Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Проблема Курил: взгляд с Корейского полуострова

Александр  Воронцов, Фонд стратегической культуры

30.10.2009

Освещая встречу Президента РФ Д.А. Медведева с новым премьер-министром Японии Ю. Хатоямой, состоявшуюся в сентябре 2009 г. в рамках сессии Генеральной Ассамблеи ООН, международная пресса обратила особое внимание на высказывания главы Российского государства о том, что он "намерен более активно вести переговоры по мирному договору" и "проявить оригинальный подход". Прогресс в переговорах с Токио, безусловно, необходим. Однако надо отдавать себе отчет в том, что в случае утраты Россией Южных Курил одним из наиболее опасных последствий станет неизбежная цепная реакция территориальных претензий к РФ со стороны других государств.

Подогреть территориальные аппетиты потенциальных претендентов на российские земли способны не только конкретные результаты ведущихся в настоящее время российско-японских переговоров по подготовке мирного договора и связанные с ними ожидания относительно возможных уступок со стороны Москвы, но и сам процесс данных переговоров, характер и манера поведения российских представителей.

Можно допустить, что эти "особенности" объясняются "вежливостью по-русски", этаким дипломатическим политесом. Однако подобная "сверхгибкая" линия поведения уже сейчас способствует не только формированию сомнений и неуверенности у части российского населения, но и возникновению ложных представлений о готовности руководства РФ к территориальным уступкам Японии и другим государствам. В связи с этим представляется актуальным отслеживать и принимать во внимание реакцию на развитие российско-японского переговорного процесса в сопредельных странах, в данном случае - в государствах Корейского полуострова.

Необходимо подчеркнуть, что в обоих корейских государствах проявляют пристальный интерес ко всем перипетиям, сопровождающим российско-японские переговоры относительно территориального размежевания. Этот интерес в значительной степени определяется двумя факторами:

1. Наличием у корейцев аналогичного территориального спора с Токио по поводу принадлежности острова Токто (яп. - Такэсима);

2. Существованием потенциальных территориальных претензий к России.

Весьма примечательно при этом, что как у "тоталитарно-коммунистической" КНДР, так и у "демократическо-рыночной" РК, находящихся между собой, как известно, в сложных, нередко конфликтных отношениях, подход к указанным проблемам практически идентичен.

По вопросу о принадлежности острова Токто позиция и Пхеньяна, и Сеула исключает малейшие сомнения в том, что он принадлежит Корее (в настоящее время последний находится под юрисдикцией РК). В обеих странах публикуются многочисленные исторические документы и исследования, обосновывающие подобное утверждение. Невзирая на острые идеологические и политические разногласия между КНДР и РК, ученые-историки обеих стран на многочисленных двусторонних конференциях приняли ряд совместных документов с решительным осуждением посягательств Японии на исконно корейские земли в виде этого крохотного скалистого острова.

У представителей обоих корейских государств вызывает недоумение тот факт, что в России японские притязания на Южные Курилы не получают решительного отпора. Более того, в РФ создается терпимая, если не благоприятная атмосфера для распространения японской трактовки территориального спора; в среде российской политической и интеллектуальной элиты находятся популяризаторы позиции Токио. И это в ситуации, когда подход Токио к данной проблеме отличается непримиримостью, блокирующей проникновение в японское общество любой информации, противоречащей официальной версии. Достаточно вспомнить факт закрытия российской выставки в Токио в середине 90-х гг., содержащей политическую карту РФ, которая, естественно, включала "спорные острова" в состав России, до тех пор, пока данная карта не была удалена из выставочной экспозиции.

В КНДР появление "прояпонских" симпатий в вопросе о территориальном споре исключено по определению. В РК также любое выражение не только поддержки, но и даже понимания аргументов японской стороны автоматически означало бы политическую смерть для политика, конец профессиональной карьеры - для государственного чиновника, учёного, журналиста и др.

На Корейском полуострове отдают отчёт в том, что в случае полного или частичного удовлетворения российской стороной японских территориальных требований произойдёт неизбежное и, естественно, нежелательное для корейцев ужесточение позиции Токио в претензиях на остров Токто. Другими словами, российско-японские переговоры становятся элементом корейско-японских и, опосредованно, российско-корейских отношений.

Ряд южнокорейских учёных предлагают научной общественности России, Кореи и Китая (ко всем этим трём странам у Японии имеются территориальные претензии!) объединиться и выступать единым фронтом с целью противодействия притязаниям японских правящих кругов.

Рассматривая второй аспект корейской позиции в отношении российско-японских переговоров по территориальному размежеванию, необходимо выделить следующее. И в КНДР, и в РК не забывают о существовании в период с 698 по 926 гг., как там уверены, корейского государства Бохай, занимавшего обширные районы современных Приморского и Хабаровского краёв РФ, а также части КНР. И в Северной, и в Южной Корее ведутся целенаправленные исторические и археологические изыскания по данной тематике. По мере изучения корейцами этого вопроса просматривается тенденция к расширению границ государства Бохай на север. Традиционно (во всяком случае, в 1979-1980 гг.) в состав данного государства включались южные регионы Хабаровского края СССР / РФ. Посетив Исторический музей г. Пхеньяна в ноябре 2001 г., автор этих строк познакомился с картой, на которой северные границы Бохая продвинулись далеко на север и уже охватывали Аяно-Майский район Хабаровского края, приближаясь к Охотску.

В настоящее время руководство обоих корейских государств в отношениях с Москвой предпочитает держать подобную историческую аргументацию в резерве. Однако дискуссии, идущие в научных и отчасти политических кругах этих стран, свидетельствуют о потенциале актуализации этой тематики и её трансформации (при соответствующем изменении международно-политических условий) в конкретные территориальные требования к РФ. В частности, можно ожидать притязаний объединённой Кореи на южную часть Приморского края, где до переселения 1937 г. существовал район компактного проживания корейского населения в составе царской России и СССР.

Линия поведения Москвы на переговорах с Токио по территориальному размежеванию, все малейшие изменения её аргументации, особенно в направлении смягчения первоначальной позиции, становятся предметом скрупулезного изучения как в Пхеньяне, так и в Сеуле. Наблюдаемая в последние годы непоследовательность и "гибкость" российской стороны воспринимаются многими на Корейском полуострове как проявление недостатка политической воли и готовности к уступкам под напором бескомпромиссно жёстокой наступательной позиции Токио. Данное обстоятельство способствует формированию в обеих корейских столицах представления о перспективности нажима на РФ при обсуждении в будущем территориальных проблем.

Сразу после мартовского 2001 г. российско-японского саммита в Иркутске северокорейские дипломаты в беседах с российскими коллегами стали, пока полушутя-полусерьёзно, пробрасывать мысль, которая звучит так: "Раз вы такие щедрые в отношении собственных территорий и проявляете на переговорах с Японией готовность поделиться ими, то, может быть, и нам стоит поставить в повестку дня наших двусторонних отношений вопрос о возвращении КНДР земель, на которых сегодня расположены Владивосток и Хабаровск?"

Опыт установления дипломатических отношений между СССР и РК в 1990 г. также подтверждает, что распространяющиеся в российском обществе ожидания крупных инвестиций, кредитов и иных форм финансово-экономического содействия со стороны "благодарной" Японии в случае передачи ей Южных Курил абсолютно беспочвенны. В период до установления дипломатических отношений официальные представители весьма заинтересованного в этом Сеула настойчиво проводили мысль о том, что именно отсутствие последних сдерживает реализацию крупных инвестиционных проектов с участием делового мира РК в СССР. Однако после дипломатического признания Москвой Сеула те же южнокорейские дипломаты, мгновенно забыв о своих обещаниях, стали утверждать, что, с одной стороны, произошло рутинное событие, а с другой - правительство РК не в состоянии направлять деятельность корейского бизнеса. Такой будет реакция и японцев.

http://www.fondsk.ru/article.php?id=2558



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме