Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Ошибка в стиле «блюз»

Александр  Усачёв, Храм Рождества Иоанна Предтечи на Пресне

28.12.2009

Один из важнейших вопросов христианской жизни, он же самый обильный источник искушений для христианской души - о том, что такое равнодушие. Проблема обусловлена пониманием того, что такое воля Божиея и как она проявляет себя в той или иной ситуации. Человек в беде или болен и обращается к нам за помощью, а мы каждый раз решаем вопрос о том, в наших ли силах что-то сделать, не будет ли это простым тщеславием или «уловкой активности». Почему-то порой не все в наших силах, даже если помощь, требуемая от нас, казалась бы, сподручна и вполне понятна нам в реализации. Один далеко не религиозный француз в своей «Исповеди» заметил вполне резонно, что один раз человек устоит, потому, что он силен, другой раз падет потому, что он слаб. Так решенный Ж.Ж. Руссо вопрос в логике мудрости мира сего даже больше характеризует состояние дел с нашим христианским поведением, чем то, что должно лежать в его основе.

Евангелие, которое спасительно приходит к нам на помощь. Ключом к пониманию проблемы в рамках христианской культуры является притча о добром самарянине (Лк.10), в которой раскрыта типология формальных признаков дружественности людей, например по национальному признаку, по духовному званию, и родственность и близость по существу, когда некто, в данном случае самарянин, берет на себя ответственность за судьбу человека. Этот ключ к пониманию мы черпаем в Священном Писании. Но вот нечто такое, что читаем мы в Священном Предании церкви, в данном случае в лице Аввы Дорофея, который учит: «Бог не хочет, чтобы мы, поелику есть Его воля на разорение города, сами положили огонь и подожгли оный или чтобы мы взяли топоры и стали разрушать его». Здесь мы видим, что святой отмечает значительность трагической ситуации совершенно не подвластной человеку. В результате человек не должен брать на себя больше, чем ему отпущено, чем он может, не должен замахиваться на исполнение того, что сверх его силы. Налицо противоречие. Священное Писание говорит, что мы должны разглядеть ближнего в том, кто терпит беду и трагедию и, заручившись поддержкой Божьей, придти на помощь, вступить в судьбу другого. Пример из Священного Предания, в свою очередь, говорит, что мы должны иметь достаточно смирения, чтобы увидеть в крушении мира или в болезни другого Его волю и не повредить своей душе, подумать о ее спасении, не вступая в пререкание с волей Божией. Более того, Авва Дорофей усиливает данную позицию следующим поучением: «Он (Бог) желает напротив видеть нас столь благими, чтобы мы не хотели того, что Он делает попустительно». 

Это важное указание одного из самых проникновенных учителей Церкви говорит о том, что в ситуации, когда от нас не зависит объективный ход событий, то вопрос стоит наиболее остро в плоскости духовного значения нашей немощи. Возле больного, или нищего мы способны что-то сделать пусть даже не решающее, но посильное и утешением нам может служить то обстоятельство, что оценка этого действия не будет измеряться в килограммах, тысячах, километрах, степени сытости и т.д. Поучение открывает нам совсем другую логику. В нашем случае трудного размышления, влияющего на выбор в действительности христианской жизни, речь идет о радости на небесах, которым открыты помыслы в полной мере. Помыслы относятся к сокровенному от глаз, а по-философски они именуются сущностью. Один гений мира сего, - Ф. Ницше, - говорит о том, что «настоящий поэт говорит только звездам». 

Зададимся вопросом: противоречие ли это: между активностью самарянина и свидетельством разрушения города? Нет ли торопливости в наших выводах только ради того, чтобы в ключе афинского логоса спешно все примирить и найти успокоение в остроумии и утонченном рассуждении, если, конечно, оно нам поддастся. Отец Сергий Булгаков в тексте «Православие» пишет о том, что между Священным Писанием и Священным преданием нет противоречия. Чтобы найти путеводную нить к ответу или его контуру, как и о. Сергий, мы можем воспользоваться уроком И. Канта и подумать о том, что подлинное пространство для остроты противоречия возникает в нашем сознании, где-то явно обнаруживающим свое, говоря без обиняков, несовершенство. Св. Иоанн Кассиан (Римлянин) пишет: «Противоречие есть крючок удильный греха», т.е. если оно обнаруживает себя, то грех захватил человека, он утерял нищету духа, и блаженство удалилось от него, уступив по нашей немощи место играм разума. Данная особенность сразу дает о себе знать, когда мы попросту начинаем свою жизнь поверять данными правилами, кажущимися на первый взгляд логическому уму и здравому смыслу, несовместимыми. Мы, как правило, не всегда доводим нашу помощь до требуемого конца, хотя, очевидно, руководствуемся подвигом самарянина, но и не остаемся твердыми в вере, когда нечто рушится на наших глазах, нагромождая благие бесплодные намерения, ясно сознавая, что это ни к чему не приведет. Мы находимся в странной середине повседневности и обыденности.

В логике дольнего мира важно строить существование, а сущность может быть даже проиграна в жесткой внутренней борьбе искушений, немощей и слабостей. И здесь активность, пусть даже и бесплодная, оправдана, она вроде бухгалтерских галочек в статьях расходов и доходов. В логике мира небесного, сущность - крепка, и она может не быть подтверждена существованием, может в нем не реализоваться и, следовательно, остаться вдалеке от узнаваемости окружающими людьми. А значит в этом случае совсем не очевидно, что подспорье будет выглядеть материально, будет иметь банальные очертания.

В самом деле, один раз мы поможем, потому, что не жалко, и время есть, и сердечный отклик шевельнулся в душе. А в другой раз пройдем мимо, потому, что все перечисленное в эти секунды вдалеке от нашей сути ...

Западная и особенно англосаксонская культура находится в авангарде создания информационных продуктов, захватывающих мир. «Холодная война» и «кока-кола», «битлз» и «колгейт» - все в одинаковой мере действует безотказно и хотя бы на мгновение создает у человека иллюзию исключительности того продукта, что преподносится в стратегиях информационной атаки. Возникает симуляция значительности, величественности, единственности. Разочарование и ответственность за него несет «очарованный», потребитель, т.к. его никто по большому счету не заставляет верить в то или другое. Он на все откликнулся самостоятельно, другими словами всегда сам делает свой выбор. Это - ошибка в стиле «блюз». Когда играет блюзмен, - Кинг или Клэптон, - аудитория включается в ритм мерно распределенной звуковой гаммы, которая ложится на так называемый «блюзовый квадрат» (четыре музыкальных предложения по четыре такта). Его характерная особенность состоит в том, что эта ритмическая основа с легкостью приемлет в свой неторопливый и степенный извод радость и грусть, пение и речитатив, но при этом не меняет свое качество. Структурно всегда одно и то же. Например, если вы смените немного регистр звуков, в диско, то получите утяжеление в строну рока, что рождает нечто новое в эмоциональном отношении. Сделайте жестче ритм-секцию и вы приблизитесь вплотную к хэви-металл или трэшу, etc. Совсем не так в блюзе. Он всегда блюз и всегда разный. Такая универсальная матрица для музыкальной трансформации всего, что составляет внешнюю или внутреннюю жизнь человека. В результате волей-неволей все оказываются втянутыми в настроение, танцуют в такт. Но что для музыки хорошо, может быть не совсем верно для жизни?

Один известный в России богослов в частной беседе рассуждал, что истинное совершенствование никак не может быть опознано другим. Нравственный рост всегда остается для другого загадкой, а то и вовсе полной тайной. Если это так, то в этом есть большая мудрость Божья, - размышлял я позже. Здесь сказывается лучшая защита от возможности того, что тщеславие без остатка поглотит все собранное в духовной работе и обусловит падение человека. В личном отношении такое испытание самое трудное: ни обмолвится и словом о том, что ты чувствуешь, избежать искуса посоветовать другому, истолковать своими скудными силами нечто поистине важное. В самом деле, один раз мы поможем, потому что не жалко, и время есть, и сердечный отклик. А другой раз пройдем мимо, потому, что все перечисленное вдалеке от нашей сути в эти секунды..., но, все же остается одна важная возможность, которая может стереть любое противоречие. Речь идет о молитве. Мы разные в существовании, но сущность находится в состоянии бодрого приятия противоречий предстоящего мира. Молитва ближе всего к сущности, а к внешнему существованию она имеет отношение очень условное. В молитве сокрушается безучастность и получает смертельный удар фарисейство, замечающее все подряд, проявляющее участие ко всему, но оставляющее это все без подлинного движения. Как наше фарисейство всегда заметно, напоказ, но при этом чаще всего бессмысленно! Словно на музыкальной площадке или в сумеречном баре, где едва-едва дышит контрабас и скрипит саксофон: слушатели небезучастны, довольны или грустят, танцуют в такт или, оторопевшие, медитируют, но играет все тот же блюз...

http://www.ioannp.ru/publications/476730




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме