Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Церковно-государственные отношения в европейских станах на примере Польши

Евгений  Чиквин, Радонеж

13.01.2010

В своем выступлении я хотел бы сосредоточиться на церковно-государственных отношениях в Польше, которая первой вышла из социалистического лагеря. С 1985 года как депутат польского парламента я участвовал в разработке многих правовых актов, прежде всего законов, регулирующих правовое положение Церквей и религиозных объединений в государстве. Я надеюсь, что моя информация о польской модели церковно-государственных отношений хоть немного поможет нашим братьям украинцам в их заботах о создании благоприятных условий для осуществления миссии Православной Церкви в Украине. Но перед тем, как представить более подробные сведения о принятом в 1991 году польским парламентом законе об «Отношениях государства и Польской Автокефальной Православной церкви», я считаю нужным напомнить несколько фактов из нашей православной истории в Польше.

В настоящее время население Польши насчитывает 39 миллионов жителей, в том числе 90 процентов декларирует себя как «верующие римо-католики», православных верующих в Польше около 0,5 миллиона. Православные в большом количестве оказались в пределах Речи Посполитой после объединения Королевства Польского и Великого княжества Литовского в результате, так называемой, Кревской, а затем Люблинской унии.

Со времен правления короля Сигизмунда III Ваза находившиеся под мощным влиянием Римо-католической церкви власти Речи Посполитой включились в реализацию восточной политики Ватикана, окончательной целью которой была ликвидация Православной Церкви и подчинение Православного населения Ватикану. Попытки достигнуть этой цели принесли православным много испытаний, особенно во время насильственного насаждения, так называемой, Брестской унии в 1596 г. и в период между первой и второй мировыми войнами, т.е. с момента возрождения польского государства в 1918 году до агрессии гитлеровской Германии на Польшу в 1939 году. В то время польское государство, хотя и не прибегало к методам террора и репрессии, применяемым большевиками по отношению к Церкви в СССР, но тоже вело политику притеснения, порой открытых гонений, по отношению к Православной Церкви. Несмотря на то, что Православие было автохтонной верой белорусов и украинцев на их исконных землях, власти возрожденной Польши изначально относились к Православной Ццеркви как к учреждению царской России. До 1924 года католики «стихийно» отняли у православных 215 храмов. За это время было разрушенных более 30 храмов, в том числе соборы в Варшаве, Люблине, Калише. В 1929 году Римо-католическая церковь в судебном порядке пыталась отнять у православных еще 750 храмов, в том числе соборы в Кременце, Луцке, Пинске, Почаевскую лавру. Опасаясь волнений на религиозной почве - в пределах довоенной Польши проживало 4 миллиона православных - власти не решились выполнить требования римо-католиков. Но в 1938 году при помощи армии и полиции на Холмщине и Подляшье были разрушены 127 храмов. Применялись и другие методы борьбы с Православной церковью. Выделив из государственной казны значительные суммы, власти добились признания автокефалии Православной Церкви в Польше Константинопольским Патриархом. Церковно-славянский язык юридическими мерами вытеснялся из богослужений, а русский, украинский и белорусский из практики проповедей.

Все вышеизложенные действия осуществлялись при наличии конституционных гарантий свободы. Но конституционные нормы не имели никакого отражения в действующих законах. Тут был своеобразный правовой вакуум, которым воспользовались власти в борьбе с Православной церковью. Так было после введения Брестской унии, так было в межвоенный период и в послевоенные годы при, так называемой, народной власти.

Имея многовековый опыт, мы православные в Польше, сберегая вверенную нам еще со времен святых братьев Кирилла и Мефодия веру, всегда стремились к определению правового статуса Церкви. Нам был необходим закон, который в правовом плане защищал бы Православную церковь от местных чиновников. Такая возможность возникла в конце 80-ых и начале 90-ых годов, и мы ей воспользовались.

Уже в начале 80-х годов находившийся в то время у власти руководящий состав Польской объединенной рабочей партии, осознавая наступающий политический крах, начал процесс либерализации существующей системы. В частности, одним из проявлений этого процесса явилось изменение отношения государства к религии: в 80-е годы велось массовое строительство католических храмов, около тысячи которых было возведено в эти годы. Ослабевающая коммунистическая власть решила особым законом гарантировать Католической церкви полную свободу. В 1989 году Сейм Польской Народной Республики принял закон об отношениях между госудурством и Католической церковью, в соответствии с которым католики получили гарантии и привилегии даже большие по сравнению с теми, которые имелись у них перед второй мировой войной. Коммунистическая власть вернула Католической церкви все принадлежащее ей раньше недвижимое имущество, дала церкви право на преподавание в школах Закона Божьего, а также возможность духовной опеки над верующими в больницах и тюрьмах, ведения пастырской работы в армии. Отдельный закон гарантировал священникам медицинское страхование, а Церковь получила возможность использования общественных СМИ в своих целях.

Быть может, представители старой власти рассчитывали на то, что и дальше управляя страной, они смогут контролировать сложившуюся обстановку, и лишь в ограниченной степени дадут возможность Католической церкви воспользоваться предоставленными ей правами. Но образовавшееся в сентябре 1989 года правительство во главе с премьер-министром Тадеушем Мазовецким помнило о той роли, которую сыграли Католическая церковь и папа Иоанн Павел II в процессе свержения коммунизма в Польше. Все данные законом права и привилегии были реально задействованы. Показателен тот факт, что даже были удовлетворены иски Католической церкви относительно недвижимого имущества, утраченного ею несколько веков назад - все имущество было возвращено.

В некоторых из последних исков Католическая церковь даже потребовала возврата нескольких зданий Варшавского университета, что вызвало определенную критику со стороны части польского общества.

Формируя отношения с преобладающим вероисповеданием, имеющим огромное влияние на общество, новая власть не учитывала интересов небольших по численности Церквей и религиозных объединений, представленных несколькими десятками различных конфессий. Положение в государстве для тех из них, деятельность которых была легальной, регулировал закон «О гарантии свободы совести». Однако этот закон не гарантировал некатолическим конфессиям всех прав и привилегий, предоставленных Католической церкви, в частности, права собственности на храмы и возврат конфискованного недвижимого имущества, что являлось очень важным вопросом для православных верующих.

Будучи единственным православным в составе депутатов Сейма, я попытался убедить большинство членов парламента предоставить Православной Церкви, существующей в Польше на протяжении уже более тысячи лет, такие же права, как и Католической. Нам - пытался я убедить премьер-министра Тадеуша Мазовецкого - нужна другая модель правовых отношений между государством и религиозными общинами. Раз парламент принял отдельный закон по отношению к Католической церкви, мы вынуждены дать аналогичные гарантии хотя бы традиционным, существующим в Польше с времен Реформации церквям. Такая модель не возникла сразу. 9 июля 1991 года т.н. «контрактовы Сейм», 2/3 депутатов которого представляли посткоммунистические партии (как тогда казалось, исчезающие навсегда с политической сцены), принял закон о Православной Церкви, который предоставил православным такие же права (хотя не все) и гарантии, как и Католической церкви два года раньше. После этого на протяжении 8 лет Сейм принял еще 8 законов о вероисповеданиях - последний о еврейских общинах. Все остальные вероисповедания получили гарантии в одном общем законе. Эта довольно сложная система, требующая от парламента больших усилий, позволила решить существенный вопрос, т.е. потребность обеспечения надлежащей позиции преобладающей Церкви в Польше, а именно католикам, и в то же время равные права немногочисленным вероисповеданиям. Всем известно, что Церкви, которым принадлежит огромное большинство верующих граждан данной страны, сформировали историческое лицо христианства в своих странах, создали духовную культуру их народов. Тем, чем была и есть Православная Церковь для греков, русских, белорусов, украинцев, болгар, румын, сербов, черногорцев, тем для поляков является Католическая церковь. Признавая этот факт, не претендуя на роль национальной Церкви, другие Церкви и религиозные объединения должны иметь подобные правовые гарантии. И именно польская правовая модель решает этот вопрос.

В чем заключаются основные достижения православных? Закон гарантирует Православной церкви свободу исполнения духовной власти и свободу управления своими делами (ст. 2 ч. 1). Значение изложенной выше части закона можно оценить должным образом только в том случае, если мы будем помнить о том отношении к православию, которое демонстрировалось на протяжении всей истории Речи Посполитой. Отношение польских властей отличалось недоверчивостью, зачастую нерпикрытой враждебностью, а об отношении Католической церкви к православию проф. Мирослава Папежиньска-Турэк пишет, что «со времен унии она писалась насилием и даже кровью».

Закон определил соотношение между государством и Православной церковью, в том числе ее правовое и имущественное положение.

Мне бы хотелось сказать несколько слов по этому вопросу. В конституции каждой демократической страны содержатся правовые гарантии свободы вероисповедания, в том числе право собственности Церквей и религиозных объединений на храмы. Это означает, что Церкви получают полную гарантию свободы вероисповедания в том случае, если государство дает им не только право wladienia chramami, но и право собственности, гарантируемое конституцией, которое является святейшим законом капитализма. При Народной Польше у Церквей тоже было право на владение церквями. Однако в случае возникновения конфликта между верующими разных конфессий, зачастую спровоцированного извне, право на владение древним храмом переносилось на иную, часто конкурирующую конфессию. В настоящее время право собственности на храм принадлежит исключительно Церкви, которая служит в храме, и лишь она сама, а точнее говоря, ее центральная власть (в случае православных - Собор епископов) может его отменить. Такое решение позволило остановить вызывающие общественные волнения и наносящие вред Церквям и государству споры о церковном имуществе.

Закон также определил православные юридические лица и их органы, причем в соответствии с положениями этого закона церковные власти обязаны только уведомлять государственные органы об установлении и изменении церковных должностей.

Закон обеспечивает Церкви право организовать обучение Закону Божьему в государственных школах, в приютах, детдомах, детсадах. Церковь - в нашем случае епископ - определяет и утверждает програму обучения и назначает учителей. Учителя получают зарплату от государства. Церковь имеет право духовно окармливать больных в учреждениях здравоохранения, заключенных в тюрьмах и следственных изоляторах, военнослужащих в военных частях. Священники, военные капелланы, получают офицерские звания и жалование.

Закон также наделяет Церковь правом осуществлять благотворительную деятельности посредством образованных ею организаций, гарантирует Церкви доступ к СМИ. В нем также отражены особенности Православной церкви. Он дает православному населению право отмечать праздники по Юлианскому календарю (семь дней в году). В эти дни работодатели обязаны предоставлять верующим отпуск без сохранения содержания.

Естественно, не все отношения с государством складываются идеально. Доказательством этому является жалоба, поданная в 2003 году Митрополитом Варшавским и всея Польши Саввой в Европейский суд по правам человека в Страсбурге. В ней высказано требование отмены постановления польского Конституционного трибунала, в силу которого Православная церковь не получила права собственности на 22 православных храма, которые до 1947 года, т.е. до, так называемой, акции «Висла», принадлежали Униатской церкви. В конце 50-х годов минувшего века возвратившиеся на родину немногочисленные православные украинцы отремонтировали их и молятся в них до сих пор, хотя они являются государственной собственностью. Так же дело обстоит и на Холмщине, где 70 православных церквей после акции «Висла» были превращены в католические храмы. В силу закона об отношении государства и Католической церкви в 1989 году их собственником стала Католическая церковь. Православным же отказали в таком праве. Жалоба оказалась действенной. Правительство и парламент во избежание неблагоприятного для Польши постановления Европейского суда по правам человека очень быстро, уже 4 ноября того же года, принял закон, о принятии которого мы хлопотали на протяжении 20 лет.

Так как в Польше 2 католических университета и 4 высшие церковные школы финансируются за счет государственного бюджета, я подготовил и предложил парламентской комисси проект закона о финансировании за счет госбюджета Православной семинарии в Варшаве.

В заключение я хочу сказать, что после 80 лет правового беспредела Православная Церковь в Польше получила закон, который представляет собой современный правовой акт, удовлетворяющий стандартам демократического государства и создающий Православной Церкви в Польше благоприятные условия для исполнения ее миссии.

http://www.radonezh.ru/analytic/11724.html




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме