Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Священномученик Николай Хашех

Архимандрит  Фома  (Петар), Православие.Ru

01.08.2009

Священномученик Николай Хашех[1], один из святых нового времени, просиявших в Антиохийской Православной Церкви, пострадал за Христа 2 августа 1917 года.

О том, каким святой Николай был при жизни, свидетельствует рассказ учителя Ханны Ясмина: «Я его видел в то время, когда в провинции Атна была резня. Он дни и ночи обходил улицы Мерсина, успокаивая встревоженных жителей. Не один раз для этого он брал ночью и меня с собой. Он хорошо относился к любому человеку, независимо от того, к какой религии тот принадлежал. Он был добродушным человеком, принимал с почтением и смирением и старого, и молодого. Каждый, кто его видел, не мог не полюбить его. Очень часто, сопровождая отца Николая по делам, я с удивлением отмечал, когда его останавливали на улице знакомые, скольких многих людей он знает. Он был человеком в полном смысле этого слова».

Краткое жизнеописание святого Николая составлено, главным образом, по книге, написанной его сыном священномучеником Хабибом (Авивом) Хашехом, который постарался собрать в ней все доступные ему свидетельства о своем отце.

Начало

Святой Николай Хашех родился в Дамаске 31 августа 1856 года в семье Иосифа Хашеха и Марии Мукаббаа. Образование он получил в патриаршей школе Аль-Ассийа в Дамаске. Затем вступил в Национальное православное общество, где был одним из деятельнейших членов, занимавшихся арабизацией Антиохии.

Он вел торговлю шелком, но вынужден был оставить ее из-за полицейских гонений в Дамаске и уехать на восемь месяцев в Египет.

После избрания владыки Мелетия (Аль-Думани) патриархом Антиохийским в 1899 году, Дамасская епархия обратила внимание на Николая Хашеха. Он был рукоположен в сан диакона 25 марта 1900 года, а два месяца спустя - в сан иерея.

Служение

Священник Николай служил в Дамасской епархии. «Он понимал всю важность своего служения и поступал как мудрый и опытный пастырь»[2]. Долгое время он руководил общиной во имя преподобного Иоанна Дамаскина, денно и нощно заботился о школе и читальных залах этой общины в районе Аль-Кассаа. Известно, что в то время в библиотеке общины были собраны уникальные рукописи и издания на разных языках[3].

Патриарх Мелетий назначил отца Николая своим представителем в официальных кругах и для рабочих визитов в некоторые регионы Антиохии, такие как Захле, Бейрут, Горный Ливан, Латакия, Антиохия, Александретта.

Был период, когда отец Николай трудился и на благо патриаршего монастыря Сайднайя, ведая доходами обители и занимаясь улучшением ее состояния. Для разрешения возникающих материальных проблем и трудных ситуаций патриарх Мелетий направлял его в различные уголки Антиохии - в Алеппо, Хасабийа, Дайр Атия, Ябруд. Священника Николая очень любили, он заслужил большое уважение и потому с легкостью решал трудные проблемы.

В 1908 году патриарх Григорий IV направляет его своим доверенным в Киликийскую епархию после ухода знаменитого своим милосердием владыки Александра Таххана.

Много сделал отец Николай для города Мерсина. То, чему он учил, он воплощал в своей жизни. После массовых убийств в провинции бывало так, что он вставал и на защиту интересов некоторых неправославных христианских конфессий. При нем возродились две школы - одна для мальчиков, другая для девочек. Он уделял большое внимание созданию Общества помощи бедным и Общества помощи школе для девочек. Оказывал им всевозможную поддержку из средств епархиального совета. Он пользовался благосклонностью правителя Мерсина за свою прямоту, усердие и кротость.

Во время Первой мировой войны он помогал нуждающимся семьям, всячески старался облегчить участь своих прихожан и пострадавших, выступая посредником между ними и официальными властями.

Достоинства и добродетели отца Николая

Вот как отца Николая описывает его сын священномученик Хабиб:

«Бог наградил его приветливым и радушным характером. Он обладал твердой волей, мудростью, стойкостью и состраданием к униженным и угнетенным. Он жертвовал всем, чем мог, ради помощи бедным, независимо от их религии и пола. Не отказывал он в своей доброте и внимании и знати Бейрута и Дамаска, которая во время войны находилась в изгнании в Мерсине. Он шел к истине, не страшась порицания и не стремясь к выгоде. И все духовенство Антиохии отлично знало его, все уважали его мнение, признавали авторитет и высоко ценили его искренность и преданность своему служению. Проявляя ревность к религии и науке, он очень много читал и общался с разными людьми из разных слоев населения. Добивался желаемого наилучшим способом. Примирял две враждующие группы, и обе его любили. Знал, как вести себя с каждым человеком в соответствии с его духовными силами и положением. У него был огромный авторитет, и он был на хорошем счету у представителей власти, богатых людей и знати. Знал, как с ними сотрудничать и как доводить дела с ними до конца. В общем, он был человеком очень общительным и служил народу в полном значении этого слова»[4].

Добавим к этому, что отец Николай был блестящим оратором и отважным проповедником. После мученической кончины отца Николая верующие Дамаска вспоминали его вдохновенные проповеди в церкви Святой Марии. Митрополит Хомсский Афанасий (Ата Алла) так говорил о нем: «Я вспоминаю живость его речи, обстоятельные проповеди и объяснения. Все это напоминало нам Златоуста»[5].

Мученическая кончина отца Николая

Обстоятельства мученической смерти отца Николая были таковы. Бедность и нужда вынудили одного из прихожан Православной Церкви в Мерсине, мужчину по имени Георгий, переехать на Кипр. Там он связался с английским консулом, по имени Абила, и последний поручил ему за определенное вознаграждение доставить некоторым известным людям в Мерсине письма. Георгий взял письма и вернулся на родину. Но перед тем как отдать письма, ему пришла в голову мысль посоветоваться с отцом Николаем. Как только отец Николай услышал об этом деле, он побранил Георгия и запретил ему исполнять поручение. Потом взял у него письма и уничтожил их, не читая. Но Георгий, движимый жаждой денег, вновь поспешил на Кипр. Здесь его арестовали турки. Командовал арестовывавшими Баха Ад-Дин, известный своим враждебным отношением к христианам. Он пытками выбил из Георгия показания, что тот связывался с отцом Николаем.

Для расследования этого дела к отцу Николаю пришли Баха Ад-Дин и некоторые лидеры общин. С самого начала целью командира Баха Ад-Дина было выбивание признания из заключенных, и его не интересовало, виновны ли они на самом деле или нет. Один человек писал о методах работы командира: «Всякий раз, посадив в тюрьму обвиняемого, всевозможно издевался над ним, применял такие способы пыток, которые человеческий ум и не способен изобрести. Все это для того, чтобы ни в чем не повинные люди признали его дурные обвинения в преступлениях в измене родине, которых они не совершали. А потом он наслаждался чувством мести»[6].

И когда камеры уже были забиты обвиняемыми, пытки становились все более искусными, и все большее число людей признавали себя виновными в преступлениях и изменах. Что же касается отца Николая, то ничто не могло заставить его отказаться от своей позиции: ни голод, ни боль, ни битье плетью, ни вырывание ногтей, ни ломание ребер. На протяжении всей ночи он стойко терпел издевательства, когда внушительных размеров охранник изо всей силы топтал грудь отца Николая. Его уста не проронили ни звука, и он не назвал ни одного имени из тех, кому были адресованы письма, чтобы никого не выдать. Терпение, с которым он выносил все муки, было поистине библейским. Палачи не могли насытиться пытками и били отца Николая до тех пор, пока не раздробили совсем ему голову. Так умер мученик за Христа, любящий Бога и Его людей.

Это случилось 2 августа 1917 года.

Свидетельства современников отца Николая

Приведенные ниже свидетельства взяты из книги священномученика Хабиба Хашеха «В память о мученике. Плач о мученике за Церковь и родину триджы милосердном отце Николае Хашехе Дамасском».

В письме патриарха Григория IV к семье мученика в Египет, датированном 17 ноября 1918 года, написано следующее: «Он стойко держался своей веры и душу свою вручил в руки Творца, будучи уверенным в том, что жизнь его будет увенчана вечной славой».

Митрополит Хомсский Афанасий (Ата Алла) говорил: «В моей памяти навсегда останется образ преисполненного милосердием священномученика отца Николая. Я запомнил его таким, каким увидел в первый раз. Честный и благочестивый раб Божий. Он стал лучшим мучеником во времена его служения, покорно ожидая последнего слова своего Господа в те ужасные часы. И это слово было для него приятным. Оно возвещало о том, что Бог предначертал ему это служение, по достоинству его оценил и вознаградит за все, что он сделал».

Митрополит Бейрутский Герасим (Масарра) говорил: «Его знали и простые люди, и духовенство. И для тех и для других он был примером благочестия и доброты. Он был настоящим отцом для своих духовных чад. Свой жизненный путь он окончил, претерпев сильнейшие муки. И его кончина стала мученической. Церковные люди вспоминают его, вознося ему хвалебные песни, а наш Творец записал его имя среди имен Своих верных сынов в книге жизни».

Митрополит Триполийский Александр (Таххан) говорил: «В эпоху, когда люди стремятся всеми правдами и неправдами избежать смерти, мы видим образ покорности - такой предстает перед нами душа отца Николая Хашеха. Он жертвует своим ослабевшим от страданий, пыток и голода телом ради спасения других. И этот образ ярко светит среди иных, которые мы наблюдаем в наши дни. Это словно восхождение на Голгофу Спасителя мира ради спасения людей. Я буду вспоминать это имя как пример честнейшего пастыря для своей паствы. Я донесу людям память о нем и его деятельности, о его службе в городе Мерсине, где он верно служил людям и был им так близок, что геройски умер ради спасения других».

Митрополит Алеппский и Александретский Рафаил (Нимр) говорил: «Он был из тех людей, которые так распоряжаются своими талантами, что умножают их вдвое. Он умер мученической смертью от насилия и несправедливости, но его увенчала его вера. Его поступки показывают нам, как стояли за веру мученики и праведники».

Госпожа Роза Тауфик Искандер из Гелиополиса в Египте написала о нем: «Блаженны Вы, дорогой наш отец, за Ваше терпение, которое Вы проявляли. Блаженны Вы за ревность, мудрость и преданность делу. Блаженны Вы за сострадание к слабым и бедным. Светлая Вам память. Вы всегда останетесь в сердцах тех, кто Вас знал и кому Вы помогали».

Из Каира пишет о нем Серафим Афанди Кассаб, который задолго до мученической кончины отца Николая был с ним знаком в Дамаске. Вот его слова: «Я его знал как абсолютно чистого человека, не фанатика, но искренне верующего и благочестивого, стремящегося совершать добрые дела. Он был хорошим проповедником; когда он говорил, его речь словно лилась, слова были приятными; он был дружелюбен, умел шутить и всегда улыбался. Но при этом обладал твердым характером. Прямо, без страха и опаски говорил, поступил ты плохо или хорошо. Его семейная жизнь стала для нас примером для подражания».

В газете «Аль-Хавадис» города Триполи (Ливан) в N 343 от 22 июля 1919 года сообщалось следующее об отце Николае: «Этот человек предпочел умереть, лишь бы не нарушить свой святой долг. Он пожертвовал собой ради спасения сотен своих сынов». Также было отмечено в газете, что «самое большое доказательство достоинства этого священномученика - то множество людей, которые его любят и ценят».

Девушка из города Мерсина, ученица школы, которую основал отец Николай, написала: «Он умер так, как никто кроме него не умирал. И продолжает молиться за свой народ и родину. Он душу свою положил за спасение других. Он был для Мерсина праведным наставником. В Мерсин пришел настоящий Божий человек. Я его видела в его кабинете, где он до заката писал, то же делал и ночью, и днем, сгорая, как свеча, для того, чтобы осветить путь тем, кто в темноте. Его усердие не знало утомления, и он обладал необыкновенной мудростью. Заботливый отец для бедного и искренний брат для богатого, он всегда шел верным путем и помнил о несчастных и страждущих. Он мастерски владел ораторским искусством и был "королем" среди ораторов. Ревностный отец, трудно найти кого-либо похожего на него».

В нью-йоркской газете «Женщина Запада» (N 4 от 8 января 1919 года) появилась статья, которую написала одна из выпускниц школы в Мерсине. Вот что говорилось в этой статье: «Отец Николай так пекся о благополучии своих прихожан, словно мать о своем ребенке. Он был для всех, а особенно для молодежи, защитником от нападок со стороны властей. Неоднократно брал всю ответственность на себя и спасал их у себя дома. Он шел и словно лев отстаивал их перед несправедливыми властями, подвергая себя опасности. И не возвращался без победного венка над головой, благодаря своей природной смелости, известности и поддержке России. Я чувствую, что у меня недостаточно сил для того, чтобы описать все его великие подвиги, но голос моей совести отказывается молчать об этом источнике добра».

Во время службы об упокоении его души в сирийском православном кафедральном соборе в Бруклине, которую возглавлял епископ Евфимий, слово о преставившемся говорил священник Василий Харабави. Он поведал об испытаниях, которые в древние времена выпадали на долю первых христиан во время гонений на Церковь, и сказал, что, хотя отец Николай Хашех не был убит во время гонений, он явился одним из тех мучеников, которые не отступили от своих основных принципов… и твердо придерживались своих убеждений («Газета путешественника». 1919. N 27. Январь).

________________________________

[1] Биография мученика была составлена нами в основном по книге, написанной священномучеником Хабибом (Авивом) Хашехом, сыном отца Николая. Книга была напечатана издательством «Аль-Хилал» в Египте в 1920 году. Священник Хабиб поместил в этой книге все письма, известия и статьи о своем отце, которые смог собрать на родине и среди диаспоры. Книга называется «В память о мученике: Плач о мученике за Церковь и родину, трижды милосердном отце Николае Хашехе Дамасском». Кроме того, мы использовали рукопись, которую 14 декабря 1992 года предоставил в наше распоряжение Джозеф Зейтун, ответственный секретарь Антиохийской Патриархии в Дамаске. Этот текст Джозефа Зейтуна озаглавлен так: «Мученик за Церковь и родину отец Николай Хашех». Также мы опирались на статью «Священномученик отец Николай Хашех Дамасский и его сын священномученик Хабиб Хашех», которая вышла в разделе «Православные люди» Патриаршего бюллетеня в июле 1994 года (С. 33-45).

[2] Хашех Хабиб (Авив). В память о мученике: Плач о мученике за Церковь и родину, триджы милосердном отце Николае Хашехе Дамасском. С. 5.

[3] Зейтун Джозеф. Мученик за Церковь и родину отец Николай Хашех. Рукопись. С. 1.

[4] Хашех Хабиб (Авив). В память о мученике. С. 7.

[5] Там же. С. 15.

[6] Там же. С. 11.

http://www.pravoslavie.ru/cgi-bin/sykon/client/display.pl?sid=303&did=2230




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме