Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Почему растет экономическая преступность в армии?

Юрий  Рубцов, Фонд стратегической культуры

28.07.2009

Для начала - несколько фактов.

Военной контрразведкой задержана действовавшая на территории Ленинградского военного округа преступная группировка из 16 офицеров 6-й российской армии ВВС и ПВО, граждан Украины и Беларуси, которые пытались вывезти за границу 20 тонн запасных частей для новейших ракетных комплексов и секретную документацию. Стоимость украденного исчисляется сотнями миллионов долларов.

Аналогичная попытка масштабной контрабанды оружия пресечена на юге. Группа высокопоставленных офицеров ВМФ России под видом имущества, подлежащего утилизации, вывезла на территорию Таджикистана для последующей продажи в Китай 30 противолодочных ракет и 200 авиабомб. Стоимость «контракта» - 18 млн. долларов.

В рамках оборонного заказа для нужд ВДВ одно из московских предприятий сшило большую партию парашютов, предназначенных для десантирования боевой техники. На счет предприятия было перечислено почти 280 млн. рублей. Однако проверка показала, что имущество, от прочности и надежности которого прямо зависят человеческие жизни, сохранность техники и выполнение боевых задач, изготовили из некондиционного старья. Коррупционная схема объединила чиновников Минобороны, военпредов и производителей парашютной техники.

На территории Северо-Кавказского военного округа в Чечне пресечена преступная деятельность группы военных финансистов, укравших 102 млн. рублей.

Председатель военно-врачебной комиссии военного комиссариата Центрального и Куйбышевского районов Новокузнецка в ходе призыва весной 2008 г. вместе с фельдшером - секретарем ВВК за определенную мзду вносили в листы медосвидетельствования призывников диагнозы, дающие право на освобождение от военной службы. Сумма полученных взяток в общей сложности превысила 10 млн. рублей.

Ущерб в размере 430 млн. рублей нанесен крупной мошеннической операцией, которую провернули чиновники нескольких центральных управлений Минобороны. Они продавали коммерческим структурам ракетное топливо по цене, заниженной в 40 раз, как якобы непригодное. Затем то же самое топливо закупалось уже по рыночной цене. Солидная разница откладывалась в карманах махинаторов.

Более 250 млн. рублей, выделенных на обеспечение жильем нуждающихся офицеров, присвоили должностные лица главкомата Сухопутных войск.

Кажется, довольно. Иначе придется полностью воспроизвести содержание выступления главного военного прокурора Сергея Фридинского на недавней совместной коллегии Минобороны РФ и Главной военной прокуратуры в части, касающейся экономических преступлений. Даже перечисленных выше фактов достаточно, чтобы признать полнейшую обоснованность вывода Фридинского: масштабы преступности в Вооруженных силах России превысили все допустимые пределы.

На коллегии говорили, конечно, и о других видах криминала. Но то, что экономические преступления наращиваются быстрее остальных, неоспоримый факт. Только в 2008 г. ущерб от них составил 2 млрд. рублей. К материальной и дисциплинарной ответственности привлечено около 5,5 тыс. должностных лиц.

Использованием дорогостоящего военного имущества, расходованием денежных средств, поставками топлива, продовольствия, запчастей, строительством жилья, утилизацией вооружений в армии распоряжаются в абсолютном большинстве случаев офицеры. Они-то в первую очередь и пополняют криминальное сообщество. По оценке главного военного прокурора, «масштабы офицерской преступности достигли наивысшего показателя за последние 10 лет». Сегодня каждое четвертое противоправное деяние в ВС совершает офицер, при этом, если пять лет назад хищения военного имущества, взяточничество и растраты составляли только четверть всех правонарушений, сегодня этот показатель приближается к половине.

С одинаковой вероятностью на преступнике могут быть погоны и майора, и генерал-майора. В прошлом году за коррупционные преступления к уголовной ответственности были привлечены более 500 офицеров, в том числе свыше 350 - старших, из которых 117 - командиры воинских частей и 20 - генералы.

Этой инфекцией поражены войска, штабы и военные учреждения независимо от подчиненности и дислокации, особенно в ВДВ, Космических войсках, ВВС, соединениях и частях Тыла Вооруженных сил, Приволжско-Уральского и Северо-Кавказского военных округов, Московского гарнизона, силах Северного флота.

«Разворовывание сотен миллионов бюджетных средств приводит к тому, что в войска поступают некачественные вооружение и техника, не выполняются госзаказы, а в конечном итоге не в полном объеме выполняются задачи укрепления обороноспособности государства, боеспособности Вооруженных сил», - делает вывод Сергей Фридинский. При всем при том ГВП прогнозирует дальнейший рост офицерской преступности, в том числе проявлений взяточничества, должностных подлогов, хищений и растрат.

Нельзя сказать, что с этим злом в армии и на флоте не борются. Сам факт проведения впервые в современной истории российских ВС подобной совместной коллегии МО и ГВП говорит сам за себя. Но это все же реагирование на уже совершенные преступления, в большей степени борьба с симптомами болезни, а не устранение ее причин.

На наш взгляд, галопирующий в последние годы рост армейской преступности, в первую очередь экономической, есть производное от общей обстановки в Вооружённых силах, утвердившейся с приходом к руководству военным ведомством команды Анатолия Сердюкова.

О полной деловой несостоятельности людей, выдающих себя за «военных реформаторов», уже и писать неудобно после шквала информации на сей счет, обнародованной в СМИ. Судя по всему, им все менее доступна управляемость происходящих в ВС процессов. Вопреки широковещательным декларациям, миграция кадров из Федеральной налоговой службы в аппарат управления Минобороны не привела к наведению порядка в учете и рациональном использовании финансовых средств (не путать с регулированием финансовых потоков). С этим выводом после фактов, обнародованных на коллегии МО и ГВП, спорить просто бесполезно.

В феврале 2007 г. тогдашний российский президент В. Путин, назначая г-на Сердюкова руководителем военного ведомства, дал предельно ясно понять: его главная миссия - рачительное освоение тех значительных средств, которые государство собирается вложить в армию. И вот через два с половиной года главный военный прокурор вынужден рекомендовать министру обороны сформировать «единую централизованную систему контрольных и ревизионных органов, обеспечивающую их независимость при проведении проверок и ревизий и подготовке выводов их по результатам». Комментарии нужны?

Правдами и неправдами из армейской и флотской среды за последние годы вытеснены тысячи профессионалов, не готовых прислуживать напористым дилетантам уже в силу того, что они прекрасно осознают последствия бездумной ломки оборонного механизма. По некоторым признакам, дело дошло уже до разборок в среде самих «прорабов» военной реформы».

Из констатации А. Сердюковым на совместной коллегии «существенных недостатков в стиле и методах работы органов военного управления и должностных лиц на всех уровнях управленческой вертикали, низкой требовательности к подчиненным командирам и начальникам» следует, что «реформаторы», если и хотят переломить негативную ситуацию, то не представляют, как это сделать. Их лидер оказывается неспособным выйти за рамки традиционных, набивших оскомину общих рассуждений.

Чиновников из команда министра, относящихся к профессиональным военным не иначе как к «зеленым человечкам», пугает объективно существующая корпоративность офицерства. Они прибегают к циничному принципу «разделяй и властвуй»: под предлогом поощрения передовых офицеров устанавливают части военнослужащих повышенные оклады денежного содержания. Лучшего способа посеять рознь, разрушить воинские коллективы не придумаешь.

И после этого министр считает возможным рекомендовать в качестве безотлагательных и эффективных мер, которые-де способны исправить ситуацию, «открытое осуждение проступков офицеров на служебных совещаниях, собраниях офицеров», повышение «требовательности к подчиненным командирам и начальникам для стимулирования их служебной активности и примерности в службе».

Принципиальное обстоятельство: руководство Минобороны ратует за наведение должного правопорядка в армии и на флоте, однако оно само - далеко не пример законопослушания. Вспомним факты распродажи в 2008 г. имущества (крупных земельных участков и объектов недвижимости), не принадлежащего МО, а лишь находящегося у него в пользовании. По свидетельству тогдашнего руководителя Российского федерального фонда имущества, которому по закону было положено распоряжаться государственной собственностью, Юрия Петрова, Минобороны не только незаконно выставляло на аукционы не принадлежащее ему имущество, но и препятствовало РФФИ в наведении в этих операциях должного порядка.

Такое пренебрежение законом - не эпизод, не случайность. Массовым явлением стало издание министерских приказов, в соответствии с которыми военнослужащие, члены их семей, ветераны военной службы лишаются права на получение квалифицированной медицинской помощи, гарантированного им Федеральным законом «О статусе военнослужащих».

В этом же русле лежит недавнее указание министра приостановить увольнение в запас по оргштатным мероприятиям тех генералов и офицеров, которые не согласились в связи с сокращением штатов переходить на неравнозначную должность. Последним предлагается увольняться по собственному желанию. Убивают сразу двух зайцев: ведомство избавляется от «лишних», к тому же строптивых, а во-вторых, достигается значительная экономия - ведь в случае увольнения по сокращению должности военнослужащему положено единовременное пособие в размере до 185 тыс. рублей (тем более что деньги на эти статьи уже израсходованы «рачительными» чиновниками). А что людей (только в центральном аппарате таковых насчитывается не менее 150 офицеров) выталкивают в запас без выслуги и обеспечения жильем - и опять-таки вопреки требованиям закона - руководство МО не волнует.

Да и в целом весь процесс военного «реформирования» запущен с кондачка, не опирается на систему законов, как бы не пытались доказать обратное сам министр, его первый заместитель - начальник Генштаба генерал Николай Макаров, статс-секретарь - заместитель министра обороны Николай Панков и их приближенные. За «нормативную базу» они выдают спешно рожденные и плохо увязанные между собой внутриведомственные разработки, между тем для столь масштабных перемен в ВС требуется, по оценкам специалистов, не менее четырех десятков законов. Разработка и представление в Госдуму их проектов как раз и были возложены на Минобороны. Однако, по словам заместителя председателя комитета по обороне ГД Михаила Бабича, парламентарии этих документов не видели, хотя преобразования в войсках идут полным ходом. Наступившие парламентские каникулы - лишняя возможность для руководителей Минобороны заканителить жизненно важный вопрос, цена которого - резкое снижение боеспособности ВС и повышение температуры социального напряжения в воинских коллективах.

Еще одно важное обстоятельство. Требуя наведения правопорядка в войсках и силах флота, г-н Сердюков, как мы видели выше, апеллирует к личной примерности. Как ни цинично звучит, подчиненные и берут с него пример. С самого начала нынешнее руководство Минобороны рассматривает армию как своеобразный бизнес-проект, в выполнении которого пришедшая в МО команда менеджеров делает ставку не на повышение боеготовности и боеспособности ВС, а на отчуждение значительной, наиболее доходной части закрепленного за военным ведомством движимого и недвижимого имущества. Чему удивляться, если с такой же позиции к вверенному их попечению имуществу подходят и многие нижестоящие руководители. Кого-то уже схватили за руку, а кто-то продолжает свой «бизнес»…

Бушующий в стране экономический кризис усилил процесс массовой деморализации военнослужащих, оказывающихся в результате «реформ» по-сердюковски за воротами воинских частей без жилья, пенсий, гарантированных законом мер соцзащиты. Военными социологами и юристами отмечен грозный рост уклонения от службы, пьянства, суицидов. И - преступлений экономического свойства. Кое-кто, видя, что о них забыло государство, торопится использовать шанс позаботиться о себе самом, обогащаясь любым способом. Это не оправдывает правонарушителей, но объясняет поведение довольно многих из них.

Результат - армия из корпорации профессиональных защитников Отечества превращается в раздираемый криминалом конгломерат вооружённых людей, не способный выполнять задачу обороны страны, но таящий опасность для общества.

Это что - и есть тот «новый облик» Вооружённых сил, обеспечить который нам обещают Сердюков, Макаров и прочие военные «реформаторы»?

http://www.fondsk.ru/article.php?id=2336




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме