Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«Быть толерантными – значит быть равнодушными»

Ольга  Хохлова, Радонеж

11.02.2010

Вот уже шесть лет протоиерей Александр Новопашин по благословению Архиепископа Новосибирского и Бердского Тихона участвует в работе Открытого фестиваля кино стран СНГ, Латвии, Литвы и Эстонии «Киношок». За эти годы удалось встретиться и познакомить наших читателей с интересными людьми. На фестивале проходит очень интересная, пользующаяся большим успехом у зрителя конкурсная программа фильмов для детей и подростков «КиноМалыШок». В прошлом году в эту конкурсную программу был включен фильм Евгения Юликова «Невинные создания». Фильм представляла популярная актриса театра и кино Ольга Хохлова, сыгравшая в «Невинных созданиях» одну из ролей. Встретившись с Ольгой в этом году, отец Александр попросил ее ответить на несколько вопросов для нашей газеты.

(Редакция «РАДОНЕЖ»)

– Ольга, Вы приехали в Москву из Владивостока?

– Вообще-то мы с Вами земляки, отец Александр. Я родилась и выросла в Ангарске Иркутской области. Но, живя в Сибири, всегда мечтала стать актрисой именно столичного театра и при этом непременно сниматься в кино. Поэтому сразу после окончания школы я приехала в Москву. Поступала в ГИТИС, ВГИК, «Щуку», «Щепку», МХАТ, но нигде не прошла по конкурсу. Решила, что уж на следующий год обязательно поступлю, тем более что уже знаю, какие требования предъявляются к абитуриентам, что спрашивают. Но ничего не получилось. Меня не взяли из-за моего говора… И тогда я уехала во Владивосток!

– Почему так далеко?!

– Ну, вот такие мы актеры – импульсивные. Бросаемся из одной крайности в другую. Во Владивостоке я окончила актерский факультет Дальневосточного института искусств, вышла замуж, поступила на службу в Приморский Краевой Академический театр им. М. Горького. Все складывалось очень хорошо, однако мечта детства не давала мне покоя. И тогда произошло то, что, по-видимому, и должно было рано или поздно произойти – мы переехали в Москву! И сегодня я работаю в Центре драматургии и режиссуры Михаила Рощина и Алексея Казанцева у Алексея Николаевича Казанцева, а также снимаюсь в кино. Мечты сбываются!

– Зритель знает Вас по работе в театре и «взрослом» кино. Но недавно Вы сыграли в фильме для детей «Невинные создания»…

– Да. Это фильм режиссера Жени Юликова, созданный по рассказам великолепного русского писателя, сатирика и театрального критика Аркадия Тимофеевича Аверченко. Фильм состоял из двух новелл «Фартовая девчонка» (Нянька) и «Воспитатель Киси». Картина получилась очень удачной, в прошлом году фильм собрал все призы, какие только возможно: призы за лучшую детскую роль в программе «Наше новое детское кино» на фестивале «Московская премьера» и на VIII Детском международном фестивале искусств «Кинотаврик», приз за лучшую режиссерскую работу на том же фестивале, приз за лучшую режиссерскую работу с детьми в конкурсной программе для самых маленьких «КиноМалыШОК» на Открытом фестиваля кино стран СНГ, Латвии, Литвы и Эстонии «Киношок».

– Современный хороший российский детский фильм – сегодня большая редкость. Слава Богу, еще показывают старое детское кино. Эти фильмы по-настоящему учат дружбе, любви, и потому им нет цены. А современному детскому кинематографу нечем ответить. И разве что только изредка появляется на экранах что-нибудь по-настоящему стоящее.

– Ниша отечественного подросткового и детского кино не заполнена. Зато вместо нашего кино показывают фильмы для детей иностранного производства, уровень которых зачастую очень невысокий. Это такой приятный на вид и вкусный фаст-фуд, которым вроде бы насыщаешься, но последствия от такой еды, если ее есть постоянно, бывают катастрофическими для здоровья. Так же и в кино. Нашим детям предлагается кинематографический «фаст-фуд», опасный для духовного здоровья, и они в большинстве своем уже и не хотят ничего больше воспринимать. Им подавай сплошное действие, экшн, где времени на раздумье нет. Эти фильмы несут нам чужую культуру, в них все показано не так, как у нас, наши дети – другие по своему менталитету, по своему мировосприятию. Им просто навязывают чужое: будьте такими, и все тут! А ведь настоящее кино должно воспитывать, оно должно сеять в сердцах детей добрые семена, заставлять душу трудиться.

Сколько подростков сегодня подсело, как на наркотик, на «Дом-2»? Я спрашивала свою младшую дочку: что хорошего можно почерпнуть из этой передачи? Абсолютно ничего, отвечает она. Но многие все равно смотрят. Потому что существуют законы эффекта, которые затягивают зрителя.

Конечно, здесь уже многое (если не все!) зависит от родителей. И я, как мать, пытаюсь противостоять растлителям детских душ. Понимаю, что начинать нужно с себя самой. Дети услышат своих родителей и скорее поймут их, если родители будут духовно устойчивы, если у них под ногами будет твердая почва, если они будут иметь четкую позицию по поводу происходящего и будут честны перед собой и детьми. Здесь должна сказать, что иной раз я все-таки теряюсь, не знаю, что ответить на вопросы детей, как к этому относиться, честно признаюсь, что пребываю в неуверенности. Конечно, нужно стараться прислушиваться к внутреннему голосу – голосу совести. Если человеку становится стыдно за что-то, в нем поселяется чувство вины, то я полагаю, что этот человек правильно оценивает себя. И я стараюсь донести это до своих детей.

– В то же самое время многие родители смотрят на происходящее с их детьми сквозь пальцы. Проявляя преступную беспечность, они позволяют своим детям участвовать в сомнительных мероприятиях типа сатанинского праздника Хэллоуин, совершенно не контролируют, чем те занимаются в «виртуальной сети», приветствуют (или просто не замечают) внедряемый в школьную систему предмет по сексуальному просвещению (мальчик или девочка должны быть подкованы в этом вопросе, им это в будущем поможет «правильно» выстроить отношения с противоположным полом – так рассуждают эти взрослые) и спокойно взирают, как посягают омбудсмены (представители ювенальной юстиции в школах) на свободу их детей, не понимая и даже не желая понять, к чему это может привести. Все это отражается на поведении детей, на их интеллектуальном и духовном развитии. Вот Вы говорите, что должно быть стыдно. В современном детском и подростковом словарном запасе такого слова нет. Они говорят «не по кайфу». А ведь именно русское слово «стыдно» как нельзя более полно раскрывает то состояние, которое испытывает человек в минуту осознания совершенного им греха. Выражение же «не по кайфу» означает чувство неудовлетворения – и только! А это уже серьезный показатель духовного состояния.

– И это состояние искусно поддерживается в детях, чтобы не допустить в их сердцах духовных переживаний, которые преображают, одухотворяют. Меня поразило до глубины души недавнее событие – в московских школах учащиеся теперь имеют право не вытирать мел с доски! Мол, дети не обязаны это делать. Я воспринимаю это как разложение детской души. Вполне возможно, что после этого дети начнут рассуждать следующим образом: «Я брошу фантик от конфеты на пол, потому что в школе есть уборщица, она пусть и убирает, ей за это деньги платят! Что мне чужой труд?» А почему нет? В детях еще не сформировались отчетливо границы между злом и добром, не выстроены до конца нравственные барьеры, за которые нельзя переходить.

– Вот это как раз и есть проявление ювенальной юстиции. Ребенок будет бросать фантики себе под ноги, потом закурит прямо в классе, поставит на парту бутылку пива, разложит закуску – а преподаватель не будет иметь права его вывести из класса: для этого нужно сначала обратиться в службу омбудсменов в школе, потому что только они могут решать, что делать с этим учеником. Учитель даже побоится сделать замечание, потому что в этом случае ученик имеет полное право пожаловаться на педагога. И это в ювенальной юстиции даже приветствуется! Так воспитывается в детях вседозволенность. Именно вседозволенность «ювеналы» представляют как «истинную свободу» – свободу от контроля со стороны педагогов, родительских притязаний. Ребенок – свободная личность, никто не имеет право вмешиваться в его жизнь. Кроме, конечно же, самих омбудсменов.

– Достоевский писал о Раскольникове, что это тот человек, который очень наглядно проэкспериментировал со своим правом быть свободным. Он попробовал понять, насколько он может быть свободен, и дошел до того, что взял в руки топор и начал убивать! «Тварь ли я дрожащая или право имею?» И вот теперь каждый ребенок будет задавать себе этот вопрос.

– А это даже и не вопрос! Это, скорее, утверждение – «да, я имею право»! И будут строчить доносы и на учителей, и на родителей, попирая при этом одну из главных заповедей Божиих «Почитай отца твоего и мать твою» – единственную, кстати, заповедь, за соблюдение которой Бог обещает человеку продление его жизни на земле.

– Я помню, отец Александр, что Вы однажды сказали по поводу толерантности, которую сегодня насаждают в нашем обществе. Толерантность, сказали Вы, это медицинский термин, который означает привыкание к яду. Многое, что нам сегодня предлагают принять наши зарубежные «партнеры», – это яд для души. Но если мы «научимся» быть толерантными (то есть равнодушными), то мы сможем спокойно проходить мимо совершающегося греха. Но ведь в духовном смысле, мы тем самым сами становимся его соучастниками. Впрочем, нас это уже не будет волновать, потому что мы привыкли к греху, мы стали толерантными …

– С помощью толерантности нас хотят лишить активной гражданской позиции. На наши возмущенные призывы пресечь грех (введение в школах секспросвета, насаждение содомии, активная деятельность тоталитарных сект и деструктивных культов), нам будут строго внушать: «Будьте толерантными! В противном случае…» А в противном случае, по закону, нас можно будет судить за нетерпимое отношение к происходящему злу, которое теперь ДОЗВОЛЕНО, судить за экстремизм! Ну как здесь не вспомнить слова Апостола: «Потому что все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы» (2 Тим. 3; 12)!

– Слава Богу, отец Александр, что Церковь рядом с государством!

– Вот именно: не государство рядом с Церковью, а Церковь рядом с государством. При этом она отделена от государства. Если бы государство серьезно прислушивалось к мнению Церкви, то можно было бы избежать многих бед. Но ни унывать, ни отчаиваться нельзя. Да, мы знаем, что мир лежит во зле, но если мы будем с Богом, будем полны желания «жить благочестиво во Христе Иисусе», то нам просто необходимо уметь отделять зерна от плевел, научиться созидать, а не разрушать, творить добро и любовь. Пусть каждый делает свой выбор.

– Ольга, мы с Вами обсуждали основополагающие вопросы жизни: семья, дети… В связи с этим скажите несколько слов нашему читателю.

– Ни у одного человека, живущего на земле, не может быть ничего большего, чем его семья. Но чтобы семья была не просто словом, а той силой, которая духовно объединяет людей, или, как ее еще называют, малой Церковью, необходимо, чтобы в семье жила хотя бы крупица Любви. А эта Любовь сполна черпается в Церкви Христовой. Нужно ходить в храм Божий, исповедоваться, причащаться Святых Христовых Тайн. Без этого нет полноценной жизни, без этого вообще ничего не может быть.

 

Ольга Хохлова играет в спектаклях «Пластилин», «Трансфер», «Половое покрытие», «Смерть Тарелкина» и других. Участвует в международном проекте Содружества российской конфедерации театров и Английского театра Деклана Доннеллана «Борис Годунов». Фильмография: «Ростов-папа», «Казус Кукоцкого», «Двенадцать», «Личная жизнь доктора Селивановой», «Затмение» и др. Всего – более ста ролей разного плана.

http://www.radonezh.ru/main/getprint/11857.html




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

 

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме