Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Строитель, духовник, секретарь...

Протоиерей  Игорь  Талько, Приморский благовест

09.12.2009

Митрофорный протоиерей Игорь Талько — секретарь Владивостокской епархии и одновременно председатель попечительского совета Православной гимназии Владивостока, долгие годы ее бессменный директор. Послужной список батюшки изобилует должностями, наградами, назначениями. Его трудами и стараниями отстроены несколько храмов епархии. О том, как удается совмещать столько обязанностей, и о взглядах на епархиальную жизнь с батюшкой разговаривал наш корреспондент.

НОВОЕ ПОСЛУШАНИЕ

—Отец Игорь, вот уже полгода как вы являетесь секретарем епархии. Насколько сложно проходило вхождение в новую должность?

— Нужно сказать, что вхождение в должность продолжается до сегодняшнего дня. Сегодня приходится вникать во многие вопросы, которые еще вчера меня особо не волновали. Единственное, что облегчает мою участь сегодня, — это то, что со многими вопросами епархиальной жизни был знаком. Разница лишь в том, что раньше ты смотрел на них со стороны, а теперь в эпицентре событий. А это возлагает большую степень ответственности. Если еще и учесть, что я ничего подобного не планировал в своей жизни и даже не предполагал, что может произойти такой поворот, то это, наверное, вдвойне сложно.

— Как удается совмещать должность председателя попечительского совета гимназии и занимаемый пост в епархии?

— С Божьей помощью, ну и, конечно, помощники. Один в поле не воин. За эти 13 лет в гимназии сформировался неплохой педагогический состав, который способен самостоятельно решать практически все вопросы и проблемы школьной жизни. И я удовлетворен (может быть, не до конца) теми результатами, которые имеет сегодня гимназия.

Если говорить о епархии, то за время работы владыки Сергия тоже сформирован дееспособный коллектив. С такими помощниками работать можно и таким образом — совмещать обязанности (я бы назвал их именно так, а не должности), которые приходится сегодня волей Божьей выполнять.

— А как отнеслись к новому назначению в гимназии?

— Я не знаю (улыбаясь). Об этом надо в гимназии спросить. Думаю, что по-разному. Насколько я знаю, некоторые родители запереживали, поскольку думали, что я отойду от дел в жизни гимназии. Но для меня гимназия очень дорога. Находясь среди детей, у нас, взрослых, есть возможность научиться у них многим положительным качествам. Например, искренности, любви, простоте и т. д. Ведь не случайно Господь сказал: «Если не будете как дети, не войдете в царство Небесное».

— Особенности организации рабочего дня?

— Рабочий день начинается с посещения гимназии в 8 часов. Вникаю в те вопросы, которые требуют моего участия. Затем в 10–11 часов еду в епархию. Ближе к вечеру (после обеда), если есть необходимость, снова возвращаюсь в гимназию. Потому что гимназия — это сложный организм. Нужно отметить, что по количеству людей, занятых в ней и имеющих к ней какое-либо отношение, гимназия насчитывает около 400 человек. Только 150 человек одних учащихся, порядка 200 человек родителей. Педагогический состав 30 человек плюс обслуживающий персонал. И это только в гимназии. Если бы не помощники, которые находятся рядом, то было бы сложно решать те задачи, которые ставит на сегодняшний день жизнь.

— На ваш взгляд, каковы основные задачи епархиальной жизни сегодня? Ваша оценка общего состояния дел в епархии? Какие вы видите проблемы?

— Я хотел бы разделить сегодня ту озабоченность, которую выражает Святейший Патриарх Кирилл. Церковь сегодня должна выйти за границы собственного прихода, она должна по-настоящему миссионерствовать.

Миссионерская работа отличается от пастырской тем, что пастырская работа может и не предполагать движения навстречу людям. Пастырским служением занимаются иноки и монашествующие в монастырях, к которым обращаются паломники, и многие священники, к которым приходят люди, но, если мы хотим научить — а сегодня это необходимо, — нужно идти к народу. Приоритетным направлением Церкви должна стать работа с молодежью, детьми, а также с теми социальными группами, которые нередко чувствуют себя в обществе ущемленными: пенсионерами, одинокими людьми, инвалидами.

И тут многое будет зависеть не от одного только архиерея, секретаря, а от понимания каждым священником своей миссии. Проповедь священника звучит неубедительно, если она не подкреплена живой верой и внутренней молитвой. Слово пастыря убедительно, если он вкладывает в это слово опыт своей жизни.

Часто приходится слышать такую мысль, что Русская Церковь сегодня обрела очень сильное положение в обществе, открылось много монастырей и приходов. При этом поднимается вопрос, почему же в стране не сокращается количество разводов и абортов, почему не все благополучно с общественной нравственностью, почему не снижается число преступлений. Люди начали связывать свою жизнь, свое благополучие, нравственное здоровье страны с Русской Православной Церковью. Какая же колоссальная теперь на нас ответственность!

Деятельность Церкви теперь нужно оценивать не только по числу храмов и монастырей, но и по влиянию, которое Церковь оказывает на жизнь людей и общества, в том числе и в таких сферах, как профилактика преступности, сохранение семей, защита жизни нерожденных младенцев.

Сегодня епархии не хватает четкой структуры в работе по приоритетным направлениям. Работа в епархии строится вокруг некоторых батюшек, нет целостного подхода. Есть отец Ростислав, есть отец Виктор, есть отец Александр. Они очень много отдают сил выполнению своей миссии и своему служению помимо богослужебной деятельности. При этом хотелось бы, чтобы количество священнослужителей, принимающих активное участие в реализации приоритетных направлений, возрастало.

— Это ваше видение...

— Да, это мое видение. Реально что такое жизнь епархии? Есть богослужебная жизнь, которая выстроена, Слава Богу, достаточно четко, почти без погрешностей. Но наряду с открытием приходов хотелось бы охватить сегодня все то, о чем мы с вами говорим.

Основной точкой приложения сил должна быть школа, важным приоритетом должно стать воспитание молодежи. Но проблема здесь в том, что к молодежи нужен особый подход, а значит, и люди, имеющие возможность войти в молодежную среду. А здесь у нас большой пробел. Нужно воспитывать свои кадры. Но для этого необходимо время.

ХРАМ И ПРИХОЖАНЕ

— Святейший Патриарх важное место уделяет развитию приходской жизни, говоря о том, что приходы должны стать прежде всего общинами. Как в нашей епархии обстоят дела на местах, чем живут приходские общины? Разница между приходом и общиной?..

— Приход от слова «приходить». А община — это некоторая общность людей, реализующих определенные цели и задачи. Для того чтобы на приходе была община, необходимо наличие общих задач, чтобы для их решения привлекалось как можно большее количество прихожан. Чтобы они видели свою сопричастность к той миссии, которую ставит перед собой Церковь, и определил Господь каждому человеку служение.

Если ядром приходской жизни будет богослужение, а вокруг него будет формироваться образовательная и социальная деятельность, то приходы станут центрами не только богослужебной, но и общественной жизни.

— В чем проблема?

— На многих приходах, кроме воскресной школы, ничего и нет. Если говорить о больших приходах, то у нас в городе в Покровском храме решается обозначенная общая задача — реабилитационный центр — вот это действительно общая идея. Кто у нас в масштабах епархии занимается подобным образом? Можно по пальцам пересчитать.

Теперь — как к этому прийти? За каждым делом должен стоять золотник, как говорит владыка. Тот золотничок, который будет двигающей силой.

Необходимо, чтобы изменилось отношение к своему служению внутри каждого священника. Но это должно стать делом не только одного настоятеля, но и всех членов общины. Не хочется хвалить гимназию, но этот принцип очень четко там реализуется. Потому что есть интерес у родителей: дать нормальное образование ребенку и воспитать его. И те мероприятия, которые проводятся гимназией, позволяют вовлекать в эту сферу не только детей, но и родителей. Главное — это то, что конечный результат приносит удовлетворение всем. И люди, которые делают первые шаги в церкви, уже по-другому смотрят на нее. Но как это сделать? Тут нужно возвращаться к золотнику.

А если мы возьмем на бумаге указ владыки делать то-то и то-то, мы прекрасно понимаем, что он попадет в чьи-то руки, и в зависимости от этих рук будет соответствующий результат. Многим из них свойственны успокоенность и сознательное ограничение круга пастырских забот нуждами своего прихода, то есть, по сути, работа с людьми, которые уже пришли в Церковь. Я думаю, нам не стоит обольщаться «иллюзией благополучия» и считать, что переполненные по церковным праздникам храмы освобождают священников от долга миссионерства. Это тоже проблема, над которой нам нужно сообща работать. Богослужения являются центральной частью церковной жизни, однако активная миссионерская работа с разными группами потенциальных прихожан сегодня тоже чрезвычайно важна для Церкви. Если эта работа будет успешной, то в Церковь придут люди, которые называют себя православными, но пока не ходят в храмы.

В БУДУЩЕЕ С НАДЕЖДОЙ

— Перспективы развития епархии. На что следует обратить большее внимание с точки зрения секретаря?

— Хотелось бы, чтобы в недалеком будущем у нас в Приморском крае не осталось ни одного социального учреждения без опеки со стороны наших приходов. Моя мечта, чтобы каждый приход брал на себя миссию заботы над детьми из детских домов, приютов, реабилитационных центров. Уход за престарелыми людьми в домах престарелых. Помощь людям, оказавшимся в местах заключения, и т. д., и т. п. Чтобы мы по-настоящему прониклись заботой о ближнем.

А второе, чего я хотел бы пожелать,— чтобы в Приморском крае побольше строилось и освящалось храмов. Как говорит владыка, «само здание храма — это уже миссионер». Человек, который проходит мимо, всегда имеет возможность зайти туда, а кто-то и остаться. Когда мы начинали строить храм святых равноапостольных Кирилла и Мефодия, нам говорили: «Вот это очень большой храм». Но сегодня мы видим, что места уже не хватает. Прошло время, и храм наполнился людьми. Сегодня того количества храмов, которое есть во Владивостоке, — недостаточно. Хотелось бы, чтобы к этому прислушались и наши руководители, власти и бизнесмены. Особенно к тем словам, которые когда-то сказал ныне покойный Патриарх Алексий II: чем больше будет храмов, тем меньше будет тюрем.

— А с властью у нас как отношения складываются?

— Смотря что подразумевать под отношениями. В принципе, радует то, что сегодня прекратилась борьба внутри власти. Это уже положительный момент. На сегодня у епархии нет никаких проблем с тем пониманием, которое должно существовать у власти по отношению к Церкви.

Отношения строятся в рамках доброжелательного диалога и сотрудничества, на конституционной основе — на благо Церкви, государства и народа. Власть прекрасно для себя должна осознать, что несет в себе Церковь. Церковь — это возможность оздоравливать нашу духовную атмосферу. Потому что нельзя решить экономических проблем только с финансовой стороны. За любой экономической проблемой стоит духовная. Если мы не будем заниматься сознанием (как когда-то наши предки говорили: «Знание без сознания — безумие в руках человека»), если не будет здесь общности между властью и церковью, то понятно, чем это все закончится.

Вспоминаю, когда-то мы ходили в поход с детьми в Тернейский район и там беседовали у костра с одним дедушкой. И вот он сказал: «Батюшка, мне сегодня наша жизнь напоминает курятник». Я не понял изначально: при чем здесь жизнь и курятник? Он говорит: «Какие законы в курятнике? На нижнего клади, а ближнего клюй». Я тут же вспомнил слова одного из персонажей романов Ф. М. Достоевского: «Жизнь — это когда одна гадина пожирает другую, забывая о том, что придет гадина сильнее и пожрет тебя же».

Поэтому мы должны понимать, что нет плохих людей, они просто таковыми становятся по мере нашего бездействия. А вот это бездействие, конечно, опасно. Как внутрицерковное — это касается духовенства, так и светское.

— При вашей повседневной занятости, остается ли время на семью и детей и отдыхаете ли вы вообще?

— Мы недавно отдохнули, когда пошли крестным ходом по границам края. Только семьей мы практически не отдыхаем. По той простой причине, что вокруг нас очень много людей. Если мы планируем какое-то дело, то сразу появляются учащиеся гимназии, выпускники, родители — и складывается команда. Я не хочу сказать, что это плохо. Такая своеобразная форма отдыха, включающая в себя общее дело. Как кто-то сказал, отдых — это просто смена рода деятельности. Внимание к семье оказывается должное. Хотя матушке, наверное, приходится тяжело, потому что пятеро детей, но ей Господь дарует силы, для того чтобы нести этот нелегкий крест.

У нас нормальная жизнь. Ну, может быть, не в обычном смысле этого слова, но такая, какая есть. Мы пытаемся быть всегда вместе с детьми. В гимназии они рядом, в училище — рядом, пусть я и сижу в другом кабинете, служба — они рядом. Выезд или в монастырь, или в поход — они рядом. В этом плане я вообще очень счастливый родитель. Очень мало таких родителей и семей, когда дети настолько рядом. Они, конечно, участники организуемых мероприятий, но при этом они всегда рядом. Самое главное, чтобы они видели родительский пример служения ближнему и участвовали в тех делах, которые приходится совершать в масштабе церкви.

— Спасибо за беседу.

 Михаил Бочкарников  

http://vladivostok.eparhia.ru/blagovest/archive/s_interviews/?ID=1371




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

 

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме