Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Чему и как мы должны учиться, или Как нам преодолеть невежество?

Православие и современность

02.03.2010

Андрей Боровский, искусствовед, ведущий методист Саратовского областного Дома работников искусств:

— Для того, чтобы преодолеть невежество, надо преодолеть гордыню. Люди очень неохотно учатся, и основная причина тому — завышенная самооценка, самомнение. Если человек приносит с собою в храм сознание незыблемости собственной правоты, собственных мнений по каждому вопросу — он отторгает себя и от Церкви. «Фанатик — это тот, кто всерьез воспринимает собственное мнение»,— говорил английский христианский писатель Гилберт Честертон, и мне кажется, это высказывание вполне подходит для обозначения странной позиции многих из наших современников. Мнение же Церкви — это не мнение какого-то человека, оно всегда коллективно, соборно, основано на мудрости предшественников.

Мы живем в эпоху воинствующего непрофессионализма — это становится ясно, когда мы начинаем прислушиваться к речи вокруг, заглядывать в газеты, воспринимать всерьез то, что говорит нам телевизор, или просто — задумываться о качестве предлагаемых товаров. Безаппеляционность заменяет стремление докопаться до истины — так же, как рекламная броскость зачастую подменяет качество. Может, в этом нежелании задумываться — причина того, что кто-то прерывает свой духовный путь, ограничившись доступным псевдорелигиозным «фастфудом», так и не дойдя до Церкви? 

Мне нравится восточная пословица: «Тот умен, кто учится у каждого». Что бы с нами ни происходило, мы из всего должны извлекать какой-то урок, какое-то духовное поучение. Если мы встречаемся с новым человеком, мы должны чему-то у него научиться. Когда мы приходим в новое место, мы должны понять, чему нас учит это место. И уж более всех других — таким местом должна для нас быть Церковь. 

Мне кажется, не надо бояться без устали задавать вопросы: «Почему? Зачем?» — себе, окружающим, священнику, умным книгам. И не успокаиваться, пока не будет найден адекватный ответ. В Церкви многое может казаться непонятным, но если Вам ответят: «так положено» или «такая традиция» — понятнее не станет.

Церковь — это открытое место для открытых людей, людей, готовых учиться. Но мы больше склонны учить, вот в чем беда. Мы приносим с собою в храм самоуверенность, некомпетентность, ощущение собственного превосходства над окружающими и, может быть, над самой Церковью. И это делает нас очень плохими учениками. 

Протоиерей Владимир Пархоменко, благочинный Саратовского округа, настоятель храма в честь Преображения Господня в селе Пристанном Саратовского района:

— Невежество, о котором идет речь,— это все-таки больше проблема не прихожан, а священства. Важнейшая составляющая служения иерархии — учительство, об этом ясно говорит Писание. Надо учить, и учить много — бодрствуйте, памятуя, что я три года день и ночь непрестанно со слезами учил каждого из вас (Деян. 20, 31). Содержательная и вдохновенная проповедь пробуждает в человеке стремление познавать веру. Вспомним: когда в Константинополе проповедовал святитель Иоанн Златоуст, женщины на рынке обсуждали вопросы веры. 

Но это, к сожалению, наша национальная особенность: мы храним свою веру в простоте — по-детски, не вникая в ее догматы. Об этом многие говорили. Отец Георгий Флоровский жаловался на русских семинаристов, на их нелюбовь к догматике. Мы должны это преодолевать. Главная наша проблема — нехватка учителей. Для того чтоб человек, получивший образование в семинарии или даже Духовной Академии, стал подлинным учителем — одних знаний мало, нужно призвание, нужен в определенном смысле подвиг. Если в Церкви не будет учительства — все прочие наши усилия окажутся бесполезными. Самообразование учительства не заменит. Это очень большая проблема, и мы над нею бьемся в семинарии.

Нетрудно заметить: вокруг яркого проповедника, яркого учителя собираются искренние, умные люди. Именно в таких приходах быстро расходятся серьезные, глубокие книги. Перед нами не целина, у нас есть положительный опыт, и все-таки у нас мало реального дела. С Божией помощью мы должны эту ситуацию выправить.

Наталья Буранова, студентка 1-го курса исторического факультета Саратовского государственного университета:

— Да, есть люди, которые, придя в Церковь и столкнувшись с препятствиями — с собственным незнанием, непониманием богослужения, церковнославянского языка и т.д. — предпочитают обойти эти препятствия стороной: «Нам это не нужно». Но если ты всерьез стремишься стать человеком Церкви — ты, безусловно, должен изучать ее культуру, ее язык, ее историю. Изучать для того, чтобы полюбить. Потому что пребывать в Церкви и не любить ее — невозможно, а любить не зная — нельзя.

Как практически это делать? Источников информации сегодня достаточно. Прежде всего, конечно — книги. Затем — православный Интернет, телеканалы. Если возник конкретный вопрос, и ты не находишь на него ответа — лучше не у знакомых своих спрашивать, хотя бы даже и давно воцерковленных людей, а подойти к священнику. Но главное — вовремя все вопросы разрешать. Ведь если ты в чем-то заблуждаешься, чего-то не знаешь, это заблуждение может во что-то гораздо более серьезное перерасти, человек может даже уйти из Церкви — по причине заблуждения или непонимания, которое он вовремя не снял.

Иногда я от своих знакомых слышу такое: «Хочу прийти в церковь, но боюсь. Не знаю, как там себя вести, что делать, как молиться». Не надо бояться! Если ты чувствуешь в себе стремление к храму, надо не бояться, а делать. Чтобы научиться плавать, человек должен сначала войти в воду. Чтобы чему-то научиться, мы должны начинать с малого и двигаться — пусть с ошибками, но к цели. Ошибки дают опыт. Но тут надо еще об одной проблеме сказать. Я прочитала много литературы, прежде чем прийти в храм, я знала, как храм устроен, что такое литургия, чем она начинается, чем заканчивается. Я думала, что я готова; но когда вошла в храм — растерялась, и все знания мои куда-то пропали. Дело в том, что Церковь — это не учреждение какое-то, это место, где человек встречается с Богом, где ощутимо действует Божия благодать. А это новое для нас ощущение. Мы это не сразу осознаем, но мы от этого иногда теряемся. Я хочу людям сказать, что теряться не надо. И не надо бояться показаться смешным или нелепым. Мы в храм приходим — не для того, чтобы у кого-то выгодное мнение о нас сложилось. Мы приходим к Богу.

Алексей Комлев, кандидат философских наук, старший преподаватель кафедры философии Саратовской государственной академии права:

— Я пришел в храм не оттого, что изучил Священное Писание, православное вероучение — и разумом понял, что это правильно и полезно. Нет. Я пришел по зову сердца. Какие-то размышления, конечно, были, но именно сердце сказало: здесь истина. Я не жалею о том, что произошло именно так. Опыт сердца дает необычайную полноту переживаемого события, по сравнению с доводами разума. Впоследствии обращение к этому опыту удерживало меня от многих ошибок.

Другое дело, что многие, вняв голосу сердца и переступив порог храма, на этом и останавливаются. Это неправильно. Умственные способности также должны быть задействованы в деле спасения души. Вера сама по себе не является достаточным основанием, чтобы практически реализовать себя в качестве христианина. Любой воцерковляющийся человек подтвердит: сколько вопросов возникает, когда для тебя вдруг открывается этот неведомый мир! 

Если мы не ищем ответов на эти вопросы, наше воцерковление застревает на каком-то обрядово-потребительском уровне. Для нас жизненно важным представляется, сколько раз креститься, кому ставить свечи и когда посещать кладбище. А смысл действий священнослужителя во время богослужения кажется чем-то несущественным, второстепенным; святоотеческое толкование Священного Писания — «заумным», не имеющим отношения к нашей повседневности. Да что там говорить, даже необходимость чтения Евангелия не всегда нами осознается. А ведь именно от этого, а не от того, как мы поставим свечку, напрямую зависит достижение цели любого христианина — соединения с Богом, спасения души.

Лично мне очень помогли не до конца застрять на этом уровне два события в моей жизни. Первое — благословение настоятеля храма, прихожанином которого я являюсь, преподавать в воскресной школе. Второе — то, что я открыл для себя епархиальные миссионерские курсы. Эти события объединяет вот что: пользы и от преподавательской, и от миссионерской деятельности для меня самого — едва ли не больше, чем для тех, в отношении кого я ее осуществляю.

Ну, и самое главное, чему приходится учиться каждую минуту,— это жизнь в соответствии с вероучением. Вера без дел мертва (Иак. 2, 20). В этом для меня неоценимо значение помощи моего духовника, без которого многое в моей жизни, возможно, складывалось бы по-другому. Когда я только пришел в Церковь, мне казалось: вот он, долгожданный покой, теперь все будет легко и просто. Но жизнь сложнее любых наших представлений. Православие не может быть легким по одной простой причине: оно учит искать, находить и реализовать в своей жизни Смысл, а не какие-то правила поведения. Точно так же, как это делал Иисус Христос, побеждая иудейский формализм Смыслом, Любовью. Это было сложным и непонятным для иудеев во время пришествия Христа, это остается очень трудным и для нас. Именно это мешает современному человеку разглядеть за внешней обрядовой стороной Православия такие глубины, познать которые не хватит и жизни. 

Священник Сергий Ксенофонтов, настоятель храма во имя святого великомученика Димитрия Солунского (СВИРХБЗ), духовник Свято-Покровской классической православной гимназии:

— Священномученик Иустин Философ говорил, что знания без веры приводят к гордыне, а вера без знаний — к суеверию. К сожалению, у нас наблюдается такая тенденция: полагать, будто бы мы без всяких наших усилий — в том числе и умственных, познавательных — будем готовы к духовному деланию. 

В храм приходят люди разного образовательного уровня, разного интеллектуального развития. Одна из главных форм духовного просвещения в храме — это проповедь, она составляется таким образом, чтоб была понятна и полезна для всех — и для малограмотной бабушки, и для профессора. Но одной проповеди недостаточно; чтобы найти форму религиозного образования, оптимальную для конкретного прихожанина, нужна индивидуальная работа, нужно духовничество. Любое образование требует постоянных усилий. Постоянство — это как раз показатель здоровых отношений священника и прихожанина. Не каждый священник готов к постоянному контакту? Возможно, однако — Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам (Мф. 7, 7). Здесь нужно понимать, во-первых, ситуацию священника, видеть его загруженность. Нужно быть терпеливым, когда-то подождать, когда-то согласиться прийти в следующий раз. То есть проявить определенную жертвенность. Если священник видит ваше доброе расположение — я не думаю, что он не откликнется. Господь все недостающее восполняет. Другое дело — что психология эпохи потребления зачастую распространяется и на наше отношение к вопросам веры. Иной прихожанин хочет, чтоб ему за пять минут доходчиво объяснили, как спастись, и очень обижается, что не объясняют. Меж тем, это дело всей нашей жизни. 

Анастасия Бондаренко, студентка 4-го курса исторического факультета Саратовского государственного университета:

— На первом этапе воцерковления мне очень хорошо помогали книжки с такими простыми названиями: «Мы входим в храм», «Азы Православия», «Первые шаги в православном храме». Они есть в любой церковной лавке и стоят совсем недорого. Позже подруга подарила мне «Закон Божий» протоиерея Серафима Слободского. Для тех, кто не посещал воскресную школу — а таких среди нас, взрослых прихожан, абсолютное большинство — эта книга представляет собой ценнейший источник знаний о Священном Писании, о богослужении, молитве, истории Церкви.

Для многих большой проблемой становится церковнославянский язык. К сожалению, я тоже его пока не освоила. Но если мы регулярно присутствуем на богослужении, читаем ежедневное молитвенное правило — этот язык открывается нам сам собой. То же происходит с человеком, когда он попадает в иноязычную среду: если он живет в этой среде, в чужой стране достаточно долго, он овладевает языком без всяких специальных курсов. Когда человек погружается в мир Православия, церковнославянский язык становится для него родным.

В получении необходимой информации мне очень помогают занятия Общества православной молодежи. Благодаря обществу, у меня появились верующие друзья, они всегда готовы прийти мне на помощь. Все непонятное можно выяснить с отцом Дионисием Габбасовыми, руководителем нашего молодежного общества. Кроме того, я активно пользуюсь православными интернет-сайтами. 

Каждый из нас должен четко знать, во что, а точнее, в Кого он верит. Для этого, конечно же, необходимо читать Библию. Многие говорят, что средний протестант (баптист и проч.) даст сто очков вперед среднему православному по части знания Священного Писания. К сожалению, это близко к истине! Но нам надо говорить не о том, какие они молодцы, а о том, какие «немолодцы» мы. А еще лучше не говорить, а делать. Заниматься изучением Писания и толкований на него святых отцов. Это очень важно для того, чтобы в любой момент уметь защитить православное вероучение с Библией в руках.

Если наши прихожане будут больше читать и знать, мы сможем помогать тем, кто пока еще не открыл в себе веры, или тем, кто заплутался на этой дороге. Для того чтобы узнавать о своей вере как можно больше, сейчас есть все необходимое.

Священник Кирилл Краснощеков, настоятель храма во имя Святых царственных страстотерпцев: 

— Богословское невежество, то есть незнание основ своей веры, как и невежество вообще, безусловный грех. Борьба с этим грехом является одной из первостепенных задач священника. На мой взгляд, начинать ее необходимо еще перед Крещением. В Древней Церкви существовал институт оглашенных, то есть людей, готовящихся к принятию Крещения. Подготовка эта заключалась, прежде всего, в изучении основ вероучения и продолжалась не менее года. Сейчас от института оглашенных осталась только ектенья на литургии. Между тем, от желающего креститься (взрослого) или от крестных родителей младенца вполне можно было бы потребовать прочитать небольшую книжку об основах Православия (таких книг в храмах предостаточно), а потом устроить что-нибудь вроде экзамена. Не исключено, что количество желающих креститься в этом случае поубавится. Но как еще преодолеть разрыв между крещеным населением нашей страны (примерно 70%) и воцерковленным (примерно 10%)? 

Первая исповедь, первое Причастие также являются «рычагами», с помощью которых можно подтолкнуть человека к прочтению небольших книг об этих Таинствах.

 Что же касается непосредственных прихожан наших храмов, то основными средствами преодоления богословского невежества являются здесь воскресная школа для детей и православный лекторий для взрослых. С детьми обычно легче, учиться им привычней, и родители, как правило, хотят, чтобы их чадо посещало воскресную школу. Самих родителей заставить учиться сложней, но есть несколько маленьких хитростей. Например, время занятий в воскресной школе должно обязательно совпадать со временем лектория для взрослых. Родители, как правило, дожидаются своих детей после воскресной школы. Им остается либо скучать в коридоре, либо идти на лекторий, и последнее предпочтительней. Священник таким образом получает «базу» слушателей, к которым присоединяются и другие. 

Многое, конечно, зависит от уровня преподавания. Считаю, что если воскресную школу вполне можно доверить профессиональному педагогу — мирянину, то православный лекторий для взрослых должен вести непременно священник, и вести так, чтобы это было интересно и познавательно. Кроме этого, в храме обязательно должна быть общедоступная библиотека православной литературы, а в церковной лавке — книги по богословию, церковной истории, богослужению и т. д., которые священник должен читать сам и рекомендовать прихожанам. Ну и конечно, одним из средств преодоления невежества является церковная проповедь, которая должна быть, прежде всего, содержательной.

Елена Анисимова, домохозяйка:

— Это совсем не такой простой вопрос! Я сама осознаю, что знаю мало. И очень хочу углубиться в истины христианства. Но на этом пути — масса препятствий. Для большинства современных прихожан, особенно женщин, главная беда — занятость, замотанность, иногда просто измученность борьбой за выживание. И еще — отсутствие понимания и поддержки со стороны ближних. Во всякой ли семье поймут женщину, которая, вместо того, чтобы готовить ужин или гладить белье, усядется за умные книжки? 

И все-таки учиться нужно. Эта потребность у каждого из нас идет изнутри. А если человек действительно ищет знаний, Господь ему поможет. Приведет и к тем книгам, которые ему сейчас нужны, и к тем людям, которые могут что-то подсказать. Путь у каждого свой, и здесь не нужно жестко на чем-то настаивать: кто-то будет ходить в воскресную школу, кому-то эту школу заменит духовник, кто-то способен учиться самостоятельно (хотя лучше все же советоваться время от времени с кем-то из священников). Единого рецепта для всех нет, но главное — чтоб человек не успокаивался, не удовлетворялся тем, что есть, а находился все время в духовном поиске.

Протоиерей Димитрий Полохов, проректор Саратовской православной духовной семинарии, настоятель храма в честь Казанской иконы Божией Матери:

— Нельзя заставить человека учиться, если он сам учиться не хочет. Но прихожанин православного храма, безусловно, должен понимать: подлинных плодов духовной жизни не получить без постижения христианской догматики. Неправильное понимание догматов ведет к неправильной духовной жизни — так говорил преподобный Силуан Афонский. А современный греческий богослов митрополит Иерофей (Влахос) подчеркивает: отличие православной духовности от любой другой (католической, протестантской, восточной и т.д.) — именно в исповедании истин веры. Если человек заблуждается в истинах веры, у него не может быть полноценного общения с Творцом. Это мысль святых отцов.

Малограмотность рядового прихожанина — проблема застарелая. Многие исследователи истории Русской Православной Церкви пишут о том, что с момента крещения Руси вопросы внешнего обрядового благочестия доминировали над вопросами догматического исповедания веры. Церковный раскол XVII века — во многом следствие этого перекоса. 

Как сегодня подвигнуть рядового прихожанина к просвещению? Многое здесь, конечно, зависит от священника. Формы просветительской работы могут быть разными: это и воскресные школы для взрослых, и регулярные беседы священника с прихожанами, и какие-то миссионерские мероприятия — все это надо пробовать. Но главное — чтобы и прихожанин, и священник помнили: слова Христа Итак идите, научите все народы (Мф. 28, 19) относятся не только к апостолам, они относятся к каждому из нас. Храм — это место, где человека встречает Бог, но первые, кто встречает человека в храме,— это прихожане и священнослужители, это все мы. Мы создаем ту атмосферу, в которую попадает человек. Постоянная просветительская работа приводит к тому, что меж собой прихожане обсуждают не то, какой рукой ставить свечку и что делать, если свечка упала на пол, а глубокие догматические вопросы. Слушатели епархиальных курсов катехизации при нашем храме в честь Казанской иконы Божией Матери задают вопросы, которые не от каждого семинариста можно услышать. Это результат работы, и это означает, что наши прихожане могут уже научить других. 

Наталья Полякова, учитель истории школы № 40 Заводского района г. Саратова:

— Век живи — век учись. Это правило вполне приложимо к нашей церковной жизни. Я пришла в Церковь в тяжелый, кризисный момент моей жизни. Сначала мне казалось, что в храме я «немного успокоюсь» — большего я не ждала. Но при этом у меня за плечами были уже курсы подготовки учителей Основ православной культуры. На этих курсах преподавали очень хорошо. Поэтому я сразу все стала понимать. И поняла главное — что пришла туда, где мне теперь всегда надо быть. Мы пришли в храм вместе с младшим сыном, ему тогда было восемь лет, теперь двенадцать, и он алтарник, и знает все, включая церковнославянский язык,— лучше меня. Храм Царственных страстотерпцев — на Московской возле вокзала, но мы с сыном ездим из Заводского района именно туда — каждое воскресенье. Благодаря настоятелю, отцу Кириллу Краснощекову, у нас работает лекторий для взрослых, на нем мы получаем ответы на все наши вопросы, и я стараюсь не пропускать ни одного занятия. И еще я закончила курсы при Саратовском институте повышения квалификации и переподготовки работников образования. Нам нужно все время учиться, и не нужно пытаться домысливать что-то самим или узнавать от случайных людей. Спаситель оставил нам Свой Дом, Свою Церковь, и мы должны именно

Марина Бирюкова

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=8833&Itemid=4 




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме