Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Творцы революции 1905 года в России

Дмитрий  Бируля, Русский дом

11.01.2010


9 (22) января 1905 года, 105 лет назад в Российской Империи была совершена провокация «кровавое воскресенье» - начало «первой русской революции» …

В истории России период 1905-1907 гг. представляет собой особый интерес. В стране впервые появились выборные законодательные учреждения, легальные политические партии, свободная пресса. Самодержавие сделало шаг в направлении конституционной монархии

В катехизисе большевиков - «Кратком курсе истории ВКП(б) [Всесоюзная Коммунистическая Партия (большевиков)]» воскресенье 9 января 1905 называлось «кровавое воскресенье». События в Петербурге описывались так: «Страшная весть о кровавом злодеянии царя разнеслась повсюду. Возмущение и негодование охватили весь рабочий класс, всю страну... В России началась революция».

Безспорно, что рабочий вопрос в конце 1904 года и весь следующий год был основой всех происходивших событий. Но вооружённые бунты возникли не сами собой - у них были свои тайные творцы или, как сегодня говорят, политтехнологи. Кто помнит сегодня их имена: Азеф, Витте, Парвус, Троцкий, Рутенберг и др.? Но именно они делали революцию 1905 года и отнюдь не в русских интересах.

В 1913 году французский экономический обозреватель Эдмон Тэри получил от французского правительства задание изучить результаты реформ и состояние железных дорог в России. Выводы из его исследования свидетельсгвуют о том, что в начале XX века наше страна была сильной здоровой державой, стремительно идущей вперёд.

Интересны его данные по приросту населения России: «С 1892 по 1902 годы он составлял 15,4% (примерно 18,6 млн), а с 1902 года по 1917 год население России увеличилось на 22,7% (на 31,7 млн человек)». По прогнозу Тери численность населения страны в старых границах Российской империи к 1948 году должна была составить 343,9 млн человек.

А вот и главный вывод отчёта Тэри: «Если у больших европейских народов дела пойдут таким же образом между 1912 и 1950 годами, как они шли между 1900 и 1912, то к середине настоящего столетия Россия будет доминировать в Европе как в политическом, так и в экономическом, и финансовом отношениях...».

К чему же мы пришли в начале XXI века? Во-первых, исчезла прежняя Россия - от неё оторвали куски и назвали их суверенными государствами, в которых брошены на произвол судьбы более 25 млн этнических русских. В своей книге «Россия в обвале» А. И. Солженицын пишет: «Могли ли самые обезнадёженные из наших предков предвидеть такое катастрофическое крушение России? За несколько коротких дней 1991года обезсмыслены несколько веков русской истории. За два - три августовских дня смазаны и смыты два столетия русских жертв и усилий (8 русско-турецких войн) выйти к Чёрному морю... Земная история, может быть, не знает другого такого самоубийственного поведения этноса». Теперь старательно избегают слова «русский», заменяя его всегда на - «российский».

Во-вторых, происходит катастрофическое вымирание русской нации. По прогнозу Совета безопасности России, к середине XXI века население России может сократиться на треть. При сохранении нынешних демографических тенденций в 2050 году в России будет насчитываться не более 100 млн. жителей.

Да, русские вымирают. Это самое веское доказательство того, что обрушившиеся на Россию т. н. «революции» стоили нам, русским, всем сообща и каждому в отдельности, невосполнимых потерь. И были они ни чем иным, как величайшим обманом и подлогом, а все сопутствующие им события - позорными, антипатриотическими, антигосударственными и антирусскими. И даже боевики, которые сегодня терроризируют мирное население Чечни, Ингушетии, Дагестана в истории России были отнюдь не первыми. 100 лет тому назад то же самое творили их предшественники из партии эсеров (социалисты-революционеры). Так, с февраля 1905 года по май 1906 года было совершено 15 покушений на губернаторов и градоначальников, 267 - на строевых офицеров, 12 - на священников. Среди жертв террора были и дети. По подсчётам В.М.Пуришкевича, известного политика, члена Думы 1905 года, оказалось, что число погибших и пострадавших от рук террористов в период первой русской революции составляет более 20 тыс. человек.

Боевая организация (БО) эсеров возникла в апреле 1902 года. Она занималась подготовкой и совершением террористических актов. Первым главарём боевиков был Григорий Гершуни, следующим - 34-летний Евно Фишелевич Азеф. Интересно, что ещё в 1893 году Азеф добровольно предложил свои услуги Департаменту полиции и сотрудничал в течение 16 лет, являясь платным осведомителем. Кстати, он присоединился к боевикам по личному указанию тогдашнего министра внутренних дел России В. К Плеве.

Без Азефа, как считал учёный, эмигрант «первой волны» Б. И. Николаевский, нельзя «понять многого в истории первой русской революции - революции 1905 года и последующих годов». Это мнение он высказал о своей книге «История одного предателя». Оно тем более веско, что автор сам активно участвовал в тех событиях, провёл 10 лет в царской тюрьме и ссылках. Он подчёркивал, что провокация сложилась в царской России «в стройную законченную систему», давшую мiру «дело Азефа», которому суждено было войти в историю «в качестве классического примера провокации вообще».

Евно Азеф, с одной стороны, выдал полиции многих революционеров, с другой, организовал или участвовал в подготовке более чем 30 террористических актов, наложивших свой отпечаток на революционное движение начала XX века.

Одним из первых громких дел Азефа была организация покушения на самого министра внутренних дел Плеве, который был убит в июле 1904 года в Петербурге. Убийство произвело огромное впечатление на все слои русского общества.

В 1907 партия эсеров замахнулась на большее - цареубийство. Азеф боялся браться за такое крайне опасное дело и выдал своему полицейскому начальнику А В. Герасимову все планы покушения на Царя. Царское охранное отделение, в свою очередь, поставила Азефу жёсткое условие - не допустить осуществления ни одного из них. И вести дело так, чтобы террористы были уверены, что все неудачи объясняются случайными совпадениями обстоятельств и что полиция ничего не знает об их планах. Азеф справился с этой задачей.

Позже Герасимов вспоминал, что ему бросилась в глаза совершенно исключительная осведомлённость провокатора относительно предполагаемых передвижений Царя и обо всех изменениях, которые вносились в маршрут царских поездок. Он произвёл секретное расследование - кто именно мог быть информатором Азефа. И результаты ошеломили Герасимова. Это было лицо весьма и весьма высокопоставленное. Настолько, что председатель Совета министров П. А. Столыпин долго отказывался верить в предоставленные факты. По его настоянию была произведена дополнительная проверка, но и она только подтвердила первоначальный вывод. Всё указывало на то, что этим лицом был Сергей Юльевич Витте, автор Манифеста 17 октября 1905 г., бывший председатель Совета министров, уволенный Царём от должности 19 апреля 1906 года.

Казалось бы, удача, принимай меры! Но и после долгих размышлений Столыпин распоряжается не давать делу хода. Разве можно было публично признать, что Витте помогал боевикам-эсерам, руководителем которых был агент полиции Азеф?

Но вернёмся к событиям 1905 года. Они, как известно, имели свою предысторию, в том числе и печально известное «кровавое воскресенье». За несколько лет до него начальник Московского охранного отделения С.В.Зубатов пытался создать легальные рабочие организации под покровительством полиции. Они вошли в историю под названием «зубатовщина» или «полицейский социализм». Одной из них было «Общество русских фабричных и заводских рабочих» в Петербурге, во главе которого стоял священник Георгий Аполлонович Гапон. Эта была противоречивая личность. С одной стороны, он посвятил себя заботе о бедных людях и пользовался среди них огромным уважением. Гапон говорил, что монархия нисколько не противоречит требованиям рабочих и что они должны организованным образом требовать улучшения своего положения.

Гапон писал в своих воспоминаниях: «С исчезновением Зубатова петербургская организация рабочих осталась в неопределённом положении, так что когда в августе 1903 г. ко мне пришла депутация из пяти представителей тайного комитета с просьбой взять дело в свои руки, я согласился».

Это хорошо известно, но не известно другое Гапон находился под сильным влиянием «серого кардинала» - террориста боевой организации эсеров Пинхаса Моисеевича Рутенберга. Он, как и другие провокаторы, сыграл зловещую роль как в организации, так и проведении «кровавого воскресенья».

В самом начале января 1905 года вспыхнули волнения на Путиловском заводе, где Рутенберг работал инженером. Там были уволены несколько членов гапоновского «Общества». Затем началась всеобщая стачка, охватившая до 150000 рабочих Петербурга. Они требовали восьмичасового рабочего дня, свободы слова, стачек и т. д.

Гапон развернул бурную агитацию среди рабочих. И склонил их на непосредственное обращение со своими нуждами прямо к Государю. Мол, надежды на правительство у них нет, потому что оно будто бы держит сторону хозяев. Петицию со всеми этими требованиями, которую несли участники Крестного хода, чтобы вручить Царю, написал лично Рутенберг.

Вечером 8 января, накануне «кровавого воскресенья», у нового министра внутренних дел Святополк-Мирского состоялось короткое совещание по поводу предпринимаемых мер, чтобы не допустить подхода манифестантов к Зимнему Дворцу. Он сообщил, что Государя в воскресенье в Петербурге не будет.

Министр сказал также, что он даст указание полиции заблаговременно предупредить рабочих об этом. И раз Царя не будет в городе - никакого скопления не должно произойти.

Бывший тогда Председателем Комитета министров С.Ю.Витте не мог не знать о всех этих приготовлениях, т.к. Святополк-Мирский советовался с ним буквально о каждом своём шаге. Кроме того, к нему ночью 8 января приезжала депутация представителей общественности, уговаривая отменить распоряжение министра о воспрепятствовании силою движению рабочих на Зимний Дворец. Витте категорически от этого отказался и сказал, что это дело Царя.

Теперь-то мы знаем почему. Плеве ещё при жизни указывал Царю, что «Витте красный», что все недовольные элементы в своей противоправительственной работе находят в нём поддержку и опору. Ясно, что Витте сознательно стремился вбить клин между народом и Царём. Он как опытный провокатор, с одной стороны, дал совет Святополк-Мирскому жёстко встретить Крестный ход рабочих, а с другой, потребовал от своих агентов из эсеров непременно вести рабочих, прекрасно зная, что они не смогут вручить петицию лично Царю.

Толпы рабочих с жёнами и детьми, неся впереди Царские портреты, хоругви и иконы, с пением молитвы двинулись к Зимнему Дворцу. Во главе Крестного хода шёл Гапон, рядом с ним Рутенберг. Гапон был уверен в том, что защищает права рабочих, и даже не догадывался, что Азеф с Гутенбергом уготовили ему роль козла-провокатора.

Мало кто знает, что первыми открыли огонь по цепи солдат боевики Азефа, внедрённые в толпу рабочих, после чего солдаты открыли ответный огонь. В результате были убитые и раненые.

Уже в полночь 9 января Гапон обратился к рабочим с воззванием. Отметим, что самые знаменитые, вошедшие во все учебники слова о том, что пули «убили нашу веру в Царя» были написаны не им, а террористом Рутенбергом. От имени священника боевик Рутенберг призывал: «Бомбы, динамит - всё разрешаю... Стройте баррикады, громите царские дворцы и палаты. Уничтожайте ненавистную народу полицию».

Затем оба скрылись за границу и вскоре благополучно прибыли в Женеву.

В октябре 1905 года Гапон был амнистирован и сразу же приехал в Россию. По возвращении он стал опасен для террористов, т. к. слишком много знал. Рутенберг заманил Гапона в конце марта 1906 года на пустующую дачу недалеко от границы с Финляндией.

В своих мемуарах Гутенберг так описывает момент казни своего бывшего «друга»: «..Я ушёл из комнаты и почти истерически рыдал... Тем временем мои люди накинули ему на шею петлю и прицепили её к железному крюку, вбитому над вешалкой в шкафу. Через несколько секунд всё было кончено».

После убийства Гутенберг перешёл через границу в Финляндию. В дальнейшем он примкнул к сионистам и в 1922 году эмигрировал в Палестину.

В конце 1905 года финансовое положение России резко изменилось к худшему. Доходы стали поступать чрезвычайно скудно под влиянием всё разраставшегося революционного и забастовочного движения. И весомый вклад в потрясение устоев страны внесли революционеры-теоретики, по-нынешнему, политтехнологи.

В декабре сразу восемь влиятельных петербургских газет напечатали принятый Петербургским Советом рабочих депутатов и подписанный левыми партиями и организациями т. н. «финансовый манифест». В нём содержался призыв изымать вклады из сберегательных касс, требовать заработной платы в звонкой монете, не платить податей. Казалось бы, откуда такое антигосударственное единодушие?

Но вот что писал позже известный политик, член Государственной думы В.В.Шульгин, полемизируя с еврейским публицистом С.Литовцевым: «Меня всегда поражало, когда люди удивлялись, каким образом после февральской революции 1917 года всюду очутились евреи в качестве руководителей (эта же традиция перешла и к большевикам, когда совершилась революция октябрьская). Эти удивляющиеся люди как будто бы проспали четверть века! Они не заметили, как еврейство за это время прибрало к своим рукам политическую жизнь страны. Когда собралась Государственная дума и в Таврическом Дворце появилась так называемая "ложа печати", то иные остряки немедленно окрестили её "чертой оседлости"...».

И тут следует напомнить ещё об одном, может быть, истинном «отце» первой русской революции - Александре Израилевиче (Львовиче) Гельфанде, более известном под псевдонимом Парвус.

Значение этого человека, имя которого теперь уже почти забыто, в судьбе России столь велико, а знают о нём настолько мало, что это даже «обидно». А ведь он среди прочего был учителем и наставником Ленина и автором того самого финансового манифеста, особенно разрушительного в условиях Царской Госсии, ведущей войну с Японией.
Получив от японцев первые два миллиона фунтов стерлингов, Парвус, не теряя времени, стал духовным вождём и руководителем революции 1905 года. (Из японских денег и Ленину кое-что досталось на организацию 3-го съезда ГСДГП и газеты «Вперёд»). Парвус выдвинул лозунг: «долой Царя, а правительство - рабочее» и сформулировал идею «перманентной революции».

Изучая историю России, состояние её хозяйства и финансов, он обратил внимание на глубокий антагонизм, разделяющий все слои русского общества, увидел его уязвимость и при этом искал любые пути разрушения Госсии. Методика Парвуса была чёткой: революция в стране - это революция в Петербурге. Окраины взорвутся следом.

В 1905 году ему было 36 лет, а Лейба Давидовича Бронштейн (более известен под псевдонимом Троцкий) был на десять лет моложе. Парвуса по праву можно назвать мэтром начинающего революционера Троцкого, у которого тот позаимствовал, а позднее развил в стройную систему идею о непрерывной революции во всем!рном масштабе.

В своих мемуарах «Моя жизнь» Троцкий с восторгом писал о встрече с Парвусом в Мюнхене в январе 1905 года: «Парвус был, несомненно, выдающейся марксистской фигурой конца прошлого и начала нынешнего столетия. Он свободно владел методом Карла Маркса, глядел широко, следил за всем существенным на м!ровой арене, что при выдающейся смелости мысли и мужественном, мускулистом стиле делало его поистине замечательным писателем...».

Однако Парвус больше всего любил деньги. Троцкий так и пишет: «Тем не менее, в Парвусе всегда было что-то сумасбродное и ненадёжное. Помимо всего прочего, этот революционер был одержим совершенно неожиданной мечтой: разбогатеть...». Дальнейшие повороты в его жизни, показали, что это далеко не неожиданность.

Вот что рассказывает Троцкий: «Прибыл я в Петербург в самый разгар октябрьской стачки... Вместе с Парвусом мы стали во главе маленькой "Русской Газеты", превратив её в боевой орган для масс. В течение нескольких дней тираж поднялся с 30 до 100.000. Через месяц заказы на газету доходили до полумиллиона».

Троцкий в своих мемуарах не поясняет, откуда брались огромные деньги на издание газеты с таким тиражом. И далее Троцкий не без самолюбования пишет: «Кроме "Русской Газеты" и "Начала", я писал ещё передовицы в "Известиях", официальном органе Совета рабочих депутатов, а также многочисленные воззвания, манифесты и резолюции. Мы не только вертелись в водовороте, но и создавали его...».

В 1906 году Парвуса арестовали и приговорили к каторге. Он, как и многие последующие революционеры, сбежал по дороге. Объявился уже в Турции, став экономическим и финансовым советником правительства. Вскоре приобрёл дома в Берлине, Берне, Стокгольме, виллу в Швейцарских Альпах, четыре собственных банка, открыл импортно-экспортную контору в Копенгагене. И стал, по словам Троцкого, защитником прогрессивной миссии германского милитаризма.

Впрочем, Парвус и впоследствии играл самую разрушительную для будущего России роль. В начале наших очередных «революционных» 1990-х годов в газете «Аргументы и факты» (январь 1992-го) был опубликован новый документ о событиях 1917 года - некий меморандум, написанный тем же Парвусом. Вот одна лишь цитата из него: «...К весне в России должна быть подготовлена массовая политическая забастовка под лозунгом "Свободы и мира". Центром движения будет Петербург, а здесь, в свою очередь, Обуховский, Путиловский и Балтийский заводы. Стачка должна охватить железнодорожные связи Петербург - Варшава и Юго-Западную железную дорогу... Эта работа может быть претворена в жизнь только под руководством русской социал-демократии».

Заканчивает Парвус свою бумагу сугубой конкретикой: нужна «финансовая поддержка социал-демократической русской большевистской фракции (уточним, ленинской - ред), которая продолжает борьбу против правительства всеми средствами. Вождей нужно разыскать в Швейцарии». Вот так уж повелось в России: призывы к разрушению и смуте и тут же бегство в тёплую Европу или Америку.

Этот меморандум Парвуса был написан в марте 1915 года и приведён в книге Элизабет Херш «Царская империя. Блеск и падение», сборнике засекреченных до недавних пор германских архивных материалов.

А Парвус, быстро перейдя от слов к делу, прибыл в Берлин и выложил немцам чёткий план уничтожения Госсии «путём прихода к власти крайне левых экстремистов». Прежде всего, необходимо свергнуть Царя...

И технология здесь простая. Царь - виновник войны, миллионных жертв, военных неудач. Императрица - немка, а значит шпионка. Примитивно? Конечно, но в России сработает. Революционные партии постараются, и газеты тоже. Да и Государственная дума состоит почти поголовно из буржуазных либералов. А как только будет свергнут Царь, Россия рухнет.

http://www.russdom.ru/node/2479




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

 

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме