Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«Интеграция соотечественников в жизнь немецкого общества не означает их ассимиляцию»

Игумен  Даниил  (Ирбитс), Православие.Ru

13.03.2010


Беседа с игуменом Даниилом (Ирбитсом) …

Игумен Даниил (в миру Андрис Ирбитс) родился в Риге, в 1976 году. В 1992 году пострижен в иноки с именем Василиск архимандритом Кириллом (Бородиным), бывшим в то время настоятелем храма Святой Троицы в Риге. В 1995 году вместе семьей переезжает в Германию. В январе 1996 года по благословению архиепископа Берлинского и Германского Феофана (Галинского) становится его личным секретарем. В 1997 году рукополагается в иеродиакона, а через некоторое время постригается в монашество с наречением имени Даниил – в честь пророка Даниила. В 1998 году рукополагается в иеромонаха. В 2006 году возведен в сан игумена. Указом архиепископа Берлинского и Германского Феофана назначен и.о. наместника монастыря великомученика Георгия в Гетшендорфе. При этом игумен Даниил остается клириком кафедрального собора г. Берлина и секретарем архиепископа Берлинского и Германского Феофана, ответственным за связи Берлинской епархии РПЦ с общественностью и органами власти.

Отец Даниил пишет стихи, прозу. Многократно печатался в литературных изданиях Германии, а также в латвийской прессе.

– Отец Даниил, еще в школьном возрасте вы были пострижены в иноки с наречением имени Василиск.

– Это произошло в Риге, когда мне было 15 лет. Однако мой путь к иночеству начался годом раньше. Тогда, уже будучи послушником, я несколько раз паломничал в Псково-Печерский монастырь, где имел продолжительные беседы с моим духовником отцом Иоанном (Крестьянкиным). Он и благословил меня на монашеский путь. Признаюсь, в старшем подростковом возрасте мне хотелось как можно скорее принять монашеский постриг и подвизаться в Псково-Печерской обители. Однако старец отец Иоанн сдерживал мой пыл: «Все бывает вовремя для тех, кто умеет ждать…». И вот пришел тот долгожданный час в начале июня 1992 года, когда архимандрит Кирилл (Бородин) постриг меня в иноки с наречением имени Василиск.

– А как отнеслись к вашему решению стать монахом родители и школьные друзья?

– Это было тайной и неожиданностью для моих родных. Я ведь вырос не в религиозной семье, хотя и атеистической ее тоже было нельзя назвать. Просто тема веры в нашем доме не обсуждалась. Однако родители крестили меня, двухгодовалого ребенка, в городе на Неве, в Александро-Невской лавре. Со временем они смирились с моим выбором, а сейчас и сами пришли к православной вере и к Церкви. Что касается моих школьных сверстников и друзей, то в начале 1990-х годов меня окружали исключительно церковные и верующие люди. Все мои друзья прислуживали алтарниками в рижских Свято-Троицком храме в Задвинье и Христорождественском соборе. Все они приветствовали мой жизненный выбор. Реакция и моего ближайшего окружения была только положительной.

– В 1995 году последовал ваш переезд из Риги, где вы четыре года жили монахом в миру, в Берлин. Имея за плечами некоторый опыт литературной работы, вы тогда же приступили к выполнению функций секретаря архиепископа Берлинского и Германского Феофана (Галинского)?

– Совсем нет. Сначала владыка Феофан благословил меня на различные послушания. Я трудился алтарником и ризничным в Воскресенском кафедральном соборе Берлина, а спустя примерно год стал помогать нашему архиерею по работе в епархиальной канцелярии. В настоящее время мое послушание больше состоит в установлении связей Берлинско-Германской епархии с органами государственной власти и общественностью. Замечу, что у нас в последние годы сформировался конструктивный диалог с немецкими властями как на общегерманском, так и на местных уровнях.

– Прислушиваются ли власти Германии к мнению Русской Православной Церкви?

– В последние годы стали прислушиваться. У нас часто проходят совместные встречи с депутатами германского парламента и региональными политиками. Совсем недавно мы представили свой проект по интеграции в Интеграционную комиссию при канцлере Германии, и некоторые положения нашего проекта были также внесены в Основной закон по интеграции. Основная задача нашей епархии при общении с политическими структурами Германии заключается в оказании всесторонней помощи нашим соотечественникам, проживающим на немецкой земле. Причем эту помощь мы стараемся оказывать в различных сферах. Здесь имеются в виду и поход с прихожанином в социальное ведомство, и помощь в духовно-нравственном воспитании детей, и, наконец, отстаивание прав наших соотечественников в государственных и городских органах власти.

– Как складываются отношения епархии с Католической и Евангелической церквями Германии?

– У нашей епархии добрые отношения с католиками и евангеликами Германии. Перед нами стоит много задач, которые мы должны решать сообща. Это воспитание детей и молодежи в христианских традициях, проведение совместных богословских семинаров и встреч. Католическая и Евангелическая церкви являются в Германии официальными христианскими конфессиями, и их братская помощь нашей Церкви очень ощутима. У нас не каждый приход и не каждая община имеют свои помещения для проведения богослужений. И здесь к нам на помощь приходят католики либо евангелисты, предоставляя свои помещения в наше пользование. Думаю, что только в мире и добрососедстве с этими церквями мы сможем нести на немецкой земле свет Христова учения.

– Как продвигается строительство Георгиевского монастыря в Гетшендорфе, и.о. наместника которого вы являетесь?

– Как известно, милостью Божией в 2006 году наша епархия приобрела родовое имение в федеральной земле Бранденбург за символический один евро. Благодаря нашим попечителям многие работы уже выполнены. Проведены телефонная связь и электричество, завершены водоснабжение и канализация участка. Практически готов к эксплуатации и братский корпус: заменена крыша, вставлены новые стеклопакеты, проведены трубы для отопительной системы, приобретен новый котел для отопления. Однако по той причине, что данная усадьба является архитектурным памятником и находится под охраной Министерства культуры, многие необходимые бумаги для проведения дальнейших работ приходится ждать месяцами.

Увы, Германия – бюрократическое государство, и на каждый положенный здесь камень нужно иметь соответствующее разрешение. Такой необходимый документ на перестройку братского корпуса и строительство нового храма мы уже получили. Однако теперь ждем разрешения на реставрацию основного здания, где предполагается устроить паломнический центр. Вернее сказать, оно уже есть, но за него мы должны заплатить многие тысячи евро. Почти полтора года мы вели переговоры со строительным ведомством о том, чтобы нам немного снизили сумму, но к обоюдному согласию так и не пришли. Через нанятых нами адвокатов дело передано в суд. Недавно этот суд был выигран, и тем самым мы сэкономили десятки тысяч евро. К сожалению, нам приходится много заниматься чисто бюрократическими делами. В Германии, даже имея огромные деньги, не так-то просто что-то взять и построить, а тем более перестроить. На все необходимы соответствующие строительные страховки и разрешения, которые, увы, приходится ожидать месяцами.

– Сколько же всего монашествующих смогут проживать в обители после завершения в ней всех работ?

– По окончании всех работ в братском корпусе можно заселить братию численностью в 30 человек. Со временем планируем возвести еще один братский корпус примерно на такое же количество насельников. Это – в перспективе. Первоочередная наша задача – завершить работы уже в построенном корпусе.

Но главное для нас не столько количество братии, сколько ее «качество». Замечу, что менталитет живущих на Западе людей имеет свои особенности. Монахи, подвизающиеся в монастыре на немецкой земле, должны быть хорошими молитвенниками и миссионерами. Важно, чтобы они не только духовно помогали каждому приходящему к ним за советом, но и открывали нашим инославным собратьям из числа этнических немцев всю красоту Православия, его богослужений и молитвы. Поэтому всем «кандидатам в насельники» помимо хорошего богословского образования желательно иметь еще знание немецкого языка.

– Участвуют ли в возведении монастыря берлинские прихожане и трудники из других приходов?

– Посильное участие в монастырском строительстве принимают в основном прихожане нашего Воскресенского собора в Берлине. По германским законам, строить разрешается только строительной фирме с ее профессиональными специалистами. Здесь все строго контролируется полицией, которая частенько приезжает и проверяет все необходимые документы как у самой фирмы, так и у нанятых ею рабочих. Для снижения строительных расходов мы намереваемся пригласить рабочих из соседней Польши. Отрадно, что безвозмездную помощь нам хотят оказать многочисленные добровольцы из России. Однако мы не можем нарушать немецкие законы, ибо в случае провинности нам могут выставить штраф в размере около 50 тысяч евро.

– И даже своими руками ничего не позволительно делать на территории будущей обители?

– Можно, но не все. Разрешается своими руками убирать территорию, проводить внутренние ремонтные работы. И не более того. С прихожанами мы устраиваем в монастыре субботники и очищаем его территорию от строительного мусора. Общую площадь в 4 гектара не так просто убрать за один день. Прихожане всегда с энтузиазмом и готовностью воспринимают каждое очередное объявление о поездке в монастырь.

– Велика ли в настоящий момент монастырская братия?

– Пока нас совсем немного – всего три человека вместе со мной. Это иеромонахи Гавриил (Кронштадт) и Мартин (Бауер), проживающие в приходском доме города Росток. Их послушание – духовное окормление местной общины. Имеется много желающих из разных европейских стран, а также России и Украины приехать и жить у нас в монастыре. К сожалению, нам всем приходится пока отказывать по той причине, что негде заселять трудников и послушников. Надеюсь, с Божией помощью, все же в ближайшем времени у нас в обители возродится монашеская жизнь.

– Ваше имя часто можно встретить на официальном сайте епархии: игумен Даниил написал письмо или встретился с канцлером Германии Ангелой Меркель, выступил на телевидении и т.д. Сайт подробно комментирует вашу деятельность как члена рабочей группы по интеграции при канцлере Германии и ответственного за связи Берлинско-Германской епархии с органами власти. Что уже реально удалось сделать на этом поприще для верующих, проживающих в Германии?

– Православное мировоззрение не является традиционным для немецкой духовной культуры. Вместе с тем в рамках действующей при Правительстве Германии Комиссии по интеграции предпринимаются совместные действия государственного аппарата и нашей Православной Церкви. На этом уровне внимательно относятся к позиции нашей Церкви относительно интеграции живущих людей в Германии и принадлежащих к русской культурной основе. Замечу, что интеграция соотечественников в жизнь немецкого общества не означает их ассимиляцию. В первом случае свои исконные ценности остаются в качестве основы жизни. Во втором же случае происходит полная их потеря. Важно, чтобы исконные ценности русскоязычных людей в современном германском обществе оставались сохраненными. Именно на основе этих ценностей и должна осуществляться интеграция верующих в жизнь германского общества. Эта позиция, кстати, поддерживается в стране также и на уровне правительств федеральных земель и городов. Правда, не всегда и не везде присутствует полнота понимания значимости такого подхода. Но в целом можно отметить благоприятное отношение к этой идее со стороны германского государства.

– А если говорить о подрастающем поколении наших соотечественников в Германии. Какие необходимо предпринять меры, которые бы не только облегчили процесс интеграции детей и молодежи в жизнь немецкого общества, но и способствовали его успешному завершению?

– Наши дети и подростки нуждаются в качественном осмыслении собственной культуры и приложении ее к той действительности, с которой они сталкиваются в обычной своей жизни. Имею в виду здесь и общение их со сверстниками в школьных заведениях и в молодежной среде. Для сохранения своих исконных ценностей и качественного усвоения приемлемых ценностей современного общества нашей Церковью в рамках ее социальной деятельности проводятся различные культурные и спортивные мероприятия. В них принимают совместное участие представители приходских общин и различных государственных и общественных структур.

Мне представляется интересным и опыт организации и проведения детских церковных лагерей отдыха во время летних и зимних школьных каникул. Особенностью этой формы является следующее: помимо обычного отдыха, который при этом сопровождается тематическими занятиями по основам православной веры и духовной культуры, с детьми проводятся занятия по русскому, немецкому и английскому языкам. Здесь, по-моему, формируется полноценная личность, имеющая собственный духовный и культурный фундамент, причем этот фундамент по своей силе и значимости оказывается выше всего того, что может дать современное общество. Таким образом, подростки и молодые люди, сохраняя свой интеллектуальный и культурный уровень, развиваются в соответствии с «европейскими стандартами». В условиях современного общества такой путь видится нам как наиболее продуктивный. Он позволяет не просто интегрировать собственные духовные и культурные ценности в окружающую его культурную среду, но и умело сочетать «свои» ценности с ценностями общества. При этом не умаляются собственные ценности, но и не преувеличивается значение иных.

– Вероятно, успешная интеграция мигрантов связана не только с приобщением их к культурной, но и к политической и экономической составляющим жизни страны? И как бы вы охарактеризовали уровень интеграции в немецкое общество наших священнослужителей?

– У нас практически каждый священник владеет немецким языком. Имеются и редкие исключения, но в этих случаях мы советуем хотя бы немного подучить язык. В Германии, кстати, имеется много и разных возможностей изучать язык. Власти охотно идут нам навстречу и организуют курсы, оплачиваемые за счет государства.

А в моей богослужебной практике встречаются и такие ситуации, когда на исповедь приходят дети, желающие исповедаться на немецком языке. Это же касается и этнических немцев, принявших Православие. Вот почему для полноценного духовного окормления верующих мы должны говорить не только на родном языке, но знать и немецкий язык. Не так ли?

– Знание немецкого языка является только одним из ключевых условий, гарантирующих успешную интеграцию в немецкое общество. К другим условиям, вероятно, следует причислить и готовность соотечественников к признанию действующего в стране правопорядка и стоящих за ним норм и духовных ценностей. Что вы можете сказать об интеграции обыкновенных мирян и, конечно, об их овладении немецким языком?

– С нашими прихожанами и их интеграцией в немецкое общество все намного проще. Большинство верующих в той или иной степени владеют языком. Но мы очень хотим, чтобы наши дети и подростки, интегрируясь в немецкое общество, все-таки не забывали русский язык. Наш архиерей владыка Феофан неоднократно просил епархиальное духовенство, чтобы, помимо воскресных школ, в приходах работали языковые курсы. Чтобы здесь дети могли учить русский язык, развивать речь и знакомиться с классической русской литературой. Важно, чтобы будущие поколения наших соотечественников говорили на языке своих предков. И не только говорили, но умели читать и писать. Лично я очень благодарен своей маме за то, что она учила меня литературному русскому языку, знакомила с русской литературой. Об этом же я прошу и родителей-прихожан.

– На вашем личном вебсайте можно прочитать ваши литературные произведения. Многие из стихотворений уже опубликованы в некоторых литературных изданиях Германии и Латвии. Как бы лично вы определили тематику вашего литературного творчества?

– Стихи я стал сочинять еще в юности. Самые первые написал в школе, когда был 11-летним подростком. Меня родители в выходные и каникулярные дни отвозили в деревню. Вот там я часто гулял один и сочинял стихотворные строки, а потом подбирал к ним даже и музыкальные ритмы. Серьезно стал относиться к этому творчеству в 18-летнем возрасте. Мои стихи были в основном о вере и о жизни. Сейчас пишу на духовные и философские темы. Преобладает все-таки духовная тематика. Однако я никогда не считал себя профессиональным поэтом. Просто пишу о том, о чем поет мое сердце.

– Вероятно, с вашим литературным творчеством знакомы и представители российской культуры? Я знаю, что у вас сложились добрые отношения с актрисой Людмилой Гурченко и ее супругом.

– Людмиле Марковне я как-то подарил сборник своих стихов. Она прочитала и положительно отозвалась о них. Мы дружим с ней и ее супругом Сергеем Михайловичем Сениным. Они замечательные, добрые люди. В Людмиле Марковне мне нравится ее искренность и простота в общении. Общаясь с нею, даже не замечаешь разницы в возрасте. Порой складывается такое впечатление, что мы – ровесники. Вот такая молодая душа у этой великой актрисы. То же самое я могу сказать и в адрес ее уважаемого супруга. Когда я бываю в Москве, мы стараемся встретиться и пообщаться. Я делюсь своим скромным духовным опытом, а Людмила Марковна учит меня житейскому опыту. Я очень признателен этим людям.

С игуменом Даниилом (Ирбитсом) беседовал Анатолий Холодюк

http://www.pravoslavie.ru/guest/34475.htm




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме