Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«Образ православного священника в современном кинематографе»

Светлана  Колосовская, Радонеж

09.02.2010

Под таким названием в рамках Рождественских Чтений 28 января с. г. в Доме кино прошел Круглый стол, собравший большое число участников. В заседании круглого стола в качестве экспертов приняли участие инициаторы и руководители известнейших сегодня православных кинофестивалей «Радонежа» - Евгений НИКИФОРОВ и «Золотого витязя»- Николай БУРЛЯЕВ; бессменный(15 лет) председатель жюри кинофестиваля «Радонеж» - писатель Владимир КРУПИН; кинодокументалисты, продюсеры, кинокритики, актеры:

В. М. АЛЕЙНИКОВ - Центральная Российская студия документальных фильмов, Л. М. КАРАХАН - продюсер, кинокритик, А. Е. РЫМОВ - драматург, режиссер, продюсерский центр «ХХI век», Ю.В. БЕЛЯЕВ - заслуженный артист России, Н. С. АСТАХОВ - художественный руководитель духовного театра «Глас», А. ЩИПКОВ - портал «Религия и СМИ» и др.

Участниками обсуждения стали священнослужители, собравшиеся на Чтения из различных епархий России, члены православных братств и др. участники Рождественских Чтений.

Центральной фигурой круглого стола стал протоиерей ВИКТОР САЛТЫКОВ, участник и «главный герой» двух документальных фильмов В. ТИМОЩЕНКО, сегодня хорошо известных в православном мире: «Кавказский фронт» и «Русский заповедник» - призер к/ф «Радонеж-2008». Последний из названных фильмов демонстрировался по окончании обсуждения в Малом зале.

То, что религия и Церковь после 70-летнего периода гонений и запрета стали заметным явлением жизни, очевидно. Духовный вакуум возрождающейся исторической России стал заполняться православием. Даже те наши соотечественники, которые не могут принять этой непреложной истины, не могут не видеть - «на передовой» духовной борьбы в мирных, даже бытовых условиях - гибнут именно священники. Начиная с 1990 г. их было убито - 25, двое - только в конце прошлого, 2009 года... Священник привлекает к себе все большее внимание в обществе. Все чаще мы видим священников на ТВ, стали они появляться и в игровом кино.

Очень жаль, что предметная дискуссия по заявленной теме на круглом столе не состоялась. Как представляется, организаторы должны были изначально задать тон и представить свое видение проблемы. Наконец, обозначить рамки обсуждения. На наш взгляд, следовало бы поговорить именно о тех фильмах, которые в последнее время вызвали особый интерес православной (и не только православной) аудитории. Например, «От «Острова» к «Чуду» и «Попу»». И представить квалифицированный «разбор полетов», для чего и приглашены эксперты (!). Но последние не были ни заранее ориентированы, ни подготовлены. Каждый говорил о своем... Интереснейшая тема, заявленная для обсуждения, все более ускользала, а авторитетного и опытного руководителя, сумевшего бы ее направить в необходимое русло - не было.

Между тем, такую работу, просто по желанию участников другого круглого стола Рождественских Чтений - «Соработничество православных общественных организаций» - квалифицированно возглавил и провел на день раньше (27 янв.) протоиерей Всеволод Чаплин. Под его председательством состоялось квалифицированное обсуждение еще одного, нашумевшего в последнее время фильма Павла Лунгина «Царь». Большей частью православной общественности фильм не просто «не был принят», критика была квалифицированной и аргументированной.

Этого, повторимся, не произошло на круглом столе в Доме Кино. Так как каждый говорил «о своем», постепенно разговор в своей наиболее существенной части свелся к вопросу о том, как православный священник должен быть изображен в современном кинематографе? И что предпочтительнее - документальные или художественные ленты?

Казалось бы, недостатка в документалистике, этой кинолетописи наших дней - нет. На православные кинофестивали направляется много документальных лент, показывающих жизнь современных монастырей - мужских и женских. Интервью с настоятелями насельниками и насельницами раскрывают путь в иноческие обители наших современников. Светские телеканалы успели в этом м. б. даже больше. Так, в связи со смертью Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия все центральные телеканалы представили документальные фильмы о жизни архипастыря (готовились они к 80-летию Патриарха, до которого он не дожил 3-х месяцев) такой глубокой искренности и такого уровня, который всколыхнул даже неверующего обывателя. В эти печальные дни Россия узнала своего Патриарха. Одновременно эта мощная волна документалистики ближе показала нам большое число архиереев и приходских священников.

Упоминавшийся уже, наполовину игровой, наполовину документальный, фильм «Русский заповедник» показывает жизнь и быт священника в далекой глубинке. Причем, колоритная личность о. Виктора Салтыкова настолько романтизирует этот почти средневековый быт бедной русской деревни, что зрители воспринимают все «один к одному» и спрашивают, где находится эта деревня и нельзя ли там купить домик?

Итак, документалистики, казалось бы, хватает. И, однако же, на Круглом столе именно священнослужители высказывались за предпочтительность документального (наверное, как более достоверного) показа жизни «героя нашего времени». Молодой священник о. Вячеслав Кольцов (Москва, душепопечительный центр о. Анатолия Берестова) призывал показывать будни священника в горячих точках, опытный протоиерей Игорь Шестаков (ответственный за работу с молодежью Челябинской епархии) хотел бы, чтобы в современном священнике видели обычного человека со всеми его проблемами...

На заседании Круглого стола по ряду вопросов проявились прямо противоположные позиции. С одной стороны, все собравшиеся были единодушны в том, что отечественный кинематограф, как документальный, так и игровой, проявляет заинтересованность в освещении некогда запретной темы. С другой стороны, вставал вопрос внутренней, религиозной подготовленности, воцерковленности создателей фильмов. Президент к/ф «Радонеж» Е. Никифоров обратил внимание собравшихся на то, ЧТО ИМЕННО, в ряду прочих факторов способствовало удаче в постановке фильма А. Хотиненко «Поп»: впервые заказчиком фильма на столь важную религиозную и церковную тему стала православная кинокомпания «Православная энциклопедия», сотрудники которой выступили в том числе и как консультанты.

К сожалению, повторимся, предметный разговор на заявленную, в высшей степени интересную и актуальную, тему так и не получился... Между тем, в конце прошлого года состоялись две серьезные, вдумчивые, талантливые заявки на представление образа православного священника на экране. Речь идет о фильме А. Прошкина и Ю. Арабова «ЧУДО» и фильме А. Хотиненко «ПОП». Первый уже вышел в прокат, выход второго ожидается в апреле с. г. Однако, для экспертов и заинтересованной православной аудитории в конце прошлого года возможность посмотреть эти фильмы - была. При полном аншлаге, в переполненных кинозалах Дома Кино, Дома Литераторов и др., в том числе на кинофестивале «Радонеж», прошли допремьерные просмотры этих фильмов, сопровождавшиеся комментариями авторов и краткими обсуждениями.

Выход нашего кинематографа на эти темы - дело в высшей степени серьезное. На взгляд автора этих строк, зритель, даже православный зритель, к восприятию подобного киноматериала должен быть подготовлен. Также серьезно, как авторы подошли к постановке фильма, следует подойти и к труду его просмотра и восприятия. Отклики в газетах (конечно же светских, неверующих людей) - просто шокируют: полнейшее непонимание... И главное непонимание - образа священника. Поверхностные выражения типа «Испытания священник не выдержал, веры-то оказывается в нем и нет!», «К восприятию чуда-то священник оказался просто не готовым!», «Опростоволосился - и попросту сбежал, семью бросил!» и пр. и пр.

Автору этих строк уже приходилось писать об этом фильме (см. рецензию на фильм «Чудо» на сайте «Радонеж»). В фильме есть свои издержки, но касаются они отнюдь не образа священника. Его личность показана нам на пике потрясения (искушения). Только верующий, церковный человек (потрудясь!) способен понять природу этого искушения и увидеть выход. Упрощенный светский суд, с известной долей удовлетворения говорит нам о несостоятельности священника, выведенного в этом образе...

В фильме «Чудо» авторы представили на наш суд образ 40-летнего пастыря, отец которого сгинул за веру в лагерях.

Самая сильная идейная нагрузка фильма - в диалоге Уполномоченного и священника. Первого играет Сергей Маковецкий, второго - Виктор Шамиров. Сергей Маковецкий в роли «змия лукавого» - беспроигрышен. Некогда воспитанный в вере, он при случае демонстрирует «знание предмета». Однозначно жесткий человек системы, он прекрасно понимает, как и с кем обойтись. Приехавшего из центра журналиста (играет Константин Хабенский) пытается обольстить, обмануть, принять в ресторане... Со священником он уже иной. Но по ходу фильма подставляет его обдуманно, в несколько приемов. Священника, на наш взгляд, замечательно сыграл Виктор Шамиров. Это одно из тех лиц, которому сразу веришь. Причем, по фильму, веришь сначала и до конца. Какое личное мужество требовалось, будучи сыном замученного в лагерях священника, продолжать служить! И если в сталинские времена всем было «страшно», насколько страшнее должно быть ему? Но этот человек однажды и навсегда все для себя решил. У него трое детей, милая, во всем покорная ему жена. В лице священника-Виктора Шамирова готовность на все, вплоть до лагерей, читается сразу.

Придя для разговора в храм, Уполномоченный демонстративно начинает измерять его рулеткой - кинотеатр ведь здесь планируется... Но потом, многозначительно глядя на священника, и надежду дает...

Непосредственно перед этим разговором мы видим священника - в семье. Старший сын-подросток не пошел в школу. Отец находит его на рыбалке, знает, как мучается его сын.

-Что, дразнят? Меня тоже дразнили... Он напоминает, как пострадал за веру его дед.

- Я не хочу распинаться, - совершенно по-взрослому, все понимая, говорит мальчик.

- Если не будешь распинаться сам, - в тон ему говорит отец, - будешь стоять рядом и смотреть, как распинают другого. Сможешь?

- А ты сможешь? - неожиданно спрашивает сын.

Только что, только что он сказал это сыну! Только что поставил перед выбором... А Бог тут же поставил его самого в эту ситуацию. И он, не успев кажется опомниться, стал свидетелем распятия. Лукавый змий в лице Уполномоченного предложил сделку: «Ты в проповеди скажешь, что никакого чуда застывшей девушки с иконой - нет. А я похлопочу о храме».

И проповедь состоялась. А потом за ним пришел «воронок». Он простился с семьей, взял, что жена собрала. Весь его вид говорит о том, что к этому повороту событий он готов давно. Да только враг и здесь перевернул: Уполномоченный повез его не в КПЗ, он привез его к застывшей девушке с иконой.

-Ну, так как, батюшка, нет чуда?

Оглушенный, обожженный своим предательством, стоит он рядом с несчастной, распятой девушкой. И - не выдерживает, падает в обморок. Учил сына, а сам... Вот и расплата, поделом... В шоке, бросая все, он бежит. У ларька пьет с работягами пиво с водкой и бежит, бежит вон из города...

Вот канва, содержание, из которого сделаны вышеприведенные выводы. Мы позволим себе сделать другой вывод. Испытание, которое Бог посылает человеку, никогда не бывает выше его сил и дается ему для возрастания в вере и укрепления. Не надо бояться пасть, надо бояться не встать. А то, что священник несомненно поднимется, видно и из фильма. Режиссер уже показал нам его, способным покаяться перед женой. На этот раз покаяние будет великим.

И еще один штрих, показывающий чистоту личной жизни и веры священника... Библейская мудрость гласит: «Человек познается в детях своих» (Сир. 12.28). В конце фильма режиссер показывает нам Отрока , сына священника. Именно ему выпало стать тем «иноком» и «девственником», который только и мог взять икону у застывшей девушки. Это еще одна характеристика семьи священника: чистый плод от чистого древа.

Можем ли мы после этих режиссерских подсказок говорить о крахе веры и несостоятельности священника? Мы скажем иначе: только сильному человеку для его возрастания могло быть дано такое испытание. А испытуется человек в том числе и позором. Этого ли не знал священник 50-х годов, с его-то родословной! После покаяния и возстания он предстанет наверное сильно поседевшим с глазами, понимающими «все-все». И пойдут к нему все жаждущие за вразумлением и утешением. Не отсюда ли родом те редкие типы приходских батюшек, доживших до перестроечных времен, к которым устремляемся мы?

В фильме, повторимся, есть свои издержки. Укажем на одну из них, которая огорчила православного зрителя. Так один московский священник вознамерился было по желанию прихожан устроить просмотр фильма «Чудо» в духовном центре при храме. Но - отказался от этого из-за «натуралистической сцены» во время гулянки в доме Таньки Скрыпниковой. Если бы, как в случае с фильмом «Поп», авторы могли воспользоваться рекомендаций православного консультанта, этой сцены, которая неприемлема для показа в храме, могло и не быть. Талантливый художник нашел бы иные средства для выражения грубости нравов безбожной пролетарской среды.

Иной тип православного священника представлен в фильме А. Хотиненко «ПОП». Попа, протоиерея Александра Ионина, играет Сергей Маковецкий. Что до личности, этот священник представлен в замечательном для его сана 60-летнем возрасте, когда улеглись страсти, а бороду украсила благородная седина. Он прекрасный, добродушный собеседник, что бесценно для исповедников. Жену свою, внешне более решительную, к 60-ти годам располневшую попадью, именует своим «точильным камнем». Он ее вроде как и побаивается. Это то, что называется «милейший человек» и «добрейший батюшка». Это тот, внешне идеальный тип священника, с умилением воспринимаемый нашими прихожанами. Таким, непроблемным, иные хотели бы видеть и 40-летнего священника из «Чуда»... И побороть этот стереотип почти невозможно. Лучшего актера на роль о. Александра Ионина, чем Сергей Маковецкий, конечно и не найти.

«Милейшего и добрейшего» Бог поставил перед таким испытанием, которого ранее он и вообразить бы не мог. Он - священник «Псковской миссии», лукаво и расчетливо учрежденной немцами на оккупированной территории. Но - Бог везде, а в Царствие Божие идут неспешно, после каждого шага проверяясь... Цель ясна - воспользовавшись возможностью, возродить церковь и веру, не оставить православный люд, что под немцами, без духовного окормления. Поддержать своих солдат, что томятся и погибают в лагере для военнопленных. А, если удастся, то и обмануть «колбасников».

Священник, который, как о. Александр Ионин, решился идти и возрождать православие на оккупированной территории, приговорил себя к смерти заранее. Это - несомненно. В каждом своем шаге, в каждом движении он мог оправдаться только перед Богом. Люди могли и не понять. Каждый день - под дулом пистолета. Вот удалось выпросить у немцев разрешения на проповедь у военнопленных, удалось привести их в деревенский храм на Пасху, подкормить и приодеть... В другой же раз собранную сельчанами теплую одежду немцы забрали себе... А вот новое испытание: о. Александра приглашают отпеть полицаев, расстрелянных партизанами. На этот раз его матушка в ужасе - что будет?! О. Александр не только не позволил внести их в храм, не только отказался отпевать, но прилюдно назвал их предателями своего народа и объявил «анафему»... Но Бог и тут миловал, а «колбасники» наверное не поняли, что такое «анафема»...

И так - день за днем - до прихода своих. А чего ждать от своих, он знал. Получил 20 лет лагерей. Но и здесь - не ожесточился. Просидел он 14 лет. Даже по амнистии 1956 года его не спешили отпускать.

Про лагерь рассказывал так:

-А что ж, и там мне было очень неплохо. Особенно в последний год. Мне даже разрешили совершать богослужения в бараке. Начальство было ко мне благосклонно, я бы сказал, даже чрезмерно. До того меня любили, что никак не хотели выпустить, даже когда Хрущев объявил амнистию. Меня всегда в жизни только хорошие люди окружали.

Покойный Святейший Патриарх Алексий II попросил известного режиссера А. Хотиненко поставить фильм о «Псковской миссии» по одноименной книге Александра Сегеня «Поп», к чему у него были и личные мотивы. Во время войны, будучи отроком, он помогал своему отцу-священнику, окормлявшему военнопленных в лагерях.

По выходе на широкий экран фильм, скорее всего, ждет непростая судьба. Будет ли понят неверующим зрителем - и патриотом, и ветераном - недюжинный подвиг о. Александра Ионина? Не начнется ли, в том числе и для принижения образа, разговор о «неоднозначности» Псковской миссии, о «разной судьбе» ее пастырей, переживших войну и пр. пр.? Будем надеяться, что молитвами Патриарха Алексия II Бог и на этот раз помилует о. Александра Ионина.

Интерес к фильму, уже сейчас, огромный. В книжной лавке Сретенского монастыря в настоящее время активно раскупается уже второе издание книги Александра Сегеня «Поп». Кстати, и после просмотра книга читается с большим интересом. Издание благословил Святейший Патриарх Московский и всея Руси КИРИЛЛ.

http://www.radonezh.ru/main/getprint/11840.html




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме