Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Право врача на отказ от аборта

Протоиерей  Александр  Ильяшенко, Православие и Мир

31.08.2009

В испанском парламенте обсуждается законопроект, предлагающий лишить врачей права на отказ прерывать по соображениям морали беременность пациенток. Кроме того, согласно проекту закона, девушки, начиная с 16 лет, могут совершать аборты без согласия родителей, а прерывать беременность можно вплоть до 14-й недели.

Вхождение аборта в перечень «медицинских» услуг привел к усечникю клятвы Гиппократа, подчеркивает иеромонах Димитрий Першин: «Если, например, еще в 1940-е годы в Европе нельзя было сильнее оскорбить врача, чем предположив, что он способен на аборт (это описано в детективе Честертона «Удивительное убежище»), то менее чем через полвека в той или иной степени убийство нерожденных было легализовано в Швеции (1946), Англии (1967), Франции (1979), США (1973), Италии (1978), Испании (1978), Нидерландах (1981), Норвегии (1978).

Таким образом, в тех 50% стран мира, где аборты теперь разрешены, была по сути дела усечена клятва Гиппократа, из нее изъяты слова «я не вручу никакой женщине абортивного пессария» (а в Голландии сейчас изъяли также «Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла»)».

О проблеме права врача на отказ от аборта в течение многих лет пишет руководитель портала «Православие и мир» протоиерей Александр Ильяшенко. Недавно вышла в свет новая книга отца Александра «Большая семья - большие надежды». Книга носит публицистический характер и посвящена острой теме - демографическому кризису, который переживает наш народ, и который грозит ему историческим небытием. Представляем вниманию читателей статью отца Александра.

Немного истории

В наш разговорный обиход давно и прочно вошло слово "аборт", такое же короткое и жестокое, как слово "казнь". Современное общество относится к аборту удивительно легко, так же как, например, к удалению зуба. На самом деле, аборт - это такое же злодеяние, как смертная казнь невинного человека.

Казнь - это лишение жизни преступника, грубо покусившегося на законы общества. Для совершения казни требуется судья, выносящий смертный приговор, и палач, приводящий этот приговор в исполнение.

Аборт - это лишение жизни (с согласия и одобрения общества) беспомощного, крошечного человеческого существа, чья "вина" заключается лишь в том, что его отец и мать не желают появления на свет своего ребенка. Роль судьи, выносящего смертный приговор, играет мать, а роль палача - врач-гинеколог.

Вопрос о препятствии рождению детей стоял во все времена, характерно, что нравственными людьми во все времена он решался одинаково.

Отец древней медицины Гиппократ рассматривал плодоизгнание как безнравственный поступок, недостойный врача. В присяге, которую принимали врачи школы Гиппократа, сказано: «…я не вручу никакой женщине абортивного пессария». В Римской империи «женщина и лица, способствовавшие производству аборта строго наказывались» .

Церковь всегда относилась к аборту, как к смертному греху. «Посему и дающие врачество для извержения зачатого в утробе, суть убийцы, равно и приемлющие детоубийственные отравы» (Святой Василий Великий. Правило 8). Правила этого великого святого приняты как Церковные каноны, которыми руководствуются верующие на протяжении более полутора тысяч лет. В средние века аборт квалифицировался как тяжкое преступление, аналогичное убийству родственника. «В XVI в. почти во всех европейских странах (Англия, 1524; Германия, 1533; Франция; 1562) производство аборта каралось смертной казнью, которая впоследствии была заменена каторжными работами и тюремным заключением. Такое положение сохранилось во многих странах вплоть до первой половины ХХ века».

В дореволюционной России аборт был запрещен. Однако, в РСФСР наказания за производство аборта были фактически отменены в первые же дни после Октябрьской революции. Демагогически прикрываясь стремлением оградить здоровье женщин от вреда криминальных абортов, большевистское руководство в ноябре 1920 г. узаконило отмену наказания за произведение абортов. Тем самым это, по сути, антинародное правительство, объявившее Церковь и Православие врагами пролетарской революции и обрушившее на верующих неслыханные гонения, первым в мире законодательно разрешило аборты.

Тяжелейшие потери, которые понес наш народ в результате Гражданской войны, голода, раскулачивания, репрессий, привели к тому, что в тридцатые годы политика партии и правительства изменилась на прямо противоположную. Официально это объяснялось ростом благосостояния трудящихся. «В результате роста благосостояния советского народа и с целью повышения рождаемости 27 июня 1936 г. было принято постановление ЦИК и СНК СССР «О запрещении абортов, увеличении материальной помощи роженицам, установлении государственной помощи многосемейным и т.д.» Лица, нарушавшие закон, привлекались к уголовной ответственности».

Единственный раз за всю историю Советского Союза рождаемость в СССР вышла на дореволюционный уровень. Это было после окончания Великой Отечественной войны, когда в стране царил необыкновенно высокий патриотический и духовный подъем. Победа в Великой Отечественной войне была достигнута не только благодаря напряжению всех человеческих сил, но и благодаря чудесной помощи Божией. Именно поэтому и оказалось возможным то, чего никакая другая страна мира совершить была бы не в состоянии. Ни Англия, ни Франция, ни Америка не могли остановить чудовищную мощь фашистской Германии. Это оказалось под силу только русскому народу.

Духовный подъем, который был связан с победой, одержанной в этой тяжелейшей, кровопролитной войне, был обусловлен еще и тем, что Русская Православная Церковь получила некоторую свободу, и благотворное влияние православной веры на народ возросло, для многих став определяющим. Эти нравственные факторы способствовали росту рождаемости и быстрому восстановлению численности населения. Необходимо отметить, что в росте рождаемости значительную роль сыграло и то, что в тот период аборты были законодательно запрещены. На сегодняшний день мы имеем совершенно иную картину. И в нашей стране, и за рубежом, принимаются всё более либерализованные законы, по духу тождественные большевистским. Общественное мнение, формируемое законодателями и СМИ, подталкивает женщину к аборту, одобряет её решение, как единственно правильное, стремится избавить и ее, и медиков от укоров совести, потому что, то, что они совершают, разрешено государственными законами и министерскими инструкциями.

«Это была моя дочь»

Предположим, как это часто бывает, женщина идет на аборт под давлением тяжелых жизненных обстоятельств. Пусть все, даже самые близкие люди, даже отец ребенка, толкают ее на этот роковой шаг, все равно, окончательное решение принимает она сама, и всю тяжесть расплаты ей приходится нести самой, и, как правило, в одиночестве.

«Моя трагедия началась в тот злополучный день, когда я убила своего ребёнка, девочку, сделав так называемый поздний аборт. Я была беременна уже пять с половиной месяцев. Обратилась к врачу, так как моя семья настаивала на аборте. Я постоянно слышала от них: «Нэнси, может, ты ещё передумаешь?». Аборт — это была с самого начала только их идея. Мой муж покинул меня и больше не вернулся. Взять на себя ответственность за троих детей он не решился.

Тогда я пошла к врачу и спросила: «Что мне делать?». Он посмотрел на мой живот и сказал: «Я удалю немного жидкости и немножко введу. У вас начнутся сильные схватки, которые вытолкнут зародыш». Я спросила: «И это всё?». То, что я услышала, звучало обнадеживающе. В больнице мне откачали немного околоплодной жидкости и ввели гипотонический раствор соли. Как только игла проникла в нижнюю часть моего живота, я возненавидела себя. Что было силы, я хотела закричать: «Перестаньте, пожалуйста, не делайте этого!». Но я не промолвила ни слова. Было уже слишком поздно что-либо изменить. Следующие полтора часа мой ребёнок в агонии бурно и резко ворочался во мне, травясь и задыхаясь. Но обо всём этом я не имела тогда ни малейшего понятия. Припоминаю, как я с ним говорила: говорила, что не хотела этого, что хотела, чтобы он жил. Но он умирал. Помню его последний резкий толчок в левом боку. После этого силы покинули его. Потом мне сделали внутривенную инъекцию для стимуляции схваток. Двенадцать часов меня мучили сильные боли. Рано утром я родила мёртвого ребёнка. У него уже были волосы на голове; глаза его были расплющены. Я сама родила свою девочку, и я виновата в том, что её бросили в судно. После этого медсестра привела в палату еще одну беременную женщину. Она родила здорового мальчика. Это было как ножом по сердцу. Только теперь, после аборта, появились стыд, раскаяние и чувство вины…».

Бывают случаи, когда аборт, вызывающий у женщины сильный стресс, является одновременным толчком, стимулирующим развитие уже имеющейся у нее болезни, которая может иметь смертельный исход. Подобный пример, мы находим в книге французского врача-дерматолога А. Магир «Кожные болезни как вестники души». Автор сообщает о 22-летней женщине, страдавшей тяжелым кожным заболеванием и депрессией, которая умерла от болезни кожи, но фактически от аборта, спровоцировавшего острое развитие заболевания. Для многих медиков подобные последствия аборта являются полной неожиданностью.

Как аборт влияет на супругов?

Существуют нравственные законы, осознанное или неосознанное нарушение которых с неизбежностью приводит к тяжелым и даже катастрофическим последствиям для тех, кто их преступает. Эти законы строги и неизменны, но их нарушение не всегда карается по законам человеческим. "Мне отмщение и Аз воздам", - говорит Господь. Бог покарал Каина, убившего своего брата Авеля, возложив печать на лицо его. Каинова печать — это некоторая духовная реальность, которую внимательный человек может безошибочно распознать. Душа человека, совершившего убийство, помрачается настолько, что это сказывается даже на его внешнем облике. Аборт, а ведь аборт — это всегда убийство, меняет и внутреннее и внешнее состояние женщины.

Нередко в храм приходят и старые, и молодые женщины, которые плачут и каются в том, что неоднократно совершали аборты. Смотришь на немолодую женщину, на ее большие, натруженные руки, спрашиваешь: "Ведь ты же всю жизнь трудилась и тяжело трудилась. Неужели не смогла бы поднять еще трех-четырех ребятишек?". Плачет и отвечает: "Смогла бы. Если бы я только знала! Но я была молодая, некому было меня научить тогда".

Представим себе фильм ужасов, в котором какой-нибудь маньяк приходит к матери, протягивает ей остро отточенный нож и говорит: "Зарежь своего ребенка! А если ты его не убьешь, я убью тебя!". Уверен, что любая мать согласится скорее умереть самой, нежели лишить жизни свое дитя. Но чем же не родившийся ребенок отличается от родившегося? Как же можно лишать его жизни?

Каждая женщина, решившаяся на этот шаг, должна знать, что аборт - это не просто хирургическое вмешательство, а действие, убивающее ребенка, живущего внутри нее. К большому сожалению, в современной медицинской литературе почти невозможно найти какие-либо сведения о негативных последствиях аборта. Вот и получается, что женщины идут на операцию под названием «искусственное прерывание беременности», практически не имея представления о тяжелых последствиях этого бесчеловечного вмешательства в их жизнь. Они не знают, что аборт часто приводит к бесплодию, выкидышам, преждевременным родам, и что дети женщин, делавших аборты, имеют проблемы со здоровьем.

Меняется отношение женщины и к себе самой. Она начинает испытывать чувства стыда и угрызений совести, тоски, безнадежности, ее преследуют кошмарные сны. Со временем женщина начинает осознавать себя виновницей гибели своего ребенка. Это осознание вызывает настоящие нравственные муки, которые приводят к так называемому постабортному синдрому. Это медицинское название эмоционального и психического нарушения, возникающего у многих женщин, перенесших аборт. Эти нравственные муки усугубляются еще и тем, что женщина убивает в себе прекрасное, глубокое, Богом дарованное ей стремление быть матерью. Безусловно, аборт — это тяжкое надругательство над женской природой.

Подчас меняется ее отношение и к мужу; быть может на уровне подсознания, женщина чувствует, что он предал свое призвание быть отцом и защитником, толкнув ее на преступление и допустив гибель своего ребенка. Под влиянием этих эмоциональных переживаний многие женщины впадают в глубокую депрессию и нуждаются в психологической, медицинской и социальной поддержке.

Вследствие доступности абортов женщина получает обманчивую возможность безнаказанно менять партнеров, но безнаказанность эта только кажущаяся. Как правило, женское бесплодие наступает в результате регулярной смены партнеров. Пять-семь таких перемен приводят к необратимым изменениям в женском организме, препятствующим зачинать новую жизнь, даже, если женщина этого и захочет. Кроме того, свободные половые связи имеют еще одно страшное последствие - так называемый телегенез. Половые клетки предыдущего партнера быстро теряют способность к оплодотворению, но в виде активных биорадикалов могут существовать несколько месяцев или лет. И если потом зарождается жизнь, пусть даже от законного и любимого мужа, то эти клетки на генетическом уровне могут оказать влияние на зародыш, в результате чего может родиться неполноценный ребенок, страдающий, например, болезнью Дауна. В случае аборта для мужа тоже многое меняется. Он уже не может, хотя бы подсознательно, не ощущать себя предателем и изменником своему призванию быть защитником слабых и беззащитных. "Если придется умереть за жену - не отказывайся", - говорил великий святой древности Иоанн Златоуст, подразумевая, конечно, не только жену, но и детей. Кроме того, ведь объективно жена стала палачом его ребенка, поэтому он не может относиться к ней как прежде.

Конечно, не всегда бывает так, что именно муж толкает свою жену на совершение аборта. Современная мораль, позволяющая женщине самостоятельно принимать решение о прерывании беременности, полностью игнорирует право мужчины стать отцом зачатого им ребенка. Пренебрежение этим естественным правом часто является причиной тяжелых переживаний мужа. Все это приводит к нарушению гармонии супружеской жизни, а подчас и к разводам. Аборт разрушает личность мужа и жены и их любовь друг к другу, разрушает их семью. Об этом говорит и статистика разводов. В начале ХХ века в России разводилось менее одного процента семей, а теперь в 70 раз больше - более 70%. Тогда аборты были запрещены и считались преступлением, а теперь разрешены и стали нормой.

Ответственный за 75 000 абортов

Несколько лет назад появился видеофильм «Безмолвный крик». Современная ультразвуковая аппаратура позволяет получать четкое изображение плода в материнской утробе. Можно различать черты его лица. Видно, как он двигается, как сосет пальчик, как в безмолвном крике открывает рот, когда к нему приближается инструмент, чтобы разрушить его плоть и извлечь из утробы матери. Отрывок из лекции доктора медицины Бернарда Натансона, автора этого фильма, мы предлагаем вниманию наших читателей.

«Многие из вас уже слышали обо мне как о директоре самой большой в мире клиники абортов, известной под «красивым» названием «Центр репродуцирования и сексуального здоровья». Находилась она в Нью-Йорке. За те два года, когда я руководил клиникой, мы произвели в ней 60 000 абортов. Лично я в частной клинике сделал дополнительно ещё около 15 000 абортов. Таким образом, я лично отвечаю за 75 000 абортов. Гордости у меня от этой статистики, конечно, не прибавляется, но думаю, что лекция на эту тему из моих уст будет авторитетной и достоверной.

Я был основателем национальной ассоциации по отмене закона об абортах «NARAL» (National Association for Repeal of Abortion Laws), которая позднее была переименована в Лигу акции за право на аборты (National Abortion Rights Action League).

К тому времени это было чрезвычайно смело — основать подобное движение. Как я уже сказал, надеяться на реформирование законов об абортах не могло быть и речи. Если бы тогда было объективно изучено общественное мнение, то 99,5% американцев высказались бы против легализации абортов. Но маленькая группа в составе четырёх человек сумела за короткое время добиться упразднения закона об абортах, который действовал в штате Нью-Йорк 140 лет. Через три года после этого Верховный суд США опубликовал решение о легализации абортов во всех 50 штатах США.

Как мы добились этого? Тактику, которую мы избрали, используют с большими или меньшими отличиями во всем западном мире. Наша группа «NARAL» знала: если будет проведено объективное изучение общественного мнения относительно абортов среди американцев, то мы потерпим сокрушительное поражение. И тогда мы поступили так: разослали в средства массовой информации, данные фиктивного опроса, в результате которого 50—60% американцев будто бы высказались в пользу проведения абортов.

Эта тактика была очень успешной, и она оправдала наши ожидания. Если общественности длительное время внушать мысль о том, что большинство людей выступает за легализацию абортов, то с течением времени почти каждый выскажется в пользу этого. Очень мало найдется людей, которые захотят оказаться в меньшинстве. Это был один из наших хорошо продуманных приемов. Мы использовали абсолютно надуманные, фиктивные числа. Мне бы хотелось посоветовать своим слушателям, быть очень осторожными и критически относиться ко всем опросам общественного мнения в средствах массовой информации.

Учли мы и то, что путём драматизирования ситуации быстрее привлечем к себе внимание, а вместе с этим легко осуществим свою программу легализации абортов. Поэтому мы сделали вот что: предоставили фальшивые данные о ежегодном количестве проведения абортов в США. Цифра, которую мы обнародовали через средства массовой информации, достигала одного миллиона, хотя в действительности она равнялась приблизительно 100 000. Если кто-нибудь долго и упорно повторяет заведомую ложь, она начинает звучать убедительно. Нам была известна статистика о количестве женщин, умерших в США в течение года во время проведения нелегальных абортов. Цифра колебалась между 200 и 250 чел. Цифра, которую мы постоянно предъявляли средствам массовой информации, достигала 10 000. Эти надуманные числа сыграли свою роль. Общественность Америки была уверена: законы о запрете абортов необходимо отменить. Если сопоставить реальные 100 000 абортов с подделанным количеством — 1,55 миллиона (15-кратное увеличение), то вы можете себе представить, какие мифы, выдумки и враньё распространяют среди американской общественности.

Следующее наше утверждение было таково: если аборты и впредь будут запрещены, то нелегально их будет проводиться еще больше.

Конечно, это было не так! Если бы мы сегодня запретили аборты, то нелегально их не проводилось бы больше того количества, которое проводилось до этого. Мы также утверждали, что с научной точки зрения невозможно доказать начало жизни с момента зачатия. Вопрос о том, когда начинается человеческая жизнь, — это вопрос теологический, юридический или философский, считали мы, только не научно-биологический. Это также излюбленная тактика групп, выступающих за проведение абортов. Они постоянно утверждают, что невозможно узнать, когда начинается жизнь, и что об этом мы вообще никогда не узнаем.

Однако определить начало жизни мы, в конце концов, смогли. Оно начинается во время зачатия, и с этих пор плод является человеческим существом. А разрешение на аборты означает не что иное, как плановое, не запрещенное уничтожение человеческой жизни. Аборт — это непростительное зло, смертельное насилие. Я согласен, что нежелательная беременность — это очень сложная дилемма. Однако искать ее решение в уничтожении жизни означает позорное одобрение насилия. Как учёный, я знаю, что человеческая жизнь начинается с зачатия. И хотя я нерелигиозный человек, в глубине сердца я верю в существование Бога, который призывает нас сказать этому прискорбному и невыразимо ужасному преступлению против человечества решительное и неоспоримое «Нет!»

Безмолвная война

По данным Всемирной Организации Здоровья, в мире производится ежегодно 40-60 млн. абортов. Каждый год уничтожается столько людей, сколько погибло во время Второй мировой войны. Это — массовое убийство, в котором участвуют матери, отцы, а также их родители, друзья и, конечно, медики. Без преувеличения можно сказать, что к этим убийствам прямо, или косвенно причастно более ста миллионов людей. В истории человечества это беспрецедентная по своим масштабам и продолжительности война. Из года в год ее ведут родители против своих собственных детей, следовательно, и против своего собственного будущего.

Молодежи в полном соответствии с расовыми теориями навязывается мнение, что дети — это большая нагрузка, что с рождением детей можно и подождать; что есть дети желанные и нежеланные. Если юная девушка попадает под воздействие этих бесчеловечных, безнравственных установок, то, со временем ее можно так развратить, что она никогда не захочет стать матерью. Может нарушиться внутренняя гармония, дарованная от Бога каждой девушке. Теперь стала привычной картина, когда по улице идет вызывающе одетая девушка, у которой в одной руке сигарета, в другой — бутылка пива. Будет ли целомудренная, чистая девушка так себя вести? Очевидно — нет.

В результате постоянно и эффективно действующей пропаганды складывается кризисная демографическая ситуация, потому что многие супружеские пары не хотят иметь детей. Для нашего народа вопрос рождаемости - это вопрос исторического бытия, его жизни и смерти. Для поддержания численности населения хотя бы на одном уровне необходимо, чтобы на каждые десять семей приходилось двадцать два ребенка, то есть более двух детей на семью. Это связано с тем, что не все дети доживают до брачного возраста и, кроме того, не все брачные пары могут иметь детей. По данным Госкомстата в настоящее время в нашей стране на десять семей приходится менее двенадцати детей, то есть почти в два раза меньше, чем требуется для простого воспроизводства населения. Это означает, что через каждое демографическое поколение, т. е. примерно через каждые двадцать пять лет, доля населения детородного возраста сократится почти вдвое. В нашей стране сейчас проживает около 144 млн. человек, через 25 лет демографические потери составят 20-22 млн., а еще через 25 лет — 45-50 млн. человек, то есть через 50 лет в России будет проживать менее ста миллионов человек. Можно утверждать, что такое население будет не в состоянии использовать и охранять всю свою огромную территорию. Следовательно, она может быть захвачена без войны и кровопролития, только лишь за счет иммиграции, другими более многочисленными и активными народами. Нарушение естественного цикла воспроизводства народонаселения неизбежно приводит к тяжелым катаклизмам и катастрофам.

Если ситуация не изменится, то на нашем народе могут исполниться грозные слова Писания: «Вот, Я приведу на вас, дом Израилев, народ издалека, - говорит Господь, - народ сильный, народ древний, народ, языка которого ты не знаешь, и не будешь понимать, что он говорит. Колчан его - как открытый гроб; все они - люди храбрые. И съедят они жатву твою и хлеб твой; съедят сыновей твоих и дочерей твоих, съедят овец твоих и волов твоих, съедят виноград твой и смоквы твои; разрушат мечем укрепленные города твои, на которые ты надеешься. И если скажете: "За что Господь Бог наш дает нам все это?", то отвечай: "Так как вы оставили Меня и служили чужим богам в земле своей, то будете служить чужим в земле не вашей"». (Иер. 5. 15-17,19).

Эвтаназия

Принято считать, что социальная сфера у нас существует: человек проработал всю свою жизнь, обеспечил себе старость и теперь имеет право на заслуженный отдых. Совершенно верно. Но давайте представим себе, что с этого момента дети перестанут рождаться. Тогда освободится множество детских врачей, учителей и колоссальное количество помещений. Помещения можно сдавать в аренду, а учителей и врачей, направлять в торговлю или в какие-либо производственные сферы. Как утверждают авторы программ планирования семьи, каждый доллар, вложенный в эти программы, приносит шестнадцать долларов прибыли. Однако когда пройдет лет двадцать, кто будет работать в промышленности или в сфере обслуживания и реально обеспечивать безбедную старость и заслуженный отдых тех, кто сейчас отказался от того, чтобы рожать детей? Кто будет вносить деньги в пенсионный фонд, на отчисления из которого содержатся пожилые люди? Ведь пенсия выплачивается за счет того, что трудятся молодые поколения. А если их не будет?

Не легковой автомобиль отвезет старого немощного человека в больницу, а тот, кто сядет за руль. Счет в банке не подаст стакан воды и не поправит подушку, — нужны руки любящего человека. Но что же делать, если просто некому будет работать?

В 1961 году на одного пенсионера приходилось девятнадцать работающих, а в наше время — менее двух. Это означает, что доля пожилых людей непропорционально велика, следовательно, встанет вопрос о прямом и косвенном повышении пенсионного возраста. В Японии уже сейчас пенсионный возраст поднят до 70 лет. Косвенно повысить пенсионный возраст очень просто: платить маленькую пенсию и разрешить пенсионерам работать. Кроме того, придется приглашать иностранную рабочую силу, которой абсолютно неинтересны люди преклонного возраста, языка которых, они подчас не понимают, которых они не знают и знать не хотят. Чужие старики им не нужны.

Тогда естественным образом встанет вопрос об эвтаназии. Причем, сейчас, как в зарубежной, так и в отечественной прессе постоянно муссируется эта проблема. В «Известиях» от 15 мая 2002 года была опубликована статья об англичанке Диане Претти, которая была смертельно больна и испытывала тяжкие боли. Несчастная женщина просила своего супруга, чтобы он избавил ее от мучений, дав ей яда. В таком случае ее муж, Брайан, стал бы соучастником самоубийства и по британским законам был бы осужден к тюремному заключению сроком на четырнадцать лет. Поэтому супруги Претти обратились в суд, чтобы суд разрешил мужу отравить умирающую жену. Вместо того чтобы скрасить ее последние дни, «любящий» супруг участвовал в тяжбе, чтобы получить право безнаказанно убить свою жену. Суд иск отклонил. Характерно, что автор газетной статьи с сожалением пишет о том, что суд вынес такое «негуманное» решение, так как Диана Претти все равно умерла через две недели, но в страданиях, а если бы муж получил разрешение дать ей яд, то умерла бы быстро и легко. И это не единичный случай. В еженедельнике «Совершенно секретно» (N5 2002 г.) приводится интервью со знаменитым немецким адвокатом Матиасом Принцем:

— Вы помните первый процесс?

— Да, это было интереснейшее дело, связанное с Юлиусом Хакеталем — самым знаменитым в то время немецким врачом-революционером, пытавшимся изменить существующую медицинскую систему и покушавшемуся на порядок обслуживания смертельно больных. У него наблюдалась пациентка, которая страдала раком. Женщина перенесла одиннадцать операций. У нее было изуродовано лицо, а злокачественная опухоль на лицевом нерве терзала постоянными адскими болями. Юлиус Хакеталь дал несчастной пациентке цианистый калий, и она добровольно его приняла. Врач снял ее уход из жизни на видеокамеру, а в свидетельстве о смерти написал, как есть: «Отравление цианистым калием». Полиция сразу завела уголовное дело, врачебная палата пыталась отобрать у него лицензию. Хакеталя должен был защищать Йозеф Аугштайн — один из самых знаменитых адвокатов. Но так случилось, что он внезапно скончался от инфаркта за своим рабочим столом. У Хакеталя появилась идея-фикс найти молодого, способного адвоката. Мне было тогда двадцать восемь лет. Мы вместе разработали линию защиты и выиграли дело в обеих инстанциях. Хакеталь вернулся к практике, а я приобрел известность.

Интересно отметить, что кара Божия настигла Йозефа Аугштайна, который взялся защищать врача-убийцу. Но даже эта смерть не вразумила тех, для кого известность и деньги превыше всего. Эти и подобные факты свидетельствуют, что активно формируется общественное мнение о допустимости и, более того, необходимости эвтаназии.

Таким образом, в современной Германии создан юридический прецедент, а Голландия стала вторым после фашистской Германии государством, в котором эвтаназия законодательно разрешена. Очевидно, что это будет иметь дальнейшее распространение, возможно, дойдет до России. Тогда и у нас будут принимать подобные законы. Но хочется спросить: «Хотите ли вы, дорогие пожилые люди, чтобы человека, который тяжело болеет и страдает, или если врач считает, что медицина бессильна, или же его наследникам не терпится скорее вступить в наследство, можно было бы на законном основании отравить или усыпить как собаку?» Кроме того, необходимо задуматься над таким тревожным фактом, как сокращение количества молодых людей, которое приводит к тому, что наша армия будет комплектоваться из людей, не принадлежащих к русской культуре ни по языку, ни по воспитанию, ни по образованию. Что солдатами наших Вооруженных Сил в большинстве своем будут люди, чуждые любви к России, не являющиеся ее патриотами. И как знать, не захочет ли кто-нибудь использовать эти Вооруженные Силы, снабженные первоклассной боевой техникой, против нашего же народа?

Профессия врача — это подвиг

Конечно, врач, который откажется исполнять безнравственные пункты должностных инструкций, рискует потерять работу. Но, «профессия врача — это подвиг, она требует самоотвержения, чистоты души и чистоты помыслов» говорил Антон Павлович Чехов, как известно, врач по профессии.

История хранит благодарную память о тех, кто имел мужество стойко отстаивать то, что почитал святыней своей совести, рискуя потерять не только работу, но и жизнь. Об этом, например, свидетельствует Ветхий Завет.

«Царь Египетский повелел повивальным бабкам Евреянок, из коих имя одной Шифра, а другой Фуа, и сказал: когда будете повивать у Евреянок, то наблюдайте при родах: если будет сын, то умерщвляйте его; а если будет дочь, то пусть живет. Но повивальные бабки боялись Бога, и не делали так, как говорил им царь Египетский; и оставляли детей в живых. Царь Египетский призвал повивальных бабок и сказал им: для чего вы делаете такое дело, что оставляете детей в живых? Повивальные бабки сказали фараону: Еврейские женщины не как Египетские; они здоровы, ибо прежде, нежели придет к ним повивальная бабка, они уже рожают. За сие Бог делал добро повивальным бабкам; а народ умножался и весьма усиливался». (Исход 1. 15-20).

И в недавнем прошлом, также как и в древности, встречаются подобные поразительные образцы мужества, сравнимого, а порой превосходящего то, которое требуется на поле брани. Ниже мы приводим свидетельство польской акушерки пани Станиславы Лещинской, бывшей узницы фашистского концентрационного лагеря.

«Из тридцати пяти лет работы акушеркой, два года я провела как узница женского концентрационного лагеря Освенцим-Бжезинка, продолжая выполнять свой профессиональный долг. Среди огромного количества женщин, доставлявшихся туда, было много беременных. Функции акушерки я выполняла там поочередно в трех бараках, которые были построены из досок, с множеством щелей, прогрызенных крысами.

Внутри барака с обеих сторон возвышались трехэтажные нары, на которых размещались на грязных соломенных матрасах по три или по четыре женщины. Солома давно стерлась в пыль, и больные женщины лежали на почти голых не струганных досках, к тому же с сучками, впивавшимися в тело.

Посередине, вдоль барака, тянулась печь, сложенная из кирпича, с топками по краям. Она была единственным местом для принятия родов, так как другого сооружения для этой цели не было. Топили печь изредка. Поэтому донимал холод: мучительный, пронизывающий, особенно зимой, когда с крыши свисали длинные сосульки. О необходимой для роженицы и ребенка воде я должна была заботиться сама, но для того чтобы принести одно ведро воды, надо было потратить не меньше двадцати минут. В этих условиях судьба рожениц была плачевной, а роль акушерки — необычайно трудной: никаких асептических средств, никаких перевязочных материалов. Сначала я была предоставлена сама себе; в случаях осложнений, требующих вмешательства врача-специалиста, например, при отделении плаценты вручную, я должна была действовать сама. Немецкие лагерные врачи — Роде, Кениг и Менгеле считали, что, оказывая помощь представителям другой национальности, они «унижают» звание германского врача, поэтому взывать к их помощи для меня, было исключено. Позже я несколько раз пользовалась помощью польской женщины-врача, Ирены Конечной, работавшей в соседнем отделении. А когда я сама заболела сыпным тифом, большую помощь мне оказала врач Ирена Бялувна, заботливо ухаживавшая за мной и за моими больными.

О работе врачей в Освенциме не буду упоминать, так как то, что я наблюдала, превышает мои возможности выразить словами величие призвания врача и героически выполненного долга. Подвиг врачей и их самоотверженность запечатлелись в сердцах тех, кто никогда уже об этом не сможет рассказать, потому, что они приняли мученическую смерть в неволе. Врач в Освенциме боролся за жизнь приговоренных к смерти, отдавая свою собственную жизнь. Он имел в своем распоряжении лишь несколько пачек аспирина и огромное сердце. Там врач работал не ради славы, чести или удовлетворения профессиональных амбиций. Для него существовал только долг врача — спасать жизнь в любой ситуации. Женщина, готовящаяся к родам, вынуждена была долгое время отказывать себе в пайке хлеба, за который можно было достать простыню. Эту простыню она разрывала на лоскуты, и они служили пеленками для малыша.

Стирка пеленок вызывала много трудностей, особенно из-за строгого запрета покидать барак, а также невозможности свободно делать что-либо внутри него. Выстиранные пеленки роженицы сушили на собственном теле.

До мая 1943 года все дети, родившиеся в освенцимском лагере, были зверским способом умерщвлены: их топили в бочонке. Это делали медсестры Клара и Пфани. Первая была акушеркой по профессии и попала в лагерь за детоубийство. Поэтому она была лишена права работать по специальности. Ей было поручено совершать то, для чего она была более пригодна. Она была назначена старостой барака. Для помощи к ней была приставлена немецкая уличная девка Пфани. После родов младенца уносили в комнату этих женщин, где детский крик обрывался и до рожениц доносился плеск воды, а потом… роженица могла увидеть тельце своего ребенка, выброшенное из барака и разрываемое крысами.

В мае 1943 года положение некоторых детей изменилось. Голубоглазых и светловолосых детей отнимали у матерей и отправляли в Германию с целью денационализации. Пронзительный плач матерей провожал увозимых малышей. Пока ребенок оставался с матерью, само материнство было лучом надежды. Разлука была страшной.

Еврейских детей продолжали топить с беспощадной жестокостью. Не было речи о том, чтобы спрятать еврейского ребенка или скрыть его среди нееврейских детей. Клара и Пфани попеременно внимательно следили за еврейскими женщинами во время родов. Рожденного ребенка татуировали номером матери, топили в бочонке и выбрасывали из барака. Судьба остальных детей была еще хуже: они умирали медленной голодной смертью. Их кожа становилась тонкой, словно пергаментной, сквозь нее просвечивали сухожилия, кровеносные сосуды и кости.

Среди многих пережитых там трагедий особенно живо запомнилась мне история женщины из Вильно, отправленной в Освенцим за помощь партизанам. Сразу после того, как она родила ребенка, кто-то из охраны выкрикнул ее номер (заключенных в лагере вызывали по номерам). Я пошла, чтобы объяснить ее ситуацию, но это не помогло, а только вызвало гнев. Я поняла, что ее вызывают в крематорий. Она завернула ребенка в грязную бумагу и прижала к груди… Ее губы беззвучно шевелились, — видимо, она хотела спеть малышу песенку, как это иногда делали матери, напевая своим младенцам колыбельные, чтобы утешить их в мучительный холод и голод и смягчить их горькую долю. Но у этой женщины не было сил… она не могла издать ни звука, — только большие слезы текли из-под век, стекали по ее необыкновенно бледным щекам, падая на головку маленького приговоренного. Что было более трагичным, трудно сказать — переживание смерти младенца, гибнущего на глазах матери, или смерть матери, в сознании которой остается ее живой ребенок, брошенный на произвол судьбы. У меня до сих пор не было возможности передать Службе Здоровья свой акушерский рапорт из Освенцима. Передаю его сейчас во имя тех, кто уже никогда не сможет рассказать миру о причиненном им зле. И если в моем Отечестве, несмотря на печальный опыт войны, могут возникнуть тенденции, направленные против зародившейся жизни, то я надеюсь на голос всех акушеров, всех настоящих матерей и отцов, всех порядочных граждан в защиту жизни и прав ребенка».

Пани Лещинской, которая, жертвуя собой, спасала чужие жизни, Господь даровал долгую и достойную жизнь. Также как и ветхозаветным «повивальным бабкам», «Бог делал добро» ей в течение многих лет.

Но и в нашей современной жизни от многих из нас требуется подчас проявление и высокого мужества, и самоотверженности. Предположим, что рождение ребенка недопустимо по медицинским показаниям. Например, опасно для здоровья или жизни матери. Как быть? Если зарождение жизни по каким-либо причинам опасно для жизни матери, то от супругов требуется подвиг - воздержание. Представьте себе, что идет война; муж погибает на фронте. Церковь идеальным поведением вдовы видит в сохранении верности покойному мужу. Так и здесь, если жена не может иметь детей, если угроза для ее жизни неоспорима, супруг должен взять на себя подвиг воздержания. Или, если жизнь все-таки зародилась, опять-таки речь идет о подвиге - о способности отдать жизнь за своего ребенка. В языческой и жестокой Римской империи, в которой воинское служение ценилось чрезвычайно высоко, женщине, умершей во время родов, воздавались воинские почести, потому что она, как воин на поле брани, отдала свою жизнь за другого.

Кроме того, нельзя забывать, что медицина не является точной наукой, она только с большей или меньшей степенью вероятности предсказывает, что может произойти. Но пока этого не случилось, нельзя рассматривать медицинский прогноз как неотвратимый приговор. Если плод погиб, тогда проблема снимается. Но если плод жив, то нужно бороться до последнего. Это дело совести врача и матери. Известная мне прихожанка рожала первенца, имея больные почки. Ребенок родился больным. Естественно, что врачи запретили ей впредь даже думать о материнстве. Но после этого она родила шестерых здоровых ребятишек…

Это замечательный случай, демонстрирующий силу веры этой женщины. Сильную, искреннюю веру Господь не посрамит. Без воли Божией, как сказано в Евангелии, и волос не упадет с головы человека. Вера творит чудеса, вопреки медицинским показаниям и, казалось бы, здравому смыслу. Если бы эта мать поверила в инструкцию Минздрава, то не было бы у нее шестерых младших детей.

Конечно, нельзя легкомысленно относиться к своему здоровью; здоровье — дар Божий. Современная медицина достигла больших успехов, и пренебрегать ее возможностями было бы неразумно, но надо все-таки понимать, что она не может делать предсказания со стопроцентной вероятностью. Даже если прогноз достоверен на девяносто девять процентов, никто не может утверждать, что не выпадет один неучтенный процент. Мы знаем, что существует воля Божия, что Господь каждому человеку дарует то, что ему необходимо для спасения его бессмертной души. И проценты, о которых мы говорим, это всего лишь объективная научная данность. Но, какой шанс реализуется, зависит от Бога, а не от науки. Проблемы воспитания детей, преступность несовершеннолетних, алкоголизм, наркомания глубоко связаны с нравственным, духовным состоянием женщины-матери. Нравственность женщины определяет здоровье нации и ее будущее. Каким оно будет, зависит от того, смогут ли матери научить своих детей быть добрыми, мужественными, трудолюбивыми, или они вырастут потребителями, стремящимися лишь повышать уровень своего комфорта. Аборт разрушает не только личность мужа и жены, но и личность медицинских работников, его совершающих. Врачи и медсестры, причастные к аборту, не могут не чувствовать свою вину. Участие в совершении аборта является нарушением принципа «Не навреди», известным из глубокой древности.

Доктор Б. Натансон в статье «Что ощущают врачи, когда делают аборт?» пишет об ужасных душевных переживаниях, которые испытывают медики, делающие аборты: «У одного из моих коллег во время каждого аборта были галлюцинации. Ему казалось, что зародыш старается воспрепятствовать аборту. Своими маленькими ноготками он будто бы цеплялся за стенки матки, боролся за то, чтобы остаться в своей защитной оболочке… Другие врачи обливались потом во время аборта, их руки дрожали. Между операциями они пили спиртное. Их мучили ужасные сны. Некоторые месяцами видели во сне только кровь» . Создается противоестественное положение: один и тот же врач то лишает жизни неродившегося ребенка, то помогает матери родить младенца и борется за его жизнь. Отсюда так много грубости и цинизма в сфере родовспоможения, которые негативно влияют на настроение и состояние роженицы и новорожденного младенца. Внимательные медики и родители знают, насколько благотворно сказывается на духовном развитии ребенка доброжелательное и любовное отношение к нему тех, кто первыми встречают его появление на свет. В одном из роддомов раздается звон колокольчиков, встречающий появление на свет нового человека. Чтобы радикально решить проблему абортов, необходимо законодательно признать права личности ребенка в период его внутриутробного развития с момента зачатия. Таким образом, каждый, кто покушается на его жизнь, будет считаться преступником и понесет наказание в соответствии с действующим законодательством.

Поэтому можно утверждать, что отказ от совершения абортов — это не право, а прямой долг врача, неукоснительное исполнение которого позволит оздоровить духовную атмосферу в родильных домах и других медицинских учреждениях, и без сомнения благотворно скажется на нравственном состоянии и историческом бытии всего нашего народа.

Юридические аспекты права врача отказаться от производства абортов

К.А. Чернега, кандидат юридических наук, профессор

Российское законодательство не предусматривает права врача на отказ от прерывания беременности.

Закрепленное в ст. 58 «Основ законодательства об охране здоровья граждан Российской Федерации» право лечащего врача на отказ от "наблюдения и лечения" пациента может быть реализовано лишь при наличии следующих оснований. Во-первых, такой отказ допустим только в случае несоблюдения пациентом предписаний и правил внутреннего распорядка ЛПУ. Во-вторых, отказ врача от наблюдения и лечения пациента, не должен угрожать жизни пациента и здоровью окружающих. Очевидно, что нежелание врача умерщвлять зародившуюся жизнь не вписывается в очерченные законом рамки отказа от "наблюдения и лечения больного". Дело в том, что в случае аборта речь идет отнюдь не о "лечении" больного, а о медицинском вмешательстве, возможность отказа от которого со стороны врача не урегулирована в Основах.

Непосредственно право врача на отказ от производства аборта закреплено в п. 6 Декларации ВМА "О медицинских абортах" (Осло, август 1983, дополнена в ноябре 1983) , согласно которому в том случае, "если личные убеждения не позволяют врачу сделать медицинский аборт, он должен перепоручить пациентку компетентному коллеге". Однако указанный источник-Декларация "О медицинских абортах" является этическим, а не правовым. Впрочем, на наш взгляд, существуют и известные правовые основания отказа врача от производства аборта. Дело в том, что в отечественном законодательстве действует разрешительный принцип, в силу которого "разрешено все, что прямо не запрещено законом". Иными словами отказ от производства аборта не является противозаконным деянием, поскольку такой отказ действующим законодательством РФ не запрещен. Тем не менее, отказы подобного рода не встречаются в медицинской практике.

В силу важности документа о должностных обязанностях акушера - гинеколога приведем его текст полностью.

Приложение N 6

к приказу Министерства

здравоохранения СССР

от 18.02.1988 г. N 127

ПОЛОЖЕНИЕ

О ВРАЧЕ - АКУШЕРЕ - ГИНЕКОЛОГЕ ЦЕХОВОГО

ВРАЧЕБНОГО УЧАСТКА

1. Должность врача - акушера - гинеколога цехового врачебного участка вводится в штаты амбулаторно - поликлинического учреждения (подразделения) в установленном порядке.

2. На должность врача - акушера - гинеколога цехового врачебного участка <*> назначается врач, прошедший специализацию по акушерству и гинекологии или имеющий опыт работы по данной специальности.

——————————-

<*> - В дальнейшем именуется «врач - акушер - гинеколог».

3. Врач - акушер - гинеколог в своей работе руководствуется настоящим положением и другими официальными документами, утвержденными Министерством здравоохранения СССР, а также указаниями вышестоящих органов и должностных лиц.

4. Основной задачей врача - акушера - гинеколога является оказание квалифицированной акушерско - гинекологической помощи, участие в проведении профилактических мероприятий по предупреждению и снижению гинекологической заболеваемости, осложнений беременности и родов, послеродового периода, улучшению санитарно - гигиенических условий труда, осуществление контроля за выполнением законодательства по охране здоровья женщин.

5. В соответствии с основной задачей врач - акушер - гинеколог осуществляет:

5.1. Изучение условий труда женщин, их влияние на репродуктивную функцию и потомство.

5.2. Раннее выявление беременных женщин (до 12 недель беременности), диспансерное наблюдение, при необходимости своевременный перевод беременных под наблюдение территориальной женской консультации.

5.3. Проведение занятий по физической и психопрофилактической подготовке к родам, обучение их в «Школе матерей».

5.4. Рекомендации по диетическому питанию.

5.5. Выявление беременных женщин, нуждающихся в госпитализации в отделения патологии беременных родильных домов и другие лечебно - профилактические учреждения по профилю заболевания.

5.6. Отбор беременных женщин и гинекологических больных, подлежащих оздоровлению в санаториях - профилакториях, организацию проведения им профилактических и лечебно - оздоровительных мероприятий, руководство деятельностью акушерки санатория - профилактория.

5.7. Контроль за правильным трудоустройством беременных женщин, исключающим влияние производственных вредностей, а также трудоустройством гинекологических больных.

5.8. Организацию и проведение профилактических гинекологических осмотров женщин с использованием современных методов обследования (кольпоскопия, цитология и др.) с целью раннего выявления и лечения гинекологических заболеваний.

5.9. Участие в проведении предварительных при поступлении на работу и периодических медицинских осмотров с учетом влияния на организм женщины имеющихся на предприятии неблагоприятных производственных факторов.

5.10. Своевременное взятие на диспансерный учет и динамическое наблюдение гинекологических больных, проведение им комплекса лечебно - оздоровительных мероприятий с использованием санаторно - курортного лечения, а также других средств и методов обследования и лечения, анализ эффективности диспансеризации.

5.11. Выявление гинекологических больных, нуждающихся в стационарном лечении.

5.12. Организацию работы по вопросам планирования семьи, индивидуальный подбор современных средств контрацепции.

5.13. Проведение экспертизы временной нетрудоспособности, выдачу больничных листков в соответствии с действующей инструкцией.

5.14. Углубленный анализ заболеваемости с временной утратой трудоспособности в связи с болезнями женских половых органов, осложнениями беременности и послеродового периода, абортами; разработку лечебно - оздоровительных мероприятий по ее профилактике.

5.15. Активное проведение санитарно - просветительной работы, организацию санитарного актива на своем участке.

5.16. Контроль за работой комнат личной гигиены женщин.

6. Врач - акушер - гинеколог принимает участие:

6.1. В разработке коллективного договора предприятия, комплексного плана улучшения условий, охраны труда и санитарно - оздоровительных мероприятий в части охраны здоровья женщин и контроля за их выполнением.

6.2. В работе инженерно - врачебной бригады, анализирует влияние производственных факторов на организм женщин, ее репродуктивную функцию и потомство.

6.3. В определении и организации рабочих мест, участков и специальных цехов для оптимального трудоустройства беременных женщин и гинекологических больных.

6.4. В подготовке и обсуждении вопросов: улучшения условий труда, состояния заболеваемости с временной утратой трудоспособности, распределения путевок в санатории, санатории - профилактории, на диетическое питание и др.

7. Врач - акушер - гинеколог непосредственно подчиняется заведующему женской консультацией, а при его отсутствии - заведующему акушерским (гинекологическим) отделением стационара или руководителю лечебно - профилактического учреждения.

8. Врач - акушер - гинеколог работает в тесном контакте с врачом терапевтом цехового врачебного участка, а также другими врачами - специалистами данного лечебно-профилактического учреждения, санитарно - эпидемиологической станции, администрацией, профсоюзной организацией и женсоветами.

9. График работы врача - акушера - гинеколога строится с учетом необходимости обеспечения амбулаторного приема женщин предприятия и проведения профилактической работы, в том числе на производстве.

10. Врач - акушер - гинеколог должен постоянно повышать свою квалификацию и подчиненного ему среднего медицинского персонала.

11. Врач - акушер - гинеколог составляет поквартальный и годовой планы своей работы, в которых предусматриваются конкретные мероприятия лечебно - профилактического характера, направленные на оздоровление и снижение заболеваемости работающих женщин.

12. Врач - акушер - гинеколог назначается и увольняется главным врачом лечебно - профилактического учреждения (родильного дома, медико - санитарной части, поликлиники и др.).

13. Врач - акушер - гинеколог отчитывается о своей работе перед главным врачом, информирует администрацию предприятия, профсоюзную организацию и женсовет о состоянии заболеваемости с временной утратой трудоспособности работающих женщин и проводимых мероприятий по ее снижению.

Сдерживающую роль играют ст. 124 и 125 УК РФ, согласно которым врач привлекается к уголовной ответственности за "неоказание помощи больному без уважительных причин", а также за " заведомое оставление в опасности лица, находящегося в опасном для жизни и здоровья состоянии." В этой связи представляется достаточно важным предусмотреть в Основах специальную статью, допускающую возможность отказа врача от производства аборта по морально-этическим соображениям, религиозным и иным убеждениям. Что касается религиозных и иных убеждений, то и в нынешних условиях, при отсутствии в Основах специальной статьи, врач вправе в обоснование своего отказа ссылаться на п. 1 ст. 3 Федерального Закона "О свободе совести и о религиозных объединениях", согласно которому в Российской Федерации каждому гарантируется право на свободу совести и свободу вероисповедания, суть которого состоит в возможности иметь и распространять религиозные и иные убеждения, а также действовать в соответствии с ними. Отказ врача от производства аборта по религиозным убеждениям является типичным примером "действия" в соответствии с ними. Однако, ввиду общего характера п. 1 ст. 3 Закона о свободе совести религиозные организации , прежде всего, христианские конфессии выступают за конкретизацию права на свободу совести применительно к врачу. Так, согласно XII.2 Основ социальной концепции РПЦ "Церковь призывает государство признать право медицинских работников на отказ от совершения аборта по соображениям совести."[1]

http://www.pravmir.ru/pravo-vracha-na-otkaz-ot-aborta/




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме