит просьбу Японии о принятии ее в члены Организации Объединенных Наций.

5. Все осужденные в Союзе Советских Социалистических Республик японские граждане со вступлением в силу настоящей Совместной Декларации будут освобождены и репатриированы в Японию…

6. Союз Советских Социалистических Республик отказывается от всех репарационных претензий к Японии.

СССР и Япония взаимно отказываются от всех претензий соответственно со стороны своего государства, его организаций и граждан к другому государству, его организациям и гражданам, возникших в результате войны с 9 августа 1945 года.

7. Союз Советских Социалистических Республик и Япония соглашаются в возможно короткий срок вступить в переговоры о заключении договоров или соглашений для того, что поставить на прочную и дружественную основу их отношения в области торговли, торгового мореплавания и другие коммерческие взаимоотношения.

8. Конвенция о рыболовстве в открытом море в северо-западной части Тихого океана между Союзом Советских Социалистических Республик и Японией и Соглашение … о сотрудничестве при спасании людей, терпящих бедствие на море, подписанные в Москве 14 мая 1956 года, вступят в силу одновременно со вступлением в силу настоящей Совместной Декларации…

СССР и Япония будут в духе сотрудничества принимать меры в целях сохранения и развития рыболовных ресурсов, а также регулирования и ограничения ловли рыбы в открытом море».

Декларацию обе стороны ратифицировали,  и она 12 декабря 1956 года вступила в силу. По сути, это мирный договор в усечённом виде. Вопросы, указанные в Декларации, не только провозглашены, но и либо реализованы, либо реализуются. Стороны обменялись посольствами и консульствами, СССР поддержал просьбу Японии и она в 1956 году стала членом ООН, все военнопленные были возвращены в Японию, Конвенция о рыболовстве вступила в силу, набирает силу сотрудничество в охране рыбных запасов между погранорганами двух стран и т.д. Сомнительно, что национальным интересам России необходим сейчас еще и мирный договор, если его единственным вопросом является уступка территорий страной – победителем в войне стране, потерпевшей поражение.

«У Советского Союза с Японией был Договор «О дружбе и ненападении». Всю войну, несмотря на просьбы гитлеровской Германии, японские армии соблюдали договор и не нападали на Советский Союз. Не было на границе и серьёзных конфликтных действий, благодаря чему мы смогли перебросить войска Дальневосточного фронта под Москву и под Сталинград в 1941-1942 годах»,  -  учит всех нас какой-то новой истории М.Шевченко.

Действительно, это новое слово в истории международных отношений. О таком договоре никто не писал. А не писали потому, что такого договора просто не было. Возможно, автор имел в виду Пакт о нейтралитете, заключённый сторонами 13 апреля 1941 года?

Далее автор сообщает: «А Советский Союз подключился к разгрому Японии уже в соответствии с Ялтинскими и Потсдамскими соглашениями, которые Сталин подписал вместе с Черчиллем и Рузвельтом. Поэтому (? -С.П.) у японцев есть совершенно справедливая историческая обида. Они полагают, что Советский Союз нарушил договор о ненападении. На что ещё Сталин напоминал, что нападение японского флота на Порт-Артур также (?? – С.П.) произошло без формального объявления войны».

Советский Союз не подключался к разгрому, он подключился только к войне. На территории Японии в этот момент не было иностранных войск, наоборот, японские войска находились на азиатском континенте, была цела Квантунская армия. Наличие ряда тяжелых поражений от США в отдельных сражениях Тихоокеанской войны и даже атомные бомбардировки ещё не означали разгрома Японии. Разгром наступил после вступления Советского Союза в войну.

Сталин не подписывал Потсдамской декларации в отношении Японии от 26 июля 1945 года. Советский Союз присоединился к этому ультиматуму в точно оговорённый срок – 8 августа 1945 года. Не подписывал этой декларации и президент США Рузвельт. Он умер еще весной 1945 года.

Уравнивая словечком «также» нас с Японией, напавшей в 1904 году на российский флот без объявления войны, г-н Шевченко серьёзно искажает историю. Японскому послу в Москве об этом было объявлено до её начала, т.е. 8 августа 1945 года. Более того, официальное предупреждение Советский Союз сделал ещё весной, открыто заявив об утрате смысла в Пакте о нейтралитете.

Можно ли верно решить задачу, если неверны исходные данные? Вероятно, можно – но только случайно. Ставить современную внешнюю политику России в зависимость от случайности – нельзя. Тем более её нельзя ставить в зависимость от невежества публичных политиков, претендующих на роль властителей дум, формирующих в России по сути антироссийское общественное мнение об опорных точках наших взаимоотношений с соседним государством, претендующим на российские территории, ревизующим итоги Второй мировой войны, являющимся к тому же членом мировой «восьмёрки» – своеобразного «президиума» мирового экономического правительства.

Беда не в одном Шевченко, а в широком тиражировании подобной дезинформации, что с неизбежностью влечёт искажения реальности не только в массовом сознании, но и в центрах принятия решений.

Вот июльский номер журнала «Стратегия России» за текущий 2009 год. А.В. Клюшников, представленный как постоянный автор журнала, опубликовал в нём статью «Ключ к освоению Дальнего Востока». Поводом для статьи называется принятие 11 июня 2009 года нижней палатой парламента Японии закона, называющего российские острова Малой Курильской гряды, а также Кунашир и Итуруп, – «неотъемлемой частью Японии». Клюшников предлагает свое решение проблемы.

Право на фантазии имеет каждый, однако изложение фактической стороны дела, исходной для умопостроений, должно быть точным. Но вот что пишет автор в, казалось бы, серьёзном журнале: «Много лет подряд, со времён окончания Второй мировой войны, регулярно всплывает на межгосударственном уровне вопрос так называемых Северных территорий. Япония доказывает, что три острова Южно-Курильской гряды – Шикотан, Кунашир, Итуруп и архипелаг Хабомаи принадлежат ей, потому что два острова всегда входили в состав японского государства, а два остальных стали японскими по результатам русско-японской войны 1905 года. В России же считают, что два острова всегда принадлежали нам, а два являются призом по результатам Второй мировой войны… В результате Япония даже отказывается подписать мирный договор с Россией, и юридически мы до сих пор находимся в состоянии войны». (С.80)

В этом пассаже нагорожено столько ошибок, что он требует отдельного комментария.

Японоцентристская конструкция «северные территории» вошла во внутреннее обращение в Японии лишь в середине пятидесятых годов как термин, маскирующий японские претензии на Курильские острова. Маскировка была нужна, т.к. по Сан-Францисскому договору 1951 года Япония формально – юридически отказалась от претензий, прав и правооснований на Курильские острова (статья 2с), но политическое руководство страны, подогреваемое США, сразу взяло курс на практическую ревизию этого договора, то есть – на ревизию итогов Второй мировой войны. Для этого пришлось ревизовать физическую географию и начать утверждать, что Курилы – это не все острова от Камчатки до Японии (до Хоккайдо), а лишь часть островов от Камчатки до Итурупа. Хотя до войны японская география и её справочники совпадали с географией мировой.

Поэтому надо говорить не о выдуманных неких «северных территориях» – этом сугубо пропагандистском термине с политически переменным содержанием, – а о территориальных претензиях Японии на совершенно конкретные острова Большой (Итуруп и Кунашир) и Малой (Шикотан, Полонского, Зеленый, Танфильева, Юрий и т.д.) Курильской гряд. Что же касается межгосударственного уровня, то на нём переговоры ведутся с приведением конкретных названий и без пропагандистских клише.

«В России… считают, что два острова всегда принадлежали нам…»  – пишет А.Клюшников. Боюсь, что так считают только те, кто доверчиво прочитал его статью. «…Два острова всегда входили в состав японского государства, а два остальных стали японскими по результатам русско-японской войны 1905 года». Полный исторический бред. На самом деле половина Курил (южнее Урупа) стала японской по Симодскому договору 1855 года, остальную их часть Россия уступила по Санкт-Петербургскому трактату 1875 года взамен полновластия над Сахалином, а Курилы вообще не были предметом русско-японской войны 1904-1905 годов. Достаточно прочитать Портсмутский договор 1905 года, закрепивший итоги той войны, и любой желающий может в этом убедиться.

Логика «стратега» А.Клюшникова – такая же как у «стратега» М.Шевченко. Раз у России нет мирного договора с Японией, то мы якобы находимся в состоянии войны. С Гондурасом у нас тоже, кажется, нет мирного договора… У России нет мирного договора и с Германией, но никому вроде в голову не приходит, что мы до сих пор юридически находимся с ней в состоянии перемирия или, того хуже, в военном противостоянии. Как показано выше, единственным содержанием мирного договора могло бы быть договорное оформление территориального размежевания. Но, если этого пока не удается достичь ввиду нежелания Японии признать итоги Второй мировой войны на этом направлении, может быть нам пора перестать комплексовать и перейти к концепции не договорной, а исторически сложившейся границы?

Критически большое количество ошибок в статье А.Клюшникова подрывает доверие к его концептуальному предложению о стимулировании заселения Дальнего Востока иностранцами. Он пишет, что «всё население Японии составляет около восьмидесяти миллионов человек (!), весьма велика доля пожилых людей. Поэтому рассчитывать на серьёзный иммиграционный поток не приходится». Возьмите любой справочник. Население Японии сейчас не 80, а 127,5 млн. человек. Не хочется продолжать… Но, спрашивается, где же был редактор (редакторы) уважаемого журнала? Ведь именно они должны вводить поток сознания авторов в цивилизованное русло.

В условиях непрерывно ведущейся против России информационно-психологической войны роль средств массовой информации сродни средствам массового поражения. Попытки лишить Россию голоса в Парламентской Ассамблее Европы, возложив на неё ответственность за грузино-осетинскую войну (а точнее – за нападение Грузии на Южную Осетию); забвение мюнхенского сговора западных держав по переделу Чехословакии и выпячивание пакта Молотова-Риббентропа; подмена понятия «Курильские острова» нелепыми новоделами вроде «северных территорий»; явная и скрытая (подтекстовая) пропаганда идеи о том, что Россия должна какие-то территории Японии – всё это явления одного порядка. Любая часть территории России и Курилы в частности – это не песчинка, которой можно пренебрегать в исторических и геополитических рассуждениях. Территория – это тело государства. Со всеми из этого вытекающими следствиями, касающимися чистоты, неприкосновенности, самоотождествления.

Поэтому и необходимо как можно раньше выявлять и пресекать попытки оболванивания людей, принимающих решения, готовящихся к этому, да и любой читающей и слушающей публики. Для морального здоровья оной.

Южно-Сахалинск, октябрь 2009 года

Автор - действительный член Русского географического общества

http://otchizna.su/main-theme/1068 




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме