Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Воеводина, или Разрушение Сербии

Деян  Мирович, Фонд стратегической культуры

04.01.2010

Через два с половиной года после разрушения союзного государства Сербии и Черногории и спустя всего 8 месяцев после провозглашения независимости квазигосударства Косово на территории Сербии 15 октября 2008 г. скупщина северного сербского края Воеводины приняла Статут Воеводины (далее - Статут). После принятия Статута председатель Исполнительного веча Воеводины и руководитель тадичевой Демократической партии Боян Пайтич (основная цель жизни которого - в один прекрасный день стать „еврокомиссаром"1) в эйфории воскликнул: „Доброе утро, Воеводина!" Однако его эйфория быстро сошла на нет. Общественность Сербии подвергла Статут резкому осуждению. Знаменитый сербский академик Коста Чавошки по этому поводу указывал: „Сам по себе данный проект статута Автономного края Воеводины открывает две пагубные перспективы: создание государства Воеводина в государстве Сербия и сецессию округа Суботица, может, и целой Воеводины"2. Ведущий сербский аналитик проф. Джордже Вукадинович предупреждал, что „вирус" сепаратизма будет распространяться все дольше и дальше: ''С этим статутом упомянутый вирус получил бы и свое институциональное обоснование, что, тем более при наличии известных внешних импульсов, сделало бы возможным его неконтролируемое распространение в очевидно слабом и изнуренном национальном и государственном организме"3. Один из авторов сербской конституции 1990 г., Ратко Маркович, также обратил внимание на то, что, „вопреки конституционному статусу края Воеводины, проект статута Воеводины является актом, по которому данная территория приобретат самостоятельность от Сербии в положениях о территории, официальном языке и письменности, главном городе и международном субъективитете Воеводины. Статут не ограничивается тем, что он является лишь подзаконным общим актом, который должен быть в соответствии с конституцией и законами Сербии, но в большинстве случаев выходит за пределы и конституции, и законов. Речь идет о правовой узурпации полномочий и вторжении в конституционную и законодательную систему Республики Сербии''4. Принятие Статута в скупщине Воеводины осудили и оппозиционные партии - Сербская радикальная партия и Демократическая партия Сербии. Также большинство граждан Сербии было против Статута. Согласно исследованиям, проведенным агенством „Политикум" в октябре 2008 г., 45% опрошенных высказалось против принятия Статута, а 33% его поддержало. Тем не менее докладчик Европейского парламента Елко Кацин заявил: ''Голосование о Статуте Воеводины будет истинным тестом для демократии и европейского характера Сербии"5.

Вообще этот „гуру европейской демократии" - политик, известный по тому, что в бытность свою министром по информации отделившейся югославской республики Словении оправдывал сбивание транспортных вертолетов Югославской народной армии над Словенией в июне 1991 г. словами: ''Жалко, что этим вертолетом управлял словенец, капитан Антон Мерлаки, и то десять часов спустя после нашего призыва всем словенцам оставить ряды Югославской народной армии и перейти в нашу территориальную оборону. А когда вертолет в воздухе, никто не знает, что он несет - хлеб или ракеты''6. 

Тем не менее, несмотря на давление ЕС, белградская власть отказалась от принятия Статута. Народная скупщина Республики Сербии и Правительство в 2008 г. Статут не рассматривали. Подобное положение сохранялось до осени 2009 г. - тогда казалось, что президент Борис Тадич извлек урок из событий с Черногорией 2006 г. и Косово 2008 г. В сербских политических и аналитических кругах появилась надежда, что Тадич отступился от своей пробрюссельской идеологии. Точнее, от идеологии, согласно которой интересы Евросоюза важнее интересов Сербии. Эту идеологию нагляднее всего демонстрирует заявление Тадича 2005 г.: „Членство в Европейском союзе важнее сохранения государственного союза"7. 

После визита 20 октября 2009 г. президента Российской Федерации Дмитрия Медведева в Белград в Сербии даже и в оппозиционных партиях появились мысли, что Тадич начал проводить реальную политику.

Однако все надежды на „трансформацию" Тадича быстро исчезли. Председатель Правительства Республики Сербия Мирко Цветкович 4 ноября 2009 г. принял ярого сторонника отделения Воеводины Ненада Чанка. Чанак - это символ экстремистского сепаратизма и русофобии в Сербии. Он является председателем небольшой партии Лига социал-демократов Воеводины (ЛСВ). Эта партия уже организовала демонстрации против продажи „Нефтяной индустрии Сербии" „Газпрому". Чанак известен также по своим экстремистским заявлениям, подобным тому, что он сделал 27 августа 2008 г., сказав, что российская политика по отношению к Грузии носит „империалистический характер".

Уже на следующий день после совещания премьера Цветковича с лидером ЛСВ на заседании Правительства был принят Закон о полномочиях, который позволяет принять Статут. После данного решения Правительства Республики Сербии обсуждение в Народной скупщине (24 ноября 2009 г.) стало лишь формальностью. Статут фактически принят.

Почему Тадич спустя год уступил и почему позволил принять подобный Статут, который подрывает его власть и создает новое государство (и лидера Пайтича) в границах Сербии? Сербские власти в Белграде пытаются оправдывать его словами, что Статут тем временем был существенно изменен с помощью поправок. Однако при анализе последней версии Статута от ноября 2009 г. видно, что это не соответствует действительности. Например, в ст. 3 указывается, что территория Воеводины „не может меняться без согласия ее граждан, выраженного на референдуме". В ст. 16 - „Воеводина может основывать представительства в регионах Европы и в Брюсселе". Ст. 17 регулирует деятельность т.н. „Воеводинской академии наук и искусств". В ст. ст. 27, 34 и 63 указывается, что Воеводина имеет право самостоятельно брать кредиты за границей. В этих статьях вообще не упоминается о предварительном согласии властей Белграда, точнее, положения Конституции Республики Сербии или Закона об общественном долге от 2005 г. Подобное решение потенциально является наиболее опасным для Сербии, поскольку Пайтич и Чанак знают, что в ст. 93 Конституции предусматривается, что автономные края могут брать в долг при условии, что процедура кредитования регулируется законом.

Пайтич и Чанак поэтому и не упоминают Закон об общественном долге 2005 г., точнее, ст. 33, согласно которой решения „местной власти о кредитовании принимает компетентный орган местной власти (под которым подразумеваются и органы территориальной автономии), но при предварительном заключении от Министерства.

Все это не упоминается в Законе об утверждении полномочий Автономного края Воеводины (который должен выработать положения Статута).

Следовательно, будущий „еврокомиссар" Пайтич и откровенный сепаратист, экстремист и русофоб Чанак беспрепятственно смогут брать кредиты на Западе для формирования своего нового государства. В случае попыток центральной власти Тадича, апеллируя к Закону об общественном долге, тому воспрепятствовать, Статут в ст. 28 предусматривает формирование смешанной комиссии, составленной из представителей Сербии и Воеводины, которая будет решать споры между Сербией и Воеводиной. Естественно, в ст. 5 Закона об утверждении полномочий Автономного края Воеводины не указывается, кому будет принадлежать большинство в комиссии. Следовательно, по сути Статут поправками не изменен.

Принимая все сказанное во внимание, остается лишь один ответ на вопрос о причинах изменения позиции Тадича. Этот ответ содержится в докладе Европейской комиссии за 2009 г., обнародованном 14 октября. На странице 5 приводится предупреждение: „Конституционные требования в связи со Статутом Воеводины еще не реализованы". Если к этому добавить сообщение о том, что якобы 10 декабря 2009 г. Совет министров ЕС „разморозит" Соглашение о стабилизации и присоединении с Сербией (который так и не вступил в силу после своего подписания в апреле 2008 г.), и заверения в том, что затем Сербия выдвинет свою кандидатуру на членство в ЕС, тогда будет ясным ответ на вопрос, почему Тадич согласился на принятие сепаратистского и подрывного Статута. К сожалению, опыт с Черногорией от 2006 г., когда Сербия потеряла 200 километров морского побережья ради „европейского будущего", и опыт с Косово, где именно ЕС финансирует миссию ЕУЛЕКС, целью которой является формирование квазигосударства, показывают, что Тадич снова сделал ошибку, которая слишком дорого обойдется Сербии. Ошибку, которая приведет к потере сельскохозяйственного и нефтяного центра Сербии. Взамен Сербия, как и в случаях с Черногорией и Косово, от Брюсселя не получит ничего, кроме новых обещаний и условий.
____________________________________________________________________________________________

1 Заявление для РТ Воеводина, 11. 11 2009 г.

2 Устав и искушења//Нова српска политичка мисао. Београд, 2008. С. 153.

3 Там же. С. 146.

4 Там же. С. 155.

5 Бета 17.11.2008.

6 "Политика експрес" 29.6.1991.

7 "Новости" 6.3.2005.

http://www.fondsk.ru/article.php?id=2687




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме