Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Консервативные концепции переустройства России на рубеже XIX -XX вв.

Василий  Зверев, Вестник Российского гуманитарного научного фонда

11.02.2010

Репников А.В. Консервативные концепции переустройства России / Федер. Арх. Агентство. Рос. гос. архив соц.-полит. Истории. - М.: Academia, 2007. - 520 с. + вклейка 32 с. (Монографические исследования: история России)*

В своей монографии, д.и.н. А.В. Репников обратился к актуальной проблеме становления и развития консервативных концепций переустройства России на рубеже XIX -XX вв. В этот период глубина и масштаб происходивших в стране процессов заставили сторонников сохранения основ государственного устройства, главных элементов социальной структуры и традиционных взаимоотношений общественных страт выработать собственные варианты модернизации, наиболее подходящие, по их мнению, национальному типу эволюции. Как показывает исторический опыт, не все новое оказывается прогрессивным и не все старое можно зачислять в категорию ретроградного. Только разумное сочетание наследия прошлого с инновациями обеспечивает последовательное и постепенное движение в будущее без серьезных потрясений и нарушения привычного ритма существования социума. Обращение к исследованию консервативных концепций переустройства России представляется весьма в настоящее время важным хотя бы потому, что изучаемые факты и явления не получили всестороннего освещения в отечественной науке. Рассмотрение особенностей и закономерностей их формирования, влияния на умонастроения людей могут устранить существующие лакуны в историческом знании и оказаться востребованными в социальной практике дня сегодняшнего.

Вполне правомерно, на наш взгляд, первую главу своей работы («Проблемы историографии и источниковедения») Репников посвятил анализу отечественной, зарубежной литературы и имеющимся в его распоряжении источников. Им не оставлена без внимания практически ни одна из фундаментальных публикаций. К их оценкам автор подходит позитивно, с точки зрения научного вклада каждого из историков, что является, на наш взгляд, свидетельством высокой исследовательской культуры.

Автор наглядно продемонстрировал основные тенденции, свойственные исследовательскому процессу в дореволюционное и советское время. Однако основное внимание в данной главе уделено современным работам. Дореволюционные исследователи в этом отношении оказались несколько на периферии исследовательского интереса. Конечно, можно согласиться с мнением А.В. Репникова о том, что данные труды в первую очередь носили политический агитационно-пропагандистский, а не научный характер, но, тем не менее, на них следовало остановиться более подробно. Более полным мог бы быть и историографический обзор трудов иностранных специалистов. В целом же в первой главе автор сумел показать существование неизученных вопросов, требующих основательной и целенаправленной разработки. Наряду с этим проделанная работа стала свидетельством способности критически осмысливать достоинства и просчеты своих предшественников, и только затем на этом фундаменте строить свои подходы в исследовании.

Особо хотелось бы остановиться на источниковой базе, которая весьма многообразна. Среди использованных документов - архивные материалы, периодическая печать, воспоминания, философские и религиозные трактаты, документы политических партий. В целом это позволило Репникову создать необходимую основу для решения поставленных задач. Привлечение широкого круга источников сочетается с критическим осмыслением их содержания, скрупулезным отбором фактов и введением их в научный оборот.

Вторая глава («Теоретические основы консервативного мировоззрения») нацелена на анализ представлений консерваторов об историческом процессе, месте в нем самодержавной власти, на консервативную оценку идеи прогресса. Сторонники сильного монархического государства не отрицали необходимость назревших перемен, но не принимали той цены, которую нации пришлось платить за преобразования. Одной из самых сильных сторон этих идей было неприятие той формы модернизации страны, которую принес капитализм. Моральное осуждение «прелестей» первоначального накопления происходило в рамках религиозных норм, на что автор обращает особое внимание. Порой это приводило к парадоксальному соединению консерватизма с социализмом, что наблюдалось, например, в творчестве К.Н. Леонтьева. Но в целом консерваторы принадлежали к последовательным и непримиримым противникам либералов и социалистов. Весьма непростым было отношение искренних монархистов к представительным органам власти. Появление. Государственной думы разделило их лагерь на несколько фракций, что, по мнению автора книги, являлось одним из результатов отсутствия общности доктринальных подходов.

Можно согласиться и с мнением и о том, что в среде консерваторов так и не было сформировано единой программы по внешнеполитическому вопросу (этой теме посвящена третья глава «Представления консерваторов о месте российской империи в мировом пространстве»). Несмотря на здравые суждения о роли России в мире и геополитических интересах империи, несмотря на взвешенные оценки перспектив сотрудничества с Англией, Францией или Германией, они ограничивались в лучшем случае критикой принимаемых властью решений, а в общем возлагали надежды на мудрость и прозорливость власти во главе, с императором. Тем более горьким оказалось их разочарование.

В четвертой главе («Конфессиональный и национальный вопросы») рассматриваются подходы консерваторов к двум из принципиальных составляющих их концепций. Они живо реагировали на проблемы сохранения и обновления существовавшей церковной системы, предлагали ее модернизировать, приспособить к современным условиям. Одновременно с этим консерваторы в отдельных случаях требовали ограничения прав инородцев, что, однако, не дает права прямолинейно причислять их к националистам. Сила русского консерватизма была очевидна только тогда, когда выступала в качестве имперской идеологии. Как только ее отдельные представители опускались до пропаганды национальной исключительности и тем более откровенного национализма они проигрывали в глазах общественного мнения, тем более, что и попыток синтезировать национально-либеральную идеологию с их стороны не было предпринято.

Пятая глава монографии («Взгляды консерваторов на социально-экономические проблемы») посвящена, пожалуй, наиболее острым вопросам социальной жизни страны. И здесь с полной очевидностью проявились заблуждения и расхождения, во взглядах наиболее крупных теоретиков. Желание сохранить уже отжившие свой век порядки, действовать в духе самодержавного патернализма по отношению к крестьянству и рабочим отдавали инициативу левым партиям. В условиях, когда само время требовало безотлагательного принятия неотложных мер, надежды на власть и долготерпение русского народа в лучшем случае были утопией, в худшем - политической близорукостью, которая неотвратимо мстила общественными потрясениями.

В шестой главе («Судьбы лидеров консерватизма в постреволюционный период») внимание автора обращено не только на судьбы отдельных идеологов, но и на трансформацию их взглядов. Революция породила рост пессимизма, апокалиптических настроений. Полная безысходность, крушение привычной системы ценностей сменились осмыслением причин свержения монархии и прогнозированием возможных вариантов развития России. Полное разочарование в последнем российском императоре не означало отказа от самой идеи реставрации абсолютизма, которая была свойственна некоторой части правых. Для ее реализации они готовы были идти на сотрудничество даже с нацистами. Другие признали советскую власть, увидев в ней продолжательницу великодержавной, имперской традиции. Третьи отошли от политической деятельности, полностью погрузившись в философско-богословские поиски. Во всем этом, на наш взгляд, можно увидеть идейно-организационную слабость консерватизма, который больше ориентирован на аналитическую критику, а не на конструктивный и продуктивный синтез социально-политических концепций, способных завладеть сознанием масс.

В своей работе исследователь избрал системный подход к изучению консерватизма. Он не поддался искусу характеристики взглядов отдельных представителей консервативного течения общественной мысли, а вычленил определенные основополагающие элементы, свойственные всему типу мировоззрения в целом. Именно такой принцип анализа дал возможность сделать обоснованные и убедительные выводы. Вместе с тем порой автор жертвует этим выигрышным элементом своей работы. Это замечание относится к последней главе сочинения. Вполне понятно и объяснимо желание познакомить читателей с неизвестными страницами жизни своих героев, тем более, что многие документы впервые вводятся им в научный оборот. Но, думается, что, если бы Репников придерживался ранее избранного принципа экспозиции материала, сочинение от этого только выиграло бы.

В заключении монографии сформулированы выводы, вытекающие из содержания работы, выдвигается ряд ценных соображений, направленных на дальнейшее продолжение исследований в данной области.

На протяжении всей книги ясно прослеживается авторский подход к такому сложному явлению, как процесс становления и эволюции консервативных концепций переустройства России. В таком видении проблемы появляются новые ракурсы, наблюдается стремление показать эпоху и изучаемое явление во всей ее сложности, противоречивости.
В целом необходимо отметить, что проведенный Репниковым анализ отличается глубиной и продуманностью. Это привело к пропорциональности соотношения обобщений и исторической конкретики в пользу первого, а также к высокому уровню осмысления исторического материала. Отличительными особенностями работы является следование традиции научно-исследовательского поиска, которая предполагает продуманное введение в научный оборот обширного фактического материала. Следует отметить, что автор не потерялся в его обилии и разнообразии, а сумел обнаружить и проследить логику исторического процесса, выявить его характерные черты и особенности.

_______________________________________________________ 

* Проект 07-01-16125

Вестник РГНФ. 2009. № 4 (57). С. 263-266. 

Зверев Василий Васильевич - доктор исторических наук, профессор кафедры истории российской государственности Российской Академии государственной службы при Президенте Российской Федерации




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

 

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме