Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Святой апостол Андрей Первозванный в исторической и церковной традиции на Северо-Западе России

Михаил  Шкаровский, Богослов.Ru

21.01.2010

На портале «Богослов.Ru» публикуется статья Михаила Витальевича Шкаровского, посвященная почитанию святого апостола Андрея на Северо-Западе России. Автор затрагивает вопросы возникновения и распространения почитания апостола на Руси, повествует об ордене святого апостола Андрея Первозванного и его месте в истории России.

Распространение почитания святого апостола Андрея в средние века

Согласно существующему церковному преданию первоученик Иисуса Христа апостол Андрей, проповедуя слово Божие, в середине I века по Р.Х. с берегов Черного моря поднялся по Днепру и далее по пути из Скандинавии в Византийскую империю («из варяг в греки») до северо-западных земель. Здесь на берегу реки Волхов (в районе будущего села Грузино) апостол поставил крест и далее отплыл на острова Валаама в Ладожском озере. На одном из островов, где до его прибытия находилось языческое капище, святой Андрей воздвиг на высокой скале каменный крест (позднее на островах был создан знаменитый Спасо-Преображенский Валаамский монастырь). Затем апостол вернулся на южный берег Ладоги и, направляясь в Рим, проехал по сухопутной дороге вдоль Невы по ее правому берегу к Финскому заливу, где на корабле отплыл в Балтийское море. Далее святой отправился по очень известному в то время янтарному пути, который начинался у берегов Балтики, от побережья севернее устья Немана до устья Вислы, пошел на юг и вышел на Карнунт — римскую крепость на Дунае.

Основой преданий о посещении Русской земли апостолом Андреем является восходящее к первой половине III века свидетельство Оригена (скончавшегося в 254 г.) о Скифии как об апостольском уделе святого Андрея, доставшемся ему по жребию для проповеди веры Христовой. Со Скифией проповедь апостола Андрея связывает и вся последующая византийская традиция — от «Церковной истории» епископа Кесарийского Евсевия Памфила вплоть до месяцеслова Василия II. Географическое местоположение Скифии со времен греческого историка Геродота (т.е. с середины V века до Рождества Христова) совершенно определенно отождествлялось с землями, находящимися к северу от северного побережья Черного моря. Наименование этих земель «Скифией» сохранялось на протяжении многих веков вплоть до средневековья, когда этнические скифы давно исчезли. По мнению многих исследователей, этнонимом «скифы» ранневизантийские авторы обозначали различные народы, обитавшие на бывших скифских землях.

Существует и другая группа соответствующих источников, правда в отличие от первой, не признанная Церковью — апокрифические сказания об апостоле Андрее. Их несколько: «Деяния апостолов Андрея и Матфия в стране антропофагов», «Деяния святых апостолов Петра и Андрея в стране варваров»; «Деяния и мучения святого апостола Андрея»; «Деяния Андрея, Иоанна и других апостолов». По предположению дореволюционного российского историка С.П. Петровского, самые ранние редакции этих сказаний об апостольской проповеди по северо-восточному побережью Черного моря возникли в конце I — середине II веков и, следовательно, древнее аналогичных кратких церковных известий. Основатель российской византинистики академик В.Г. Василевский считал, что «Деяния апостолов» сохранили живое свидетельство о посещении апостолами, и прежде всего Андреем Первозванным, ряда городов Северного Причерноморья и Скифии.

К XI веку на Руси было создано собственное сказание о посещении святым Андреем Первозванным русских пределов, вошедшее в состав знаменитой «Повести временных лет» — «Слово о проявлении Крещения Рускыя земля святаго апостола Андрея, како приходил в Русь». Согласно этому тексту, апостол, прибывший из Синопы в Корсунь (Херсонес на Крымском полуострове), узнал о близости Днепровского устья и «всхоте поити в Рим»; поднявшись вверх по Днепру, он благословил место будущего Киева и поставил там крест, а затем отправился на север в землю словен, где позднее возник Новгород; подивившись местным обычаям, святой Андрей отбыл в Рим, а оттуда вернулся в Синопу (Малая Азия).

Уже в XI веке почитание апостола Андрея на Руси получило значительное распространение. Так, в 1030 г. младший сын князя Ярослава Мудрого Всеволод Ярославич был крещен с именем Андрей. В 1086 г. он основал в Киеве Андреевский (Янчин) монастырь, в это же время память апостола Андрея была внесена во все виды русских календарей и т.д. Следствием пребывания апостола Андрея на северо-западных русских землях стало его особенное почитание в этих местах, существовавшее еще во времена Новгородской республики.

В конце XI века святой князь Всеволод Ярославич построил в Новгороде первый храм во имя святого Андрея Первозванного. В 1417 г., вероятно, на месте этого храма, на Щитной улице, в Плотницком конце была возведена новая церковь апостола Андрея с приделами Зосимы и Савватия. В XVIII веке Андреевская церковь на Щитной улице была упразднена, но святыни из нее, в том числе храмовую икону апостола, перенесли в устроенный тогда же придел святого Андрея в Никитской церкви Новгорода.

Со времен святителя Макария, бывшего в 1526 — 1542 гг. архиепископом Новгородским, местные новгородские предания о проповеди апостола Андрея в земле Русской, дополняющие «Повесть временных лет», получили общероссийскую известность. Такие сказания содержит «Степенная книга» (1560 — 1563 гг.); в ней говорится, что, придя в землю словен, апостол проповедовал слово Божие, водрузил и оставил свой жезл в «веси, нарицаемой Грузине», где позднее была поставлена церковь во имя святого Андрея. Отсюда по реке Волхов, Ладожскому озеру и Неве он отправился в «варяги», затем в Рим и Царьград (Константинополь). Повествование о святом апостоле завершается словами: «Сий бо Божественный апостол Андрей первие благословивый землю нашу Рускую и прообразивый нам святое Крещение истиннаго благочестия».

О жезле святого Андрея Первозванного, оставленном им в «веси Грузине», подробнее говорится в житии новгородского святого преподобного Михаила Клопского, составленном по благословению архиепископа Макария в 1537 г. в Новгороде боярским сыном В.М. Тучковым. В предисловии к житию говорится, что после Крещения Руси «на том месте, идеже святый апостол жезл свой водрузил, храм во имя святаго апостола Андрея поставляется и в нем безценное и честное оно сокровище, многоцелебный жезл полагается, о немже многа и неисповедимая сказуются чудеса иже и до ныне всеми видим есть».

Тогда же, скорее всего, было написано Похвальное слово апостола Андрея Первозванного «и о монастыре, рекомом Грузино», известное в списках XVII века. В согласии с местными преданиями о пребывании апостола, его память особо почиталась в Деревяницком Новгородском монастыре, вотчиной которого с середины XIV века (предположительно с 1334 г.) являлось село Грузино.

Во второй половине XVI века было составлено «Сказание кратко о создании пречестныа обители боголепнаго Преображениа Господа Бога Спаса нашего Исуса Христа на Валааме и отчасти повесть о преподобных святых отец тоя же обители началник Сергиа и Германа и о принесении святых мощей их», где говорится о посещении апостолом Андреем Валаама.

Более подробно это посещение описано в опубликованном только в 1993 г. анонимном тексте об основании Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, написанном в 1560 г. предположительно монахом расположенного вблизи Новгорода Ефремо-Перекомского монастыря. Автор текста в деталях описал предание, согласно которому апостол Андрей, стоя на берегу Ладожского озера, предсказал возвышение там двух светочей — монастырей Валаамского и Коневского (на острове Коневец).

Подкрепленное новгородскими преданиями начальное сказание о путешествии святого Андрея Первозванного по Днепру и Волхову обратилось в традицию об апостольской проповеди на значительной части Русской земли. Со времен царя Иоанна IV Грозного об этом заявляли в тех случаях, когда требовалось защитить самостоятельность России в церковных делах.

«Святой апостол Андрей есть первый архиепископ Константинопольский, патриарх вселенский и апостол Русский, и на Киевских горах стояли ноги его, и очи его Россию видели и уста благоволили», — засвидетельствовал определением своим Киевский Собор 1621 г.

Первоначальная деревянная церковь апостола Андрея в селе Грузино, вероятно, была построена в середине XIV века, а после того как она сгорела, в 1520-х - 1530-х гг. на том же месте возвели каменный храм. В составленной в 1692 г. Деревяницким игуменом Маркеллом краткой истории Грузина, начиная от посещения апостола Андрея, говорилось: «И на том месте правовернии людие поставиша церковь древяную во имя святаго апостола Андрея Первозванного ради пришествия его, и та церковь волею Божию згоре, и на том месте создаше другую церковь каменную во имя святаго апостола Андрея Первозванного и пресовокупиша к ней придел во имя Пресвятые Богородицы честного и славного ее Покрова».

Покровский придел был устроен к 1583 г., но вскоре Андреевская церковь оказалась разорена шведами и восстановлена в XVII веке при митрополите Никоне. В 1650 г. около храма была сооружена галерея, а в 1693 г. к нему пристроили северный придел Живоначальной Троицы (после того, как в Грузино в 1692 г. сгорела деревянная Троицкая церковь). К XVIII веку в Андреевском храме хранилось много святынь, в том числе Евангелия 1595, 1608, 1651 и 1658 гг., но чудотворный жезл святого апостола к тому времени уже бесследно исчез.

Во время смуты начала XVII века часть северо-западных земель России была захвачена Швецией, при этом большинство православных храмов и обителей оказалось уничтожено. Так, в 1611 г. шведские войска полностью уничтожили Валаамский монастырь; возможно, в это время пропал и жезл святого апостола из Андреевской церкви в Грузино. Возрождение и даже еще более сильное распространение почитания апостола Андрея происходило с начала XVIII века после возвращения Россией захваченных Швецией примерно на 100 лет приневских и приладожских земель.

Со времени возникновения Санкт-Петербурга святой Андрей Первозванный стал одним из небесных покровителей города, так как в день основания северной столицы — праздник Пресвятой Троицы 16 / 27 мая 1703 г. — Петр Великий заложил в основание крепости ковчег с частицей мощей апостола Андрея. Кроме того, святой Андрей Первозванный был родным братом апостола Петра, в честь которого назван город.

 

Орден святого апостола Андрея Первозванного

Орден святого апостола Андрея Первозванного — это старейший и самый знаменитый из русских орденов, он не только был главным орденом Российской империи, но и сейчас является высшей государственной наградой России. Орден был учрежден царем (позднее императором) Петром I предположительно в конце 1698 г. после возвращения из продолжительной поездки в составе Великого посольства в Западную Европу. Этим событием царь стремился укрепить престиж российского государства, продемонстрировать его право на равных строить отношения с другими европейскими державами. Выбор патрона ордена был не случаен. Апостол Андрей почитался святым покровителем русской земли со времен киевских князей. Ранее предание об одном из ближайших учеников Христа, который проповедовал балканским и причерноморским народам, использовал Константинополь — центр православного мира — в споре о первенстве с католическим Римом. Россия, как преемница Византии и «третий Рим», тоже стремилась утвердить истинность своей государственной религии ссылками на древность. Не случайно Петр написал в проекте устава ордена 1720 г., что он учреждается в честь апостола, «Крещением первоначально пределы Наши просветившего».

Император считал святого Андрея и своим личным покровителем. Определенное влияние оказала и международная известность ордена св. ап. Андрея. Впервые намерение создать его в России Петр высказал во время пребывания в начале 1698 г. в Англии. Вводная часть проекта устава 1720 г. разъясняла, что орден учреждается «наипаче» по той причине, что древний шотландский орден св. Андрея «пресекся», а посвящение тому же святому ордена Золотого руна со временем утратило силу. Таким образом, в Москве произошло как бы возобновление старинного христианского ордена.

Самым ранним достоверным упоминанием о нем является запись в дневнике секретаря австрийского посольства И.-Г. Корба от 20 марта 1699 г. о том, что царь учредил орден и пожаловал первым кавалером его боярина Головина. Действительно, первое награждение состоялось 10 марта 1699 г., когда Петр I сам возложил знаки ордена на генерал-адмирала (впоследствии и первого российского генерал-фельдмаршала) Федора Алексеевича Головина. В 1699 г. в Голландии была изготовлена специальная медаль в честь первого андреевского кавалера.

В первые годы ощущался традиционный русский подход к ордену как к виду «государева жалования». Проект устава 1720 г. называл главой ордена царя и отмечал, что награда учреждается «в воздаяние и награждение одним верность, храбрость и разные нам и отечеству заслуги, а другим для одобрения ко всяким благородным и геройским добродетелям, ибо ничто столько не поощряет и не воспламеняет человеческого любочестия и славолюбия, как явственные знаки и видимое за добродетель воздаяние». Орден вводился в первую очередь как награда царей, высших сановников и генералитета. В главе проекта устава «О кавалерах» говорилось, что кандидат должен иметь титул графа или князя, звание сенатора, министра, посла, генерала, адмирала, губернатора, иметь возраст не менее 25 лет, состояние, чтобы «важность сего события поддержать», и не страдать телесными недостатками. К иностранцам предъявлялись те же требования.

Одновременно кавалерами ордена могли быть не более 12 «природных российских кавалеров», а вместе с иностранцами не более 24. Это правило соблюдалось все царствование Петра. Император награждал орденом очень редко: за 26 лет 39 человек, в том числе 12 иностранцев. Долго не мог забыть Петр своей ошибки в выборе второго кавалера — гетмана Украины Мазепы, которому лично вручил знаки ордена 8 февраля 1700 г. После предательства Мазепы и его перехода на сторону шведского короля Карла XII был изготовлен манекен гетмана, на который надели знаки ордена; 9 ноября 1708 г. манекен вынесли, сняв знаки ордена, бросили в руки палача, и тот, прицепив куклу за веревку, тащил ее по улице до виселицы и потом повесил. А в 1709 г. царь в самые напряженные дни подготовки к решающей битве со шведами под Полтавой слал в Москву гонца за гонцом, торопя изготовить и доставить к нему «орден Иуды» — огромную двенадцатифунтовую медаль с цепью, на которой был изображен повесившийся над рассыпанными сребренниками Иуда и вычеканены слова: «Треклят сын погибельный Иуда, еже за сребролюбие давится». Мазепе посчастливилось избежать этого «пожалования», а в «орден Иуды» еще в середине XVIII века наряжался один из придворных шутов.

Остальные 38 кавалеров, награжденные Петром, были более достойны. Третьим стал бранденбургский посланник Принтцен (1701 г.), четвертым — известный полководец генерал-фельдмаршал Б. П. Шереметьев (1701 г.), пятым — саксонский канцлер граф Бейхлинг (1703 г.). Сам царь был награжден орденом лишь шестым в 1703 г. за конкретный военный подвиг — захват двух шведских кораблей в устье реки Невы, которым Петр руководил лично в звании бомбардир-капитана. Знаки ордена возложил на царя в походной церкви первый кавалер Ф.А. Головин. За эту же победу в 1703 г. были награждены ближайший сподвижник царя, будущий президент Военной коллегии и генералиссимус, первый генерал-губернатор Санкт-Петербурга А.Д. Меньшиков, будущий Верховный канцлер граф И.А. Головкин.

После победы в Полтавской битве 1709 г. Петр хотел учредить для солдат и низших офицеров крест синего цвета с распятием святого апостола Андрея, так как орден был слишком высокой наградой. По рисунку царя было изготовлено семь малых крестов, но ими так никого и не наградили. Солдатам и низшим офицерам вручили лишь медаль «За победу под Полтавой», а немногим военачальникам — орден святого апостола Андрея, в том числе командовавшему русской артиллерией генералу Я.В. Брюсу. Сейчас в Государственном историческом музее (в Москве) хранится звезда ордена Якова Брюса — единственная из сохранившихся звезд русских орденов петровской эпохи. Среди награжденных Петром Великим был его сын царевич Алексей, известный дипломат граф Толстой и другие сподвижники царя. Состоялось и одно секретное награждение. Орден тайно получил за симпатию к России валашский господарь Константин Брынковяну, который даже не был внесен в официальные списки награжденных.

После Петра I орден вручался почти также скупо, хотя число кавалеров уже никогда не ограничивалось. При императрице Екатерине I (1725-1727 гг.) было награждено 18 человек, в том числе шесть иностранцев, при Петре II (1727-1730 гг.) — пять человек, при императрице Анне Иоанновне (1730-1740 гг.) — 24. Следует отметить, что Анна Иоанновна первый орден вручила себе и награждала она в основном приближенных к ней немцев: своего фаворита Иоганна Бирона, его сыновей, графов Миниха, Левенвольде и других; русских было награждено лишь четыре человека.

Анна Иоанновна нарушила и одно из правил проекта устава 1720 г., специально говорившего о неразумности награждения орденами малолетних и младенцев. Так сын Петра I Алексей получил орден только в день своей свадьбы, а император Петр II по молодости вообще не попал в список кавалеров. Но в 1740 г. был награжден объявленный наследником престола новорожденный Иоанн Антонович. Императрица Елизавета Петровна (1740-1761 гг.) наградила орденом 83 человека, Петр III (1761-1962 гг.) — 15, в том числе выдающегося полководца, будущего фельдмаршала П.А. Румянцева-Задунайского.

100 человек наградила за время своего длительного царствования (1762 - 1796 гг.) императрица Екатерина II или Великая. Среди них были полководцы и дипломаты: генералиссимус А.В. Суворов, И.И. Салтыков, Н.В. Репнин, адмиралы Г.А. Спиридов, С.К. Грейг, В.Я. Чичагов, А.Н. Синявин, государственные деятели Ф.М. Апраксин, Г.А. Потемкин, президент Академии Художеств граф А.С. Строганов и другие, в том числе сама императрица. На парадном портрете Екатерины II, выполненном итальянским художником С. Торелли между 1762 и 1766 гг., она изображена в белом атласном расшитом серебряной нитью платье с голубой андреевской лентой через плечо. Императрицу украшают корона, скипетр, держава, горностаевая мантия и знаки ордена святого апостола Андрея — звезда, орденский крест и его цепь, унизанные бриллиантами, причем звенья цепи превышают размерами знак ордена, который увенчан большой короной.

Екатерина II была последней царствующей особой, которой пришлось самой возложить на себя орден при вступлении на престол. После нее все императоры и их наследники получали голубую ленту и знаки ордена по факту рождения: члены императорской семьи мужского пола — при крещении, а князья императорской крови — при совершеннолетии. Это правило было утверждено законом 1797 г. Император Павел I уже в день своей коронации 5 апреля подписал особое установление, которое и стало первым утвержденным уставом. С этого времени кавалерам запрещалось самовольно украшать свои знаки драгоценными камнями, и крест со звездой, усыпанные бриллиантами, стали как бы особой высшей степенью ордена, жалуемой исключительно по личному усмотрению императора.

С 1797 г. каждый награжденный орденом святого апостола Андрея сразу становился и кавалером ряда других высших российских орденов: святого князя Александра Невского и святой Анны 1-ой степени, с 1831 г. также ордена Белого орла, а с 1865 г. и святого Станислава 1-ой степени. На портрете Павла I кисти художника В.А. Боровиковского 1800 г. андреевский крест у императора, как и ранее, выполнен из серебра с бриллиантами, но медальоны уже не так велики, а сам крест синий эмалевый, и помещен он на фоне шитой мальтийской звезды, а поверх него любимый Павлом крест святого Иоанна Иерусалимского (император в 1797 г. стал гроссмейстером Мальтийского ордена).

Павел I начал награждать светскими орденами российское духовенство. Первым священнослужителем — кавалером ордена святого апостола Андрея — стал в ноябре 1796 г. митрополит Санкт-Петербургский и Новгородский Гавриил (Петров), а вторым — митрополит Московский Платон (Левшин). 12 старших по времени награждения кавалеров получали командорства (поместья), обеспечивавшие дополнительные доходы: три командорства по 1 тыс. душ крепостных крестьян, четыре — по 800 душ и пять — по 700. В каждой из этих трех групп одно командорство давалось причисленному к ордену духовному лицу. Эти пожалования были пожизненными и со смертью кавалера переходили к следующему по старшинству обладателю награды.

Уже вскоре после учреждения ордена было создано особое объединение его кавалеров. Поначалу они собирались в первой церкви Санкт-Петербурга — любимом храме Петра I — соборе Пресвятой Троицы на Троицкой площади. Здесь отмечались полтавские годовщины и заключение победного Ништадтского мира со Швецией в 1721 г., когда Петру был поднесен титул императора. Здесь же отпевали казненного за измену в 1718 г. по указу Петра царевича Алексея. Однако в дальнейшем кавалеры ордена святого апостола Андрея собирались в Андреевском соборе, построенном на Большом проспекте Васильевского острова.

Кавалеры ордена по определению Петра I должны были вносить «некоторую сумму денег, смотря по обстоятельствам, на выкуп пленных, на содержание и призрение инвалидов, в пользу посольств для приобщения неверных к христианству, на снабжение обедневших дворянских детей и на прочее». А указом Павла I в 1797 г. на кавалеров были возложены следующие обязанности: надзор и попечение над воспитательными домами в Петербурге и Москве; ведение и призрение московского Инвалидного дома и Екатерининской больницы; заведение в обеих столицах пристанища для бедных; попечение и надзор за всеми полезными заведениями для призрения неимущих и немощных. На богоугодные заведения и другую благотворительную деятельность награжденные делали единовременный взнос в Капитул орденов (орденскую администрацию, занимавшуюся всеми вопросами, связанными с награждениями и т. п.). В начале XIX века этот взнос был равен 800 руб., а в 1860 г. — 500 руб. (для сравнения: годовое жалование среднего чиновника составляло тогда 300 — 400 руб.).

Ежегодно 30 ноября (в день памяти святого апостола Андрея) при императорском дворе устраивался грандиозный праздник ордена с торжественным богослужением и обедом, во время которого употреблялась специальная посуда с изображением ордена. Кавалеры съезжались в Андреевский собор в особых орденских костюмах. Этот костюм подробно описан в уставе 1797 г.: длинная зеленая епанча (плащ) из бархата, подложенная белой тафтой и завязывающаяся серебряными шнурками с кистями. На левой стороне епанчи — вышитая серебром андреевская звезда. Под епанчей поверх светло-синего кафтана был супервест (жилет) из белого клозета с золотым галуном, бахромой и нашитым на груди крестом. Особой пышностью отличалась шляпа — из черного бархата, украшенная красным пером и голубым андреевским крестом. В этой одежде кавалеры должны были являться ко двору не только 30 ноября, но и в другие указанные императором дни.

После смерти Павла с 1801 по 1916 гг. орденом было награждено около 600 человек. В царствование Александра I (1801-1825 гг.) значительно выросло число кавалеров-военных. Так, за период Отечественной войны 1812 г. и заграничных походов русской армии 1813 - 1814 гг. награды получили 8 человек, в том числе Л.Л. Бенигсен - с бриллиантовыми украшениями. Все они имели чин полного генерала. Хотя формально награжденный орденом становился «особой» третьего класса, что по Табели о рангах соответствовало званию генерал-лейтенанта, фактически тогда кавалерами могли надеяться стать лишь полные генералы. От тех времен в Государственном историческом музее хранится голубая андреевская лента, которая была на груди знаменитого полководца князя П.И. Багратиона в момент его смертельного ранения в Бородинской битве.

Награждал Александр I и иностранцев. Так при ратификации Тильзитского мирного договора с Францией 26 июня 1807 г. император поручил князю Куракину поднести Наполеону от имени Александра пять орденов святого апостола Андрея для самого Наполеона, его брата Жерома, маршалов Мюрата, Бертье и дипломата Талейрана. Тогда же Александру передали пять орденов Почетного легиона, учрежденного Наполеоном в 1802 г. — для императора, его брата цесаревича Константина, барона Будберга и русских уполномоченных при переговорах князей Куракина и Лобанова-Ростовского.

Кроме того, на параде русских и французских войск Наполеон изъявил желание наградить орденом Почетного легиона «самого храброго русского солдата». Выбор пал на гренадера лейб-гвардии Преображенского полка Лазарева, которому император Франции сказал: «Ты будешь помнить этот день, когда мы, твой государь и я, сделались друзьями». В ответ Александр послал Бонапарту для храбрейшего из французских солдат знак отличия военного ордена — солдатский Георгиевский крест. Простой солдат не мог быть награжден высшим орденом Российской империи. Даже соображения престижного порядка в этой сложной ситуации не смогли склонить Александра I к отступлению от незыблемого правила.

Интересно отметить, что в 1815 г. Александр I наградил орденом святого апостола Андрея победителя Наполеона в битве при Ватерлоо английского полководца герцога Веллингтона. Последние награждения орденом в Российской империи состоялись в 1916 г., всего их с 1699 г. было немногим более тысячи.

Орден имел одну степень. Девиз его гласил: «За веру и верность», что согласно проекту устава 1720 г. «долженствует напоминать кавалерам, дабы они, по всей возможности, охраняли и защищали христианскую веру и пребывали чрез весь свой век приверженными к Богу и главе своего ордена (императору) всеподданическою верностью». Знаки ордена состояли из креста, звезды и голубой ленты (или цепи). В XVIII веке крест и звезда варьировались в деталях, и лишь в 1797 г. их внешний вид был узаконен.

Важнейшим знаком был косой андреевский крест голубой эмали, на котором изображен распятый святой Андрей Первозванный, наложенный поверх черного двуглавого орла, увенчанного тремя красными коронами. На концах креста — четыре золотые латинские буквы SAPR (Sanctus Andreas Patronus Russiae — святой Андрей, покровитель России). На оборотной стороне орла — хартия (лента) с орденским девизом. Обычно крест был прикреплен к ленте у бедра. Эта голубая муаровая лента носилась через правое плечо и имела ширину 10-12 сантиметров. В особо торжественных случаях крест носился на груди на золотой с разноцветной эмалью цепи из звеньев трех видов: двуглавых орлов, андреевских крестов на фоне красного круга и медальонов с изображением «трофея» и вензелем Петра I. Окончательный вид цепи сложился еще в первой половине XVIII века.

Хотя при Анне Иоанновне «трофей» получил ее вензель, Елизавета Петровна окончательно вернула вензель Петра Великого. Орден святого апостола Андрея — единственный из всех российских наград, который имел цепь.

Андреевские восьмиконечные звезды, которые носились на левой стороне груди, в XVIII веке были матерчатыми (шитыми серебряными нитками) и отличались разнообразием — на многих имелся только крупный андреевский крест без орла. Во второй половине XVIII века на звезде в окружении орденского девиза стали помещать изображение орла с крестом на груди и перунами (молниями), и венком в лапах. После 1797 г. перуны и венки обычно опускались. Со времени Отечественной войны 1812 г. появились звезды из серебра, вскоре полностью вытеснившие матерчатые. В центральном медальоне звезды на золотом поле был помещен черный двуглавый орел с голубым андреевским крестом на груди; по окружности медальона на голубом эмалевом фоне написан девиз ордена: «За веру и верность».

С 5 августа 1855 г. к знакам, жалуемым за военные отличия, присоединялись два скрещенных золотых меча. На кресте они помещались сверху под короной, а на верхнем луче звезды мечи скрещивались таким образом, что рукояти и острия выступали из-под медальона звезды. Скрещенные мечи над медальоном «бриллиантовой» звезды означали, что награждение за военные заслуги состоялось при простом, не бриллиантовом знаке ордена. Все указанные знаки имели большую стоимость, и в уставе говорилось, что «наследники обязаны при объявлении смерти кавалерской обратно отослать орденский знак к казначею ордена». Лишь с сентября 1916 г. орденские знаки стали изготавливать из бронзы.

После свержения в ходе Февральской революции 1917 г. последнего русского императора Николая II пришедшее к власти Временное правительство, в сущности, оставило прежней наградную систему империи, проведя лишь некоторые «косметические» изменения, убрав ряд монархических символов. Так, на ордене святого апостола Андрея с креста решили снять короны, а царского орла в центре круга медальона заменить новым, республиканским орлом без короны по эскизу известного художника Ивана Билибина. Но награждений видоизмененным орденом в 1917 г. не было, и даже пробный экземпляр его неизвестен. Октябрьская революция 1917 г. привела к отмене на несколько десятилетий не только самого ордена, но и других андреевских знаков отличия.

Знаки высших орденов стали частью воинской символики русской армии. Так, андреевская звезда в военной атрибутике была своеобразным символом гвардии и украшала гвардейские головные уборы и лядунки (сумки для патронов), супервесты у кавалергардов тяжелой гвардейской кавалерии и даже чепраки (суконные подстилки под седло). В конце XIX - начале XX веков многие полки русской армии праздновали юбилеи — 100, 150 и более лет, и все они учреждали свои полковые знаки. Тогда более десяти гвардейских частей включили в них как элемент изображение андреевской звезды и ленты, а три гвардейских пехотных полка основой знаков сделали андреевский крест. Старейший русский полк — Преображенский — учредил знак по эскизу креста, собственноручно выполненному Петром I, скопировав обе его стороны. Этот знак стал единственным, имевшим изображение и надписи на оборотной стороне, ведь все знаки чины полков носили на мундирах привинченными. 16 армейских пехотных полков поместили на свой знак андреевскую звезду и ленту, а 11-й пехотный Псковский и 13-й уланский Владимирский полки сделали основой знака андреевский крест.

Следует упомянуть, что Петр I ввел и близкий к орденам знак отличия — миниатюрный портрет императора, выполненный финифтью и украшенный бриллиантами. Он носился на груди на банте из голубой андреевской ленты. Этого знака были удостоены лишь немногие приближенные Петра. Император жаловал его тем, кого считал друзьями и единомышленниками — А.Д. Меньшикову, канцлеру И.А. Головкину и др.

Осенью 1917 г. все знаки и награды с андреевской символикой в России были отменены. Положение изменилось только в последние годы. В год празднования 300-летия учреждения Андреевского ордена, 1 июля 1998 г., был принят указ Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина «О восстановлении ордена святого апостола Андрея Первозванного». С этого времени орден вновь является высшей наградой России, даже выше звания Героя Российской Федерации. По уставу «орденом награждаются выдающиеся граждане Российской Федерации за исключительные заслуги, способствовавшие процветанию, величию и славе России», но им могут быть награждены также главы и руководители правительств зарубежных государств.

Знаки ордена — звезда, крест, лента — остались прежними. Изменилась лишь цепь, на которой в особо торжественных случаях носится орден. Теперь она состоит из 17 чередующихся звеньев трех видов: государственного герба Российской Федерации, картуша с вензелем Петра I и розетки, покрытой красной эмалью, разделенной золочеными полосками в виде сияния. Новшеством также стало то, что лента без ордена на гражданской одежде носится в виде розетки, а на форменной одежде — на планке.

Первым кавалером возрожденного ордена стал знаменитый петербургский филолог и историк академик Дмитрий Сергеевич Лихачев, затем конструктор стрелкового оружия М.Т. Калашников, президент Казахстана Н. Назарбаев и Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Промыслительно, что Святейший Патриарх, трудами которого на Ленинградской кафедре было положено начало возрождения соборного храма ордена апостола Андрея на Васильевском острове, стал кавалером этой высочайшей награды. А в 2002 г. орденом наградили известного православного митрополита Московского Патриархата в Великобритании Антония (Блюма).

В 1988 г. в России появился и самостоятельный церковный орден святого апостола Андрея Первозванного. Он был учрежден в качестве высшей награды Русской Православной Церкви определением Священного Синода от 28 декабря 1988 г. в связи с празднованием тысячелетия Крещения Руси. Орден имеет одну степень, и награждаются им только главы Поместных Православных Церквей. Орден святого апостола Андрея представляет собой серебряный с позолотой овальный знак, в котором в технике «Ростовская финифть» на фоне неба в рост изображен святой, держащий в правой руке большой четырехконечный крест. Изображение обрамлено тонким коричневым ободком, который окружен по периметру алмазами, за ними — две пальмовые ветви, на которых вправлены четыре рубиновых камня. Вверху находится корона с тремя алмазами, носится орден на широкой муаровой зеленой ленте через левое плечо. Существует и восьмиконечная алмазная звезда ордена, представляющая собой круг, наложенный на алмазный ромб. В центре круга — монограмма с вензелем С.А. и надписью по окружности «Аз есмь свет миру», в нижней части — крест и две дубовые ветви. Круг унизан по всему периметру алмазами и носится на правой стороне груди.

Таким образом, после падения советской власти вновь была возрождена многовековая российская традиция — связывать высшие награды страны и ее символику с именем святого апостола Андрея Первозванного.

 

Андреевский флаг

Петр Великий считал святого апостола Андрея своим личным покровителем. Известна также горячая любовь императора к мореплаванию и флоту, а апостол был и покровителем мореплавателей. Поэтому, учреждая русский военно-морской флаг, Петр I выбрал изображение голубого косого андреевского креста. Символика Андреевского флага также была данью памяти Петра его отцу царю Алексию Михайловичу, который впервые учредил специальный трехцветный (бело-сине-красный) флаг для первого военного российского судна — галиота «Орел».

Став царем, Петр I лично уделял много внимания разработке проектов флага. В 1692 г. он нарисовал первые два проекта: на одном имелись три параллельных полосы с надписями «белый», «синий», «красный», а на втором были те же цвета с андреевским крестом поверх них. Предполагается, что второй вариант флага носили уже корабли потешной царской флотилии на Плещеевом озере. В изготовленном в 1693 г. в Париже «Атласе...» Кассини (ныне хранящемся в библиотеке Британского музея) имеется изображение бело-сине-красного «флага Московии», пересеченного синим андреевским крестом.

С 1692 г. по 1712 г. Петр I нарисовал еще восемь проектов флага, которые последовательно принимались во флоте, но во всех этих вариантах присутствовал андреевский крест. Так, в 1699 г. царь нарисовал на черновике инструкции российскому посланнику Е. Украинцеву, направлявшемуся на корабле «Крепость» из Азовского моря в Турцию, трехполосный флаг с андреевским крестом.

Одно из существующих преданий гласит, «что Петр Первый, заснувший ночью за рабочим столом, был разбужен утренним солнцем, лучи которого, переломившиеся через промерзшую слюду окна, упали на белый лист бумаги синеватым диагональным крестом. Свет солнца и цвет моря — вот что символизирует Андреевский флаг».

В настоящее время считается, что Андреевский флаг был учрежден 30 ноября / 11 декабря 1699 г. Официально же Петр I утвердил военно-морской флаг только в 1703 г., после отвоевания русскими войсками у шведов устья Невы и острова Котлин. По мнению царя, Россия теперь окончательно закрепила свое влияние на четырех морях (Балтийском, Белом, Черном и Каспийском), что символизировали четыре части Андреевского флага. В частности, Петр I писал: «Слава, слава Богу за исправление нашего штандарта, который в образе креста Св. Андрея исправити благоволил». Крест располагался по диагонали малого прямоугольника в верхнем углу у древка или по диагонали всего полотнища.

Вскоре в образец Андреевского флага внесли исправления; в 1709 г. в таблице флагов всего мира были изображены три российских флага: белый, синий и красный с белыми крыжами (верхний угол флага), на которых имелись андреевские кресты. Белый флаг был присвоен эскадре адмирала, синий — вице-адмирала, а красный — контр-адмирала. В 1712 г. белый флаг адмирала (корде-баталии) стал изготавливаться с синим андреевским крестом по диагонали на всем поле. Составляя описание российских стягов, Петр I пометил: «Флаг белый, через который синий крест Святого Андрея, того ради, что от сего апостола приняла Россия святое крещение».

В 1718 г. в храме святого апостола Андрея в Кронштадте произошло одно из важнейших событий в истории Российского Военно-Морского флота — впервые был совершен чин освящения Андреевского флага, который стал развиваться над кораблем «Святитель Николай» и фрегатом «Орел».

В царствование императрицы Анны Иоанновны (1730 - 1740 гг.) белый Андреевский флаг стал общим для всех кораблей. Но при императрице Елизавете Петровне (1740 - 1761 гг.) снова появились три флага: синий — авангарда, белый — корде-баталии (основных сил) и красный — аръергарда. Императрица Екатерина II (1762 - 1796 гг.) восстановила общий белый флаг с синим крестом апостола Андрея Первозванного. Однако ее сын император Павел вновь ввел три прежних флага, которые окончательно были упразднены только в 1865 г. С этого времени и до конца 1917 г. по указу императора Александра корабли Российского Военно-Морского флота имели белый Андреевский флаг.

Наиболее отличившимся кораблям присваивали Георгиевский Андреевский флаг. Впервые его удостоился за действия в победном Наваринском сражении с турками в 1827 г. линейный корабль «Азов», а 1829 г. — выдержавший бой с двумя турецкими кораблями бриг «Меркурий».

После введения на флоте строевого походного обучения в 1832 г. морским частям было предписано использовать в качестве знамен кормовые Андреевские флаги на древках. Знаменные флаги также были установлены по присвоенным флотским дивизиям цветам: 1-й дивизии — синие, 2-й - белые, 3-й — красные (аналогично кормовым корабельным). 12-му флотскому экипажу, к которому был приписан экипаж корабля «Азов», полагался Георгиевский знаменный флаг. В 1865 г., одновременно с упразднением флагов дивизий, всем флотским экипажам указали использовать белые флаги с андреевским крестом.

За героическую оборону Севастополя в годы Крымской войны части экипажей Черноморского флота (с № 29 по № 45) в 1856 г. были присвоены Георгиевские знаменные флаги с надписью «За оборону Севастополя с 13 сентября 1854 года по 27 августа 1855 года».

Особые Андреевские флаги специального образца имели находившиеся в Санкт-Петербурге Гвардейский флотский экипаж и Морской кадетский корпус. В частности, знамя Морского кадетского корпуса имело андреевский крест, в середине полотнища в желтом круге изображался государственный герб (двуглавый орел), а по всем четырем концам знамени — гербы корпуса и вензеля Его Императорского Величества.

Под Андреевским флагом совершали кругосветные плавания, открывали новые земли (в том числе целый континент — Антарктиду), шли в бой многие поколения русских моряков. Накануне сражения на кораблях обязательно проводили богослужения. Вот почему последними напутственными словами командиров кораблей к своим экипажам перед боем были: «С нами Бог и Андреевский флаг». До 1918 г. в Морском уставе было написано, что Андреевский флаг «все воинские корабли Российские не должны ни перед кем спускать».

18 ноября 1917 г. собравшиеся на Всероссийский съезд Военного флота распропагандированные большевиками революционные моряки приняли постановление: «Поднять на всех судах Всероссийского Военного флота вместо Андреевского флага флаг Интернационала в знак того, что весь Российский Военный флот, как один человек, встал на защиту народовластия в лице Советов рабочих, солдатских и красноармейских депутатов». Упомянутый флаг Интернационала представлял собой красное полотнище без эмблем и надписей.

14 апреля 1918 г. в советском флоте был официально введен флаг РСФСР, но над кораблями Белой армии продолжал реять Андреевский флаг. После поражения армии под командованием генерала П.Н. Врангеля осенью 1920 г. русский Черноморский флот в составе 33 кораблей из Крыма ушел в северо-африканский порт Бизерту (Тунис), который тогда принадлежал Франции. В конце 1920 г. и последний боевой корабль Балтийского флота под Андреевским флагом — сторожевое судно «Китобой» — совершил переход из Ревеля (Таллина) в Тунис. В Бизерте поселилось около 6 тысяч моряков и членов их семей.

После признания в 1924 г. правительством Франции Советского Союза русский флот был затоплен вблизи Бизерты, но флаг с флагманского корабля броненосца «Георгий Победоносец», спущенный 29 октября 1924 г., как святыня и символ русской эмиграции хранился в построенной в 1937 - 1939 гг. русскими моряками местной православной церкви святого князя Александра Невского.

Только после падения советской власти в декабре 1999 г. флаг был перевезен из Бизерты научно-исторической экспедицией «Андреевский флаг» под руководством президента Андреевского фонда Е.П. Истомина в Санкт-Петербург и помещен на вечное хранение в кафедральный Казанский собор у могилы знаменитого полководца фельдмаршала М.И. Кутузова. Акция передачи флага состоялась 12 декабря, а церемония его чествования войсками и водружение на почетное место в храме 18 декабря 1999 г. Исторический Андреевский флаг был пронесен перед строем воспитанников военно-учебных заведений Санкт-Петербурга ротой почетного караула Петербургского гарнизона. Настоятель Казанского собора протоиерей Павел Красноцветов отслужил благодарственный молебен за возвращение символа русской воинской славы в Россию.

В последнее десятилетие у петербуржцев появилась традиция отмечать дату последнего спуска Андреевского флага в Бизерте его символическим поднятием. Так 29 октября 1999 г. (через 75 лет после спуска) Андреевский флаг был торжественно поднят на пришедшем в Бизерту из Санкт-Петербурга парусном судне «Седов». В этой церемонии на борту корабля принимал участие старейшина русской диаспоры в Тунисе А.А. Ширинская, дочь капитана одного из судов затопленной в 1924 г. эскадры.

Через пять лет, 29 октября 2004 г., в Бизерте вновь прошла памятная акция подъема Андреевского флага с участием петербургских гостей. А.А. Ширинская была награждена грамотой губернатора Санкт-Петербурга. При этом некоторые церковные и исторические реликвии русской эмиграции были переданы Кронштадтскому Морскому корпусу, при котором строится храм памяти великого флотоводца св. Федора Ушакова.

17 января 1992 г. постановлением правительства Андреевский флаг был возвращен в качестве официального Военно-Морскому флоту России. Освящение Андреевского флага произошло 15 февраля того же года в праздник Сретения Господня в верхнем храме Богоявления Господня Николо-Богоявленского кафедрального Морского собора Санкт-Петербурга (что подчеркивало статус города как морской столицы России). Настоятель собора протоиерей Богдан Сойко в присутствии матросов, старшин, мичманов, офицеров и адмиралов освятил флаг Санкт-Петербургской военно-морской базы и вручил его командующему базой вице-адмиралу В.Е. Селиванову, который передал его почетному караулу, выстроенному у входа в собор.

Ныне этот освященный флаг в дни праздников реет в северной столице над главным Адмиралтейством. Первый на Военно-Морском флоте России официальный подъем Андреевского флага состоялся на входящем в состав Балтийского флота эскадренном миноносце «Беспокойный», освященном 29 февраля 1992 г. настоятелем Николо-Богоявленского собора о. Богданом Сойко.

26 июля 1992 г. в день Военно-Морского флота на всех боевых кораблях в последний раз были подняты и спущены флаги СССР. Вместо них под гимн Российской Федерации были подняты Андреевские флаги. В октябре 1996 г., в день празднования 300-летия Российского флота, Андреевские флаги развивались над Москвой и Санкт-Петербургом, поднятые в небо на аэростатах. 4 января 2001 г. вступил в силу федеральный закон «О знамени Вооруженных сил Российской Федерации, знамени Военно-Морского флота Российской Федерации...», закрепивший официальный статус Андреевского флага. В последнее время обсуждается вопрос о создании на Российском флоте института корабельных священников, и возможно вскоре над морями и океанами снова зазвучат слова: «С нами Бог и Андреевский флаг».

 

Храмы святого апостола Андрея

В XVIII - XIX веках на Северо-Западе России было построено несколько андреевских храмов. Так в 1717 - 1718 годах в первой и главной базе русского военно-морского флота Кронштадте по личному указанию Петра Великого был возведен деревянный Андреевский собор. Средства на строительство выделил генерал-губернатор Санкт-Петербурга и Кронштадта Александр Данилович Меньшиков, избравший место для храма вблизи своего дворца. 13 июля 1718 г. состоялось торжественное освящение храма в присутствии императора, и в 1720 г. Андреевская церковь стала главным храмом остова Котлин и всего побережья Финского залива, а ее настоятель — «заказчиком духовных дел» (благочинным). Уже в 1721 г. по Высочайшему повелению церковь была наименована собором.

В дальнейшем вместо обветшавшего деревянного здания храма один из лучших петербургских архитекторов Андреян Захаров в 1805 - 1817 годах возвел в Кронштадте каменный собор святого апостола Андрея на Андреевской улице. Церемония закладки 20 июня 1805 г. проходила в присутствии императора Александра I, ее возглявлял Санкт-Петербургский митрополит Амвросий (Подобедов). Торжества происходили как грандиозный праздник с салютом военных кораблей, в память о закладке храма отчеканили золотую медаль. Освящение собора совершил 26 августа 1817 г. епископ Ревельский, впоследствии митрополит Московский святитель Филарет (Дроздов).

Позднее в Андреевском соборе в течение 53-х лет служил великий молитвенник Земли Русской святой праведный отец Иоанн Кронштадтский (с декабря 1855 г. по декабрь 1908 г.). Одной из главных святынь храма был золотой крест с частицей мощей святого Андрея Первозванного, находившийся в киоте храмовой иконы апостола Андрея. Не менее почитаемым был резной костяной медальон-образ святого Андрея Первозванного, вырезанный самим Петром Великим и подаренный им в первый деревянный собор. В этом соборе отмечались многие важные события государственного значения.

В других храмах Кронштадта также хранились реликвии, связанные с апостолом Андреем. Так, в Морском Богоявленском соборе находился принадлежавший Петру Великому небольшой золоченый с эмалями крест святого Андрея Первозванного на белом круглом медальоне и при нем голубая орденская Андреевская лента, принадлежавшая императору и подаренная в храм после его смерти. Когда 30 мая 1872 г. праздновался 200-летний юбилей со дня рождения Петра Великого, во время всенощного бдения в Богоявленском соборе Андреевскую ленту вынесли в центр храма и поместили на бархатной подушке, к ней был приставлен почетный караул.

О взятии г. Очакова в 1737 г. напоминал образ святого апостола Андрея «с деяниями» в серебряном позолоченном окладе, переданный в Богоявленский собор контр-адмиралом Я.С. Баршем в 1742 г. В церкви святого князя Александра Невского при Кронштадском Доме трудолюбия почиталась икона святого апостола Андрея, по преданию написанная для первоначального Андреевского собора. Ее военная история связана с сербо-черногорско-турецкой войной 1876 г., так как образ в тот период находился при врачебно-санитарном отряде, выезжавшем из Кронштадта на помощь сербам.

Помимо Кронштадта Петр Великий задумал построить соборный храм апостола Андрея Первозванного на стрелке Васильевского острова (перед зданием Двенадцати Коллегий), где планировал создать центр своей новой столицы, Санкт-Петербурга. За год до своей кончины, в 1724 г., император заказал проект этого храма известному шведскому архитектору Никодемусу Тессину младшему. Зодчему было поставлено условие: храм должен напоминать римский собор святого Петра и иметь в длину 427 футов (130 метров). Тессин согласился и в 1725 г. представил проектные чертежи собора; была изготовлена его модель, но осуществить замысел не удалось из-за скоропостижной кончины императора.

В январе 1727 г. императрица Екатерина I, «первейшая Великая Магистра ордена Святаго Апостола Андрея кавалеров Российских», именным указом распорядилась отпустить 3 тыс. рублей для возведения церкви апостола Андрея на выделенном участке Васильевского острова (на углу Большого проспекта и 6-й линии). В том же году началась подготовка к строительству храма, которое частично шло на пожертвования кавалеров ордена святого апостола Андрея.

В 1729 г. архиепископ Нижегородский Питирим освятил закладку деревянного однопрестольного храма, построенного по проекту архитектора Джузеппе Трезини и освященного после окончания строительства 8 октября 1732 г. во имя апостола Андрея «для торжества и праздников кавалеров Андреевского Ордена». Освящение храма совершил сподвижник Петра Великого архиепископ Новгородский и Великолукский Феофан (Прокопович), духовный пастырь кавалеров ордена.

Иконостас в новый храм перенесли из домовой церкви петербургского дворца А.Д. Меньшикова, средства на облачения и утварь пожертвовала императрица Анна Иоанновна. 4 февраля 1744 г. Андреевскому храму по распоряжению императрицы Елизаветы Петровны и решению Святейшего Синода был присвоен статус собора. В церковной ограде был погребен сподвижник Петра Великого сенатор князь Б.Ф. Долгоруков. 4 июля 1761 г. деревянный собор сгорел от удара молнии.

Новый каменный собор был заложен 18 июля 1764 г. по проекту архитектора А.Ф. Виста, но 6 августа 1766 г. во время сооружения сводов купола неожиданно рухнули, за что зодчего посадили под арест. Строительство продолжалось, вероятно, по проекту выпускника Академии Художеств архитектора А.А. Иванова и в 1768 г. было в основном завершено. Однако собор был полностью освящен только 23 марта 1780 г., и в 1797 г. повелением императора Павла I официально назначен орденским, кавалерским, в связи с чем над входом был установлен барельеф с изображением ордена апостола Андрея Первозванного, который несли два ангела.

В 1798 г. внутри собора была выполнена лепка и на углу 6-й линии и Большого проспекта возведена ограда с часовней, в 1848 - 1850 гг. к храму пристроили боковые приделы во имя Пресвятой Богородицы и святителя Николая Чудотворца по проекту архитектора Н.П. Гребенки, одновременно оказался изменен верх колокольни и позолочена кровля храма. В 1878 - 1879 гг. архитектор А.И. Кракау переделал ограду и угловую часовню, а 1890 г. к алтарю пристроили пономарню, а в 1897 г. расширили алтарную часть. К собору была приписана каменная часовня свт. Николая Чудотворца у Благовещенского (с 1855 г. Николаевского) моста, построенная в 1853 г. по проекту архитектора А.И. Штакеншнейдера. Около Андреевского рынка на Большом проспекте, вокруг которого 8 июля ежегодно устраивался крестный ход, был сооружен в 1903 г. красивый киот в память коронования Николая II.

В соборе хранилось много святынь, в том числе икона Воздвижения XVII века с портретами царя Алексея Михайловича и Патриарха Никона, запрестольный образ Саваофа, старинное Евангелие 1717 г. в серебряном окладе весом 14 кг, серебряное позолоченное напрестольное облачение главного престола великолепной художественной чеканки 1861 г. и др.

В Санкт-Петербурге, помимо Андреевского собора на Васильевском острове, было устроено подворье Старо-Афонского Свято-Андреевского мужского скита в районе Пески. 2 июля 1879 г. Андреевский скит получил в дар от купчихи г. Павловска А.У. Джамусовой участок земли на углу 5-й Рождественской и Дегтярной улиц. 11 мая 1889 г. на территории подворья было начато сооружение церкви во имя Благовещения Пресвятой Богородицы в память чудесного спасения императорской семьи при крушении поезда 17 октября 1888 г. на станции Борки. Строительство трехэтажного здания храма в московско-ярославском стиле по проекту епархиального архитектора Н.Н. Никонова было завершено в 1890 г.

19 февраля 1890 г. из Андреевского скита на петербургское подворье были отправлены чудотворная икона Божией Матери «В скорбех и печалех Утешение» и частицы святых мощей, в том числе апостола Андрея Первозванного. 22 декабря 1892 г. Санкт-Петербургский митрополит Палладий освятил Благовещенский храм, вмещавший 1500 человек. В церкви подворья в 1890-х гг. освятили пять престолов, в том числе 19 января 1892 г. епископ Выборгский Антоний (Вадковский) освятил в верхнем этаже здания правый придел во имя святого Андрея Первозванного. В праздник апостола Андрея литургия в храме сопровождалась пением на афонский манер. К Вербному воскресенью с Афона доставлялись освященные лавровые венки, раздаваемые молящимся.

Вскоре после отвоевания Россией приладожских земель, в 1717 г., началось возрождение Спасо-Преображенского Валаамского монастыря. В 1719 г. на Валааме была устроена первая после столетнего перерыва монастырская церковь во имя Преображения Господня с приделами святых Андрея Первозванного и Иоанна Богослова. На месте воздвигнутого по преданию апостолом Андреем на вершине высокой скалы каменного креста, в 1847 г. были построены часовня и келлии для братии (в XVIII веке здесь подвизался известный подвижник, иеросхимонах Никон).

В 1901 - 1906 гг. на этом месте была построена по проекту архитектора В.И. Баранкеева кирпичная церковь Воскресенского скита, нижний храм которой был 30 июля 1906 г. освящен в честь святого Андрея и устроен по образцу Гроба Господня в Иерусалимском храме. В Андреевском храме находился камень, подобный тому, который был привален ко входу в пещеру с Гробом Господним, а затем отвален Ангелом, когда Христос воскрес. За камнем имелась ниша, где помещалось «подобие Гроба Господня». До революции сюда совершались массовые паломничества верующих, в том числе из Санкт-Петербурга. После 1917 г. в скиту проживал только один монах, а в 1937 г. братией монастыря здесь был организован приют для мальчиков 10-14 лет.

Старинный Андреевский храм в Грузино сохранялся до начала XIX века, в 1791 г. вблизи него даже построили каменную колокольню. В 1806 г. эту церковь разобрали, а антиминс из нее перенесли в Новгородский Софийский собор. Однако вскоре (к 1821 г.) в Грузино, ставшем имением графа Аракчеева, возвели каменный собор апостола Андрея. В XIX веке Андреевские храмы появились и в других местах северо-западных епархий. Так, в 1864 - 1865 гг. в поселке Палкела (ныне Замостье) на Карельском перешейке, вблизи реки Вуокса, по проекту архитекторов Г.И. Карпова и Н.И. Ржанова была построена деревянная церковь св. ап. Андрея с приделом равноапостольной Марии Магдалины (перестраивалась в 1896, 1926 и 1939 гг.). Это место выбрали не случайно, по одной из версий апостол переплыл из Ладожского озера в Финский залив по реке Вуокса. Не случайно расположенный на Вуоксе нынешний город Каменногорск до 1948 г. носил финское название Антреа, то есть по-русски Андрей - в честь апостола.

В советское время в русле общей антирелигиозной политики почитание святого апостола Андрея пытались искоренить. В январе 1931 г. был закрыт и в начале 1932 г. взорван Андреевский собор в Кронштадте (в том же году власти разобрали на строительные материалы и часовни собора). Когда верующие стали приходить к фонтану, бывшему в церковной ограде со времен святого отца Иоанна Кронштадского, и брать оттуда воду как святую, фонтан засыпали и в 1955 г. поставили на этом месте памятник Ленину.

31 марта 1933 г. ленинградские власти закрыли храм подворья Афонского Андреевского скита в северной столице (его здание после перестройки занял Центральный государственный архив научно-технической документации). В начале 1920-х гг. при создании бульваров на Большом проспекте Васильевского острова были снесены ограда и часовня Андреевского собора; весной 1930 г. под предлогом установки памятника лейтенанту П.П. Шмидту снесли часовню свт. Николая Чудотворца у Николаевского моста.

16 мая 1938 г. был закрыт сам собор святого апостола Андрея (при этом почти все члены его причта и наиболее активные прихожане оказались расстреляны). С куполов сняли кресты, а здание собора передали Тресту художественно-промышленного производства, который произвел частичную перепланировку помещений (к счастью уцелел уникальный резной деревянный позолоченный иконостас XVIII века). В 1939 г. была разрушена деревянная Андреевская церковь в Палкеле и т. д.

Спасо-Преображенский Валаамский монастырь прекратил свое существование на островах в 1940 г. В послевоенные годы возле Воскресенского скита была открыта турбаза, а в нижнем Андреевском храме устроена прачечная. Однако планы советских властей искоренить почитание апостола Андрея не удались, с конца 1980-х гг. это почитание не только возродилось, но и получило дальнейшее развитие.

Возобновление монашеской жизни в Спасо-Преображенском Валаамском монастыре после полувекового перерыва началось именно 13 декабря 1989 г., в день памяти святого апостола Андрея Первозванного по новому стилю. Тогда после 50-летнего запустения на святую валаамскую землю вступили первые шесть иноков: четыре иеромонаха и два послушника. Корабль с ними символично пришвартовался в Большой Никоновской бухте у Воскресенского скита, именно там, где была воздвигнута часовня в честь апостола Андрея. Сразу же после высадки иноки 12 раз ударили в колокол, что означало возвращение в обитель братии (уезжая в конце 1939 г. с острова, монахи так же 12 раз ударили в колокол), начались ежедневные богослужения. Теперь эта дата празднуется в монастыре как день возрождения обители.

В середине 1990-х гг. на Валааме началось восстановление возвращенного обители Воскресенского скита с Андреевским храмом. В августе 2005 г. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II освятил нижний храм во имя апостола Андрея, а 10 июля 2006 г. совершил чин малого освящения всей церкви в честь Воскресения Христова.

В год празднования Тысячелетия Крещения Руси по благословению посетившего Андреевский собор митрополита Ленинградского и Новгородского Алексия (Ридигера) возродилась община храма, зарегистрированная администрацией северной столицы в сентябре 1988 г. В 1989 г. был отслужен первый молебен в Андреевском соборе, еще занятом коллекциями Музея антропологии и этнографии имени Миклухо-Маклая Академии Наук СССР (Кунсткамеры). В 1990 г. алтарь и подкупольная часть храм были возвращены верующим, и 13 декабря того же года, в день памяти святого апостола Андрея, назначенный настоятелем протоиерей Александр Швец совершил в соборе первую после 52-летнего перерыва Божественную литургию.

15 июля 1991 г. общине собора передали расположенную рядом церковь Трех Святителей Вселенских (освященную в 1760 г.). Полностью Андреевский собор возвратили Санкт-Петербургской епархии 10 декабря 1992 г., при этом вывоз из части здания хранившихся там коллекций Музея антропологии и этнографии занял еще несколько лет (завершился летом 1995 г.). 13 декабря 1993 г., в престольный праздник храма, епископ Тихвинский Симон освятил престол главного алтаря и часть собора фактически переданного приходу. В 1995 - 1996 гг. на купола были водружены позолоченные кресты, а в 1999 - 2000 гг. на колокольню подняты семь колоколов.

В 2001 г. при создании пешеходной зоны на 6-й линии Васильевского острова перед зданием собора был установлен обелиск в честь 300-летия учреждения ордена святого апостола Андрея. 15 ноября 2001 г. митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Владимир освятил воссозданную на месте снесенной часовню во имя святого равноапостольного князя Владимира, крестившего Русь на берегах Днепра после того, как примерно за 950 лет до этого там побывал с апостольским благословением Андрей Первозванный. В 2001 - 2002 гг. состоялся ремонт фасадов и куполов собора, был отреставрирован, вызолочен и установлен над входом барельеф с изображением Андреевского ордена.

13 декабря 2004 г. прошли юбилейные торжества в честь 275-летия основания прихода Андреевского собора. 6 июля 2007 г. в сквере вблизи храма был торжественно открыт памятник первому кавалеру ордена святого апостола Андрея Первозванного графу Федору Алексеевичу Головину. Увековечение памяти знаменитого государственного деятеля, полководца и дипломата - часть проекта Центра национальной славы «Служение Отечеству: события и имена». В церемонии открытия монумента участвовали председатель Попечительского совета Центра, президент ОАО «Российские железные дороги» Владимир Якунин и губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвеенко. Чин освящения совершил митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Владимир.

В настоящее время в соборе находятся две особо чтимые иконы святого апостола Андрея: одна с житием, датируемая 1728 г., из первого храма Санкт-Петербурга, деревянного собора Пресвятой Троицы на Троицкой площади (снесенного в 1933 г.), и другая аналойная с частицей мощей апостола (эта частица - вклад архидиакона Андрея Мазура). Алтарный образ апостолов Андрея и Филиппа также содержит частицу мощей святого Андрея Первозванного.

В 1998 г. у возрождаемого главного монастыря Санкт-Петербургской епархии Александро-Невской Лавры появился свой первый Андреевский скит, расположенный близ деревни Коркино в Колтушской волости Всеволожского района на Агафоновом лугу (земельный массив «Генетика»), месте, связанном с памятью о первоученике Иисуса Христа святом апостоле Андрее. Скит находится на старинном сухопутном пути из Скандинавии в Византийскую империю («из варяг в греки»). По церковному преданию апостол Андрей Первозванный, проповедуя слово Божие, двигался по этому пути и, направляясь в Рим, проехал по сухопутной дороге вдоль Невы.

Дальнейшая история Российского государства тесно связана с этой дорогой, с ратными и торговыми делами. Агафонов луг находится на сухопутном пути примерно на одинаковом расстоянии между двумя бывшими охраняемыми стоянками, а затем крепостями Ниеншанц и Орешек, водный путь между которыми проходил по Неве. Сухопутный путь от места впадения реки Охта в Неву шел через возникшие позднее деревни Кудрово, Новосергиевку, Колтуши, Агафонов луг вдоль Черной речки и далее по нынешней Морозовской дороге до Петрокрепости. Луг был очень удобен для остановок в середине пути, для кормления лошадей и отдыха, так как вокруг большого поля текли чистые родниковые речушки, питавшие реку Дегтярку. Видимо, на лугу постоянно располагались сторожевые посты, он исстари выкашивался и потому среди леса никогда не зарастал кустарником и деревьями. Богатый травостой обеспечивался в любое лето, потому что близкая от поверхности земли супесь уводит в плывун лишнюю влагу в дождливую погоду и хорошо пропускает к корням травы родниковую влагу от близких грунтовых вод.

Недалеко от дороги на лугу находится огромный древний валун, который предание связывает с именем апостола Андрея. По рассказам местных старожилов, еще в начале прошлого века, приезжая косить сено, крестьяне прикладывались к этому камню, обязательно сажали на него детей, чтобы получить исцеление или зарядиться здоровьем и добрыми силами, так как от своих предков знали, что скрывает камень великую благодать, отдавая ее людям с чистым сердцем. «Камень, хранящий великий клад Божьей благодати» - так об этом поведала приезжавшая в 2003 г. в скит монахиня Варвара, уроженка этих мест.

Возможно, у этого камня в 1240 г. после разгрома шведского войска отдыхали дружинники святого князя Александра Невского. И позднее здесь неоднократно проходили идущие на врага новгородские дружины, в том числе войска Петра I, в октябре 1702 г. освобождавшие приневские земли от столетнего шведского владычества. В годы Великой Отечественной войны путь получил название «Дорога смерти» или «Дорога скорби». По ней 19 сентября 1941 г. шли тысячи солдат для взятия плацдарма на левом берегу Невы (легендарного «Невского пятачка»), чтобы больше уже никогда не вернуться. Не менее 250 тысяч воинов пало в сентябре 1941 - январе 1943 гг. на «Невском пятачке», и их самоотверженная гибель стала одной из самых трагических страниц войны.

На территории Всеволожского района (единственного не оккупированного фашистами в кольце блокады) добывалось топливо и выращивались овощи для осажденного города, здесь размещались госпитали и эвакопункты, располагались аэродромы и дальнобойная артиллерия. В конце 1942 г. в районе Агафонова луга формировались и готовились войсковые подразделения, форсировавшие вскоре Неву и прорвавшие 18 января 1943 г. кольцо смертельной блокады в ходе операции «Искра». И штаб этой операции также находился в лесу поблизости от места скита.

Скит возник на базе крестьянского хозяйства «Краеугольный камень», созданного 27 июня 1994 г. Главой хозяйства был Владимир Михайлович Елгин, его заместителем - Иван Владимирович Елгин. Узнав историческую и духовную значимость места, отведенного под хозяйство, его глава доложил обо всем митрополиту Санкт-Петербургскому и Ладожскому Иоанну. 19 сентября 1995 г. Владыка благословил установление поклонного креста, утвердил проекты часовни и звонницы (составленные архитектором И.Я. Холяковым) и предположил, что в перспективе возможно создание на этом месте скита святого апостола Андрея Первозванного. Утверждая проект часовни, митрополит Иоанн сказал: «Наконец-то и на "Дороге смерти" появятся православные кресты...».

Группа энтузиастов начала обустраивать территорию и готовить основу для будущего строительства. 5 июня 1996 г. у старинного валуна был установлен деревянный поклонный крест, освященный настоятелем церкви святого Иоанна Кронштадтского в поселке Колтуши отцом Сергием Тарасовым. В течение двух лет В.М. Елгин со своими единомышленниками обустраивал территорию, а в июне 1998 г. обратился к архимандриту Назарию с просьбой о принятии его послушником в состав братии Александро-Невской Лавры. 17 июня начальник Всеволожского РСУ А.Д. Чистяков выделил строительный вагончик, в него в этот же день на Агафоновом лугу по благословению наместника Лавры поселился В.М. Елгин. 6 июля отец Назарий известил митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Владимира о том, что к нему обратились В.Д. Чистяков и В.М. Елгин с просьбой о «кураторстве» строительства часовни, которое берет на себя Всеволожское РСУ, и предложением об устройстве на этом месте скита Лавры. На следующий день Владыка уведомил о своем решении: «Благословляется принять послушником Владимира Елгина, контролировать строительство часовни и других объектов и оформить дарственную на землю».

В начале июля 1998 г. В. Елгин был зачислен послушником в состав братии Александро-Невской Лавры. С этого времени он занялся созданием скита под руководством и контролем архимандрита Назария. Архитектором и инженером-строителем стал Андрей Павлович Зайцев. 1 августа 1998 г. наместник Лавры издал распоряжение, в котором приказал образовать скит в честь святого апостола Андрея Первозванного, назначить ответственным за организацию и ведение строительных работ В.М. Елгина, а также составить и утвердить положение о ските. 18 октября архимандрит утвердил подготовленное положение.

К осени 1998 г. были построены две деревянные келии. Летом 1999 г. состоялась закладка часовни святых преподобных Зосимы и Савватия Соловецких, а к осени следующего года были окончены основные работы по ее возведению, освящен и водружен крест. Часовню срубили из калиброванных бревен в традициях северного деревянного зодчества. 6 апреля 1999 г. В.М. Елгин был пострижен отцом Назарием в рясофор с наречением именем в честь святого преподобного Зосимы Соловецкого. 28 апреля 2000 г. инок Зосима принял постриг в мантию в Свято-Троицком соборе Лавры с наречением именем в честь пеподобного Серафима Саровского, а 1 мая архимандрит Назарий утвердил монаха Серафима в должности строителя скита.

Через несколько месяцев митрополит Владимир благословил освятить строящуюся часовню по чину церкви. 22 января 2001 г. архимандрит Назарий утвердил проект пристройки к часовне алтарной части с преобразованием ее в церковь, а также проект возведения колокольни с трапезной и библиотекой (автор проектов А. П. Зайцев) вместо планировавшейся раньше звонницы. К этому времени был выкопан колодец, устроены некоторые хозяйственные постройки, начато оборудование монастырской пасеки с целью производства меда для братии и воска для свечей. 22 февраля 2001 г. наместник Лавры представил митрополиту рапорт о делах в ските, на котором 26 марта Владыка написал: «Читал с интересом и радостью. Сердечно благодарю монаха Серафима (Елгина) за труды и за предпринятый подвиг по созданию скита Александро-Невской Лавры. Призываю Божие благословение на дальнейшие труды».

28 июня 2001 г. отец Назарий обратился к главе администрации района с просьбой предоставить хозяйству около пяти гектаров леса, которые составят основу медосбора, и 3 апреля 2002 г. участок лесного фонда площадью 2,5 га передали в аренду монаху Серафиму (Елгину) на пять лет, а в дальнейшем этот договор был переоформлен на Лавру, и срок аренды продлен до 49 лет. Постепенно развивалось подсобное сельскохозяйственное производство: начато разведение гусей, кур, кроликов, выращивание картофеля. 13 сентября 2002 г. было завершено оформление факта дарения Лавре здания церкви с подворными постройками и земельного участка крестьянского хозяйства.

8 апреля 2003 г. архимандрит Назарий благословил начало проектных работ братского корпуса, бани, привратницкой, архиерейского дома, дома паломников, мастерской и двухкомнатного дома для скита (23 апреля 2004 г. форэскизы этих строений были согласованы с районным Комитетом по архитектуре и градостроительству). 15 октября 2003 г. было подписано постановление администрации Всеволожского района о разрешении Лавре выполнения строительных работ по возведению православного скита; таким образом, его строительство получило полное юридическое обоснование. Осенью 2003 г. началось возведение деревянной колокольни с постоянным звоном, переносящим в вечность память о трагических событиях войны и блокады.

27 декабря 2003 г. церковь святых Зосимы и Савватия была освящена иерейским чином, и в этот же день архимандрит Назарий и духовенство Лавры отслужили первую Божественную литургию и совершили крестный ход. Началось регулярное еженедельное совершение служб. 21 августа 2004 г. в день памяти святых Зосимы и Савватия архимандрит Назарий возглавил праздничное богослужение в скитском храме.

Летом 2004 г. закончилось строительство деревянной колокольни с постоянным звоном, на которой был установлен самый большой в Европе для подобных колоколен колокол, переносящий в вечность память о трагических событиях войны и блокады. В это время продолжалось возведение братского корпуса, овощехранилища и ворот с оградой.

18 сентября 2006 г. рядом с «хранящим великий клад Божией благодати» камнем был установлен новый Поклонный крест, освященный наместником Александро-Невской Лавры архимандритом Назарием. Этот памятник, созданный по проекту архитектора и скульптора Э.П. Соловьевой, имеет деревянную основу, обрамленную металлом; терновый венец в центральной части Поклонного креста - символ страдания Христова во имя спасения человечества.

Скит в честь святого апостола Андрея Первозванного - достойное место для вечного поминания ушедших в вечность и для ищущих путь ко спасению, яркий факел молитвенной памяти о погибших воинах и «Краеугольный камень» для спасения каждого с любовью и верой приходящих к нему. Со временем, по увеличению числа братии, в скиту будет круглосуточное чтение псалтыри о всех ушедших в вечность, в том числе и о непохороненных по христианскому обычаю. Из многих святых мест и монастырей, в том числе из Иерусалима, со св. Горы Афон, с Кипра уже привезены паломниками благословения, иконы, земля, лампадное масло, свечи, фотографии, открытки. Число людей, которым Господь открыл пути участия в строительстве скита или молитвенного посещения его, растет. Люди идут сюда с вопросами, раздумьями, за советами, в поисках ключей ко спасению своих душ. Пока они размышляют здесь наедине со своей совестью, озаряемые светом Божьей благодати. Но появятся в скиту монахи-старцы, и тогда поток людской многократно возрастет.

В настоящее время планируется восстановление уничтоженного Андреевского собора в Кронштадте, 29 декабря 2000 г. из прежнего церковного сквера был перенесен памятник Ленину и на его месте в 2002 г. Андреевским союзом и другими общественными организациями установлен камень в память о том, что здесь стоял собор апостола Андрея Первозванного. В качестве первого шага к воссозданию храма разработан проект восстановления Тихвинской часовни, построенной в 1890 г. в церковной ограде как копия Андреевского собора, и снесенной в 1932 г. В марте 2007 г. митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Владимир благословил восстановление этой часовни.

Строятся новые Андреевские церкви, например, возведенный в 1999 - 2000 гг. по проекту архитектора А.Н. Ротинова вблизи поселка Васильево Приозерского района Ленинградской области храм во имя апостола Андрея Первозванного (инициатива его создания принадлежала одному из петербургских профессоров). Эта деревянная церковь в старинном русском стиле была построена по благословению митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна (данному в 1994 г.) на маленьком островке посередине старого русла реки Вуокса (в 30-40 метрах от берега), где по одной из версий проплыл апостол. Летом верующих на островок доставляет паром.

13 декабря 2004 г. ежегодная международная премия святого апостола Андрея Первозванного «За веру и верность», учрежденная фондом Андрея Первозванного и Центром национальной славы России, была вручена в Кремлевском дворце двум петербуржцам: митрополиту Санкт-Петербургскому и Ладожскому Владимиру (Котлярову) и президенту Российской Федерации В.В. Путину.

В 2003 г. на праздник 300-летия Санкт-Петербурга в северную столицу была привезена со Святой горы Афон хранящаяся там в русском Пантелеимоновском монастыре часть мощей святого апостола Андрея Первозванного. 27 мая, в день юбилейных торжеств, после совершения Божественной литургии в Исаакиевском соборе и грандиозного крестного хода на Дворцовую площадь мощи апостола перенесли в Андреевский собор, где их благоговейно встретили прихожане храма и духовенство. С 28 мая по 3 июня святыня пребывала в Свято-Троицком соборе Александро-Невской Лавры. 4 июня, на отдание Пасхи, мощи апостола Андрея были на несколько дней привезены на Валаам. Само принесение святых мощей в Россию стало возможно благодаря инициативе благотворителей Валаамской обители, которая была одобрена Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексием II на заседании Попечительского совета Валаамского монастыря 5 марта 2003 г.

16 июня 2003 г. мощи апостола Андрея в сопровождении игумена Никона были доставлены на главную базу Северного флота Российской Федерации в г. Североморск (Мурманская область). В следующем 2004 году там началось строительство главного храма Северного флота, церкви святого апостола Андрея Первозванного, которое близится к завершению.

Через несколько лет, 3 марта 2007 г. в Санкт-Петербург привезли из Одессы другую часть мощей апостола Андрея, хранящихся в специально сделанном ковчеге, имеющем форму стопы и украшенном эмалью и драгоценными камнями. Около месяца святыня хранилась в церкви святых апостолов Петра и Павла у больницы имени Мечникова на Пискаревском проспекте, а 9 апреля была перевезена в Андреевский собор на Васильевском острове, где оставалась до возвращения в Одессу 16 апреля 2007 г.

В декабре 2006 г. на Пулковском шоссе при въезде в Санкт-Петербург со стороны Москвы был установлен и освящен закладной камень будущего памятника первому апостолу Господню. Еще один памятник апостолу планируется в ближайшем будущем установить в Кронштадте, монумент появится в створе Морского канала после окончания строительства дамбы. В конкурсе на создание этого памятника участвовали 22 проекта, из них шесть вышли в финал по решению Союза художников. Образ небесного покровителя Санкт-Петербурга и России появится как на южных, так и на северных границах города. Почитание святого апостола Андрея Первозванного на Северо-Западе России все больше распространяется.

http://www.bogoslov.ru/text/564114.html




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме