Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Опыт переживания "междувременья"

Борис  Любимов, Татьянин день

29.01.2010

29 января исполняется 150 лет со дня рождения Антона Павловича Чехова - одного из символов русской культуры. Как читать Чехова сегодня? Где смотреть современные постановки чеховских пьес? Об этом "ТД" рассказал ректор Высшего театрального училища имени М.С. Щепкина Борис Любимов

- Борис Николаевич, почему Чехов наряду с Достоевским и Толстым оказался самым известным в мире русским классиком?

- Во-первых, все эти писатели - прозаики. А прозу перевести легче, чем поэзию. Потом, - обратите внимание, - это все люди пореформенные. Это уже та Россия, которая, сколько бы ни говорили об «особом пути», стремилась двигаться в европейском русле. И проблемы, на самом деле, тоже общие: мужики Чехова не сильно отличаются от мужиков Мопассана. Кроме того, все трое открыли разные тайны как русской, так и европейской души.

А изначально Чехову-драматургу известность принесли мировые гастроли Художественного театра в 1905-м и 1920-х годах.

- Каковы, на Ваш взгляд, взаимоотношения Чехова с христианством? Одни считают его православным христианином, другие - атеистом или, по крайней мере, агностиком.

- Конечно, проще говорить о религиозной составляющей его произведений, потому что это некая объективная данность. Мы можем проследить, мучают ли вопросы веры героев, как они к вере относятся. Но однозначный ответ здесь вряд ли будет дан.

Лучше всего о писателе сказал будущий протоиерей Сергий Булгаков в «Лекциях о Чехове». Он говорил о «притягивании» Чехова к вере и одновременном «отталкивании». На отношение Чехова к вере и религии сильно повлияло домашнее воспитание. Семья Чехова было глубоко православной, но несколько формальной и очень жесткой: ранние обедни, вычитывание молитвенных правил, заучивание священных текстов наизусть... Такая «религиозная муштра» часто приводит к отторжению веры, что вообще характерно для 1860-80-х гг., когда Чехов воспитывался.

Следующий фактор - медицинское образование Чехова. Для европейского врача того времени - такого, которого Федор Михайлович Достоевский называл «бернаром», имея в виду Клода Бернара (выдающегося французского физиолога - «ТД»), - тот факт, что ты вскрываешь человека, изучаешь анатомию и не находишь души, был очень существенен. Похожее было в 1960-е годы: «Гагарин в космос летал, а Бога не видел».

Но мало кто из сверстников Чехова создал такую изумительную трилогию, как «Святой ночью», «Студент» и «Архиерей». Это гимн христианству, вере и Православию. Мало кто из сверстников знал церковную службу и пение так, как Чехов. Вспомним и строительство церквей в Мелехове - он давал на это очень много денег. Агностик и атеист вряд ли бы стал это делать.Не могу не процитировать мысль Бориса Эйхенбаума. Он сказал: «Скрытым пафосом произведений Чехова является акафист». Акафист - это хвала Богу, только очень целомудренная и прикровенная.Если у Чехова были отношения с религией, то это всегда было Православие. Не иудаизм, не мусульманство, даже не католицизм или старообрядчество. При всей своей любви к Льву Николаевичу Толстому, толстовством Чехов никогда не увлекался. Также его не привлекло богоискательство русской религиозной философии - Мережковский, Соловьев, идеи «третьего завета» и так далее. Мне кажется, это потому, что он считал: либо по-церковному, либо никак.

- Что Вам ближе и дороже всего в Чехове?

- Я человек театральный и естественно мне было бы сказать - «пьесы Чехова». Но они настолько поставлены-переставлены, что я просто внутренне сжимаюсь, когда меня приглашают на спектакль по пьесам Чехова. Вот у Сергея Женовача скоро премьера спектакля по записным книжкам Чехова; этого в театре еще никто не делал и это может быть чрезвычайно интересно. Я вообще считаю, что сейчас надо идти в сторону спектаклей по прозе Чехова, потому что там еще есть неведомые пути. А постановка пьес часто побуждает режиссеров идти путями проторенными, примитивными - играть на понижение, представлять героев Чехова сторонниками однополой любви и так далее.

- Что чтение Чехова может дать современному человеку?

- Споры о достоинствах и недостатках русской интеллигенции идут до сих пор: и об интеллигенции девятнадцатого - начала двадцатого веков, и о современниках. Прежнюю интеллигенцию - и небезосновательно - обвиняют в том, что она не удержала страну, а может, где-то и подтолкнула революцию. И то же по отношению к нашему времени. Интеллигенция хочет оставаться солью земли, принимать участие во всем: кто рвется к власти, кто к бизнесу, кто к воплощению идей... А Чехов по отношению к интеллигенции был очень трезв. Он сознавал и ее достоинства - мягкость, добросердечие, сострадание, способность к самопожертвованию, и ее чудовищные недостатки - эгоцентризм, превозношение. Вспомните профессора Серебрякова: его жалко, но и раздражает он неимоверно. Или дядя Ваня - он тоже может вызывать раздражение, когда говорит: «Я мог бы быть Шопенгауэром, Достоевским...». Не мог быть! Рассуждения Розенбахов и Вершининых о том, что могло бы быть через сто или двести лет, меня тоже немножко раздражают: «Сделайте то, что вы можете, здесь и сейчас, а не мечтайте о светлом будущем».

Мне кажется, что мир чеховских героев (1860-80-е годы) очень напоминает Россию начала XXI века. Наше «крепостное право» пало в 1991 году, а тогда оно пало в 1861-м. И вот это ощущение - когда от старого освободились, а нового не выстроили, - сближает наше время и чеховское. Опыт переживания «междувременья», который есть у героев Чехова, может быть для нас бесценен.

- Какие постановки Чехова, из тех, что сегодня идут в московских театрах, Вы можете рекомендовать? - Во-первых, сейчас идет Чеховский фестиваль, поэтому для любителей театра тут все интересно. Если говорить о том, что ближе всего лично мне, я бы назвал спектакль Студии современного искусства Сергея Женовача «Три года» по повести Чехова. Это не очень веселая повесть, не очень легкая - здесь очень важны муки веры и безверия, которые одолевают героев. Все это играется очень искренне и с большим сочувствием к миру Чехова. Для тех, кто любит, условно говоря, «традиционную» интерпретацию (потому что традиции меняются и никто уже не ставит Чехова так, как ставили сто лет назад), можно было бы порекомендовать «Три сестры» в Малом театре в постановке Юрия Соломина и «Три сестры» в постановке Петра Фоменко в его театре. В названных спектаклях есть чувство гармонии чеховского мира.Если говорить о премьерах этого сезона, то всех взбудоражил «Вишневый сад» в постановке Марка Захарова, «Дядя Ваня» в театре Вахтангова, но я думаю, что это спектакли на любителя. Один из самых популярных сегодня актеров, Сергей Маковецкий, играет в спектакле «Черный монах» в постановке Камы Гинкаса в ТЮЗе. Есть поклонники постановки «Вишневого сада» в театре «Современник». Это давняя работа театра, теперь там играет уже третье или четвертое поколение актеров. Так что интересных постановок довольно много.

Лично я думаю, что сейчас театру стоит взять некую «паузу» по отношению к Чехову, потому что перебрали уже самые разные варианты и интерпретации. Надо отдохнуть, а потом снова найти свой путь к нему.

- К вопросу об интерпретациях. Сам Чехов называл свои драмы «комедиями», и, говорят, был постоянно недоволен тем, что театр ставил их как драмы, а не как фарсы...

- Мне кажется, здесь есть некоторое преувеличение. Да, Чехов какое-то недовольство высказывал. Но что такое комедия по Чехову? Писатель ведь может вкладывать в это слово индивидуальный смысл. Самоубийство Иванова, самоубийство Треплева, убийство Розенбаха на дуэли, предполагаемая смерть Фирса в «Вишневом саде» - разве это смешно? Многие режиссеры цепляются за возможность поставить пьесы как фарс, потому что игра на понижение, профанация всегда легче, чем выход в драму и в пафос. Если у Чехова даже и бывали претензии, то почему же он всегда отдавал свои пьесы в театр, который так «неправильно» его ставит? Зритель принял интерпретацию Художественного театра: «Три сестры» шли двадцать лет, «Дядя Ваня» - четверть века, «Вишневый сад» - лет сорок пять.

Вообще, мне кажется, к суждениям позднего Чехова, человека уже больного и умирающего, следует относиться с большой осторожностью. На мой взгляд, ничего, равноценного традиции Московского художественного театра, в постановке Чехова пока не было создано.

Мария Хорькова

http://www.taday.ru/text/294870.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

 

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме