Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Царственная инокиня Анастасия: «Нужно уметь жить...»

Олег  Слепынин, Одна Родина

01.03.2010

Царский манифест, опубликованный в «Правительственном Вестнике» 13 апреля 1900 года начинается словами: «Всемогущему Богу угодно было отозвать к себе Любезнейшую двоюродную Бабку Нашу, Великую Княгиню Александру Петровну, в инокинях Анастасию...»

24 января 2010 года в древней столице Руси, в Покровском женском монастыре Блаженнейший митрополит Киевский и всея Украины Владимир возглавил торжества по случаю прославления в лике местночтимых святых основательницы этой обители инокини Анастасии, в миру - великой княгини Александры Петровны Романовой. 

Её воцерковлённая жизнь - особый пример покаяния, несения креста страданий, исполнения Христового учения милосердия. Она в буквальном смысле воплотила евангельский призыв, употребив своё огромное состояние на нужды страждущих. Однажды, показывая своей невестке, великой княгине Милице Николаевне, свой просторный Покровский монастырь и больничный комплекс, простодушно поясняла: «Это здание - мои серьги. Здесь - моё ожерелье, а сюда ушли все мои кольца...» Яркое свидетельство о подвижнической жизни Матушки Великой, как её любовно называли в Киеве, хранит дневник одной из насельниц монастыря: «Матушка говорила: «Когда ты подходишь к страждущему больному, то думай, что приближаешься к Самому Христу и Ему служишь! ... Она учила сестёр уходу за больными, сама первой показывая пример не брезговать никакими зловонными, гнойными ранами больных, испражнениями и рвотой, самых грязных первая мыла в ванной собственноручно. Матушка приходила в больницу в 6 часов утра, а выходила из неё в 12 часов ночи. Сёстры, видя, как трудится Матушка, и сами охотно исполняли больничное послушание...»

* * *
 
Родилась она в Петербурге 21 мая 1838 года в семье принцев Ольденбургских, состоявших в родстве со всеми монаршими домами Европы. Император Павел I приходился ей прадедом. Её отец принц Пётр Георгиевич, ставший впоследствии заметным военным и государственным деятелем России, в 1829 году был претендентом на греческий престол.

В 1856 году принцесса Александра Петровна вышла замуж за великого князя Николая Николаевича, третьего сына покойного Николая I, брата императора Александра II.

Фрейлина Высочайшего двора Анна Фёдоровна Тютчева, в последующем жена Ивана Аксакова, идеолога славянофильства, вспоминала о дне 26 декабря 1855: «Сегодня молодая принцесса Ольденбургская перешла в православие, она, по-видимому, понимала значение этого акта, который совершала и казалась глубоко сосредоточенной. Она была одета в белое атласное платье и очень просто причесана...»

Взгляд Тютчевой, дочери знаменитого поэта и дипломата, безусловно, внимательней еще и тем, что сама она, наполовину немка, родившаяся в Баварии и получившая католическое воспитание, до 18 лет не знала России и плохо говорила по-русски. Из центра Европы, после отставки отца, переехав в центр России (на Орловщину), её взору, как это не раз бывало с иностранцами, вдруг открылась сокровенная Святая Русь. Произошло перерождение, точнее духовное рождение: она стала русским православным патриотом, а со временем и активным деятелем славянофильства.

Александра Петровна, воспитанная в лютеранстве, именно так же - всей душой - приняла Православие.

В браке великокняжеской четы родились два сына - Николай (1856-1929, именовавшийся до смерти отца Николаем Николаевичем Младшим) и Пётр (1864-1931).

После рождения Петра супружеские отношения расстроились.
 
* * *
 
В 1879 году великая княгиня Александра Петровна получила серьёзнейшую травму позвоночника (кони понесли, карета перевернулась); её парализовало, действовала лишь левая рука. Вероятно, она восприняла случившуюся катастрофу как вразумление. Врачи порекомендовали ехать на воды.

Она отправилась в путешествие на паровой яхте «Эриклик» в сопровождении сыновей. Вся обстановка на яхте, по воспоминаниям посещавших великую княгиню, напоминала им быт русской царевны XVII века. В кают-компании была устроена походная церковь, на девушках великой княгини - повязаны платки. Эта «архи-русская» обстановка поражала посетителей военного корабля.

Лечение в Европе не помогло. Она по-прежнему могла передвигаться лишь на инвалидной коляске или на специальном ручном экипаже. Возвращаясь летом 1881 года в Россию, Александра Петровна пожелала увидеть Святой Афон. «Эриклик» пришвартовался к пристани русского Свято-Пантелеимова монастыря. Так как и царственным женам не позволено ступать на берег, общение с русскими монашествующими и членами Протара, руководством Афона, происходило на борту «Эриклика».

Для русского монастыря, по просьбе братии, великая княгиня передала первый камень для закладки нового соборного храма. Этим она посодействовала необходимому расширению обители, чему противились греки. Летопись сохранила подробности её визита и передаёт нам впечатление монашествующих от пребывания у берегов Афона боголюбивой паломницы: «Да, много духовных утешений доставило нам посещение Её Высочества. Отрадно для души видеть благочестивое настроение во всяком человеке, несравненно отраднее видеть это в Особе, занимающей такое высокое положение в обществе - члене дорогой для всех нас и родной Царственной Русской Семьи!»
 
* * *
 
Поселившись в Киеве, великая княгиня не прервала связь со Святой Афонской Горой. Письма старцев, что несомненно, оказали решающее влияние на её дальнейший жизненный путь. В одном из писем архимандрит Макарий и иеросхимонах Иероним наставляли её так, напоминая: «Многие святые богодухновенные отцы утверждают, что ничто так не привлекает в душу благодати Божией, как смиренное несение с благодарностью того, что ниспосылается Богом. Дела любви, помощи и милосердия к страждущему человечеству да послужат Вам средством к соединению со Христом...»

В 1888 году она приобрела на Лукьяновке большую усадьбу, занимавшую площадь 6 десятин (6.5 га). В следующем году 11 января там была заложена домовая церковь и покои великой княгини. Этот день - 24 января по новому стилю - празднуется в монастыре как день основания Киево-Покровской женской обители. Количество строений в монастырском городке символично. Книга «Преподобная Великая Княгиня Анастасия Киевская, изданная в 2010 году по благословению Блаженнейшего Митрополита Киевского и всея Украины Владимира, сообщает: «Монастырский комплекс состоял из корпуса монашеских келий, к которым примыкал храм, и двенадцати других зданий. В них располагались больница с домовой церковью, церковноприходская школа для девочек, приют для слепых и неизлечимых больных, приют для сирот и бедных детей. Были также предусмотрены бесплатная амбулаторная лечебница, аптека с бесплатной выдачей лекарств, странноприимница, рукодельные мастерские, просфорня с пекарней, кухня, прачечная...»

В одном частном письме Александра Петровна писала: «Всё приобретённое мною и всё моё движимое и недвижимое имущество пожертвовала монастырю, получившего название «Киевский Покровский женский общежительный монастырь».

Больничную церковь великая княгиня пожелала устроить так, «чтобы, болящие находились бы в таких же счастливых условиях, как и я, и имели возможность, лёжа на койках слушать и утешаться богослужением». При этом оборудование в Покровской лечебнице было самым современным. Здесь, например, имелся единственный в Киеве «кабинет для снятия фотографий лучами Рентгена, служащий целям не только этой, но и других киевских больниц». Известный профессор, посетивший Покровскую лечебницу отмечал: в медицинских кабинетах «чистота, свет, воздух, и, если угодно, роскошь не оставляют желать ничего лучшего». Подобное встречалось лишь «в некоторых больницах Берлина и новых клиниках Москвы».
 
* * *
 
После переезда 1-го июля 1889 года в основанный ею монастырь она получила исцеление. Об этом чуде Александра Петровна рассказала в послании митрополиту Киевскому и Галицкому Платону (в миру Николай Иванович Городецкий, 1803-1891): «... считаю священным долгом, долгом совести поведать Вашему Высокопреосвященству о событии, которое совершилось в первых числах июля 1889 года. Вашему Высокопреосвященству лично известно, что Господь посетил меня тяжкою болезнью, от которой я лежала десять лет на одре, не имея возможности ни встать, ни ходить. <...> Несколько лет тому назад Преосвященнейший Палладий, Архиепископ Волынский и Житомирский благословил меня святою иконою Почаевской Божией Матери, и, благословив меня, прорек эти слова: «Молись этой святой иконе, получишь исцеление». В начале июля рано утром я дерзнула помолиться Всемощной нашей Заступнице... <...> я ещё раз вздохнула молитвенно ко Пречистой Преблагословенной Матери Господа нашего и сказала: «Помоги Ты мне!», встала и перешагнула несколько шагов. Это великое чудо, которое совершилось надо мною, многогрешной рабе Александре, я много дней хранила в тайне, даже в нашей святой обители никто не знал. Постепенно Царица Небесная укрепила мои силы и все узнали о свершившейся великой милости Божией. Профессор Владимир Афанасьевич Караваев, говоривший всегда, что никакая медицинская помощь не в состоянии воздвигнуть меня от одра болезни, услыхавши о том, что Господь дал мне возможность двигаться, лично приезжал удостовериться и знаменательно сказал: «Не думайте, что мы Вам помогли - это Божия помощь!»

Заметим, речь о том самом знаменитом профессоре В.А.Караваеве, 1811 - 1892), имя которого когда-то вошло в поговорку: «В Киев сходить - Богу помолиться и Караваеву поклониться». Уроженец Вятки, получивший европейское образование, Владимир Афанасьевич полвека заведовал хирургической клиникой при медицинском факультете университета святого Владимира в Киеве, сделав 8 тысяч операций.

Осенью 1889 года Александра Петровна приняла постриг от афонского иеромонаха. Это событие хранилось до самой её кончины в тайне и открылось, как и монашеское её имя Анастасия, после вскрытия её духовного завещания.
 
* * *
 
Тысячи паломников посещали Киев. Случалось, калечные, слепые, глухонемые оставлялись в обители. Принимали всех. Нередко самые несчастные здесь обретали смысл и волю к жизни. Варшавского профессора М. Зенца поразила в обители девушка «без рук и ног». Она вышивала полотенце «с помощью губ, зубов, языка и тех зачатков конечностей, которые у неё имелись». В монастыре был хор слепых, который очень любила Матушка Великая.

«Нужно уметь жить, носить в себе счастье, чтобы других делать счастливыми», - говорила она. Своей знакомой царственная инокиня писала: «Принимаем больных всех сословий, всех христианских вероисповеданий. В лечебнице для приходящих больных принимаем всех без различия вероисповеданий - и еврея, и татарина, памятуя притчу Христову. В больнице всё строго монашеское...»
 
* * *
 
О масштабах благотворительной деятельности монастыря можно, наверное, судить по такой цифре. Лишь в одном 1897 году в Покровскую больницу обратились 23962 человека. В тот год разразилась эпидемия тифа. Великая княгиня на это несчастье откликнулась тем, что сразу же открыла временную больницу на 100 коек для женщин. Её примеру в Киеве последовали и другие.

Благотворительность была явлением обычным и очень широко распространённым. Отец Александры Петровны, принц Пётр Георгиевич (1812-1881) 20 лет возглавлял крупнейшее в России благотворительное ведомство императрицы Марии. На Литейном проспекте Северной столицы перед зданием Мариинской больницы ему был установлен памятник с надписью «Просвещённому благотворителю принцу Петру Георгиевичу Ольденбургскому. 1812-1881» (существует проект его восстановления). Сама великая княгиня ещё в 1858 году основала на рабочей окраине Васильевского острова столицы Покровскую общину сестёр милосердия. В одном из зданий этой общины (ныне кардиоцентр Санкт-Петербурга) недавно был открыт бюст великой княгини. Благотворительностью занимались и августейшие особы, и малоизвестные, и совсем безвестные купцы, промышленники, городские жители, крестьяне, видя в этом путь к спасению души...

Собственно в этом и «секрет» роста продолжительности жизни в России и увеличения численности населения. В январе упомянутого 1897 года в Российской империи проводилась перепись. В последующем, до 1914 года средний прирост населения отмечен в 2.4 миллиона человек в год. (Этот показатель, в скобках заметим, выше, чем в советский наш период: в среднем прирост населения в СССР в 1926-1989 составлял 2,2 миллиона человек в год. Отказ с 1991 года от социальной защиты населения на государственном уровне, при разрушенных традициях благотворительности в атеистической стране, вызвал катастрофическое сокращение численности населения).
 
* * *
 
К царственной инокине очень тепло относились все императоры. Александр III однажды распорядился выкупить у неё большой изумруд, который она хотела продать и не могла из-за его высокой цены. В 1894 году Александр III подарил ей древний Преображенский Межигорский монастырь, основанный при св. Владимире, расположенный в очень красивой местности. 

Император Николай II с Александрой Фёдоровной посетили Киево-Покровскую обитель в 1896 году и присутствовали при закладке грандиозного соборного храма во имя святителя Николая. Император распорядился выделять ежегодно из казны 80 тысяч рублей на нужды монастыря.

Покровский монастырь - одно из самых замечательных царских мест Киева, счастливо сохранившееся до наших дней. Примечательно, что эскизный проект Свято-Николаевского собора разработал принц Пётр Николаевич, младший сын Александры Петровны. Этот удивительный храм был достроен уже после блаженной кончины Александры Петровны, в 1911 году.


Александра Петровна умерла в четверг Светлой Седмицы 13 (26 н. ст.) апреля 1900 года. В дневнике одна инокиня записала: «Зашло во гроб наше светлое солнышко, которое ярко сияло и грело нас 11 лет...»
 



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме