Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

На кого укажет блаженная?

Сергей  Ольховецкий, Православный Санкт-Петербург

20.01.2010

…Я давно заметил: святая блаженная Ксения мало похожа на добрую бабушку, готовую по первому требованию исполнять прихоти капризных внучат. Она не машина для исполнения желаний, она живой человек. На чьи-то молитвы она отвечает сразу, а кого-то испытывает, приглядывается к нему, изучает, ждёт…

— Десять лет исполнится на Вербное воскресенье, как я тут служу, в храме Святой Ксении, — говорит отец Родион Лопатин из посёлка Приладожский, что в Кировском благочинии. — Десять лет… Я считаю, что есть настоятели и более успешные, чем я. Много у меня было планов, много задумок — а что удалось? Храм хотел построить — нет, не построил. С молодёжью хотел работать — молодёжь приладожская в сторону церкви и не смотрит…

Отец Родион искренне сокрушается о своём неудавшемся служении, а я вспоминаю, как несколько лет назад впервые приехал в Приладожский. Приехал, ищу церковь. Мне говорят: «Она там-то и там-то, только вы не удивляйтесь, когда её увидите. Это точно храм, не кочегарка. Она была кочегаркой, а теперь её в храм переделали». Нашёл — с виду всё-таки кочегарка, только крест деревянный на крыше…

А теперь? То же самое здание, но о кочегарном его прошлом и не догадаешься: красиво обшито вагонкой, выкрашено, колокольня над ним возвышается, купол, крест… Благолепная деревенская церковь!

— Тесновато в ней… — вздыхает отец Родион. — Летом, когда дачники наезжают, не повернуться. Я хочу ещё один храм поставить — в соседнем посёлке, в Путилове.

В Путилове у батюшки есть две небольших часовни: одна — Спасская — действующая, в ней две местные матушки постоянно ведут с жителями миссионерскую работу, вторая — Тихвинская — законсервированная. И ещё есть развалины огромного храма XVIII века: Путилово было очень богатым селом, местные купцы не поскупились на Божью церковь.

— Хороший был храм, красивый, это и сейчас видно… Но — увы! — не подлежит восстановлению. Зато мы с прихожанами кладбище за храмом привели в порядок. Оно заросло, и косточки людские повсюду валялись… У нас ведь как: дадут бомжам на бутылку, те разроют старую могилу, косточки выбросят, и новый гроб туда кладут… Мы все эти останки собрали, захоронили, заросли спилили; потом администрация за кладбище взялась… И теперь…

Кладбищенские ворота устроены в виде часовни; всех приходящих встречают большие иконы Спасителя и Божией Матери, под иконами яркие букеты цветов. Чисто и благодатно. Может быть, не такой уж неудачный настоятель отец Родион? Храм в Приладожском, две часовни в Путилове… Нет, оказывается, есть и ещё одна действующая часовня, Никольская, в деревне Назия. Есть большой храм в деревне Лукинское — высокий, красивый, выстроенный в начале прошлого века известным архитектором, — в нём начат ремонт и уже ведутся службы, но работать над его воссозданием придётся не один год… Батюшка перечисляет и перечисляет деревни своего прихода, и нет конца этому перечислению, и в каждой деревне у него то молельная комната, то регулярные службы на кладбище, то крестный ход.

— В Петровщине проводим крестный ход на Петра и Павла, и это праздник для всего села; потом бывает народное гулянье — пироги, танцы, детские игры… В соседнем селе крестный ход на апостола Иуду, брата Господня: он у них испокон века проводился, а мы сейчас его возродили. Тоже праздник для всех местных жителей. Крестный ход в Путилове, в Назии…

— Батюшка, да что же у вас за приход? Целое государство!..

— Большое хозяйство: несколько деревень, много садоводств, огромное количество дачников…

И мы колесим от деревни к деревне, от часовни к часовне. Сегодня матушка у отца Родиона отлучилась в город и оставила на него двух маленьких сыновей (а всего детей четверо). Куда их девать, если нужно показать корреспонденту приход? Батюшка решительно стаскивает с горшка меньшого, одевает его тепло, старший одевается сам — едем все вместе.

— Вот так и служим… По-настоящему нужен бы второй священник, но как о таком мечтать? Второму здесь не прокормиться… Вот, смотрите: Успенский храм в Лукинском. Видите: внизу уже стеклопакеты на окнах поставлены, а на колокольне ещё кирпич осыпается… И для кого его восстанавливать: в Лукинском всех жителей по пальцам на одной руке перечесть можно, и это либо бабушки, которым из дома выбираться трудно, либо деды, которые в храм ни ногой… Правда, ездят сюда прихожане из города — бывшие чада о.Василия Ермакова, — может быть, нам с ними удастся возродить здесь церковную жизнь… А пока много живёт в народе пережитков безбожной эпохи. Недавно приезжает женщина из соседней деревни: «Батюшка, отпойте заочно нашего усопшего!» — «Зачем же заочно? — говорю. — Давайте приеду и отпою!» — «Нет, у нас принято заочно отпевать!» — «Так этот обычай идёт с тех времён, когда священника здесь не было, а сейчас другие времена. Я готов приехать!» — «Нет. Раз не хотите заочно, тогда и вовсе не надо отпевать», — развернулась и уехала. Вот народ! А дети? До четвёртого класса, пока у него душа чистая, он тянется к храму, приходит к нам, иконы рассматривает, молиться пробует; а как станет постарше — куда всё ушло?

— Так, стало быть, у вас нет детей среди прихожан?

— Ну почему же нет? Если родители в храме, то и дети с ними. Я-то имел в виду тех, у кого мама с папой нецерковные: эти с возрастом теряют интерес к вере. А знаете, что самое сложное в деревенском приходе? Не превратиться в секту. Приход живёт своей собственной жизнью, внешних в неё не допускает — да те не очень-то и стремятся, — и образуется этакий замкнутый мирок… Как с этим бороться? Вот проводим крестные ходы — народу нравится… Вот пытаемся начать факультативные уроки основ православной культуры в Путиловской школе: администрация с нами согласна. Вот клуб в Приладожском возглавили православные люди — будем работать вместе. У нас при храме Святой Ксении большая библиотека и фильмов очень много — народ пользуется… Что из всего этого получится, один Господь ведает.

Мы приезжаем в деревню Петровщина. Батюшка не без гордости показывает:

— Видите, новый храм начали строить — во имя Петра и Павла. На этом месте было кладбище, во время войны на нём хоронили погибших лётчиков. Здесь же поблизости проходила Дорога жизни, для военных лётчиков, охранявших караваны грузовиков с хлебом, работы было много, и гибли многие, и здесь, в Петровщине, находили себе вечное упокоение. Хотим, чтобы здесь была церковь, чтобы молитва постоянно звучала над их могилами. Вот видите: стены подняли, а когда хотели приняться за купол — тут и грянул кризис!.. И стоит храм законсервированный уже второй год… А народа здесь много, и верующие есть, и всем им приходится в Приладожский ехать — а там тесно, особенно летом… Вот бы кто помог купол поставить… Только на чудо и надеюсь.

Блаженная Ксения славится своими чудесами — она не оставит без помощи свои приладожские земли. Она, верю, поможет отцу Родиону достроить и храм в Петровщине над могилами ленинградских лётчиков. Но она ждёт, она не спешит, она выбирает, чьими руками совершить это чудо. Может быть, вашими?

Адрес храма Св. блаж. Ксении Петербургской: 187326, Ленинградская область, Кировский район, посёлок Приладожский. Т. 8 (813-62)66-907

http://pravpiter.ru/ 




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме