Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Как Югославия и Греция помогли нам накануне Великой Отечественной войны

Русский вестник

29.06.2009

18 декабря 1940 года Гитлер подписал директиву N 21 «Барбаросса» о войне с СССР, об уничтожении России и русского народа. Срок нападения - 15 мая 1941 года. Почему же война началась гораздо позже - 22 июня 1941 года?

Гитлер, напав на СССР, уже 16 июля 1941 года заявил: «Самое основное - создание военной державы западнее Урала - никогда не должно снова стать на повестку дня, хотя бы нам для этого пришлось воевать сто лет. Все последователи фюрера должны знать, что империя лишь тогда будет в безопасности, когда западнее Урала не будет существовать чужого войска». На оккупированной территории военно-транспортные самолёты «юнкерс-52» должны были сбрасывать бомбы на русское мирное население, - а также уничтожать его «...путём расстрела каждого, кто бросит хотя бы косой взгляд на немца» («Военно-Исторический Журнал», далее - «ВИЖ», 1994, N 4, с. 70-72).

Нам говорят об «Антикоминтерновском (Тройственном) пакте» Германии-Италии-Японии и их сателлитов. Но пакт был грубым камуфляжем. Муссолини - в прошлом скандально известный социалист, призывавший к классовой борьбе. Став «дуче», Муссолини называл Италию «фашистско-пролетарской» страной - свидетельствует де Голль в третьем, не изданном у нас, томе своих военных мемуаров - «La salut 1944-1946» (отрывок см.: «ВИЖ», 1991, N 2, с. 3-7).

Среди немецких нацистов было много вчерашних социал-демократов и даже коммунистов, работавших в пропагандистском министерстве Геббельса.

И Греция, и Югославия тогда - православные монархии. В Греции на последних предвоенных, 26.01.1936 г., парламентских выборах очень слабые коммунисты в союзе с другими левыми выступили как «Всенародный фронт», собравший, однако, меньше 6% голосов и получивший только 15 депутатских мест из 300. Влиять на решения парламента они не могли. Но 4 августа 1936 года премьер-министр генерал Иоаннис Метаксас с согласия короля Георгия II распустил парламент и все политические партии. Беспартийный, правый монархический режим сохранялся в Греции и после загадочной смерти Метаксаса - по день немецкого вторжения 6 апреля 1941 года.

Кстати, в натовском «бомонде», в том числе в афинских космополитических «сферах», Метаксаса называют «фашистом», не утруждаясь доказательствами. Борясь с масонством, Метаксас преследовал и членов партийных семейств нынешней Греции. Арестовывал, принуждая к эмиграции, или загонял в глушь, даже на острова.

В Югославии партии не играли заметной роли - всё решал регент. Но компартия оставалась вне закона ещё со времён короля Александра Карагеоргиевича (убит в 1934).

Нападение на Грецию и Югославию - это не «борьба с Коминтерном», а борьба за Lebensraum («Лебенсраум») - «жизненное пространство», за сербскую медь, греческий торговый флот, за урожай, конфискуемый у православных сербских и греческих крестьян. Уже захватив сербские земли, нацисты подослали агента к старому политику Николе Узуновичу, премьер-министру королевской Югославии в 1926-1927 гг. и в 1934 г., твёрдому сербскому националисту. Ему предложили подписать антикоммунистическое воззвание, но получили отказ: «Сейчас война, а я в военное время ничего не подписываю. Мы решим наши дела на выборах, политическим путём, а не с помощью немцев».

Так же думали и в окружении Архиепископа (Первоиерарха) Афинского Дамаскина (Папандреу) (+1949). Немцы и итальянцы организовали в Греции страшный голод, закрыли роддома и больницы. Оккупанты ловили греческих мальчиков и растлевали. Спасать детей от «нового порядка» стало делом Церкви, создавшей свою сеть акушерок и медсестер, помогавших и сиротам, и роженицам на дому. Фашисты пришли в ярость - итальянский оккупационный наместник спросил в 1943 г. руководительницу церковной службы помощи осиротевшим семьям: «Почему вы даёте деньги только семьям расстрелянных, но не солдатам батальонов безопасности (прислужникам оккупантов. - Н.С.)? - Не могу, ваше превосходительство. - Почему вы не занимаете позицию против коммунизма? - Когда вы уйдёте, господин, тогда мы займём позицию. Сейчас мы все - греки».

И в войне с СССР антикоммунизм - ложь, чтобы парализовать и разобщить наше сопротивление. Геббельс записал 29 марта 1941 г. в дневнике: «Психологически в решении российской проблемы есть известные трудности - аналогия с походом Наполеона. Но, используя лозунги антибольшевизма, мы легко их преодолеем. Объектом нашей пропаганды станут русские крестьяне» («ВИЖ», 1996, N 1, с. 45).

29 апреля 1941 г. увеличили штаб «Ольденбург» - по организованному грабежу и истреблению русского населения. План «Ольденбург», как и связанный с ним план «Ост», - это часть плана «Барбаросса».

В Берлине 2 мая 1941 г. решили: «Несомненно, если мы сумеем выкачать из страны всё, что нам необходимо, то десятки миллионов людей умрут голодной смертью» (История Второй мировой войны. М., 1974, т. 3, с. 230, цитата из немецкого архивного дела по плану «Барбаросса», с. 362).

Захват Греции и Югославии - внешне самостоятельные операции, но на деле неразрывно привязанные Берлином к плану «Барбаросса».

Ведь в декабре 1940 г., 13-го, за пять дней до директивы N 21 «Барбаросса», директива N 20 «Марита» определила ещё одну цель - православную монархическую Грецию. Напомню, сильная фашистская Италия напала на Грецию 28 октября 1940 г., но была разбита. Чтобы не допустить полного разгрома итало-албанских армий Муссолини, Германия решила захватить Грецию. Подготовка к войнам против Греции и СССР шла одновременно.

Для этого немцам нужна была Югославия - как марионеточный «союзник». И 25 марта 1941 г. прогерманский премьер-министр Югославии Цветкович подписал в Вене договор о присоединении к «Тройственному пакту» Германии-Италии-Японии. В Берлине наметили на 28 марта операцию «Марита» - оккупацию Греции.

Но в ночь на 27 марта 1941 г. в Белграде произошёл военный переворот. Регент Югославии князь Павел был арестован, правительство Цветковича свергнуто. Власть перешла к 17-летнему королю Петру II Карагеоргиевичу. Переворот вызвал ликование всей Сербии - от Патриарха Гавриила (Дожича) (+1950) до простых сельских обывателей - настолько неприемлемой для сербов была мысль о «дружбе» и «союзе» с Германией. Патриарх Гавриил в годы оккупации стал узником нацистских концлагерей. Освобождённый американцами в 1945 году, он наотрез отказался встретится с папой Пием XII, а в 1948 г. выступал на антикатолическом московском Всеправославном совещании.

Некоторые объясняли военный переворот 27 марта 1941 года действиями «проанглийских кругов сербской буржуазии». Нет! Сербами двигала национальная гордость, а не англофильство. Англо-германское соперничество насчитывало лишь несколько десятилетий и по силе не сопоставимо с многовековым антагонизмом на Балканах.

Правительство возглавил 59-летний генерал-полковник Душан Симович, начальник югославского Генерального штаба. Он воевал ещё с турками в 1912-1913 гг., затем с немцами, австрийцами и турками в Первой мировой войне 1914-1918 гг., закончив её в чине полковника.

Гитлер, «рейхсканцлер» (глава правительства), «рейхспрезидент» (глава государства) и главнокомандующий, немедленно директивой N 25 приказал уничтожить Югославию. Его приказы предварительно разрабатывались немецким Генштабом и правительством, поэтому на Нюрнбергском процессе СССР настаивал, чтобы преступными организациями были признаны не только гестапо, СС и СД, но и германское правительство и Генштаб.

Геббельс в дневнике 30 марта 1941 года самоуверенно записал: «Подготовка к действиям на Балканах почти завершена. О планах фюрера за рубежом никто ничего не знает» («ВИЖ», 1996, N 1, с. 44).

Однако наш Генштаб узнал. Маршал Советского Союза И.Х. Баграмян, тогда полковник и начальник оперативного отдела штаба Киевского особого военного округа, вспоминал о конце марта 1941 г.: «Из столицы начальник штаба /генерал-лейтенант М.А. Пуркаев/ привёз последние новости. В частности, он рассказал, что в Москве обеспокоены развитием событий в Югославии. В Генеральном штабе имеются сведения, что Гитлер избрал Югославию очередной жертвой, собирается её оккупировать. А так как нашему правительству далеко не безразлична судьба народов этой страны, то могут возникнуть осложнения в наших отношениях с Германией» (И.Х. Баграмян. Так шли мы к победе. М., 1988, с. 29).

Маршал Баграмян верно называет «антигитлеровски настроенными» - генерала Симовича и его соратников. 5 апреля 1941 г. СССР заключил на 5 лет с ними, с правительством королевской Югославии, договор о дружбе и ненападении, но это, как известно, не остановило немцев и их сателлитов, напавших на Югославию и Грецию на следующий же день - 6 апреля 1941 года.

Гитлеровские директивы N 20 и N 25 приводились в исполнение одновременно, начавшись с варварских воздушных бомбардировок сербских и греческих городов. Так, Белград бомбили безостановочно в течение 36 часов, убив свыше 17 тысяч мирных жителей.

Упорное сопротивление югославской армии прекратилось 18 апреля 1941 года - из-за «пятой колонны», предателей - хорватов-усташей, прочно связанных с Ватиканом, Италией и Германией. Король Петр II (+1970) и правительство генерала Симовича эмигрировали в Грецию, оттуда в Египет, наконец, в Лондон.

В 1945 г., после освобождения Югославии, генерал Симович (+1962) вернулся в Белград, где жил достаточно свободно.

Греция, потеряв 27 апреля столицу - Афины, продолжила борьбу на новом рубеже обороны - острове Крит. Он господствует в Средиземном море - у Ближнего Востока, Египта и Суэцкого канала. Канал связывает с Индийским и Тихим океанами.

25 апреля Крит стал мишенью немецкой директивы N 28 «Операция Меркурий». Поэтому 30 апреля 1941 г. германские верхи перенесли срок нападения на СССР с 15 мая, даты, уже ставшей невыполнимой, на более поздний срок - 22 июня. Почему именно 22-е? В этот день, но в 1940 г., - капитулировала Франция.

Срок окончания войны по плану «Барбаросса» - до осени 1941 г. Гитлер сказал: «Я не повторю ошибки Наполеона. Когда пойду на Москву, я выступлю достаточно рано, чтобы достичь её до зимы» (История Второй мировой войны, т.3, с.235).

Германия повторила «ошибки Наполеона» из-за перенапряжения сил в борьбе за мировое господство. Наша страна думала лишь об обороне.

Баграмян писал: «Вскоре после начала оккупации Югославии фашистами (т.е. после 18 апреля. - Н.С.) Генеральный штаб дал указание внести в план прикрытия государственной границы ряд существенных поправок. Командованию округа было приказано значительно усилить войска, выдвинутые к границе. Сюда дополнительно подтягивались четыре механизированных корпуса, четыре стрелковые дивизии и ряд соединений и частей спецвойск». Все были полны «неугасимой ненависти к фашистам». Это проявилось в апреле 1941 г. даже при просмотре в киевском кинотеатре фильма «Александр Невский»: разгром тевтонских рыцарей зрители воспринимали как победу над фашистами (с.30).

Стремясь обмануть нас и преувеличить мощь Германии, Гитлер, выступая 5 мая 1941 г. в рейхстаге, резко занизил цифры немецких потерь в войне на Балканах. И до сих пор находятся дилетанты-«историки», принимающие на веру эти берлинские пропагандистские перлы, создавая впечатление, что немецкий солдат одним махом целые страны «побивахом».

13 мая, после захвата немцами Югославии и материковой Греции, наш Генштаб «...дал директиву округам выдвигать войска на запад из внутренних округов» - 28 стрелковых дивизий и 4 армейских управления (Г.К. Жуков. Воспоминания и размышления. 11-е издание, дополненное по рукописи автора. М., 1992, т. 1, с. 361).

Тем временем Германия и Италия готовились к «операции Меркурий» - захвату Крита. Остров был поначалу беззащитен.

Но начальник Главного штаба ВМФ контр-адмирал Александр Сакеллариу увёл на Крит, а затем в Египет 16 уцелевших греческих военных кораблей, главным образом эсминцев, во главе с флагманом - знаменитым броненосным крейсером «Авероф» (ныне - корабль-музей: см. фото).

Греческий ВМФ продолжил войну на Средиземном море и вместе с англичанами обеспечивал переходы конвоев в Персидский залив - через Иран мы получали грузы по ленд-лизу. Об этом пути ленд-лиза шла речь и на Тегеранской конференции Сталина, Рузвельта и Черчилля в 1943 году.

А сейчас американская интернет-«википедия» не даёт даже биографии адмирала Сакеллариу. В Афинах его тоже не торопятся вспоминать - связан-де с диктатором Метаксасом, «нетолерантен». Поясню, что Сакеллариу дослужился до полного адмирала и в 1951-1952 гг. был министром обороны королевской Греции. Твёрдый монархист. После вступления Греции в НАТО - ушёл в отставку.

Броненосный крейсер «Авероф» спас корабельный священник - 56-летний отец Дионисий (Папаниколопулос) (+1968), участник трёх войн с турками. Он убедил моряков не сдавать крейсер немцам, а воодушевил их на прорыв - на Крит, потом в Египет. «Авероф» перевели в Бомбей, в Британскую Индию. Отец Дионисий продолжал пастырскую службу, став капитаном 3-го ранга. В 1944 г., после освобождения материковой Греции, он был хиротонисан во митрополита Иерисоса и Св. Афона. В 1951-1967 гг. - митрополит в Эдессе и Пелле, на севере Греции. В 1968 г. «чёрные полковники» изгнали Владыку Дионисия из епархии. Так «чёрные полковники», агенты Италии, ЦРУ и Германии, мстили грекам за их патриотизм времён Второй Мировой войны. В современной России имя митрополита Дионисия, увы, неизвестно.

На Крит 23 апреля 1941 г. прибыл греческий король Георгий II Глюксбург (праправнук нашего Императора Николая I), тотчас призвавший греков не падать духом и вести борьбу с Германией до победного конца. Король-офицер - всегда неприхотливый, подтянутый, решительный. Обращение к греческой нации он зачитал спокойным твёрдым голосом.

Уже 26 апреля, на следующий день после подписания Гитлером директивы о захвате Крита, английская разведка узнала её содержание и 29 апреля оповестила защитников острова.

Несмотря на удары немецкой авиации по английским и греческим кораблям, на Крит удалось перебросить морем немалые силы из уже захваченной материковой Греции. Греческое командование решило верно: не распылять силы по периметру огромного гористого острова, а сосредоточить их в местах вероятной высадки врага - у аэродрома Малеме, и крупных городов - Хании, Рефимнона и Ираклиона.

Король Георгий II издал 9 мая 1941 г. указ о восстановлении в греческой армии всех офицеров, ранее уволенных по политическим причинам. Крит стал прифронтовой зоной. Связь поддерживали гонцы из местной внепартийной молодёжной патриотической организации. Греческие солдаты и жандармы были вооружены разнотипными трофейными винтовками. Патронов по 100-200 на винтовку, порой и того меньше.

Так же были оснащены и наши дивизии народного ополчения в начале Великой Отечественной войны, часто имевшие трофейные винтовки времён Первой мировой войны и даже охотничьи ружья, ведь знаменитых мосинских винтовок не хватало. Греческий солдат даже с однозарядной французской винтовкой «Гра» образца 1874 г. воевал отважно, как и наш тульский и московский ополченец с русской однозарядной винтовкой-»берданкой» образца 1870 г.

К 20 мая 1941 г. король Георгий II собрал 8 пехотных полков, полковые запасные команды, школу жандармерии и Военную академию. Всего - 474 офицера и 10 977 солдат. Командующий - генерал-майор Ахилеас Скулас. В постах жандармерии в деревнях и на дорогах, в партизанских отрядах из обученных местных крестьян - ещё от 3 до 4 тысяч человек. Командиры - деревенские вожаки, офицеры запаса и даже православные клирики.

Вместе с греками Крит обороняли англичане, австралийцы и новозеландцы - 1 512 офицеров и 29 900 солдат. Командующий - новозеландский генерал-майор Бернард Фрейберг. Ему же подчинили и греков, превосходно знавших местность. Поэтому, например, 10-я новозеландская бригада состояла из двух греческих пехотных полков (6-го и 8-го), сводного новозеландского батальона и спешенных новозеландских кавалеристов майора Рассела. Они прикрывали подходы к городу Ханиа.

Крит располагал 151 стволом артиллерии, в том числе 62 орудиями ПВО, 4 - противотанковой обороны; 16 легкими танками и 9 средними - сильно бронированными, «Матильда-II». Их рассредоточили по ключевым участкам обороны. Большую часть сил критского ПВО немцы не смогли обнаружить - зенитные пушки и пулемёты были умело замаскированы.

Серьёзный и необъяснимый просчёт англичан - вывод авиации с Крита. Немцы продолжали разрушительные бомбардировки английских городов вплоть до 11 мая 1941 г. Генерал Шарль де Голль считал, что если бы Англия не сохранила свою авиацию, то её флот, лишившись поддержки с воздуха, не смог бы помешать немецкому вторжению, а малочисленная английская армия не остановила бы немцев (Военные мемуары. Призыв. 1940-1942 гг. М., 2003, с. 122).

Но, как показал опыт Великой Отечественной войны, надо было всё равно ежедневно использовать авиацию - для ободрения наземных войск и срыва вражеских бомбардировок. Часто у нас на перехват взлетали уже устаревшие, но по-прежнему лёгкие, надёжные и манёвренные истребители И-16 и И-153 конструкции Поликарпова.

Уже в августе 1941 г. немцы бросили на Ленинград 8-й авиационный корпус, бомбивший Балканы и Крит, - 400 новых боевых самолётов: истребители «мессершмитт-109» и «мессершмитт-110» и пикирующие бомбардировщики «юнкерс-87» с кадровыми экипажами. Наши лётчики в июле делали по 5-6 боевых вылетов в день, а к октябрю 1941 г. при пятикратном превосходстве врага - уже по 6-8 вылетов в сутки, иногда - до 10. «Нередко случалось, что не успевал лётчик приземлиться и зарулить к капониру, как тут же засыпал или терял сознание» (Главный маршал авиации А.А. Новиков. В небе Ленинграда. М., 1970, с. 112, 152, 192).

Прояви английские ВВС решительность и изобретательность, - Крит можно было удержать. Однако над островом лишь однажды появились 12 устаревших лёгких бомбардировщиков «Бленхейм», дважды - по 6 истребителей «Харрикейн». И всё!

Историки английских ВВС Ричардс и Сондерс считают «ошибочным» решение выступить против немцев в Греции, так как «...в стратегическом отношении безопасность Египта была для Англии гораздо важнее, чем безопасность Греции». Английское правительство послало самолёты на помощь Греции осенью 1940 г. Но каждый английский бомбардировщик «Бленхейм» делал в среднем... один вылет в неделю! Английские истребители «Глостер гладиатор» воевали-де успешно. (Военно-воздушные силы Великобритании во Второй мировой войне. 1939-1945. М., русский сокращённый перевод: 1963, с. 179, 199).

Возражу - сильно устаревшие истребители «Глостер гладиатор-II» англичане снимали с вооружения и передавали грекам в крайне изношенном состоянии. То же надо сказать и о бомбардировщиках «Бристоль Бленхейм-I» и «Бристоль Бленхейм-IV».

Современные самолёты - 18 истребителей «Хоукер Харрикейн» и 6 дальних бомбардировщиков «Викерс Веллингтон» прибыли в Грецию только в феврале 1941 г. В апреле греки решили перегнать все свои истребители (41 самолёт) на Крит, но немцы узнали об этом и уничтожили их на аэродроме в Греции.

Лондон согласился с маршалом авиации Теддером, что переброска авиации на Крит приведёт «лишь к дополнительным потерям и утрате Египта». «Потеря Крита, вслед за потерей Киренаики и Греции, вызвала в военных кругах резкую критику в адрес наших военно-воздушных сил. Такая критика в целом была справедливой. В Каире многие ответственные лица ... обвиняли Теддера в недостаточной поддержке с воздуха английской армии и флота» (Д.Ричардс. Х. Сондерс, с. 209, 212).

Артур Теддер - влиятельный военный. Он долго противился открытию «второго фронта», а 9 мая 1945 г. вместе с маршалом Г.К.Жуковым, генералами К. Спаатсом (от США) и Ж. Латр де Тассиньи (от сил де Голля) принял безоговорочную капитуляцию Германии в Калсхорсте.

Немецкая авиация, брошенная 20 мая 1941 г. на Крит, - 4-й воздушный флот и 8-й авиационный корпус - это 1370 самолётов! Они взлетали с захваченных аэродромов материковой Греции, перебрасывая 7-ю парашютную дивизию и усиленную 5-ю горно-стрелковую дивизию - 15 тысяч парашютистов. Немецкий флот должен был доставить ещё 7 тысяч десантников. Позже должны были высадиться итальянцы. На вооружении - автоматы, пулемёты, миномёты и артиллерия. На захват городов и аэродромов Крита отводились сутки!

Англо-греческие войска встречали немецкие десанты прицельным винтовочным и пулемётным огнём. С убитых парашютистов немедленно снимали автоматы и пулемёты и пускали их в дело против новых немецких десантов. В рукопашных боях греки били штыком и бросали ручные гранаты.

В районе западно-критского аэродрома Малеме 3-й батальон немецкого парашютного полка «Шторм» уже к полудню 20 мая потерял до 70% своего состава. Командир полка был ранен, и его пришлось срочно вывозить. Кстати, позже он появился на советско-германском фронте. Командир 7-й парашютной дивизии со своим штабом ушёл на дно морское. Немецкий полковник, командир парашютистов в районе Рефимнона, был взят в плен греками 21 мая - со всеми штабными картами и оперативными приказами. Под Рефимноном немцы к вечеру 21 мая потеряли 70 убитыми, 300 ранеными и 200 пленными. После атаки на город Ираклион к вечеру 20 мая немецкий парашютный батальон потерял 312 убитыми и 108 ранеными. Уцелевшие 70 автоматчиков так и не смогли взять местный аэродром.

Вскоре, 23 мая, немцы под Ираклионом прибегли к своей бесчеловечной тактике - прикрылись живым щитом из захваченных ими женщин и детей. Греческий майор Э. Цангаракис передал: если наших женщин и детей не отпустите, то расстреляю ваших пленных. Немцы тотчас освободили заложниц.

Отважно сражались союзники. Так, в 5-й новозеландской пехотной бригаде, защищавшей аэродром Малеме, за четыре дня боёв из 2810 человек осталось лишь 600. Без танков, с десятью орудиями. К 24 мая каждая из новозеландских и австралийских бригад настолько ослабела, что по силе равнялась 1,5 батальона обычного состава!

Зато немцы к 24 мая понесли неслыханные потери - 3 340 парашютистов. Уцелевшие потеряли строй и были крайне измотаны непрерывными боями. Их заменяли сброшенной 5-й горно-стрелковой немецкой дивизией. Английский флот потопил два итало-германских конвоя, перевозивших десант на Крит.

Все нацистские генералы, захватившие Балканы и начавшие войну с нами в 1941 году, - в прошлом офицеры немецкой кайзеровской и австро-венгерской (габсбургской) армий. Многие из них воевали ещё с Царской Россией в Первую мировую войну. И в СССР, и в Югославии, и в Греции немцы намеренно разрушали здания госпиталей, топили госпитальные суда, прекрасно видя на них знак Красного креста! Города Хания, Рефимнон, Ираклион были превращены в пылающие развалины, с неработающим водопроводом, с улицами, заваленными обломками рухнувших зданий.

«Врагом N 2» Германии был греческий король Георгий II (+1947). Его самого и его двоюродного брата принца Петра немецкие парашютисты пытались убить. (Принц Пётр, офицер греческой армии, - сын знаменитого принца «Джорджи» Греческого, спасшего Императора Николая 2, тогда Цесаревича, во время покушения в Японии, в Оцу, 29.04.1891 г.) Под охраной греческих жандармов, взвода новозеландцев и частей 2-го греческого пехотного полка король Георгий II, принц Петр, греческие министры пошли через горы высотой до 2500 метров - на юг Крита. Отряд выдержал два боя с немецкими парашютистами, бомбёжки с бреющего полёта. Спали на земле, в снегу, или в крестьянском доме в уединённой деревушке. К счастью, трёхдневный переход завершился успешно. В ночь на 23 мая английский эсминец забрал короля и всех, кто был с ним, и отплыл в Египет. Там король начал заново собирать силы для борьбы с немцами.

Без поддержки с воздуха, пополнения боеприпасов, медикаментов и продовольствия, союзные войска ослабевали. Город Хания был захвачен врагом 27 мая, Ираклион и Рефимнон - 29 мая.

Большая часть союзных войск, включая греческие, была организованно, несмотря на вражеские обстрелы, эвакуирована в Египет. Там, в Александрии, находилась главная база английского Средиземноморского флота, жила и многочисленная тогда греческая община. Английские корабли с 28 мая по 1 июня вывезли войска из южных бухт Крита. Те, кто не смог эвакуироваться, скрылись в горах и ушли в партизаны. Часть попала в плен, в концлагеря, устроенные немцами ... на аэродроме Малеме и в бывшем детском лагере отдыха в Хании!

28 мая немецкое командование издало директиву, требовавшую учесть боевой опыт балканской компании («ВИЖ», 1989, N 5, с. 70).

Немецкий террор обрушился на головы греков. 3 июня 1941 г. оккупанты уничтожили критскую деревню Канданос со всеми её жителями. Позже её судьбу разделят Хатынь в Белоруссии, Красуха в Псковской области и тысячи русских, сербских, греческих деревень. Партизанская борьба на Крите продолжалась всю войну. Последних фашистов на острове заставили сложить оружие 12 мая 1945 года, позже подписания акта безоговорочной капитуляции в Берлине 9 мая 1945 года.

Сейчас правительство Греции, завися от народных чувств, отмечает 68-ю годовщину окончания битвы за Крит. Видные политики прибыли на остров. Но о стратегическом значении битвы, о фашистском терроре не говорят. Так, заместитель министра обороны Греции Плакиотакис заявил: «/Греции/ удалось обратить на себя взор всех демократических стран мира и снискать однажды даже восхищение и уважение её противников».

За этой высокопарной фразой скрыто многое. СССР выбрасывается из истории как недемократическая страна. Вторая мировая война сводится к простенькой схеме борьбы демократий с их противниками. Немцы и итальянцы - уже не враги (союзники по НАТО!), а «противники». Ни террора, ни насилия, чуть ли не рыцарский поединок средневековья?

Кстати, Плакиотакис занизил вдвое потери немцев - 4 тысячи парашютистов.

В битве за Крит немецкая авиация лишилась 220 самолётов. Ещё 150 самолётов были серьёзно повреждены. Общие потери немецких парашютистов достигли 8 тысяч. (Эти верные данные абзацем мелкого шрифта приводит и сайт Объединённого Генштаба Греции, но прячет их в бегущей строке памятных дат 1-го июня - www.geetha.mil.gr?index.asp?_id=845).

От массовых авиадесантов в Москву, Ленинград, Тулу, Нижний Новгород Германии пришлось отказаться. Это был первый срыв плана «Барбаросса». Ещё до 22 июня 1941 года.

По плану «Барбаросса»: «Русские железные дороги и пути сообщения в зависимости от их значения для операции должны перерезаться или выводиться из строя посредством захвата наиболее близко расположенных к району боевых действий важных объектов (речные переправы) смелыми действиями воздушно-десантных войск» («ВИЖ», 1991, N 3, с. 31).

Однако после огромных потерь на Крите никакие «смелые действия воздушно-десантных войск» для Германии были уже невыполнимы. Она использовала десантников в пехоте и лишь изредка - для небольших забросов. (Софронов Г.П. Воздушные десанты во второй мировой войне. М., 1963, с. 48, 65).

«Мировая война 1939-1945 гг.» (Штутгарт, 1957; русский перевод: М., 1957) признаёт без цифр: «Бои за Крит привели к неслыханным потерям среди парашютистов. Сильно пострадали и военно-транспортные части, лишившись большого числа своих самолётов. Это изрядно напугало немецкое верховное главнокомандование, которое в дальнейшем отказалось от проведения крупных воздушно-десантных операций... 1 июня было последним днём боев на Балканах. Теперь немцы получили возможность, не подвергаясь фланговой угрозе со стороны Балкан, заканчивать стратегическое развёртывание своих сил против России» (с. 468).

Маршал Советского Союза Г.К. Жуков, тогда - генерал армии и с 1 февраля 1941 г. - начальник Генштаба, писал, что к 1 июня 1941 г. к нашим границам было переброшено уже 120 полностью укомплектованных немецких дивизий: «Гитлеровское правительство всеми способами старалось внушить советскому руководству, что переброска войск совершается не для того, чтобы угрожать Советскому Союзу, а для того, чтобы рассредоточить и вывести их из-под ударов английской авиации, а также для прикрытия румынских нефтяных промыслов от англичан, высадившихся в Греции... И, как ни странно, И.В. Сталин поверил этим фальшивым заверениям Гитлера» (т. 1, с. 359-360).

Руководство СССР не потеряло последние мирные месяцы, появившиеся благодаря сопротивлению Югославии и Греции. Войска, которые мы успели перебросить к границе, сорвали «блицкриг», постепенно превратив его в многолетнюю кровопролитную войну, неизбежно втянув немцев и в зимнюю кампанию 1941/42 годов.

Зимние бои под Москвой, несмотря на всю их тяжесть, оказались губительными для немецких войск. Зимнего обмундирования Германия заготавливала лишь на 20% своих солдат. Их наметили оставить в захваченном СССР для карательных целей (Всемирная история. М., 1965, т. Х, с. 93).

Командующий 4-й немецкой танковой группой (=армией) 3 декабря 1941 г. доносил штабу группы армий «Центр»: «Наступательная мощь корпусов в основном иссякла. Причины: физическое и моральное перенапряжение, выбытие из строя большого количества командиров, недостаточное количество зимнего обмундирования». В одном из батальонов 20-й танковой дивизии к 5 января 1942 г. из 450 солдат и офицеров осталось 40. Бои и обморожения выкосили «испытанные танковые экипажи» («ВИЖ», 1989, N 1, с. 43, 53).

Немногочисленная техника, начавшая поступать к нам по ленд-лизу из США (за неё мы платили золотом, марганцем, хромом, платиной) тоже не выдерживала суровых условий зимы. Например, на тяжёлом американском истребителе «Кертис» Р-40В «Томагаук» генераторы часто отказывали, маслоприводы рвались от резкого понижения температуры, ломались камеры колёс шасси, замерзала смесь в гидросистеме. Мы поставили свои генераторы и камеры, переделали маслоприводы. И на таких «Кертисах» 126-й истребительный авиаполк с 12 октября по 15 ноября 1941 г. произвёл 685 боевых вылетов, прикрывая Москву и Тверь, и сбил 17 немецких самолётов (А.Г.Федоров. Авиация в битве под Москвой. М., 1971, с. 93-94).

Главный маршал авиации А.А.Новиков вспоминал, как в ноябре 1941 г. наши лётчики под Ленинградом говорили: «Наслышаны мы уже об этих «томагауках» и «киттихауках». Особенно золотце «томагауки». Они ведь для жаркого климата, а у нас не холода, а холодища. Там, где на них летают, техники замучились» (А.А. Новиков. В небе Ленинграда. М., 1970, с. 231).

Против Югославии и Греции действовали 4-й воздушный флот и 8-й авиационный корпус - резерва Геринга. После битвы за Крит 4-й воздушный флот был придан группе армий «Юг», атаковавшей Украину 22 июня 1941 г., а в 1942-1943 гг. - бомбивший Сталинград и Кавказ.

8-й авиационный корпус, пополнив после критских потерь, Гитлер перебросил из Греции в Польшу, в группу армий «Центр», наступавшую в Белоруссии, а затем - в группу армий «Север», рвавшейся к Ленинграду, вернув в группу армий «Центр» накануне её генерального наступления на Москву.

Все танковые и моторизованные дивизии, основная часть тяжёлой артиллерии и авиации перебрасывались к нашим границам со второй половины мая и в июне 1941 г. - вплоть до дня начала войны (Л.М. Сандалов. Первые дни войны. Боевые действия 4-й армии 22 июня - 10 июля 1941 г. М., 1989, с. 20).

Сходные данные приводит и А.В.Владимирский в мемуарах «На киевском направлении. По опыту ведения боевых действий войсками 5-й армии Юго-Западного фронта в июне-сентябре 1941 г.» (М., 1989, с. 15, 16, 18, 49).

Немецкие войска, развёрнутые против нас на Украине, имели опыт успешных кампаний. Например, 1-я танковая группа (=армия), участвовала в боях в Польше и Франции и 13 апреля 1941 г. захватила столицу Югославии Белград.

Войска группы армий «Юг» инспектировались высшим немецким командованием с 25 мая по 18 июня 1941 г., заняв исходное положение для наступления на правом берегу реки Буг лишь в ночь на 22 июня 1941 г. Заброска бандеровцев в наш тыл стала особенно заметной между 10 и 20 июня.

Итак, до 22 июня 1941 г. Германия не могла сосредоточить на наших границах необходимые силы, ранее скованные в Югославии и Греции. К 22 июня подстраивались - Италия, Финляндия, Венгрия, Румыния, Испания, хорваты-усташи, словацкие католики, масоно-банкирский режим Виши на юге Франции; «нейтральные» Португалия, Турция, Болгария и Швеция.

Задержка - из-за Греции и Югославии, где вместо «блицкрига» развернулись ожесточённые сражения, переросшие в партизанскую войну.

http://www.rv.ru/content.php3?id=8030




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме