Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

По каким учебникам учат историю на Украине? Часть II

Андрей  Полевой, Борьба мировых центров

08.03.2010

Россия выступает в анализируемом произведении в качестве примера исконного для любого украинца зла. Преисполнив сердце ученика болью за мучения предков, авторы, однако, не могут объяснить, почему «украинских земель» становилось все больше и больше. Весь учебник составлен из фраз, которые скрутят мозг в тугой узел любому школьнику, рискнувшему осмысливать изложенное.

Продолжение. Начало см. здесь

Как Россия у крымского хана «украинские земли» отняла

Сегодня Вашему вниманию предлагается следующая порция исторических изысканий, трудолюбиво проведенных украинскими историками, в числе которых замечен уже известный нам видный исследователь «голодоморов» Ф. Г. Турченко. Учебник имеет одну характерную черту: он на русском языке и таким образом попадает в категорию раритетов. Итак, «История Украины. Конец XVIII – начало XIX века». Ф. Г. Турченко, В. Н. Мороко, Киев, «Генеза», 2001 год.

По сложившейся традиции, в обращении к читателям авторы обозначают целевые установки, выраженные в весьма изящной форме. XIX век для Украины знаменовался тем, что: «забитое, неграмотное украинское население превращалось в украинскую нацию со всеми теми признаками, которые характерны для других европейских сообществ. И это в условиях, когда украинцев всеми возможными способами вынуждали забыть свое прошлое, пытались вытравить из них ощущение украинскости».

Первая тема, предлагаемая для изучения, имеет название «Интеграция украинских земель в Российскую и Австрийскую империи». Мы узнаем, что: «После русско-турецких войн второй половины XVIII века и трех разделов Польши украинские земли оказались в составе двух государств – Российской и Австрийской империй. России принадлежали Левобережная Украина, Слобожанщина, Правобережье и Южная, или Степная Украина. Правительства обеих империй – Австрийской и Российской – пытались сделать эти земли своими неотъемлемыми территориями. С этой целью они старались ликвидировать особенности их политической, экономической, а в перспективе – и культурной жизни. Конечной целью политики интеграции, которую проводили правительства России и Австрии, была ликвидация национальной самобытности украинского народа».

Следует ещё раз отметить: складывается полное впечатление того, что в рассматриваемых учебниках истории Украина представляется в виде вообще не имеющего аналогов в мировой истории образования, которое с сотворения мира имело четкие границы с незыблемо проживающими в них украинцами, имеющими более чем конкретные отличия от соседних этносов. В реальном мире, регионы, которые авторы именуют «Степная Украина», до русско-турецкой войны 1768-1774 годов и Кучук – Кайнарджийского мира принадлежали Крымскому ханству. То есть, Россия, присоединила территории, которые никогда не относились до того к чему-либо с названием «Украина».

На странице 6 данного учебника список обид, нанесенных Россией Украине в конце XVIII века, продолжен: «Часть компактно заселенных украинцами земель оказалась за пределами украинских губерний. Украинцами были заселены большие районы Кубани, Войска Донского, Воронежской, Курской, Гродненской, Могилевской губерний и часть Бессарабии. Таким образом, административно-территориальное деление в Российской империи не учитывало географию национального расселения. В этом проявлялась имперская политика царизма, направленная на усиление полицейского контроля над населением и ускорение русификации украинцев».

Под игом лютых москалей

Странное, следует признать, у авторов понимание термина «компактность», а также «украинец» (в описываемые времена никто на земле Войска Донского или Могилевской губернии себя украинцем не считал, так как таковая национальность ещё не была придумана). Впрочем, посыл понятен, в список отнятых лютыми «москалями» земель попали Центральная Россия с половиной Белоруссии. Преисполнив сердце ученика болью за мучения предков и потерю кровно нажитой землицы, авторы, впрочем, делают весьма необычный вывод, который непонятно как сочетается с «ликвидацией самобытности украинского народа»:

«Вместе с тем территориальные изменения последних десятилетий XVIII в. были в пользу украинцев. Площадь их расселения увеличилась за счет южных и юго-восточных причерноморских земель, которые перешли после русско-турецких войн в состав Российской империи и заселялись преимущественно украинцами. Кровавые войны, несколько столетий кряду опустошавшие украинские земли, отошли в прошлое. Возможности для сохранения и развития украинского народа, как отдельного этнического сообщества, улучшились».

Даже не пытайтесь понять, как украинцы заселяли земли, на которых всего парой абзацев ранее уже обитали другие украинцы со своей экономикой, политикой и культурой. Весь учебник составлен из фраз, которые скрутят мозг в тугой узел любому школьнику, рискнувшему осмысливать изложенное. Есть подозрение, что в сие творение вкрались некоторые диверсии скрываемых авторами остатками научной добросовестности и прежнего, ещё не зачищенного «самостийностью», багажа знаний.

Чтобы ученик сделал нужные с национальной точки зрения выводы, вопросы для самопроверки в конце раздела на странице 10 выглядят так: «Сравните на картах этнические границы Украины с административными границами губерний Российской империи. Сделайте вывод».

Сложно сказать, на какой ответ рассчитывали авторы. Если ученик не склонен тратить время на раздумья – ответ будет очевиден, Россия нас опять обидела. Если же ученик попадется вредный, то вспомнит термины, употребляемые в мировой науке, и задаст встречный вопрос: «этнические границы Украины» – это как? С таким подходом «этнические границы», к примеру, Израиля, будут полностью совпадать с геометрическими границами глобуса.

Россия – плохая, Австро-Венгрия – хорошая

Судя по некоторым дальнейшим пассажам, первые (наверное, пробные) попытки «геноцида украинцев» Россией начались уже в то время: «К концу XVIII в. в Украине проживало более 10 млн. человек. По численности и территории, которую они занимали, украинцы были одним из самых крупных народов в Европе. Если в конце XVIII в. на подвластных России землях Украины 89% населения составляли украинцы, то спустя сто лет доля украинцев снизилась до 72,6%. Причиной этого была антиукраинская миграционная (переселенческая) политика Российской империи, направленная на усиление контроля над Украиной. Русские расселялись, главным образом, в городах».

Вообще-то данный процесс именуется куда более прозаичными словами «глобализация» и «урбанизация». Это только в независимой Украине чудесным образом улетучиваются из статистики целые миллионы русских, а оставшиеся попадают в незначительное национальное меньшинство, в то время как кривая «украинства» непрерывно растет. Мысль о том, что в городах преимущественно жили не хлеборобы с чумаками, а служащие, администрация, пролетариат, инженеры и торговцы – даже не рассматривается. Естественно, что они были русскими. Впрочем, немцев и французов тоже хватало.

На странице 14 присутствует нравоучительное пояснение: «В демократических государствах многонациональность общества не вызывает проблем и содействует взаимному обмену хозяйственным и культурным опытом между представителями различных этнических групп, улучшая жизнь всех. В условиях имперского режима миграционная политика используется для межнациональной вражды, что позволяет правящим кругам сохранять несправедливые государственные порядки».

Замечательные слова. Настоятельно рекомендуется их зачитывать каждое утро для министра культуры Вовкуна, который именует русский язык не иначе как «собачьим».

«Положение украинского населения определялось политикой обеих империй, не заинтересованных в удовлетворении национальных и социальных потребностей украинцев. Национальная политика Российской империи была в Украине направлена на ускорение процесса превращения украинцев в «настоящих русских». Государственные деятели насаждали идею превосходства так называемого «русского народного духа». Украинцев, которых называли не иначе как «малороссами», лишали права на образование и использование родного языка (в городах ему оставалось место разве что в бытовом общении), ограничивали свободное развитие украинской национальной культуры».

И как после этого относиться к маниакальной идее Ющенко сотоварищи, выражаемой теми же словами «настоящий украинец»? И к законопроектам, согласно которым учителя даже в единичных школах с русским языком преподавания должны общаться исключительно на мове, включая перемены?

И это мы ещё не вдаёмся в историю того факта, что единого этноса «украинцев» в описываемое время всё ещё не существовало и население в различных регионах не имело о своей принадлежности к единой «украинской нации» ни малейшего понятия.

Россия выступает в анализируемом произведении в качестве примера исконного для любого украинца зла. В то время как Австро-Венгрия обрисована более привлекательно. В качестве «документального свидетельства» приводится цитата одного из главных идеологов русофобии и украинства начала XX века Грушевского с последующим контрольным вопросом: «Но в землях, которые отошли из-под Польши под Россию, ничем не стало легче украинскому народу. Наоборот, сильная рука нового, российского начальства дала господству польского пана ещё больше силы и уверенности, которой не имело оно во время бессильного, расшатанного государства Польского... теперь же за военными командами российскими польский пан не боялся ничего и мог тянуть с мужика столько соку, сколько того желал...

Вопрос: Используя приведенный отрывок из книги Михаила Грушевского, расскажите о положении украинцев. В составе какой из двух империй оно было худшим и почему?»

Наверно, ученик должен ответить, что в Австро-Венгерской, потому как там не сохранили польских панов (ошибётся, конечно, но кто ж ему об том скажет). Как при этом быть с фактом официального именования «пан, пани» в современном украинском (пан Ющенко, пани Тимошенко...) – детской психике не объясняется.

В чем провинился Наполеон?

Немало интересного мы с вами обнаружим в теме с поистине эпическим названием «Надднепрянская Украина в системе международных отношений в конце XVIII – первой половине XIX века». Русско-турецкая война проходила следующим образом: «Военные действия длительное время происходили на землях, заселенных украинцами, на юго-западе нынешней Одесской области. Жестокие бои развернулись, в частности, за крепость Измаил. На украинские губернии легло бремя обеспечения русской армии, действующей в Бессарабии. В мае 1812 года был подписан Бухарестский мирный договор. К России отошла Бессарабия, в трёх уездах которой проживали украинцы. Победа России стала для Украины меньшим злом».

Ну слава Богу! Хоть и злом, но всё-таки меньшим. Хотя, как обычно, «тяжкое бремя» присутствует. В повествовании об Отечественной войне 1812 года обличается сам Наполеон. «Что же касается воссоздания украинской государственности, то эта проблема мало волновала французского императора» – одного этого достаточно для того, чтобы навеки заклеймить позором «императора всех французов»!

Кстати, есть там ещё один пикантный момент. «Большую же часть Украины Наполеон собирался разделить на три военно-административные провинции, так называемые «наполеониды». Я честно перерыл все словари и справочники, которые имелись в наличии. «Наполеонидами» в среде историков до сих пор было принято называть братьев и сестер Наполеона I, назначенных Наполеоном правителями государств, оказавшихся в зависимости от Франции или связанных с нею, а также их потомков.

Бесправное положение украинцев описывается всё новыми и новыми красками. «Украинцы активно отозвались, когда российское правительство начало формировать ополчение для пополнения армии. Всех тех, кто пережил войну, возвратили домой, не оставив им никаких льгот. Крепостные остались крепостными, а за свою службу каждый из них получил по два рубля вознаграждения».

Добавим от себя, что во времена Александра II хорошая молочная корова стоила именно 2 рубля. По нынешнему курсу такая корова стоит не менее 5-7 тысяч долларов.

Ключевая роль «Надднепрянской Украины» в мировой политике продолжает раскрываться на странице 21, в русско-турецкой войне 1828-1829 гг. Как говорится, ни добавить, ни отнять. «Своеобразно отозвались в Украине события ещё одной русско-турецкой войны, 1828-1829 гг. В отличие от предыдущих, эта война уже не затронула украинских земель. Но, поскольку военные действия развернулись в турецких владениях в непосредственной близости от украинских земель, то и в этой войне Российская империя максимально использовала материальные и человеческие ресурсы Украины». Слово «своеобразно» в тексте использовано на редкость уместно, хотя его следовало отнести скорее к логике авторского коллектива учебного пособия.

С вашего позволения, приведу ещё несколько цитат, оно того стоит: «Результаты этих войн были для Украины противоречивы. С одной стороны, войны подрывали экономический потенциал Украины, заставляли украинцев воевать и погибать за чуждые им имперские интересы. С другой стороны, в ходе русско-турецкой войны были присоединены к России те украинские земли в устье Дуная, которые ещё пребывали в составе Турции. И хотя один вид национального гнета сменялся другим, – турецкий – русским, – эти войны имели следствие, которого не желала Россия – сближение украинцев присоединенных территорий с надднепрянскими украинцами, рост общего потенциала украинства в его противостоянии имперской власти».

Опять-таки, до появления блаженной памяти Михаила Грушевского и прочих подобных деятелей феномен «украинства» оставался широким массам Надднепрянской и всех прочих Украин неизвестен. Насчет остальной части цитаты... Вы можете себе представить строку в учебнике мадридского школьника, вроде «Войны Римской Империи подрывали экономический потенциал Испании, заставляли погибать за чуждые им имперские интересы»?

«Чешский писатель Гавличек-Боровский пророчил: «Пока не будет устранена несправедливость по отношению к украинцам, до тех пор невозможно подлинное международное спокойствие».

Можно с уверенностью сказать, что в ходе анализа учебника истории за 9-й класс был обнаружен любимый автор бывшего президента Украины. «Я убежден, что Европа без Украины будет несовершенной», говорил Виктор Андреевич Ющенко в лучшие свои дни.
Плавно подбираемся к промышленной революции XIX-го века. Экономические предпосылки таковой поясняются привычным, понятным и крайне незатейливым образом на странице 25: «Но в конце XVIII – первой половине XIX в. обстановка резко изменилась. Жизнь вдруг стала требовать от помещика много денег».

Новые преступления москалей: основали Одессу, Николаев и Херсон

Дабы не утомлять читателя, несколько ускорим просмотр, подобными перлами заполнена любая страница из рассматриваемого издания. Описывается Донецкий угольный бассейн. Как обычно – Россия виновата. «В первой половине XIX в. возникла и начала быстро развиваться каменноугольная промышленность Донбасса. К середине XIX в. по количеству добытого угля Донбасс вышел на второе место в империи, уступая только Силезии (Польша). Развивавшаяся в Украине в первой половине XIX в. промышленность имела многоотраслевой характер. Но уже тогда ряд важных производств, в частности, текстильное и металлообработка, при активной поддержке царского правительства сосредоточивалась, главным образом, в Центральной России. В Украине создавались искусственные преграды для интенсивного развития этих отраслей».

Обратите внимание – сама по себе как-то «возникла». Подобное самовозникновение обретает смысл, если вспомнить о том, что первая государственная экспедиция по разведке недр Донецкого бассейна была организована в 1721 году по указу Петра I. Её возглавил подьячий Григорий Капустин. Пётр I издал указ: «На Дон, в Казачьи городки и в Оленьи горы, да в Воронежскую губернию, под село Белогорье, для копания каменного угля и руд, которые объявил подьячий Капустин, из Берг-коллегии послать нарочного, и в тех местах, того каменного уголья и руд в глубину копать сажени на три и больше и, накопав пуд по пяти, привезть в Берг-коллегию и опробовать. И в оном компании руд и уголья, о воспоможении к губернатору Измайлову послать указ».

Города на юге России, пардон, Украины, продолжали расти как грибы, сами по себе. «Быстрый рост городского населения в южных губерниях Украины был вызван интенсивным строительством здесь морских портов, которые имели общеимперское значение – Одессы, Николаева, Херсона. Политический курс русского царизма относительно Украины обусловил заселение украинских городов преимущественно мигрантами. Таким образом, сложилась парадоксальная ситуация: коренная нация в городах Украины превращалась в национальное меньшинство. Слова Шевченко «На нашей, не своей земле...» иллюстрируют это как нельзя лучше».

В нашем грустном антиукраинском мире, исконно заселенная коренной нацией Одесса была основана рескриптом императрицы Екатерины ІІ от 27 мая 1794 года на месте турецкого поселения Хаджибей. Николаев – был заложен в 1789 году князем Григорием Потёмкиным как флотский и корабельный город. Строился город по специально составленному Иваном Старовым плану – с прямыми улицами и кварталами правильной формы. 18 июня 1778 года Екатериной II был подписан указ об основании крепости и верфи, и 19 октября 1778 года были заложены крепость, верфь и город, получивший название Херсон, в честь древнего Херсонеса (Херсона). Основателем города был опять-таки Г. А. Потёмкин.

Богдан Хмельницкий – изменник, Переяславская рада – черный день Украины

Очень большое внимание уделено, так сказать, тревоге интеллигенции о национальном горе. Под это дело отведено вообще три четверти учебника. Описание чаяний и тревог изобилует эффектными пассажами, вроде: «Но, отходя в небытие, казацкая образованная элита во весь голос заявила о себе литературно-художественными произведениями и историческими трактатами. Как огарок свечи, она, прежде чем окончательно погаснуть, на мгновение ярко вспыхнула. Эта вспышка дала украинцам «Историю Русов» Полетики».

Речь идет о псевдоисторическом труде, который в определенных националистических кругах полагается сакральным, хотя остальные историки – даже стопроцентный малоросс Костомаров – полагали её «памфлетом». Например, Переяславская рада представляется как самый черный день в истории, а Богдан Хмельницкий – изменник. Сказано это, правда, не от собственного лица, а посредством цитат из поддельных документов, где описывается ропот казаков в дни Переяславской рады и нарекания на гетмана, которого называют «зрадцею», предателем, подкупленным московскими послами и попрекают «пожертвованием премногих тысяч братии, положившей живот свой за вольность отечества», и которые «опять продаются в неволю самопроизвольно». «Лучше бы нам, – говорят казаки, – быть во всегдашних бранях за вольность, чем налагать на себя новые оковы рабства и неволи».

В качестве основы методологии исторического исследования нынешних «оранжевых» историков, чувствуя, что объяснить факт присоединения одной изменой Хмельницкого невозможно, автор измышляет какой-то «ультиматум» Польши, Турции и Крыма, потребовавший от Хмельницкого войны с Москвой для отнятия Астрахани и побудивший гетмана к переговорам с Россией. Излишне говорить о том, что данного ультиматума, а также каких-либо других подлинников цитируемых в «Истории Руссов» источников никто и никогда не смог предъявить к рассмотрению.

Формирование «перспективной» ориентации

Как ни старались царские сатрапы сломить экономику Украины, но «после реформы 1861 г. Надднепрянская Украина переживала период бурного экономического роста. Этот рост регулировался экономической политикой царизма. Российское правительство развивало нерусские регионы империи, в том числе Украину, исходя исключительно из интересов империи. Такое распределение труда привязывало Украину к центру и делало её экономику чрезвычайно уязвимой». Если вы не поняли, речь идёт об экономике, которая появилась на Украине именно благодаря империи. «Гений, парадоксов друг».

На странице 226 авторы учебника простодушно объясняют, почему согласились взяться за свой неблагодарный труд.

«Во второй половине 60-х гг. XIX века оформилось течение, получившее название «москвофильство». Его представителей привлекала этническая близость украинцев и русских, они не признавали существования украинского народа и его языка. Такое направление вполне устраивало Россию, и она оказывала «москвофилам» тайную щедрую финансовую и организационную поддержку. На «москвофильские» позиции перешло большинство старой украинской интеллигенции. Однако популярность «москвофильства» была недолгой. Ориентация на Россию не имела перспективы».

Догадаться, какая ориентация, по мнению авторов учебника, перспективна и на что они готовы ради неё пойти – несложно.

Итого на выходе имеем привычный идеологический продукт, составленный из подтасовок и откровенно нездоровых идей, вроде обязанностей Наполеона по восстановлению украинской государственности. Как и в предыдущем учебнике, никакой критики подобная структура истории нынешних украинских земель не выдерживает. Россия ни с чем положительным сознательно не ассоциируется, а если получается ситуация, которую оспорить просто нереально – вроде увеличения территорий обитания украинцев – то в ход пускается увёртка, что данный результат получен вопреки начальному плану. В качестве резюме, наглядно демонстрирующего всю ущербность такого подхода, нежизнеспособность самой концепции и полное отсутствие логики подачи исторического материала, можно привести цитату со страницы 265.

«Вопреки государственной политике запретов, украинская драматургия и театр поднялись на принципиально новый уровень».

Уж что-что, а драматургия и театр поднялись. Хотя иногда хочется сказать, что скорее опустились.

http://www.win.ru/books/3675.phtml




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме