Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Когда страну не жалко

Анатолий  Уткин, Литературная газета

30.01.2010

Продолжаем разговор о непреодолённых причинах и неусвоенных уроках Гражданской войны, горячая фаза которой окончилась 90 лет назад

В истории нашего народа прослеживается одна явственная черта - стремление в час рокового выбора предоставить себя воле событий. Так было в 1606 году, так было в 1917 и в 1991-м...

Гражданская война - критический период русской истории, когда погибла одна страна, одна цивилизация и возникла другая. Эта трагедия в нашем общественном сознании зачастую закрыта другими историческими катаклизмами - нэп, коллективизация, индустриализация, чистки 30-х годов, Великая Отечественная... Но мы не продвинемся в своей самоориентации ни на шаг, если не уясним себе суть происходившего в Гражданскую войну.

Ленин и Троцкий после Октябрьской революции поставили перед собой двойную задачу: создание революционного государства в России и расширение революционного движения в мире посредством недипломатических каналов.

Не подлежит сомнению, что большевики ожидали от перехода к новому политико-экономическому строю благоприятных экономических последствий, технологического рывка, экономического развития. Но они не были слепы и не обольщались надеждами на то, что скоростная индустриализация может быть осуществлена лишь российскими силами. Следовало полагаться не только на революцию, но и на участие России в европейской экономике. Имелось в виду, что социалистическая Германия, появления которой страстно желали и ждали, поможет социалистической России. Как и всякая надуманная схема, данная доктрина прошла весь путь от экзальтированного ожидания до мрачного разочарования и конечного выбора строительства социализма в одной стране, осуществлённого уже Сталиным.

Важно особо подчеркнуть следующий фактор: Россия после ноября 1917 года стала страной, где государственный аппарат осуществлял несравнимо более плотный контроль над связями с другими государствами. Большевики сместили все понятия в системе отношений России с Западом. Текущее состояние дел в Европе они видели временным, они ждали решающего выяснения отношений в ходе социального взрыва.

Строго говоря, Ленин относился к международной дипломатии с нескрываемым презрением, как к делу временному, выполняющему пустые задачи накануне великого Судного дня мировой пролетарской революции. После которого Россия пойдёт вперёд, ведомая самой передовой теоретической мыслью германской социал-демократии. Следует лишь продержаться до социального переворота в Германии, и тогда наступит социалистический рай. Готовясь к «германскому восстанию», Ленин потребовал «удесятерить» реквизиции, увеличить в десять раз набор молодых парней в армию. И это планировалось в пик спонтанных крестьянских восстаний. Советская власть должна была отныне «железной пятой» пройтись по внутреннему сопротивлению в России. Ради чего? «Все из нас должны быть готовы отдать свои жизни ради помощи немецким рабочим в деле продвижения революции», - объяснял Ленин. Кто не готов отдавать свою жизнь, будет уничтожен.

Едва ли нужно доказывать, что строить будущее своей страны на таком основании было, выражаясь деликатно, неосторожно, опрометчиво и недальновидно. Германские социал-демократы, кстати, позицию «поражения своей страны в войне» ради социальной революции вовсе не считали единственно верной.

Посол США в России Френсис объяснял коренные причины крушения Временного правительства так: «Огромная масса солдат русской армии была тёмными крестьянами, которые не имели представления о том, за что они сражаются. Они воевали уже давно, они несли огромные потери, их предали некоторые из их военачальников, а их семьи терпели лишения. Ленин и Троцкий вместе с многочисленными сторонниками обещали им мир и землю. Они стремились к миру! Получить землю, на которой они трудились, было мечтой многих поколений.

В этих условиях заставить этих вышедших из крестьян солдат сражаться и в то же время создавать демократическое правление в стране, в которой на протяжении столетий царствовал деспотизм, было задачей для лидера, имеющего стальные нервы Кромвеля и глубинную мудрость Линкольна. Керенский не был таким человеком. Он был преимущественно оратором. Он был русским патриотом, заботящимся о благосостоянии своей страны. Но он был слаб и в течение короткого времени своего правления дважды фатально ошибся. Первый раз, когда после попытки совершения переворота в июле не сумел блокировать Ленина и Троцкого. Второй раз, когда во время борьбы с Корниловым не сумел найти общий язык с генералом, а обратился за помощью к Совету рабочих и солдатских депутатов, раздав оружие и боеприпасы рабочим Петрограда».

Трагедией Временного правительства была неспособность отождествлять себя с движением за мир в России. Временное правительство не могло заплатить за своё существование союзом с Западом и фактически предпочло расколу с Западом свою политическую смерть.

Трагедией большевистского правительства стал курс на быстрое (обещано было шесть месяцев) строительство в России социализма. Строительство любой ценой, независимо от того, что эта самая Россия собой представляла, на что была способна. То есть строительство вопреки России. Для этого нужно было особое, безжалостное отношение к стране и народу.

Почему Ленин, потомственный дворянин, не голодавший ни единого дня в своей жизни, получивший образование в классической гимназии и двух лучших российских университетах, ненавидел «запах ладана и блинов»? Почему им владела свирепейшая ненависть к «отцовским гробам», к национальной истории? К купеческому сословию, кстати, носителю модернизационных основ? К национальной религии, носительнице просвещения и нравственности? К русской интеллигенции? Почему он обожал Каутского и верил Либкнехту, а многих русских мыслителей выслал за рубеж, нимало не смущаясь? Почему у него не было ни крохи пушкинского пиетета к российской истории, ни капли гордости за российскую цивилизацию? И можно ли, относясь к стране так, нести ей благо?

Вот вопрос вопросов. И разве не было у нас таких настроений в том же 1991 году, когда опять строили новую жизнь, но уже по американским лекалам?

Политические партии могут ошибаться, но культ насилия, пришедший вместе с ВЧК, истребление конкурентных партий, развязанная Гражданская война с её миллионными жертвами, значительно превышающими количество жертв последующих репрессий, обескровили Россию надолго, если не навсегда.

Вот счёт, который ставится ленинскому прорыву в историю страны.

Откуда могло взяться большевистское руководство - группа невиданных, редкостных людей, связанных русским образованием и неизбежно русской культурой, но яростно ненавидящих практически все русские традиции, русскую ментальность, естественно существующую национальную гордость? Но она явилась и всю захваченную власть бросила на создание инструментов Гражданской войны - ЧК, комбеды, Красную армию, идеологию террора и классовой ненависти.

Это потом будут сокрушаться по поводу гибели в огне сталинских репрессий сорокатысячного руководства Красной армии во главе с такими командирами, как командующий ударным Киевским военным округом Иона Якир. Но осенью 1920 года Иона Якир истребил в Крыму не меньшее число белых офицеров, поверивших обещаниям большевиков, что Гражданская война закончилась. А ведь десятки тысяч царских офицеров, презрев своё прошлое, вступили в Красную армию после взятия Киева поляками в мае 1920 года. Они смогли услышать призыв генерала Брусилова, который перешёл на сторону красных и видел в качестве своей главной задачи «возбуждение чувства народного патриотизма». Однако не на патриотизме строили свою власть большевики.

Гибель в Гражданской войне и голоде двенадцати миллионов граждан России - это страшная национальная катастрофа. За ней - цивилизационный откат. Пройдитесь и сегодня по Невскому или Тверской, посмотрите сквозь новоделы на архитектурные приметы той цивилизации - она молча смотрит нам укором. Как легко и жестоко революция простилась с Атлантидой великой российской цивилизации...

В двух мировых войнах ХХ века Россия всё же сохранила свою суверенность, оказалась вольна идти своим путём. А это значит, что в условиях национальной свободы так или иначе возникнут национальные идеалы. В частности, жестокое и твёрдое презрение к культу стяжательства, к криминалу, к презренной коррупции.

Именно для этого нужна свобода. Возродившиеся общественные идеалы поставят на своё место новых героев - их будет осенять более высокая честь. И постепенно душевное здоровье вернётся на плодотворную почву, потому что высокое притягивает.

А сейчас мы должны увидеть, понять и оценить в ясном свете наш крестный путь девяностолетней давности.

Эту статью замечательный русский историк Анатолий Иванович Уткин принёс в редакцию «ЛГ» незадолго до своей кончины. Увы, не удалось опубликовать при его жизни, безмерно жаль...

Это был именно русский историк, работавший не только с фактами и документами, но и с образами, смыслами, словом. В его книгах всегда самая сильная нота - вера в Россию, её народ. При этом он не заблуждался, один из его трудов был посвящён именно поражениям и бедам России.

Сын фронтовика, он любил свою Родину с открытыми глазами. И верил, что силы её не истощены чудовищными испытаниями, выпавшими на её долю, что она не сказала ещё последнего слова и мир услышит его не раз.

Анатолий Иванович ушёл от нас. Но труды и мысли русского историка Уткина по-прежнему с нами.

http://www.lgz.ru/article/11506/

 




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме