Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Жрецы и жертвы холокоста/ Продолжение

Станислав  Куняев, Русское Воскресение

20.02.2010

Начало

IV . Холокост и голодомор в одном флаконе 

Большинство чекистов,

когда-то ор­ганизовавших голодомор

на Украине, были евреями.

Виктория Мунблит

Современная еврейская газета "Форум", издающаяся в Нью-Йорке на русском языке, в номере от 28.12.2007 опубликовала в своей постоянной ру­брике "Холокост" материал под внешне скучным названием: "Научные конфе­ренции по истории Холокоста на Украине". Однако начало статьи – сплош­ная песня.

"Осень 2007 года оказалась урожайной для исследователей истории ев­реев в эпоху нацизма и Второй мировой войны в странах Восточной Европы, в первую очередь на территории Украины".

Оказывается, только в сентябре-ноябре 2007 года в мире прошли десятки научных конференций по Холокосту, а "две из них — в Париже и Черновцах были полностью посвящены Холокосту "украинскому". На Украине вот уже как 5 лет создан центр изучения истории Холокоста, внедряющий преподавание этой фундаментальной науки в украинских учебных заведениях; при центре из­даётся журнал "Холокост и современность"; центр имеет свой официальный сайт в интернете; организаторами парижской конференции по "украинскому" Холокосту выступил, конечно же, Мемориальный музей Холокоста в Вашингто­не, мемориал Холокоста в Париже, Сорбонне, общество "Яхадин Унуш"... Аж целых 20 докладов было прочитано по Холокосту на конференции, её ход ос­вещало агентство Ассошиэйтед-Пресс... А конференция в Черновцах также была организована Вашингтонским музеем Холокоста... А кроме того, в то же время в США, в Университете Теннесси, также прошла конференция по укра­инскому Холокосту и по проблемам "коллаборационизма на Украине в годы Хо­локоста". На всех конференциях "кроме докладов были серьёзные дискуссии о проблемах украинско-еврейских взаимоотношений в период Холокоста".

Бедная Украина! И так-то у неё столько тьмы в собственной "доевропейской" истории! До сих пор историки "незалежной" не сумели убедительно до­казать, что бич Божий Аттила был украинским хлопцем, что некогда в пойме Днепра – в районе нынешних правительственных дач, в киевской "Рублёв­ке" – была цветущая империя укров. А тут ещё их Холокостом достают. А что там изучать в "украинско-еврейских взаимоотношениях", если там один сплошной Богдан Хмельницкий, Сагайдачный, Колиивщина, – погром на по­громе! А в XIX веке единственный классик — Тарас Шевченко со священной ненавистью к "евреям и москалям" – как быть с ним? Поклоняться ему жрецы Холокоста не дадут, не дай Бог, ещё заставят изъять великого Тараса из школьных программ.

А в XX веке — вообще начался сплошной шабаш.

Героя украинской новейшей истории Симона Петлюру в 1926 году в Пари­же за организацию погромов застрелил еврей Шварцбарт. В 90-е годы на Ук­раине Петлюре понаставили памятников, улицы и площади названы его име­нем, а теперь, в связи с внедрением в украинскую историю уроков Холокоста, как будут ходить местные евреи по этим улицам и глядеть на эти памятники? Конечно же, с законной ненавистью и отвращением. А если Петлюра и на грив­нах появится рядом с Мазепой? Да эти бумажки будут обжигать еврейские ру­ки! А с Бандерой и Романом Шухевичем что делать? Бульвары, названные их именами, жрецы Холокоста заставят переименовать. К счастью, когда эпиде­мия Холокоста докатится до России, с нашими деньгами всё будет в порядке. Ярослав Мудрый на наших бумажках останется. Слава Богу, что его нарисова­ли на купюрах, а не Мономаха, при котором в Киеве был первый погром. Да у нас вообще нет исторических знаменитых, сразу узнаваемых в лицо юдофобов вроде Бандеры и Петлюры. Можно ли на российских деньгах представить лик Шульгина, или Василия Розанова (кто их в лицо помнит?), или Дмитрия Васи­льева, ныне позабытого лидера "Памяти"? А ведь Дмитрием Васильевым в раз­гар перестройки еврейские матери пугали своих детей... Шафаревича в лицо на деньгах народ тоже не признает. Разве что одного покойного Солженицына можно на сторублёвку за книгу "200 лет вместе"...

А тут ещё Ющенко выступил с инициативой, чтобы украинская Рада приня­ла закон о привлечении к уголовной ответственности лиц, оспаривающих число жертв двух исторических катастроф – Холокоста и голодомора. Ну, с Холокос-том всё налажено – конференции проходят, учебники пишутся, денежки текут ручейком, украинские антисемиты зубами клацают. А с голодомором заминка произойдёт... И загвоздка здесь не только в России. Поучительная история на эту тему произошла недавно. Русскоязычная газета "Вечерний Нью-Йорк" опуб­ликовала в номере от 20 июля 2007 года статью журналистки Виктории Мунблит о голодоморе. В статье была такая фраза: "Должна ли Украина игнорировать существование Израиля и вообще евреев, памятуя, что большинство чекистов, когда-то организовавших голодомор на Украине, были евреями". Что началось! Еврейская американская пресса сразу же обрушилась на дерзкую журналистку. В сентябрьском номере еженедельника "Форум" (2007, № 149) появилась гро­мадная статья за подписью трёх разгневанных мужчин – Вилена Левитова, Дмитрия Маргулиса и Даниила Голубева. Возмущению их не было предела:

"Трудно представить себе более возмутительную по своей ядовитости фор­му выражения ненависти к евреям и еврейскому государству! В связи с такой постановкой вопроса позволительно спросить: а должен ли Израиль и вообще евреи игнорировать существование Украины и украинцев, помятуя, что абсо­лютное большинство погромщиков, проливавших веками реки еврейской кро­ви в Малороссии, были украинцами?" Вот каких джиннов выпустил из бутылки Ющенко, попытавшийся объединить в одном флаконе голодомор и Холокост... Нельзя, оказывается, говорить всю правду о голодоморе, не обижая евреев. И кто подсунул Ющенко эту шизофреническую идею? Ну, он и сам должен со­ображать: как можно, награждая карателей оуновцев из дивизии "Галичина", у которых руки в еврейской крови, одновременно внедрять в украинские умы благоговение перед жертвами Холокоста?

Но главный вывод статьи из еврейского "Форума" был таков:

"Евреи никогда не составляли большинства в карательных органах совет­ской власти ни на одном этапе её истории", это "один из главных антисемит­ских мифов, упорно повторяемых юдофобами всех мастей от Шульгина до Макашова". "В 30-е годы в местных органах госбезопасности по всей стране служило 1776 евреев, что составляет 7,4% от всего численного состава ОГПУ... "

Честно говоря, не хочется мне заступаться за украинцев, поскольку глав­ными виновниками голодомора их нынешние вожди объявили русских, а ук­раинцы промолчали. Но правда — превыше всего. Журналисты из "Форума" должны знать, что "архипелагом" ГУЛАГ с 1935 по 1938 год руководил М. Берман с тремя заместителями — Я. Раппопортом, Н. Плиннером и 3. Кацнельсоном, что в украинском ОГПУ в эпоху голодомора служили на разных долж­ностях 925 евреев и 1518 чекистов всех остальных национальностей Советского Союза (то есть почти 40% сотрудников ОГПУ на Украине были евреи); сведе­ния эти содержатся в толстом фолианте "Россия, XX век. Документы. ГУЛАГ. 1918-1960" (Международный фонд "Демократия", издательство "Материк"), в справке, подписанной начальником сектора кадров НКВД Я. М. Вейнштоком. А вот итоговый вывод из книги популярного историка Г. В. Костырченко "Тайная политика Сталина: власть и антисемитизм" (М., 2002, изд-во "Международные отношения", издана при финансовой поддержке Россий­ского еврейского конгресса). Автор, кстати, недавно вместе с Марком Дейчем и многими деятелями еврейской культуры награждён престижной преми­ей, о чём сообщено в "Еврейской газете".

"С 1 января 1935 г. по 1 января 1938 г. представители этой национально­сти (какой — уточнять не надо. — Ст. К.) возглавляли более 50% основных структурных подразделений центрального аппарата внутренних дел".

А что делать с правительственным указом, опубликованным в газете "Из­вестия" в конце ноября 1935 года, который свидетельствует, что верхушка НКВД – 39 комиссаров госбезопасности I , II и III ранга – более чем наполо­вину (21 человек) состояла из чекистов той же национальности? Дело ведь не только в "общем среднем проценте", а в том, кто стоит на высших этажах вла­сти. Говоря словами Сталина, кадры решали всё. В том числе и вопросы с голодомором.

Конечно, Виктория Мунблит имела немалые основания для подобной трактовки истории. Вспомним хотя бы историческую встречу комиссара Кога­на и украинского крестьянина Опанаса из знаменитой поэмы Багрицкого, на которой Коган сидит за столом в хате Опанаса, ужинает "житняком и мёдом" и допрашивает запуганного хозяина:

Сколько в волости окрестной

Варят самогона?

Что посевы? Как налоги?

Падают ли овцы?

А если Опанас чуть-чуть взбрыкивал, то его тут же ставили на место, о чём он жалуется Нестору Махно, как бежавший "из продотряда от Когана-жида":

А не то поднимешь бучу:

Не шуми, братишка!

Усом в мусорную кучу

Расстрелять, и крышка.

Вторая волна "когановских репрессий" настигла "украинских опанасов" в годы коллективизации, и обе эти волны – "продотрядовская" и "коллективи­зация", — конечно же, не могли не породить кровавое возмездие в лице Ро­мана Шухевича и его соратников, внезапно, как из-под земли, выросшее чуть ли не на другой день после падения советской власти на Украине под удара­ми "железного вермахта".

Вся эта историческая ситуация, увы, не покрыта архивной пылью, она живёт своей уродливой жизнью и сегодня. Вот публикации из еврейско-аме-риканской газеты "Форум" от 1-7 августа 2008 г.

"27. 07.08, КИЕВ. Украинский еврейский комитет заявляет, что недавно опубликованный службой безопасности Украины на основании архивных до­кументов первый "Список партийных и советских работников, сотрудников Объединённого государственного политического управления (ОГПУ), а также документов, которые стали организационно-правовой основой для проведе­ния в Украине голодомора-геноцида и репрессий" фактически возлагает этни­ческую ответственность за трагедию голодомора на евреев и латышей, сооб­щает пресс-служба УЕК.

В списке приведено 19 фамилий, среди которых преобладают еврейские фамилии. Если человек поменял имя или фамилию, то в скобках указывается его подлинное имя и фамилия. В списках приведены фамилии работников ОГПУ, которые в силу своих обязанностей не могли иметь непосредственного отношения к репрессиям. Так, например, указаны имена сотрудников стати­стического и транспортного отделов ОГПУ.

УЕК удивлён появлением в списке фамилии Ивановского (Гибшмана) Из­раиля Давидовича, главы ОГПУ в Крыму, поскольку Крым в то время был ча­стью Российской Федерации, а не Украины.

УЕК считает, что публикация подобных списков попытка завуалировать истинных виновников голодомора.

Украинский еврейский комитет заявляет, что одновременно с указанны­ми неточностями в опубликованном документе не указаны главные виновники голодомора – Г. Петровский, председатель президиума Верховного Совета УССР, В. Чубарь, глава Совнаркома УССР, генеральный прокурор УССР И. Скрипник и другие.

Украинский еврейский комитет отмечает важность проводимой СБУ ра­боты и призывает руководителей этого ведомства более тщательно и ответ­ственно подходить к составлению и публикации столь серьёзных документов, которые могут нарушить межнациональный и межконфессиональный мир и спокойствие в Украине.

Американский форум Всемирного конгресса русскоязычного еврейства выражает солидарность с заявлением Украинского еврейского комитета. АФ ВКРЕ предпримет необходимые усилия, чтобы донести информацию до аме­риканской общественности и политических кругов с целью осуждения акции украинских властей".

Да, допустила страшный прокол служба безопасности Украины, опубли­ковавшая на основании архивных документов "Список партийных и советских работников, сотрудников ОГПУ", виновных в голодоморе.

Рядом с заявлением Украинского еврейского комитета на той же полосе завёрстана колонка Михаила Немировского, который безо всякой дипломатии открытым текстом загоняет украинскую ЧК и Ющенко с его неуклюжей попыт­кой обвенчать голодомор с Холокостом в стойло для быдла:

"Независимая Украина, которая так лихо стремится в Европейское сооб­щество, награждает головорезов званием героя, называет улицы именами тех, кто уничтожал украинских евреев, допускает марши ветеранов гитлеров­ских формирований и вот докатилась до предвзятого опубликования списков "героев" голодомора, из которых можно сделать вывод, что именно евреи ви­новаты! Ну, кто-то же должен быть виноват? А они вот тут, под рукой! Дывись!

Какой великолепный подарок нынешним престарелым бандеровцам и оуновцам, националистическим группам и партиям, просто бандитам, готовым под такую идеологическую подкладку начать осуществление лозунга "Бей!.. " У ветеранов эсэсовских украинских формирований есть чему учить потомков и чем оправдывать геноцид еврейского народа в Украине немецкими фашис­тами и их украинскими пособниками.

Мы можем считать публикацию списка прямым подтверждением возвра­та Украины к государственному антисемитизму. Или у президента Ющенко и премьера Тимошенко другое мнение?"

Одна небольшая радость, что в этой еврейско-хохляцкой потасовке и те, и другие взаимно виноватые хоть на время, но о России забыли...

Нынешний синедрион жрецов Холокоста как бы говорит Ющенко и всей националистической украинской элите, разыгрывающей "еврейскую карту": "Один раз ради разрушения СССР мы закрыли глаза на ваших антисемитов-петлюровцев, эсэсовцев, оуновцев, бандеровцев, героев "СС Галичина", ру­ховцев, западенцев. Но порезвились ребята, помогли вам завоевать "неза-лежность" – и баста! То, что идеология нашего Холокоста получает в Украине государственную защиту и становится обязательным предметом изучения в школах – это мы поддерживаем. Но сей факт не даёт вам никакого права ко­паться в вашем голодоморе и выискивать, насколько в нём виноваты евреи. Побаловались своим утробным антисемитизмом в 90-е годы прошлого века -и хватит! Становитесь в строй мировой демократии и нового мирового поряд­ка! Антисемиты! Смирно! Не забывайте, кто ваши хозяева: к ноге!"

Так приказывают охотники собакам.

В сущности, по схожей схеме происходила смена режима Звиада Гамса­хурдиа на режим Шеварднадзе, да и в Эстонии с Латвией менее наглядно, но по тем же законам протекают процессы сегодняшней истории. А между про­чим, муравьиная работа по постижению "непостижимого" Холокоста в Рос­сии, ни сном ни духом не ответственной за деяния фашистской Европы, идёт полным ходом. "Литературные вести" за июнь-июль 2007 г., которые редактируются бывшим выпускником Высшей партийной школы при ЦК КПСС Ва­лентином Оскоцким, несколько лет подряд в разгар перестройки оравшим с пеной у рта на площадях Москвы "Фашизм не пройдёт!" – сообщают:

"29-30 марта научно-просветительский центр "Холокост" (Москва) и Ка­лининградский областной институт повышения квалификации и подготовки работников образования при поддержке министерства образования Калинин­градской области и РАО ЕС (это значит, что деньги на мероприятия дали Чу­байс и губернатор Боос. – Ст. К.) провели семинар "Холокост"... Это уже третий семинар по теме в Калининграде за последние 5 лет.

Первый из семинаров был проведён со шведскими коллегами. После вто­рого семинара в школы области поступил комплект основной учебной литера­туры по истории Холокоста. Особенностью третьего семинара, на котором присутствовало более 140 педагогов города и области, стало приглашение учителей не только истории, но и литературы. Лекции по методике препода­вания темы прочёл автор учебных пособий, профессор Московского институ­та открытого образования Сергей Козленко. Мастер-класс впервые провели местные педагоги: историк Елена Войтович и литератор Светлана Горбачёва, которые ранее приняли участие в стажировках в Израиле и США".

В декабре 2007 г. фонд "Холокост" отмечал своё десятилетие. В юбилей­ном выпуске бюллетеня на первой полосе важное сообщение: президент РФ выделил для фонда грант "на проведение образовательных семинаров и из­дание литературы по теме "Холокост". Московское правительство, чтобы не отставать от Кремля, приняло решение о проведении 28 января 2008 года в школах города "Урока терпимости", посвященного жертвам Холокоста". По словам Аллы Гербер, напечатанным в бюллетене, функционеры фонда "провели свыше 40 семинаров для преподавателей, проехав по всей России. С 2001 г. ежегодно группа из 20 преподавателей России направляется на ста­жировку в "Яд Вашем", а школьники СНГ участвуют в международной конфе­ренции в Бресте".

Но и это только цветочки. По информации сопредседателя центра "Холо­кост", соратника А. Гербер – Ильи Альтмана, готовится издание "Энциклопе­дии Холокоста на территории СССР", планируются экспедиции молодёжи по местам Холокоста на территории России. "Наша задача, – сказал Альтман, -чтобы во всех местах, где расстреливали евреев, были мемориалы, чтобы от­мечался национальный день памяти жертв Холокоста, чтобы эту тему препода­вали в школах и вузах, чтобы был создан государственный музей Холокоста... "

Переведём дух и осмыслим всё это, поскольку посол Израиля в России Анна Азари поздравила фонд с юбилеем и выразила "надежду, что в буду­щем 27 января — День память жертв Холокоста — будет государственным пра­здником".

Вот, оказывается, с чего надо было начинать, а то мы столько никчёмных государственных праздников нагромоздили: 12 июня – день независимости России, 21 августа — день освобождения неизвестно от чего, 4 ноября — во­обще запутались, что это за праздник. Да отменить бы их все, оставить толь­ко один праздник всех праздников — День Холокоста...

Вот только сложность будет с установкой мемориалов "во всех местах, где расстреливали евреев". Ну где ставить мемориалы на месте расстрела Генриха Ягоды, начальника ГУЛАГа Бермана и его заместителей Кацнельсо-на, Раппопорта, Плиннера, всей верхушки строительства Беломорканала, начальников почти всех лагерей ГУЛАГа и более половины состава комисса­ров госбезопасности I , II и III ранга?.. Разве найдёшь сейчас места, где по­коятся их останки, чтобы воздать им должную память, и "передать об этом де­тям нашим"?

Так что трудную задачу ставят себе Гербер и Альтман. Евгений Ясин, при­шедший поздравить фонд с юбилеем, на такие фантастические проекты не за­махивается. Он всего лишь "выразил надежду на то, что в Москве появится музей Холокоста, не стыдный для такой страны, как Россия". А чего нам сты­диться? У нас ни Петлюры, ни Бандеры не было. Нам бы для начала музей расказачивания построить где-нибудь в Ростове. Но разве ленивые русские патриоты угонятся за Аллой Гербер?

Всё, что я перечислил, заявлено лишь на первой страничке бюллетеня, а их, страниц этих, аж шестнадцать. На второй полосе именное перечисле­ние школьников, студентов, преподавателей вузов — победителей конкурса "Уроки Холокоста путь к толерантности". На пятой полосе важная инфор­мация в дипломатическом тоне: "Ректор Брянского института повышения квалификации работников образования И. В. Пихенько выразил готовность к сотрудничеству с Российским центром Холокоста". Небось, бедный, денег для института ищет...

А вот ещё нечто любопытное:

"27 ноября в Кондопоге на районном методическом объединении учителей истории с сообщением "Преподавание темы "Холокост в школе" выступила Г. Остапчук. Она познакомила коллег с литературой, полученной на семинаре в Петрозаводске и на летней сессии в Подмосковье".

Вот ведь как получается: только что в Кондопоге прошли кровавые русско-чеченские разборки, а школьникам впихивают в программу изучение еврей­ского вопроса.

Шестая страница: информация о том, как в ноябре 2007 года десять пре­подавателей из разных городов России под руководством А. Гербер и И. Альтмана слетали в Америку, чтобы обсудить методологию уроков Холоко­ста с американскими коллегами.

Приложена фотография учителей и учительниц с широкими улыбающими­ся русскими лицами: наконец-то в Америке побывали!

10-11 ноября 2007 года. В Подмосковье прошёл семинар "Рауль Валленберг. Трагедия гуманизма в XX веке", организованный Институтом толерант­ности (оказывается, уже есть такой институт... интересно, на чьи деньги ор­ганизован). Участвовали в семинаре преподаватели из Чехова, Улан-Удэ, Владимира, Вологды, Тайшета... Когда я после института приехал работать в районную тайшетскую газету, у нас там служила корректором Роза Израилевна, по-моему, единственная еврейка на весь двадцатитысячный сибирский городок. А сейчас тайшетские преподаватели уже над судьбой Валленберга слёзы роняют.

А ведь его судьба — такое белое пятно или тёмное место истории! Я по­мню, как после августовского путча хлынули в коридоры Лубянки правозащит­ники и демократы. Мы с сыном изучали в те дни документы, связанные с судьбой Сергея Есенина, его друзей и родных, и видели, с какими самодо­вольными и торжественными лицами шастали по архивам и кабинетам Лубянки и Белла Куркова, и Евгения Альбац, и целые стаи журналистов и историков, жаждавших сенсаций и разоблачений. И, конечно же, о Валленберге нашли бы — если было бы что найти. Всё, что можно, раскопали или сочинили: про все тайны ГУЛАГа, про Катынь, про Михоэлса, про Берию. А про Валленбер­га – кумира жрецов Холокоста – молчок. Значит, ничего не нашли. А если нашли, то нечто не должное появиться на свет: ну, допустим, о связях швед­ского дипломата с каким-нибудь Эйхманом, о торговле простонародной ев­рейской кровью. Ведь громадное семейство автомобильных венгерских маг­натов Вайсов (более 50 человек) ведомством Эйхмана с помощью жрецов Холокоста было отправлено отнюдь не в Освенцим, а в курортную Испанию.

А в это время и Валленберг был в Будапеште, где выдавал избранным ев­реям паспорта через шведский Красный Крест. А то, что такая торговля еврей­скими судьбами в ту пору была обычным делом, отражено весьма подробно в известном фильме "Список Шиндлера". Был, конечно, и "Список Кастнера", и, возможно, "Список Валленберга"... Но всегда надо помнить, что у каждого из жрецов было по два списка: один — небольшой с перечнем имён спасённых "нужных" евреев, и другой — многотысячный, заполненный фамилиями несча­стных, отправленных на каторжные работы, в многочисленные гетто, в лагеря смерти, в которых "сухие ветви" пылали, озаряя пламенем пол-Европы.

До сих пор не разгадана причина ареста Валленберга сотрудниками советского СМЕРШа в январе 1945 г. и тайна его смерти в застенках НКВД. Историкам, желающим разгадать эти загадки, скорее всего надо обратить внимание не на советский или еврейской след в судьбе Валленберга, но на американский.

В энциклопедии "Холокост", изданной в Лондоне в 2001 г. и переиздан­ной через несколько лет в России, об этом "американском следе" сообщают­ся любопытнейшие подробности, которых нет ни в одном из исследований об исчезновении Валленберга:

"Деньги на операцию спасения (венгерских евреев. — Ст. К.) поступали Валленбергу из американского Совета по делам военных беженцев. Рассекреченные к настоящему времени документы Управления стратегических служб США показывают, что перед ним ставились и другие задачи. Американец, пе­ред которым он отчитывался о своей работе <...> работал также и на Управ­ление стратегических служб, организацию – предшественницу ЦРУ <...> единственным, на кого могла опереться американская разведка в Будапеште, был Валленберг <...> Его действия, похоже, хорошо согласовывались с инст­рукцией директора Управления стратегических служб Уильяма Донована <.. .> Конечная цель инструкции, как указывается в рассекреченном документе на­ционального архива США, заключалась в том, чтобы сковать и изолировать 18 германских дивизий, дислоцированных на Балканах. Ролью эмиссара аме­риканской разведки объясняется, возможно, и визит Валленберга к Хорти".

В январе 1945 г. Валленберг по неизвестным причинам вошёл в контакт с советскими частями, каким-то образом перейдя линию фронта, добрался до Дебрецена, где находился региональный штаб советского командования.

"Что произошло с Валленбергом в Дебрецене, неизвестно. В конце янва­ря 1945 года он уже был заключён в тюрьму НКВД <...> непосредственно по­сле войны разведка США официально замалчивала факт исчезновения Валлен­берга из опасения, что упоминание его имени может подтвердить советское обвинение (в судебном порядке так и не предъявленное), что Валленберг — американский шпион" (стр. 114-115).

Если всё, что пишет энциклопедия "Холокост", правда, то можно предпо­ложить, что Валленберг был арестован не "за то, что спасал евреев", как пи­шет "Еврейская газета" (№ 3-4, 2002 г.), а за то, что выполнял задание аме­риканцев по удержанию 18 немецких дивизий на Восточном фронте для борь­бы с наступающей советской армией. Возможно, американцы боялись, что эти дивизии могут быть переброшены на Западный фронт против армий Эй­зенхауэра. В наше время историкам ясно, что семена будущей холодной вой­ны между СССР и западными союзниками уже зимой 1945 года засевались в европейскую почву, и, скорее всего, Валленберг был одной из первых жертв этой еще не объявленной войны.

Ещё одной версией его ареста может быть то, что он, как и Кастнер, от­правляя часть "нужных евреев" на Запад, другую, куда более многочислен­ную, посылал на строительство оборонительных сооружений против наступа­ющих советских войск, что во время войны могло считаться преступлением... А именно за это еврейские мстители убили после войны сбежавшего в Изра­иль главу будапештской общины доктора Кастнера. Так что жрецам из фонда "Холокост" надо решить, чью память они хотят увековечить в Москве: колла­борациониста или сотрудника американских спецслужб. Но в обоих случаях документы из архивов КГБ о "деле Валленберга" должны были во время авгу­стовской революции 1991 года исчезнуть безвозвратно, дабы нимб спасителя евреев над его головой не потускнел ни на йоту...

И. Альтман, функционер фонда Холокост, пишет в бюллетене, издавае­мом Аллой Гербер:

"Власти Венгрии (в отличие от России) декларируют тезис, что венгер­ский Холокост является частью национальной истории" (№1, 2007 г.). А что этим венгерским фашистам-антисемитам оставалось делать? "В отличие от России" они отправили в 1944 году в лагеря смерти чуть ли не полмиллиона евреев всего лишь за 42 дня. "В отличие от Венгрии" у нас ведь не было ни эйхманов, ни кастнеров. Так что не надо господину Альтману всё сваливать с больной головы на здоровую. У них действительно Холокост "является частью национальной истории". А у нас — увы...

Восьмая страница бюллетеня: "Голодомор и Холокост в Украине". Инте­ресные мысли в статье о том, что при рассмотрении этих трагедий "важно воздержаться от разоблачительного пафоса, унаследованного от советской системы". То есть нас призывают не вспоминать деяния ни Петлюры, ни Бандеры, ни Шухевича, ни Ягоды, ни Косиора... "Необходимо сменить акценты с разоблачения палачей на героизм жертв... "

Здесь же "круглый стол" "Память о Холокосте. Россия и Швеция". Где Швеция, там опять статья о Валленберге с главной мыслью: "поддержать письмо-обращение к мэру Москвы Лужкову и председателю Мосгордумы Вла­димиру Платонову с просьбой назвать одну из улиц столицы именем шведско­го дипломата Рауля Валленберга". Надо переименовать Арбат, где живут де­ти Арбата. Пусть они будут называться "Дети Валленберга".

Есть, правда, одно маленькое препятствие в щепетильных вопросах со­здания музеев, переименования улиц и т. д. В Международный день памяти жертв нацизма президент Российского еврейского конгресса Вячеслав Кан­тор, выступая в Доме кино, внёс предложение о создании в Москве музея, посвященного знаменитому "охотнику за нацистами" Симону Визенталю. Правда, он ловил нацистов где угодно – в Аргентине, в Канаде, в Австралии, во Франции – только не в России. Ну можно, конечно, учитывая заслуги Ви­зенталя перед еврейством, сварганить и в Москве какой-нибудь музейчик, если бы не одно "но": Норман Финкельштейн в своей книге "Индустрия Холо-коста" пишет о том, что в Швейцарии "Визенталь позволяет центру носить своё имя за 90 тысяч долларов в год" (стр. 155). Не думаю, чтобы Визенталь или его наследники разрешили Кантору организовать музей имени Визенталя бесплатно. Так что готовьте денежки, господа из Российского еврейского кон­гресса. Уверен, что имя знаменитого Валленберга стоит дороже, чем имя Ви­зенталя. И чтобы даром это имя украшало какую-то улицу в Коньково, Дерев-лёво или в Митино, конечно, не дадут. Слупят с Лужкова и Платонова так, что мало не покажется.

На следующей странице важнейшая информация: "Одна из парламентских комиссий израильского кнессета выдвинула российского поэта Евгения Евту­шенко на соискание Нобелевской премии 2008 года". Жаль, что не получил. Всё бы ему тогда простила мировая общественность — и панегирики Сталину, и восхваление Ленина, и душераздирающие признания "Коммунизм — это высший интим", и связи с Лубянкой. "Мы имеем право иметь своих мерзав­цев", сказал Хайм Вейцман. (А может быть, Бен Гурион?)

Здесь же информация о том, что отряд журналистов из российских СМИ ("Итар-ТАСС", "Новая газета", "Московский комсомолец" и т. д.) толь­ко что вернулся из Израиля. В числе возвращенцев журналистка Наталья Морарь, которую в феврале 2008-го по каким-то таинственным соображениям ФСБ не пустила в Россию, а вынудила вернуться в Молдавию, чьей граждан­кой Морарь является. Скандал, регулярно раздуваемый радиостанцией "Сво­бода", длился месяца два, потом, как по команде, всё заглохло.

... На последних страницах бюллетеня "Холокост" несколько незначитель­ных сообщений вроде того, что в Волгограде наконец-то установили памятный знак на месте, где расстреливали евреев — на площади Дзержинского (где же ещё немцам расстреливать, как не там?).

А в конце — важная информация: в Израиль на стажировку в Холокостный центр "Яд Вашем" едут 20 эстонских учителей, что стало возможным лишь после введения с 2005 года в эстонских школах урока о Холокосте и после при­нятия Эстонии в "международную организацию по сотрудничеству в увековече­нии и изучении Холокоста". Так что в Эстонии Холокост увековечен. Организа­ция международная и называется "Таек фарс". Всё правильно. Эстонцев надо в этом вопросе "натаскивать". Надо из них выколачивать их тевтонско-норди-ческие комплексы. Хватит им учиться у их знаменитого земляка Розенберга.

А вот ещё выдержки из нью-йоркской газеты "Форум" и свеженьких бюл­летеней "Холокост" выпуска 2008 г.

"01.02 в С. -Петербурге прошёл семинар методистов и учителей города на тему "Рауль Валленберг и один в поле воин". Ну Валленберг — это святое, это как "Отче наш", это "наше всё". В семинаре принимал участие и предста­витель семьи Валленбергов, некий Микаэль Вернстедт.

"Группа выживших в Холокосте и их потомков (! — Ст. К.) выступила про­тив признания Римского Папы Пия XII святым". "Губернатор Земли Нижняя Саксония Христиан Вильф принёс извинения еврейской общине за то, что сравнил меру по сокращению высоких зарплат с "погромом". "Виды сохране­ния памяти о Холокосте в Германии разнообразны, например, у домов, из ко­торых были выселены евреи, устанавливаются мемориальные знаки". (Пред­ставляете, каково жить нынешним немцам в этих домах?)

"Полиция задержала трёх неонацистов, совершивших в Праге нападение на еврея", – и это в "златой толерантной Праге"!

Особое внимание надо уделить сборнику "Тень Холокоста" (материалы II Международного симпозиума "Уроки Холокоста в современной России". Российская библиотека Холокоста, Москва, 1998 г.). Состав участников был потрясающ – все знаменитости старой гвардии: Стивен Спилберг, А. Даниэль, А. Гербер, И. Альтман, А. Асмолов, С. Ковалёв, П. Полян, Т. Жванецкая и др. плюс ещё представители от 11 государств Европы целых 4 дня рас­сказывали друг другу о Холокосте. Сборник издан роскошно, все выступле­ния на двух языках — русском и английском. Невозможно удержаться, чтобы не привести несколько примеров изысканного красноречия: "Латыши реши­ли, что советскую власть привели в Латвию евреи. Потому что среди подполь­ной компартии Латвии, среди тех, кто радостно встречал Красную Армию, было большое количество евреев. На горе евреям первым комиссаром НКВД Латвии — всего на три месяца стал еврей Семён Шустов, но этого было до­статочно, чтобы с приходом немцев все газеты, которые выходили в то вре­мя, заговорили о том, что евреи уничтожили латышей и мы должны отомстить за кровь наших братьев <... > начался совершенно дикий шабаш" (Л. Коваль, Латвия). (Вот почему именно латыш в новогоднюю ночь 1961 г. оскорбил на­шу подругу Аллу Гербер! — Ст. К.) А вот отрывок из её речи на семинаре:

"Сегодня это особенно опасно, потому что когда кризис, когда тяжело, когда люди не получают зарплату, когда не получают пенсию, когда выходят с протестом на улицы, то можно поднять глаза и сказать: "За этим окном жи­вёт банкир по фамилии такой-то. А за этим окном живёт генеральный дирек­тор по фамилии такой-то. А за этим окном писатель, который врёт, потому что на одну четверть еврей. А за этим окном актриса, которую надо убить, пото­му что в ней есть капля еврейской крови".

Как говорят в этих случаях — "без комментариев!"

Из выступления А. Даниэля:

"История СССР, история России в XX веке – это часть истории Холокос-та". Собственной истории у России нет.

А вот описание того, как проходит урок по изучению Холокоста в 199-й московской школе. Из выступления учительницы Е. Батенковой.

Тема: "Разоблачение предрассудков". Сценарий таков. "Я предлагаю добровольцу встать перед всем классом, а остальным детям рассказывать анекдоты, персонажи которых, волей автора, имеют национальную принад­лежность. По мере того как дети рассказывают анекдоты, я обматываю его верёвкой, до того момента, когда он уже не может пошевелить ни рукой, ни ногой, ни что-либо сказать. На следующем этапе работы дети должны были обозначить тот предрассудок, который заложен в рассказанном ими анекдоте, и назвать усматриваемые ими причины этого предрассудка. Далее, по мере того как дети вскрывали причину предрассудков, я постепенно распутывала добровольца, и так до тех пор, пока паутина предрассудков не спала с не­го совсем".

А что это, если не садизм?

Уникален рассказ о том, как проходят в ещё одной московской школе, созданной в 1991 году и подчиняющейся двум министерствам образования — российскому и израильскому, — уроки по истории Холокоста. Ведёт их пре­подаватель А. Рыбаков, который сообщил конференции:

"У нас в школе постоянно стараются делать упор на эмоциональное вос­приятие Катастрофы. 5 мая у нас был совершенно потрясающий мемориаль­ный урок, посвященный Катастрофе. Выходили девочки 5-го, 6-го, 7-го клас­сов и рассказывали очень подробно о своих родных, погибших в Катастрофе или переживших её. Они просто начинали рыдать, и голос у них сбивался. Это произвело очень сильное эмоциональное впечатление.

Урок закончился тем, что были сорваны все последующие уроки, потому что народ просто рыдал. Никто из зала не уходил. Там горели свечи в виде шестиконечной звезды на полу. Ни учителя, ни ученики не могли больше ра­ботать, и на этом учебный день завершился. Я сам был тронут до слёз. Для меня, как организатора урока, это было высшей наградой. Это проходит че­рез кровь, через сердце. Это больше, чем любые бумаги и любые цифры. В этом я глубоко убеждён".

Ну что добавить? Бедные овцы стада израилева. Даже не овцы — ягнята! Да вашего пастуха давным-давно лечить надо в одной палате с Аллой Гербер. Впрочем, и в самом Израиле со школьниками тоже не церемонятся и тоже "закаляют" их психику по экстремальным программам, о чём пишет Норман Финкельштейн в книге "Индустрия Холокоста":

своей речи на вашингтонской конференции по Холокосту Дэвид Харрис с воодушевлением говорил о том, какое глубокое впечатление производит <... > паломничество в нацистские лагеря на еврейскую молодёжь. Газета "Форвард" описала одно такое мероприятие с особым пафосом.

Под заголовком "После посещения Освенцима израильские тинейджеры забавляются со стриптизёршами" газета рассказывает, что учащиеся кибуца по совету специалистов "пригласили стриптизёрш, чтобы избавиться от вы­званных экскурсией тяжёлых чувств".

Получается как бы выстрел по юным душам дуплетом: сначала душевное потрясение, потом сексуальное. Разрушение (или растление) подростковой психики в квадрате.

Заключительным итогом этого московского семинара было обращение ко всему цивилизованному миру: слёзы слезами, а дело делом.

Москва                                                                                7 мая 1997 г.

Мы, участники II Международного симпозиума "Уроки Холокоста и со­временная Россия", представляющие Россию, Украину, Беларусь, Молдову, Латвию, Литву, Германию, Израиль, США, Францию и Польшу, призываем правительства и парламенты, международные фонды, научные и просвети­тельные учреждения, общественные организации всего мира:

1.   Приложить все усилия к созданию в столицах государств, граждане ко­торых стали жертвами Холокоста, тематических музеев и мемориалов. Особен­но актуален этот вопрос для Москвы столицы государства, на территории которого в годы войны погибла треть из 6 000 000 евреев жертв нацизма.

2.   Память погибших должна быть увековечена в каждом населённом пункте.

3.   Тема Холокоста должна найти отражение в образовательных стандартах и программах, в процессе преподавания в высшей и средней школе. Необхо­димы государственные программы, включающие подготовку и переподготовку преподавателей, издание учебных пособий и производство учебных фильмов на тему Холокоста.

4.   Способствовать законодательным инициативам в области преследования в уголовном или гражданском порядке за разжигание межнациональной розни, включая ответственность за отрицание Холокоста.

5.   Установить ежемесячную компенсацию жертвам Холокоста, проживаю­щим на территории России и других государств бывшего СССР, в размерах, соответствующих пенсиям жертв Холокоста, проживающим в Западной Евро­пе, США и Израиле. Произвести им дополнительную единовременную компенсационную выплату в размере 5 000 дойчмарок (по аналогии с уже полу­ченной гражданами других государств компенсацией от Германии) из вновь создаваемых швейцарского и международных фондов".

Особенно важен здесь последний пункт, которому можно дать заголовок: "А где деньги взять?" – А кто распределять будет? – опять "конференция по притязаниям"? Обо всём этом прописано в книге Нормана Финкельштейна "Ин­дустрия Холокоста"... А книга "Тень Холокоста" появилась у меня случайно. Узнав в интернете адрес фонда "Холокост", я послал туда редакционного шо­фёра Мишу, чтобы он заехал на Садовническую улицу и выпросил у сотрудни­ков фонда или купил хотя бы парочку последних бюллетеней мне для работы над этой статьёй. Торжествующий Миша вернулся с двумя тяжёлыми упаковками бюллетеня за 2006-й, 2007-й и 2008 годы, а в придачу и в благодарность за внимание к фонду ему с радостью вручили (даром, лишь бы взял!) ещё не­сколько пачек сборника "Тень Холокоста", которыми, оказывается, был зава­лен офис фонда. ...Ни подписки нет, ни покупателей. Алла Ефремовна, а не зря ли Ваш фонд тратит драгоценные "холокостные" деньги? Ох, как непросто они достаются жрецам Холокоста, а Вы так легко их проматываете... Книга, которой цены нет, – лежит невостребованная целое десятилетие1. Представ­ляю себе, как эта история с офисом, заваленным холокостной литературой, сегодня утешает антисемитов. Надо работать по-другому, более эффективно. А то вроде бы всемирная организация, работающая на новый мировой поря­док, а на деле местечковый бардак. Может, вы действительно надоели не только нам, но и, страшно сказать, самим себе. Читаешь это всё, и еретиче­ская мысль приходит в голову: может быть, наша власть после того, как религия Холокоста будет внедрена во все поры жизни, разрешит всё-таки русским людям ввести в наших школах и уроки Закона Божьего и веры православной. Как говорится, нет худа без добра. А то ведь посмотрите, что произошло за последние два десятилетия в американских средних и высших школах после того, как в учебные американские программы был запущен вирус Холокоста. Свидетельствует преподаватель Нью-Йоркского городского университета:

"Профессора высших школ могут засвидетельствовать, что гораздо боль­шее число студентов сможет правильно указать век массового уничтожения евреев нацистами и назвать цифру убитых, чем в случае с войной между Се­вером и Югом. И в самом деле, массовое уничтожение евреев нацистами чуть ли не единственное историческое событие, о котором сегодня говорится на учебных мероприятиях в университетах. Согласно опросам, больше аме­риканцев могут правильно цитировать Холокост, чем нападение на Пёрл-Харбор или атомные бомбардировки Японии".

(Н. Д. Финкельштейн, "Индустрия Холокоста").

Холокост — это не только новая религия, пытающаяся заменить Христи­анство, но это ещё и новая история человечества, вытесняющая историю на­родов и государств. В сумме две эти замены и породят "новый мировой по­рядок", о котором говорится в эпиграфе к этой главе и о котором мечтают жрецы Холокоста.

***

Религия Холокоста впаривается во все извилины общественного сознания с гораздо большей энергией и изобретательностью, нежели сталинская "Ис­тория ВКП(б)" в советское время.

Включаю телевизор 28 апреля 2008 г. — идёт рекламный рассказ о том, что в Испании создан мюзикл по дневникам святой Холокоста Анны Франк. Ведущий особенно настаивает на том, что этот мюзикл необходимо посмот­реть в России. Да смотрите его сами! Вы, европейцы, соблазнённые Гитле­ром, виноваты в её судьбе, вы и аплодируйте этому мюзиклу, сочинённому на основе дневника, часть которого написана шариковой ручкой послевоен­ного производства, через несколько лет после смерти Анны Франк.

Алла Ефремовна Гербер призывает давать уроки Холокоста русским школь­никам, чьи деды и прадеды победили фашизм и спасли остатки европейского еврейства от уничтожения. Пусть лучше внедряет холокостные уроки в Прибал­тике, где перед самой войной сохранились раздельные пляжи на взморье для христиан и евреев, где её оскорбил недобитый латышский нацист; или в Поль­ше, где уже после Освенцима в 1946 году сразу в нескольких местах произош­ли еврейские погромы со многими человеческими жертвами; или в Венгрии, где пережившие поражение венгерские фашисты-антисемиты во время восста­ния 1956 года брали реванш — вешали вниз головой на будапештских липах вен­герских евреев... И повторюсь: всё это происходило уже "после Освенцима".

Нет, пожалуй, прав Александр Проханов, недавно написавший в газете "Завтра" о возможном завтрашнем дне нашей Родины:

Распад России спишет в очередной раз все преступления, замусолит имена злодеев, зальёт красной горячей жижей следы несусветных зверств.

И есть ли сегодня хоть одна политическая партия, или политическая груп­па, или собрание моральных людей, которые скажут об этом вслух? Или так и будем, по настоянию Аллы Гербер, изучать в ещё оставшихся школах "холо­кост", а на диспутах правозащитников призывать к десталинизации России?

Сталин грядёт".

 V . Уши Амана 

Мы больны.

А. Гербер

Жрецы Холокоста, навязывая человечеству идею о его сакральности и не­познаваемости, любят и умеют для достижения результата впадать в транс, а если говорить простым языком – в истерику. Причём понять, естественная ли это истерика или наигранная, бывает непросто.

Помню, несколько лет тому назад в "Независимой газете" (15.04.99 г.) было опубликовано "Слово психолога Президенту России в день памяти жертв Катастрофы":

"Пробудитесь, господин президент!", "Набирает скорость бронепоезд национал-патриотизма и политического антисемитизма!", "Иного нет у нас пути... Лишь в Холокосте остановка", "мы уже провалились в эту колею, гос­подин президент", "на карте России оттенки красно-коричневого цвета уже покрыли Краснодарский край" (это сказано о слабых попытках администра­ции этого края воспрепятствовать захвату земель всяческими криминально-племенными структурами Северного Кавказа. – Ст. К.). До нападения банд Басаева на Дагестан оставалось всего лишь два месяца.

Все эти "независимые" шаманские заклинания, видимо, были венцом се­зонного обострения психики А. Асмолова. Психическая экзальтация весьма высокой степени у профессора и доктора психологических наук, заведующе­го кафедрой психологии личности факультета психологии МГУ, видимо, была его профессиональным недугом или в лучшем случае хобби.

А вот случай посложнее. В третьем-четвёртом номере "Еврейской газеты" за 2002 год некто Михаил Садовский рассказывает о том, как он приехал в главный американский музей Холокоста — вашингтонский. А там, оказывает­ся, каждый входящий должен не просто купить входной билетик, но во время осмотра музея ещё и сыграть роль реального человека, погибшего в эпоху Ка­тастрофы, "влезть" в его судьбу, в его шкуру, словом, перевоплотиться, по­добно актёру всемирно-трагического спектакля под названием "Холокост". Такого рода роли служители музея предлагают всем посетителям при входе в музей. Однако не все могут выдержать подобные нервные перегрузки, и у несчастных людей начинает "съезжать крыша", что и случилось с Садовским, когда он "напялил" на себя жизнь и смерть погибшего в Освенциме местеч­кового украинского сиониста Симхи Перельмутера, который жил в 30-е годы в городке Хорошев, что на Львовщине.

"В сентябре 1939 г. <...> Советский Союз оккупировал Восточную Поль­шу, — пишет Садовский-Перельмутер, — где был расположен Хорошев. Несмо­тря на советскую оккупацию, Симха продолжал преподавать в Университете".

"Советская оккупация восточной Польши", как помнят все люди с нор­мальной психикой, — это возвращение в состав УССР Западной Украины, ко­торую в 20-м году поляки отхватили у нашей страны, ослабевшей от граждан­ской распри. А ещё должно заметить, что если бы местечко Хорошев в 1939 году перешло под власть фашистской Германии, то с "университетским преподаванием" Симхи было бы покончено сразу. А может быть, и с ним са­мим, поскольку спустя неделю после 22 июня 1941 года, когда войска вермах­та вошли в Хорошев, "как еврей и учёный, — пишет Садовский, — Симха стал предметом преследования германских властей".

За ним вскоре пришли украинские полицейские, и родные больше не уви­дели Симху Перельмутера. Но именно вот тут Михаил Садовский (он же яко­бы Симха) впал в состояние глубочайшего истерического транса. Нет бы ему вспомнить антисемита Степана Бандеру, или палача евреев Львовщины Рома­на Шухевича, опричники которого отправили Симху в Освенцим, но нет, он ни с того ни с сего заверещал голосом Александра Асмолова:

"Где те составы, которые приготовил великий вождь Страны Советов для депортации евреев, чтобы окончательно решить этот проклятый "еврейский вопрос"? Они на запасном пути? Вы не знаете, что они есть?", "А за что НКВД отплатило Валленбергу? За то, что спасал евреев?", "А вы, уцелевшие и но­вые жители Европы и мира? Молчите?.. Но разве за это убивают? Нет, за это не убивают. Убивают за то, что ты еврей!!!"

Три восклицательных знака, украсивших полосу "Еврейской газеты", сви­детельствуют о том, что или психика Садовского не выдержала испытания на сцене Вашингтонского музея, либо о том, что он, как актёр, почувствовал, что наступил его звёздный час:

"Я, Симха Перельмутер, сошёл в земной ад в полосатом тряпье нацист­ского покроя! Я прошёл весь скорбный путь Симхи... Люди, люди, значит, не кончился Холокост...", "Но разве за это убивают?"

Перельмутер-Садовский, видимо, забыл, что в XX веке люди убивали друг друга за всё. Русских убивали на рубеже 80-90-х годов в городе Грозном за то, что они не убегают, не бросают свои дома, за то в итоге, что они – русские. Если вы скажете, что за депортацию 1944 года, я отвечу: русские жен­щины, которых насиловали в 90-м году басаевские и радуевские головорезы, не выселяли их отцов и матерей в Казахстан в 1944 году. Палестинцы убивают евреев за то, что евреи вырезали население арабских деревень, разрушили их дома и отобрали землю, —         за то, что они оккупанты. Евреи убивают палестин­цев за то, что те живут на земле, которую Иегова обещал ("земля обетован­ная") в незапамятные времена евреям, и за то, что палестинцы обстреливают ракетами "их поселения", построенные на земле "обетованной".

Американские школьники и студенты расстреливают своих товарищей лишь потому, что в гражданском обществе Америки так принято удовлетво­рять свои комплексы.

Потерявшие работу американцы расстреливают своих удачливых сослу­живцев, мстя за свою "неконкурентоспособность", за безразличие общества к их судьбе.

Мусульмане убивают "жёлтых" европейских журналистов за оскорбление их пророка.

Американские солдаты убивают иракцев и афганцев от страха, что те могут выстрелить первыми.

Одни иракцы убивают других, своих коллаборационистов, за сотрудниче­ство с оккупантами.

Вояки НАТО убивали сербов за то, что те не сразу подняли руки и не сда­лись мировому правительству.

Русские скинхеды убивают таджиков за то, что те продают в России нар­котическую отраву.

Кондопогские русские восстали против чеченцев за то, что гости изуро­довали своей хищной волей жизнь тихого городка.

В этом мире всех убивают за всё. А не только евреев за то, что они ев­реи. И не стоит впадать в истерику с тремя восклицательными знаками: "Но за это не убивают!!!" Убивают за всё.

Во многих "холокостных" книгах их авторы пытаются "реконструировать" историю, создавая в своём воспалённом воображении "художественные кар­тины" описываемых событий. Вот, к примеру, какую сцену разговора Стали­на с Лаврентием Берия о "деле врачей" сочинил генерал-полковник Д. Волкогонов в книге "Триумф и трагедия":

"В тот последний вечер Сталин два-три раза (какая документальная точность! – Ст. К.) интересовался ходом следствия. Наконец спросил ещё раз чрезмерно услужливого в последнее время Берию:

А как Виноградов?

Этот профессор кроме своей неблагонадёжности имеет длинный язык. У себя в клинике стал делиться с одним врачом, что-де у товарища Сталина уже было несколько опасных гипертонических приступов...

Ладно, оборвал Сталин. (Пишет Волкогонов так, как будто сам сидел под столом, прослушивая и записывая эти разговоры! – Ст. К.) —       Что вы ду­маете делать дальше? Врачи сознались? Игнатьеву скажите: если не добьёт­ся полного признания врачей, то мы его укоротим на величину головы...

Сознаются. С помощью Тимашук, других патриотов завершаем рассле­дование и будем просить Вас разрешить провести публичный процесс...

Готовьте, —             бросил Сталин и перешёл к другим делам" ("Триумф и тра­гедия". Книга II , часть 2, стр. 192, 1989 г. Книга была издана в АПН тиражом в 300 тысяч экземпляров).

С той поры прошло двадцать лет, но "художественные" домыслы в нашей историографии окончательно стали играть роль документов. Вот отрывок из книги "Отрицание отрицания, или Битва под Аушвицем" (М., 2008 год. Авто­ры и составители П. Полян и А. Кох).

Вот как Павел Полян "реконструирует" разговор в эпоху Холокоста пала­ча и жертвы средствами "художественной изобразительности":

"А ты, чернявый, кто будешь? Политрук? Еврей? Ну, скажи "кукуруза", ну, покажи нам свой хер! Нет, вроде не жид. Но ведь похож, ну до чего похож! А может, всё-таки жид? А вот Мыколу спрошу: он-то местный, он-то ваших знает, отличает, чует! Видишь, он кивает – жид, значит... Сгинь в рас­ход!" Тут даже Симхе Перельмутеру далеко до такой экспрессии!

Да, тяжело читать садо-мазохистские стенания зомбированных людей, загнанных в зловещий театр Холокоста его пастухами и жрецами, его надсмотрщиками и режиссёрами. Может быть, Симху Садовского надо отправить на излечение к Асмолову? Но лечится ли садо-мазохизм? Помню, как в 1990 го­ду академик Гольданский, телешоумен Владимир Молчанов (то ли маленький жрец Холокоста, то ли обычный шабесгой), главный редактор "Огонька" Ви­талий Коротич и прочие небескорыстные кликуши с упоением запугивали ев­рейских обывателей воплями о том, что 5 мая в России должны произойти по­громы, организованные могучей нацистской организацией "Память". Помню текст из "Литературной газеты" тех дней: "Звонят читатели: – извините, по­громы будут в Москве и Ленинграде или в Киеве тоже? Подскажите, куда вы­везти семью?" ("ЛГ", 1990 г. № 6, 2-я полоса)2. Обратим внимание, как де­ловито спрашивают, как будто просят совета, куда, на какой черноморский курорт вывезти детей от наступающей майской жары. Вот это и есть управле­ние обществом при помощи СМИ... Очень точно об этой политтехнологии рас­сказал Исраэль Шамир в статье "Иерусалимский синдром":

"В послевоенные годы сионисты не останавливались ни перед чем для достижения своей цели и не щадили "свой народ". Это проявилось в органи­зации массовой волны эмиграции из Ирака, подробно описанной известным израильским журналистом Томом Сегевом в книге "1949", а до этого – ближ­невосточным корреспондентом английской газеты "Гардиан" Дэвидом Херстом в книге "Ружьё и оливковая ветвь" (Фабер и Фабер, 1977)..

Массовая иммиграция евреев из Ирака была спровоцирована тремя взрывами в синагогах Багдада. Со временем выяснилось, что взрывы были произведены агентами израильской разведки. Другим мощным фактором бы­ли беспрерывные сообщения в американской просионистской прессе о "бли­зящихся погромах" в Ираке (как это напоминает разговоры о неминуемых по­громах в России в 1990 году!). Сассон Кадури, главный раввин Ирака, писал в своих мемуарах: "К середине 1949 года пропагандистская война в Америке началась не на шутку. Американские доллары должны были спасти иракских евреев – вне зависимости от того, нуждались ли они в спасении. Каждый день были погромы – на страницах "Нью-Йорк тайме", в корреспонденциях из Тель-Авива. Почему никто не спрашивал нас?.. В Ираке стали появляться си­онистские агенты, пользовавшиеся общим напряжением в стране и сулившие золотые горы евреям. Начались требования разрешить массовую эмиграцию, стали обвинять иракское правительство в том, что оно преследует евреев".

Наконец, под давлением демонстраций и торгового бойкота, иракское пра­вительство капитулировало и издало указ о массовой эмиграции евреев <...>.

Подобным образом была организована и массовая эмиграция из Совет­ского Союза в 1990—1993 годы. Распускались провокационные слухи о бли­зящихся погромах, они бесконечно умножались, пропущенные через призму западных агентств новостей, сочетаясь с рассказами о прекрасной жизни в Израиле. Годы спустя я встретил в Иерусалиме Аллу Гербер, московскую ев­рейскую писательницу, активную участницу "дела Осташвили".

Вы, израильтяне, должны воздвигнуть мне памятник, — сказала она. — Это я прислала вам миллион русских евреев.

Выяснилось, что Алла Гербер (вместе с Щекочихиным и Черниченко) пу­стила в эфир дезу о близящихся погромах с якобы установленной датой 5 мая. Созданная этими слухами волна панического бегства способствовала дестабилизации Советского Союза и ускорила его гибель. Конечно, слова Ал­лы Гербер не имели бы никакого эффекта, если бы они не были многократно усилены всей пропагандистской машиной сионистского пиара. Не она, так кто-нибудь другой прошептал бы нужные слова, повторенные послушным ап­паратом, и неискушённые "советские граждане еврейского происхождения" потянулись бы вереницей подметать улицы Тель-Авива, стрелять по палестинским детям, умирать и ложиться в неосвящённую землю за забором еврей­ского кладбища на далёкой земле".

В начале перестройки в издательстве "Московский рабочий" был издан женский сборник "Новые амазонки". Он открывался дневником амазонки из города Пермь. Вот несколько отрывков из этого документального произведе­ния "Покаянные дни, или В ожидании конца света":

"Пришла Галя К. и сказала, что будет <... > погром. Еврейский. Даже ес­ли это слух, то какая подлость по отношению к евреям.

Если начнётся заварушка, нужно делать ноги, говорит мой муж, пре­подаватель иврита.

Я выронила бутерброд с маслом, конечно, маслом вниз"... "Ночью про­снулась от грохота. Началось? Что делать в первую очередь? Вскочила, смот­рю: это кошка уронила со шкафа наши сто коробков спичек".

Нина Горланова, видимо, русская женщина. Замужем за евреем. Она, её дети, её друзья, приносящие на кухню всяческие слухи, живут в такой исте­рической атмосфере, что на них и обижаться грешно. У неё бутерброд с мас­лом выпадает из рук при слове "погром", но это цветочки: "вывихнула руку, когда в бешенстве тушила сигарету", "Это какие-то сверхъевреи, кричу я, заведясь и размахивая руками и роняя вазу с цветами".

"Читаю младшим вслух "Воспоминания Вишневской". В том месте, где Вишневская прощается со сценой Большого театра, мы все зарыдали. Агния (младшая дочь. — Ст. К.) от перевозбуждения даже заснула".

"Друзья мужа евреи звонили в МВД Перми, спрашивали, готовы ли спасти от погромов жителей города. — К нам не поступило никаких сигна­лов! был ответ. – А если уехать на дачу? спрашивает Люся Г., жена ев­рея. – Может, там отсидимся?

 Это ещё хуже, там ни телефона, ни больницы... говорю я. Я соби­раюсь позвонить друзьям-евреям и пригласить их ночевать эту роковую ночь у нас. Может, вместе-то отобьёмся". "До катаклизма (погрома. — Ст. К.) остался один день. А ночь? Ночью начнётся.

Нурия, маленькая девочка, дочь моей знакомой:

Тётя Нина, а в городе образовалось общество, которое ловит евреев".

И не приходит в голову русским женщинам Нине и Гале стукнуть кулаком по столу, чтобы опомнились их мужья-психопаты, и прикрикнуть:

Не сходи­те с ума и нас не сводите! И детей пожалейте!

Нет, наверное, уже поздно, болезнь слишком далеко зашла, начинаются галлюцинации:

"Я бормочу, идя по улице в магазин. Видимо, со мной что-то не то, по­тому что боковым зрением вижу, как на сохе пролетел по небосклону Василий Белов. А ведь был вроде писатель".

Не только Белову, но достаётся от амазонки, когда она находится в при­падке юдофильской истерики, и Достоевскому тоже, мол, последний "путал евреев с буржуазией". Это напоминает мне, как некий профессор Металлов, читавший после войны в Литинституте лекции о творчестве Льва Толстого, ча­стенько выговаривал Льву Николаевичу: "Ну, этого старикашка не пони­мал! "... Вот так-то: Горланова и Металлов всё понимают, а Толстой и Досто­евский, увы!

"Со мной случилась истерика... Подруга ушла, пришли другие гости, ис­терику не смогли остановить... Вызвали "скорую" – нет одноразового шпри­ца, а их шприц рискованно-грязный"...

Прочитав слова Бунина о Катаеве (из "Окаянных дней"), о том, что по­следний за тысячу рублей якобы готов был убить человека, чтобы модно одеться, Горланова вгоняет себя в очередной приступ:

"А сейчас во главе "Памяти" всё писатели, поэты да критики. И они не за тысячу рублей, а совершенно бесплатно готовы убить всех евреев в нашей стране. Вот что значит 70 лет советской власти".

Но пик болезни, после которого никакая "скорая" уже не сумеет помочь, настал в конце повести.

"Полночь. Мужа нет дома. Он уехал к Бруштейнам обсуждать, как зани­маться самообороной, на лестнице шаги, много мужских ног. Бегом обратно от нашей площадки. Почему бегом? Потому что бомбу подложили и спешат убежать, чтобы не подорваться. Значит, началось. Я — дрожа — выхожу в кори­дор, включаю свет всюду (на кухне тоже зачем-то) и протягиваю руку к замку.

Страшно. Но я должна быстрее открыть, схватить бомбу и скинуть на головы тем, кто сейчас будет выбегать из подъезда, тем, кто её подложил. Выскаки­ваю на площадку ничего нет. Поднимаюсь на чердак – лужа мочи. Ага, это всего лишь анонимные алкоголики заходили по своим интимным делам... Тут и муж вернулся. Рассказываю, он мрачнее тучи.

И всё же лучше погибнуть от погрома один раз, чем много раз мыслен­но. Ложись спать".

Успокоил! Ну, какие после этого будут сны? Только такие: "Сон, будто мы уже переехали на квартиру Соколовских, нам обещанную. Там из коридора есть дверь в кабинет, её мы закрыли стеллажами с книгами, словно нет тут дверей. И там спрятали всех своих друзей-евреев и моих детей. Входят из "Памяти" (все мои знакомые) и мимо двери-стеллажа, но тут вдруг оттуда смех моей Агнии... "Агния, младшая дочь, выдала себя погромщикам! Ну как тут с ума не сойти! "Проснулась, поплакала в туалете"...

Да, это посильнее даже Симхи Перельмутера!

Ну как тут не пожалеть бедных детей Нины Горлановой (а их у нее нема­ло). Они, как и она со своим мужем и друзьями-евреями, ждут конца света, называемого "погромом": "Мама, ты мне купишь гусёнка? — опять умоляет Аг­ния. Обещаю купить.

Ура! Значит, я надую гусёнка и поплыву, спасусь шестьдесят второго числа, да?

Шестьдесят второе число (как у Гоголя в "Записках сумасшедшего" -38 мартобря) – это день Икс, когда должно начаться светопреставление, име­нуемое погромом. После такого что делать? Материнских прав лишать с фор­мулировкой "за издевательство над детьми"?

А пока "светопреставление" не началось, дети Горлановой питаются слу­хами о погроме и о том, что пермские рабочие на металлургическом комби­нате ловят бродячих котят и "их там в печь бросают (металлурги)". И, гладя своего домашнего котёнка по спине, пермская амазонка добавляет: "Это на­ши советские люди".

Бедные еврейские овцы, нет вам пощады от ваших пастухов и от их овча­рок, от расчётливых и властных жрецов, которые тащат вас на жертвенник! Навеки все вы обречены примерять на себя освенцимскую полосатую робу Симхи Перельмутера и рыдать над агитками Павла Поляна. Жрецы знают об уязвимости вашей психики хотя бы потому, что сто лет тому назад один из этих жрецов-психиатров (Асмолов той эпохи) так описал незаживающие язвы овец своего стада:

"... Тяжёлые условия жизни евреев, особенно в тех странах, где они ог­раничены в правах, влияют на их психику и способствуют развитию среди них нервных заболеваний. Вредное влияние оказывали также преждевременные браки и браки между близкими родственниками, благодаря чему физические недостатки известной семьи, в особенности нервность, являются более концентрированными в потомстве. К числу моментов, предрасполагающих евре­ев к нервным заболеваниям, следует отнести и особенную чувствительность их сосудо-двигательной системы... Большинство специалистов считают евре­ев самым нервным народом в мире, а характерным заболеванием являются среди них... так называемые функциональные неврозы. К этой группе забо­леваний относятся: истерия, неврастения, эпилепсия, невралгия, истероэпи-лепсия, пляска св. Витта и тик. .. .Характерными чертами истерии у евреев считают необыкновенную мнительность, прислушивание к своим ощущениям, преувеличение своих страданий и порой симуляции... "

Это диагноз не освенцимского врача-убийцы Менгеле, не идеолога ра­сизма Розенберга и не покойного Дмитрия Васильева. Это из статьи профес­сора С. Черняховского "Нервные и психические заболевания", опубликован­ной в почтенном научном издании "Еврейская энциклопедия", С. Петербург, 1912 год.

Если поверить "Еврейской энциклопедии", то становится понятным, что атмосфера, в которой поколениями пребывала еврейская коллективная пси­хика, умело и корыстно использовалась пастырями еврейства. Не потому ли доля всемирных знаменитых отморозков террора, вышедших из еврейской среды, куда весомее, нежели у других народов?

Вспомним лишь знаменитостей XX века — организатора террора в России Евно Азефа, убийцу Столыпина Мордехая Богрова, убийцу графа Мирбаха Якова Блюмкина, Леонида Каннегисера, застрелившего Моисея Урицкого, Фанни Каплан, стрелявшую в Ленина, убийцу Симона Петлюры — Шварцбарта, Гершеля Гриншпана — убийцу германского дипломата Эрнста фон Рата, Игала Амира, застрелившего израильского премьер-министра Ицхака Шамира. А кто был замешан в покушении на Кеннеди? — Ли Освальд, которого за­стрелил Джек Руби... Список этот можно продолжать и вспомнить ипатьевский дом и Якова Юровского, а к нему добавить имя главного организатора терактов в сталинскую эпоху Наума Эйтингона.

Происхождение этого "истерического терроризма" имеет древние корни. В 1989 году мои рижские читатели прислали мне издававшийся в Риге "Вест­ник еврейской культуры". В этом вестнике была рубрика "Для самых малень­ких", в которой излагалась широко известная библейская история о еврей­ской красавице Эсфири и о персидском царе Артаксерксе, о противостоянии еврея Мордехая и злого антисемита Амана, об истреблении евреями персид­ской знати и об учреждении праздника Пурим во имя этой победы.

Но воспитывать детей из века в век на таких кровавых мифах опасно. Та­кое воспитание зароняет в их душах семена истерической жестокости, мсти­тельности и коварства. Как тут не вырасти в очередном поколении новым Богровым и Блюмкиным? Я часто размышлял об этом, перечитывая Ветхий завет. Я знал, что еврейские дети ежегодно празднуют Пурим и, как пишет рижский "Вестник", "каждый год четырнадцатого адара евреи в синагогах слушают "Книгу Эстер". При упоминании имени Амана мы свистим и шикаем. Мы не хо­тим слышать это злое имя. Зато, когда произносятся имена Эстер и Мордехая, мы хлопаем в ладоши и восхваляем их смелость".

Однако "Рижский вестник" сообщил мне одну неизвестную доселе ритуаль­ную подробность из празднования Пурима для детей: "Мы едим хаменташен, пирожные в форме амановых ушей". Такая гастрономическая подробность по­разила меня. Почему? Ну, это всё равно, как если бы после Куликовской побе­ды в меню русской народной кухни появился паштет из печени Мамая.

Памятуя об этом ветхозаветном ритуале, нечего удивляться такому коли­честву террористов из еврейской местечковой среды. А что за дети вырастут завтра, слушая причитания асмоловых, полянов, борщаговских, резников и Аллы Гербер? Чему уж тут удивляться, когда понимаешь, что этих "жрецов" в детстве перекормили "ушами Амана". Кстати, недавно на нашем TV был перформанс — весёлая компания с удовольствием разрезала и съедала торт, сделанный в виде мёртвого Сталина. Это всё из той же оперы, которая назы­вается "Уши Амана". Да и торты в виде православных церквей, которыми тор­гует в финале гнусного фильма Г. Абуладзе "Покаяние" его главная героиня, приготовлены на той же Пуримовской кухне... Ведь нужно "съедать" купола, кресты, часовенки...

Поразительно, что книга Эсфири о том, как еврейское племя не просто было спасено, но уничтожило 72 тысячи антисемитов из высшего персидско­го сословия, стала культовой.

Две тысячи пятьсот лет из года в год евреи (и еврейские дети!) радостно отмечают этот праздник кровавого возмездия. Ну это всё равно, как если бы русский народ, как никто другой пострадавший от гитлеровского нашествия, праздновал не просто День Победы – 9 мая, а день Возмездия —          16 октября 1946 года, когда в Нюрнберге была повешена фашистская верхушка, или как если бы американцы плясали, били в бубны, танцевали и изображали в теа­тральных постановках День атомной бомбардировки Хиросимы. Известный историк и публицист Эдуард Ходос, еврей по национальности, живущий в Харькове, в своей книге "Выбор-2006: между Спасителем и АнтиХристом" так проецирует историю Эсфири (Эстер) с ушами Амана на наше время: "Напом­ню, что вторая война против Ирака была объявлена США в марте 2003 года аккурат в еврейский праздник Пурим <... > Саддам Хуссейн по убеждению Ха-бадников новый Аман, повешенный на дереве благодаря хитрости Эстер" <... > "Война против Ирака была войной <... > против ритуального религиоз­ного врага <... > во время которой ритуальное действо было отыграно до по­следнего акта вплоть до убийства сыновей Хуссейна, полностью соответст­вовавшего "сценарию Пурима", когда были убиты сыновья Амана"...

А всё ведь начинается с пожирания пирожных, испечённых в виде "ама­новых ушей".

***

Жрецам всё время нужно заботиться о будущем своего культа, постоянно воспитывать новых поклонников, делать прививку вируса истеричности всту­пающему в жизнь новому поколению. В 2001 году в Москве вышло "Учебное пособие для 9-го класса средней общей образовательной школы" с названием "История Холокоста на территории СССР". Авторы — руководители фонда "Холо-кост" И. Альтман, А. Гербер, Д. Полторак. Вот их методические разработки:

"Обсудим в классе вопросы: "Вас отправляют в гетто что бы Вы взяли с собой?", "Напишите письмо из гетто"; "Надо ли нам знать имена тех сооте­чественников, которые принимали самое активное участие в "акциях"? (при­мечание: "акции" – внезапный увоз из гетто группы обитателей в концлагерь на расстрел"); "Почему мы выделяем еврейское население в особую катего­рию жертв нацизма?"; "Расскажите, как Вам представляется жизнь евреев в Германии после нюрнбергских законов?"; "Как Вы думаете, возможно ли по­явление законов, подобных нюрнбергским, в нашей стране <... >?"

Дорогой читатель! Ну скажите, зачем русским детям писать сочинения на эти темы? Даже у взрослых людей, когда они входят в роль Симхи Перельму-тера, "едет крыша". У Асмолова, Садовского, Поляна и многих других она, видимо, поехала давно, но мы, как православные христиане, должны их по­нять и пожалеть.

А вот методология уроков по Холокосту для российских школьников один­надцатого класса по теме "Бабий Яр"... План нескольких уроков ("Холокост", № 2, 2006) на тему о том, как обманывали киевских евреев, собирали их в колонны, как вели на окраину Киева, как убивали их украинцы из зондерко-манды.

Уроки проходят под декламацию стихотворения Евтушенко "Бабий Яр", под чтение отрывков из повести А. Кузнецова "Бабий Яр", под цитаты из ста­тьи В. Гроссмана и И. Эренбурга "Бабий Яр", под просмотр кинофильмов "Список Шиндлера" Спилберга и "Дети бездны" П. Чухрая (младшего).

Правда, понимая, что психологическая нагрузка на школьников (несмот­ря на то, что они уже в 11-м классе) может оказаться невыносимой, разработ­чики программы на всякий случай советуют: "из-за сильной психологической нагрузки не проводить данный урок первым... Не проводить до или после по­сещения ребятами школьной столовой"... (Видимо, понимают, что их стош­нить может.)

14.12.2008 г. по радиостанции "Свобода" была передача, посвященная Соловкам. Вёл её некий В. Тольц, в своё время при советской власти сбежав­ший, как и автор повести "Бабий Яр" Анатолий Кузнецов, на Запад. Запом­нились его слова о том, как он (или герой его рассказа) в наше время ищет на Соловках место массовых расстрелов. И Тольц красивым драматическим баритоном произносит: "Казалось нам, земля шевелится под ногами". Круто? Но у родоначальника литературы о Холокосте лауреата Нобелевской премии Эли Визеля в книге "Слова иностранца" (изд. ДюСей, 1982 г.) на той страни­це, где он пишет о Бабьем Яре, сказано ещё круче:

"Позже я услышал от свидетеля, что несколько месяцев спустя (после расстрела. — Ст. К.) земля не переставала трястись, и из неё вырывались гейзеры крови".

Да, поистине "эта штука посильнее, чем "Фауст" Гёте!"

***

Ночью с 26-го на 27 декабря 2008-го на радиостанции "Свобода" Владимир Кара-Мурза беседовал с Аллой Гербер. Та восхищалась наилучшей методоло­гией изучения Холокоста в Германии: "Я была в Ваннзее. Бесконечные экскур­сии, толпы народа, а какие экскурсоводы! Они показывают посетителям стулья и говорят: на этих стульях сидели нацисты. А это стол, за которым было при­нято решение: всех еврейских детей, вплоть до грудных, надо уничтожить!"

От стенограммы ваннзейской конференции остался один листочек маши­нописи — третий или четвёртый экземпляр, где ни слова нет ни о детях, ни об уничтожении евреев... Многие историки вообще сомневаются в подлинности этого документа.

А тут всё якобы подлинное, как в вашингтонском музее: соучастники пре­ступления — стол, стулья, слышавшие разговоры об уничтожении еврейских грудных младенцев. Но такое психическое самовнушение не остаётся бес­следным для самой гипнотизёрши — Гербер, да и для её собеседников по пе­редаче. Ведь стоило только открыть ящик Пандоры! Все выступающие на "Свободе" заводят друг друга чуть ли не до сладострастного мучительного из­неможения:

А. Гербер:

"Мы живём окружённые ненавистью! В парикмахерской женщина с голу­быми глазами (ну прямо Ева Браун. — Ст. К.) говорит: Хохлы вооружают грузин. Ненавижу! – Как это страшно!" (но женщина это слышала на TV не от русского националиста или скинхеда, а от украинского парламентария Коно-валюка, который выяснил, сколько танков и артиллерийских орудий продали по дешёвке израильские и украинские спецслужбы для вояк Саакашвили).

"У нас опять поиски врагов, причитает Алла, – то чеченцы, то грузины, то украинцы".

В разговор вклинивается правозащитник Подрабинек:

Когда начинаются военные действия, то для ксенофобов это празд­ник!"'

Горячую тему подхватывает профессиональный антифашист Прошечкин:

Выросло целое поколение, которое знает: ради любимой матери Рос­сии надо убить человека!"

В разговор вступает ветеранша правозащитного движения Людмила Алек­сеева:

Очень серьёзную роль росту ксенофобии придало провозглашение не­ зависимости Южной Осетии и Абхазии!

И не стыдно матёрой правозащитнице не знать, сколько своих сыновей положили два малых народа за 20 лет, чтобы добиться этой желанной неза­висимости!

Алла Гербер:

Это ужасно! Парикмахерша с голубыми глазами! У нас в Общественной палате есть приличные люди, Коля Сванидзе, Александр Брод, Генри Резник. Но что мы можем? Мигранты! Их убивают, а мы не знаем, где их трупы! А не­нависть к чеченцам, взращённая в ельцинское время! А Буданов! А таджикс­кая девочка! А мать троих детей Бахмина! А умирающий Алексанян! И в это
время мы ищем врагов! Мы больны!.. "

Вот тут я согласился с ней: вы больны. Больны беспамятством, потому что не хотите помнить, как под крики "Чемодан! Вокзал! Россия!" русских из­гоняли в 90-е годы почти из всех бывших республик Советского Союза, отби­рали квартиры, имущество, избивали, даже убивали, насиловали. Говорю это не понаслышке. Немало моих знакомых по существу стали беженцами и рады тому, что хоть жизни спасли. И родственники с такой судьбой у меня то­же есть.

А убитые русские учительницы и их дети в Чечне, в Ингушетии, в Туве? Что уж говорить о Душанбе или Кишинёве!.. А сколько головорезов было при нападении на Будённовск и Первомайск? Что — там с оружием в руках были только Басаев и Радуев? И, конечно, многие их подельники попали ради об­щего умиротворения страстей под амнистию. Значит, и Буданова надо было амнистировать, и Ульмана. Если уж амнистировать военных людей — то с обе­их сторон взаимно.

Алла Ефремовна Гербер, как она сама призналась, больна. Но есть у ме­ня старый товарищ в Перми, поэт Анатолий Гребнев, он опытный врач, рабо­тает в психиатрической больнице. Могу попросить его положить в неё всех вас: Асмолова, Симху Перельмутера-Садовского, Подрабинека, Прошечкина — в одну палату № 6. До полного излечения. До окончательного решения вопроса.

Впрочем, Аллу Ефремовну положим в отдельную палату вместе с Ниной Горлановой — во-первых, потому, что я питаю к ней слабость с той поры, когда защитил полвека тому назад её женскую и национальную честь. А во-вторых, за то, что она, будучи председателем фонда "Холокост", издает бюллетень с тем же названием, где порой печатаются необыкновенно уникальные материа­лы. Ну, например, информация о том, каким тотальным образом ущемлялись права человека среди еврейских заключённых во время Холокоста:

музее концлагеря Равенсбрюк (Германия) открылась выставка, посвя­щенная принудительной проституции в фашистских концлагерях. "Ни одной другой теме, связанной с историей концентрационных лагерей, не сопутству­ет такое умалчивание, с одной стороны, и такие предрассудки и искажения с другой", говорит директор мемориала Инна Эшенбах. Десять публичных домов, открытых СС в 1942 году в концлагерях, были призваны содействовать повышению производительности труда заключённых-мужчин. Их посещения были частью многоступенчатой системы поощрений разных групп заключён­ных, из которых были исключены евреи. Идея исходила от руководителя СС Гиммлера, что подтверждает экспонируемая копия его письма в экономи­ческий отдел СС" (№2, 2007).

Какая несправедливость! Какой садизм! Ну, как тут не согласиться с тем, что слово "геноцид" — слишком слабенькое. Даже к проституткам евреев не допускали! Поистине, это был настоящий Холокост...

(Продолжение следует)

[1] На последней странице бюллетеня "Холокост" есть надпись:   "Издаётся при под­держке Claims Conference (США)"... Плакали ваши денежки, господа... 

[2] И до сих пор продолжается этот провокационный шабаш! В американско-еврейской русскоязычной газете "Форум" (№ 233, 2009 г., апрель) рядом с портретом функ­ционера П. Алатмана из герберовского фонда "Холокост" присутствует такой текст: "Нацисты и им сочувствующие намерены устроить всероссийский погром 5 мая. На этот день намечены убийства иностранцев, поджоги зданий МВД, ФСБ, госучрежде­ний, офисов "Единой России". Об этом говорится в заявлениях, распространяемых на их сайтах, пишет "Московский комсомолец". 

Опять "сакральная" дата 5 мая, опять вброс в общественную жизнь провокационной информации... Ну, разве это не разжигание межнациональной розни? Ну, когда же их за это судить будут в нашем правовом государстве?

[3] Тот самый Подрабинек, который осенью 2009 г. в припадке антисоветской истери­ки восхвалял в интернете "военные действия" прибалтийских "лесных братьев" и бандеровцев, а заодно проклинал ветеранов Великой Отечественной, сражавшихся с этой профашистской нечистью. Ненависть к СССР оказалась сильнее ненависти к украинско-латышским антисемитам. 

http://www.voskres.ru/taina/kuniaev1_printed.htm




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме