Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Брак – форма снисхождения к греху?

Протоиерей  Максим  Первозванский, Православие и современность

20.05.2009

«Похвалою девству не уничтожаются браки».
Сщмч. Мефодий Патарский.
«Пир десяти дев».

Что бы вы сказали на такое представление о семейной жизни: «Даже благословляемый Церковью союз мужчины и женщины - вещь сомнительная с точки зрения христианского стремления к совершенству. Брак - вынужденная мера, данная по немощи как способ загнать плотскую страсть хоть в какие-то рамки. Интимные отношения супругов могут быть оправданы только рождением детей, а разговоры о духовном измерении брака - скорее, из области фантастики».
Дикость, фанатизм? А между тем, его сторонники обосновывают свою позицию десятками цитат из святых отцов. Ошибка это или закономерное крушение иллюзий?
Приведу лишь несколько ярких цитат, на основе которых делаются столь утилитарные и неутешительные выводы о браке:
Преподобный Иоанн Дамаскин пишет: «Хорош брак для тех, в ком нет воздержания».
Блаженный Иероним Спиридонский: «Девство - естественное состояние человека , а брак последовал вслед за преступлением и падением».
Святитель Григорий Палама: «Плотское вожделение, будучи независимым от воли и непокорным духу, (…) послабляется целомудренным образом только ради деторождения ; оно как-то от начала привносит осуждение, будучи тлением и называясь так, и рождая, конечно же, человека для истления. Оно является страстным движением человека, не сохранившего чести, но уподобившегося животным».
Священномученник Мефодий Патарский: «…Это значит: если вы, люди, не можете быть совершенно целомудренными, по причине телесного сластолюбия, то я позволяю вам лучше иметь общение с собственными женами…».
Святой мученик Иустин: «Мы и вступаем в брак не с иной целью, как только с тем, чтобы воспитать детей».
Так какова же цель и смысл существования супружества? За помощью в вопросе «реабилитации» брака мы обратились к священнику, отцу девятерых детей, протоиерею Максиму Первозванскому.

Для чего Адаму помощница?

- О.Максим, в чем же все-таки заключается главная цель брака, в чем его назначение? Что об этом говорит Церковь?

- Есть множество цитат на эту тему. Но лучше брать за основу Священное Писание, где о значении брака упоминается первый раз в книге Бытия, когда сотворению женщины предшествуют слова Господа: «Не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему» (Бытие 2:18). Причем речь здесь идет не о том помощнике, который будет помогать воду носить и дрова рубить. Ева призвана помогать Адаму в другом: стать человеком, состояться как человеку.

«Если мы читаем еврейский текст, то речь идет не о «помощнике»; слово, которое употреблено на еврейском языке, значит «некто, кто будет стоять лицом к лицу с ним»; это совершенно разные вещи. Когда два человека могут стоять лицом к лицу, как бы созерцать друг друга, проникать в глубины один другого, это совершенно другое, нежели представление, что один может помочь другому в том или ином деле»

(Антоний Сурожский, «Наблюдайте, как вы слушаете»).

- Значит, главное назначение брака - взаимная помощь в духовном возрастании?

- Это одна из двух его основ. Но надо помнить, что Адаму и Еве сразу же дана была и другая заповедь: «Плодитесь и размножайтесь». Поэтому у брака две главные стороны: это становление человека и воспитание потомства - и они в нормальном браке неразделимы.

- У святых отцов есть множество цитат, говорящих о значении воспитания детей в семье, но я нашла не так много выражений, которые говорили бы о духовном измерении брака. С чем это связано?

- Возможно, с тем, что большинству людей, к которым святые отцы обращались, насущнее было услышать о более приземленных вещах. А святые отцы в значительно большей степени, чем Писания Нового Завета, обращались к конкретным людям и конкретным ситуациям.

Проповедь священника в сельском храме отличается от проповеди священника в городском соборе. Во-первых, потому, что сельский священник знает всех своих прихожан в лицо и четко понимает их конкретные проблемы, тогда как проповедь городского священника гораздо более абстрактна. Во-вторых, очень может быть, что в городе и в деревне своя специфика грехов - просто потому, что напрямую зависит от условий жизни, от исторической эпохи и т.д. Если у людей сплошные Содом и Гоморра - одна проповедь будет; если люди живут в браке, но у них внутри семьи какие-то проблемы и неурядицы - это будет совсем другая проповедь.

Другими словами, реакция того или иного проповедника различна в зависимости от тех проблем, которые она призвана решать. И то, что в писаниях святых отцов мало упоминаний о духовной стороне брака, говорит о том, что даже христианское общество редко поднималось в своей жизни до такого уровня, когда муж и жена рассматривали свой союз с духовной точки зрения.

Есть работа, друзья - зачем жена?

- О.Максим, означает ли первое упомянутое Вами призвание брака - помощь в становлении личности - что человек не может состояться самостоятельно, в одиночку?

- Человек сам по себе в некотором смысле неполноценен, поэтому он призван либо принять ангельский образ, т.е. по сути дела перестать быть человеком, либо вступить в брак.

Я сейчас не говорю про неординарные обстоятельства или трагедии, которые могут в жизни случиться, однако это установление дано как некая норма, как то, к чему человек должен стремиться - либо к монашеской жизни, либо к жизни семейной. При этом это его стремление может какое-то время или даже вообще никогда не реализоваться, но оно должно быть.

- Что же плохого в том, что человек живет один?

- Плохо не само по себе безбрачное состояние, а положение, когда человек живет для самого себя, т.е. размышляя примерно так: у меня есть моя работа, мои друзья, мое пиво, мой телевизор, мне хорошо, зачем мне жена? Такая жизнь, как правило, развивает в людях не лучшие качества и, так или иначе, провоцирует на эгоистический путь развития. А ведь смысл любви - не в том, что мне хорошо и приятно, а что хорошо тому, кого я люблю. И Господь как раз так устроил брак, чтобы я хоть одного человека - причем того, кого я сам выбрал - любил по-настоящему, т.е. в той или иной степени отказывался от себя и жил для него.

Бывают и ситуации, когда христианин может сохранять девство в миру, но при этом стремиться к монашеской жизни.  

- Можно ли сказать, что такое одинокое состояние взрослого человека неполноценно?

- Да, оно неполноценно, если при этом нет устремления служить Богу. Повторяю, человек не обязательно должен стремиться непременно поступить в монастырь.

Есть такой прекрасный пример. Совсем недавно мы праздновали память преподобной Мелании: она была знатной римлянкой, жила в миру, в браке и вместе с мужем, святым Апинианом, раздавала свое имущество, покупала земли под монастыри, строила церкви, помогала бедным, посещала больных - а ведь богатство и положение располагало к совсем другому образу жизни. Чем не пример для подражания? Человек, мирянин, может поставить целью своей жизни, условно говоря, не построение карьеры, не перманентный поиск новых ощущений для того, чтоб было что вспомнить, как в рекламе говорится, а самоотдачу ради служения Богу и ближнему, при этом не будучи монахом. Правда, блаженная Мелания потом все-таки ушла в затвор, позже основав монастырь.

Монастырь versus брак

- В таком случае правильно ли смотреть на монашество и брак, как на вещи принципиально противоположные?

- Дело в том, что эти два пути имеют очень важную общую составляющую. Как известно, монах дает три обета: безбрачия, послушания и нестяжания. По сути дела, два последних обета сводятся к тому, что человек отказывается жить для самого себя и исключительно по своей воле. Но ведь то же самое происходит и в браке: создавая семью, человек отказывается жить для самого себя.

Мы сейчас говорим о том, как должно быть, как задумано - ведь и в монахи уйти можно с желанием жить безбедно на всем готовом, ходить и раздавать благословения…

Священномученник Илларион (Троицкий):

«Монахи от мирян отличаются только обетом безбрачия. Но и этот обет не вносит чего-либо нового в моральном смысле, потому что безбрачие — лишь один из путей жизни наряду с путем брачным. Оба эти пути сами по себе не делают человека святым или грешным. Унижать в нравственном смысле один путь перед другим — крайне неумно. Каждый выбирает тот путь, который он считает для себя удобным.

И не потому только, друг мой, почитаю я брак, что это заповедано мне правилами святых Соборов и святых отцов, а потому, что я чувствую в сердце своем к нему почитание».

- А в чем состоит отказ от себя в браке? Если не касаться пока того, что лежит на поверхности - воспитания детей…

- Если это правильный брак, человек вступает в него совсем не для того, чтоб ему было хорошо. Вспомним, как девушка в 19-м веке отказывала на предложение руки и сердце, если она не хотела выходить замуж: «Простите, но я не смогу составить Ваше счастье». Заметьте - не свое собственное счастье: то есть она понимала, что смысл ее замужества - сделать мужа счастливым.

Или возьмем пример такого законченного эгоиста, как Евгений Онегин: помните, в каких выражениях он отказывает Татьяне? Он объясняет ей, что она не будет с ним счастлива - не он с ней, а она с ним - и поэтому он вынужден ей отказать. Это очень важный момент.

А уж когда появляются дети, отказ от себя ради другого становится еще более очевидным. В идеале получается, чем дольше человек живет в браке, тем меньше он себе принадлежит.

Главной и постоянной целью для человека становится забота о ближнем - о жене или муже, о детях. Даже апостол Павел, говоря о том, что одинокая монашеская жизнь выше, пишет: « А я хочу, чтобы вы были без забот. Неженатый заботится о Господнем, как угодить Господу; а женатый заботится о мирском, как угодить жене. Есть разность между замужнею и девицею: незамужняя заботится о Господнем, как угодить Господу, чтобы быть святою и телом и духом; а замужняя заботится о мирском, как угодить мужу » (1 Кор.7:32-34). » (1 Кор.7:32-34).

- Батюшка, а можно ли сказать, что брак - это более простой, легкий путь, чем монашество?

- «Житейское море», от которого бегут монахи, совсем непростое: жизнь в миру, семейная жизнь сопровождается скорбями, утратами, потерями, нереализованными желаниями и много чем другим. Почему? Дело в том, что если человек старается жить, делая счастливыми окружающих, постепенно происходит его перестроение, ломка, причем иногда очень жесткая.

Помните строку из 50-го псалма: «Сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит»? Мы иногда неправильно пониманием слова «сердце сокрушенно и смиренно», ассоциируя это состояние с внешними атрибутами - опущенными в пол глазами, юбкой до пола, постным выражением лица и т.п. А ведь здесь суть в том, что Господь молотком крушит нашу гордыню, нашу самость, сокрушает и смиряет, и брак - это как раз является такой школой сокрушения и смирения, школой скорбей по плоти. И апостол Павел пишет: «…если и женишься, не согрешишь; и если девица выйдет замуж, не согрешит. Но таковые будут иметь скорби по плоти; а мне вас жаль» (1Кор.7:28).

«Однажды, когда преподобный Макарий молился, к нему был голос, который говорил: «Макарий! Ты не достиг еще такого совершенства в добродетельной жизни, как две женщины, проживающие вместе в ближайшем городе».

Получив такое откровение, преподобный взял свой посох и пошел в тот город. Найдя там дом, где жили означенные женщины, Макарий постучался в дверь. Тотчас одна из тех женщин вышла на стук и, увидав преподобного, с великою радостью приняла его в свой дом. Призвав к себе обеих женщин, преподобный сказал им:

«Ради вас я принял на себя такой великий подвиг, придя сюда из дальней пустыни, ибо я желаю знать ваши добрые дела, о которых и прошу вас рассказать мне, ничего не скрывая».

«Поверь нам, честный отче, — отвечали женщины, — что мы еще прошлую ночь разделяли ложе со своими мужьями: какие же добродетели ты желаешь найти в нас?» Но преподобный настаивал, чтобы они рассказали ему образ своей жизни. Тогда, убежденные им, женщины сказали:

«Мы не были родственницами между собою прежде, но потом мы вышли замуж за двух родных братьев, и вот уже пятнадцать лет мы живем все в одном доме; во время своей совместной жизни мы не сказали друг другу ни одного злобного или дурного слова и никогда не ссорились между собою. Но до настоящего времени прожили в мире и согласии между собою и недавно единомышленно решили оставить своих плотских супругов и удалиться в сонм святых дев, служащих Богу. Но мы не можем упросить наших мужей, чтобы они отпустили нас, хотя с большою настойчивостью и многими слезами молили их об этом. Не получив желаемого разрешения, мы заключили завет с Богом и между собою — не произносить ни одного мирского слова до самой смерти нашей.

Выслушав их рассказ, преподобный Макарий сказал:

«Поистине Бог не ищет ни девы, ни замужней, ни инока, ни мирянина, но свободного намерения, принимая его, как самое дело, и добровольному произволению всякого человека подает благодать Святого Духа, действующего в человеке и управляющего жизнью каждого желающего спастись».

Из жития преподобного Макария Египетского

Диагноз - блуд, лекарство - брак?

- Но нельзя забывать, о. Максим, что монахи выбирают и телесное целомудрие. Давайте поговорим об этой стороне брака.   Как быть с тем мнением некоторых святых отцов, согласно которому в раю был предусмотрен иной способ деторождения? Нужно ли от этого предположения отталкиваться, рассуждая о браке?

- Я не хочу спорить с этим предположением, но это область догадок, в которую не нужно углубляться. Построений можно сделать множество, но, на мой взгляд, надо иметь дело с той данностью, которая есть. Священное Писание нам об этом ничего не говорит - зачем мудрствовать? Об интимных отношениях в Писании действительно говорится только после изгнания из рая: «Адам познал Еву, жену свою; и она зачала, и родила Каина, и сказала: приобрела я человека от Господа» (Бытие 4:1). При этом не сказано, что было между ними до этого, по крайней мере, это неважно.

Священное Писание не считает нужным упоминать о многих вещах. Например, не сказано, на ком женился Каин и откуда пошло потомство первых людей. Вероятно, у Адама и Евы были дочери, и то, что об этом не упоминается, отнюдь не означает, что их не было.

Мефодий Патарский:

«Если и теперь Бог образует человека, то не дерзко ли отвращаться деторождения, которое не стыдится совершать

Сам Вседержитель Своими чистыми руками?»

- Правомерен ли взгляд, согласно которому брак придуман главным образом, как средство обуздания плоти?

- Давайте обратимся к письмам апостола Павла, в которых он говорит о браке - посланиях к коринфянам и к ефесянам. В первом апостол действительно рассуждает о супружестве, как о средстве, помогающем не разжигаться: если человек не может понести своего целомудрия, то пусть женится, и « во избежание блуда, каждый имей свою жену, и каждая имей своего мужа» (1Кор7:2).

Но давайте вспомним, что при венчании читается все-таки другое послание - к ефесянам. И если послание к коринфянам - более ранний текст, то к ефесянам апостол Павел пишет из уз, будучи уже более опытным, умудренным жизнью человеком. И там он называет брак тайной, потому что мужчина и женщина соединяются в нем по образу Христа и Церкви: «Посему оставит человек отца своего и мать и прилепится к жене своей, и будут двое одна плоть. Тайна сия велика » (Еф.5:31-32).

После этого уже нельзя говорить о брачном союзе, как о каком-то разрешенном по немощи, на самом-то деле нечистом состоянии. Если постараться, то такие крайние выводы из слов апостола Павла к коринфянам сделать можно, однако в послании к ефесянам при всем желании такого понимания нельзя увидеть. Муж уподобляется Христу, жена - Церкви. Кроме того, этот текст перекликается с Ветхим заветом, утверждая роль жены как помощницы мужу, поскольку они уже не два человека, а «плоть едина».

- А что следует понимать здесь под плотью?

- Под плотью имеется в виду не только тело, но и весь природный, естественный состав человека. Христианское богословие видит в человеке личность и природу - на этом основано все никейское и посленикейское богословие, халкидонский догмат. Человеческая природа именуется греческим словом «усия» (по-русски - «природа») или просто словом «плоть».

- То есть «плоть» можно понимать в физиологическом и духовном смысле?

- В душевном: к плоти относится не то, что является нашей личностью, а наши душевные страсти, порывы. Как раз эта плоть у мужа и жены едина, и таким образом в браке два человека действительно становятся единым существом, т.е. единой «усией». Это очень важно, так как подразумевает отказ человека от экспроприации, присвоения себе своей природы, ее отдачу, что действительно соответствует образу Христа и его Церкви: как Христос отдал Свою Плоть человеческую, взойдя на крест, так и мужчина и женщина, вступая в брак, восходят на крест служения друг другу.

Это происходит - в идеале - и в интимной жизни: если человек и в этой сфере стремится обладать, он по сути даже в браке является насильником. Стремление и в интимных отношениях сделать счастливым своего мужа/жену - тоже своего рода служение: человек нормальный, не сводящийся к животным инстинктам, очень быстро это понимает.

Скажем, какой-нибудь юноша в 15 лет, мечтая о женщинах, думает именно в категориях захвата: «Я буду этим обладать». При этом его, как правило, не интересует личность девушки, которой он обладать стремится. И на этом основано юношеское раздвоение, когда в человеке абсолютно разъединены сексуальность и любовь к противоположному полу. Этот же юноша может влюбиться совершенно чисто, платонически, ни о какой физической стороне не размышляя, даже наоборот - ему будет противен такой взгляд.

- Может такое разделение сохраняться и в зрелом возрасте?

- Да, может. Брак в значительной степени эту раздвоенность снимает, соединяя эти «раздвоенные» чувства в супружеской любви. При этом, к сожалению, практически каждый здоровый по медицинским меркам человек, женатый или нет, чаще или реже, испытывает блудные помыслы, абстрактные, то есть не имеющие постоянного объекта (короткие юбки и т.п.). При этом человек не перестает любить своего супруга. А с блудными помыслами призван бороться.

В монастыре блудные помыслы никуда автоматически не деваются, с ними приходится бороться не на жизнь, а на смерть.   В то же время   чистая, личностная сторона человеческих отношений может оказаться за пределами видимости, а остается представление о женщине, только как об объекте похоти. Как следствие, человек может размышлять о браке исключительно как о неком средстве преодоления этой самой похоти, не более того, а в оправдание остается исключительно рождение детей. К счастью, такая позиция и среди монашествующих хоть и встречается, но разделяется далеко не всеми.

- О. Максим, а может ли такой раскол оставаться и в браке?

- Как раз в браке это раздвоение уходит. Очень быстро человек понимает, что простое обладание не приносит радости и удовлетворения - такое отношение к женщине будет сродни отношению, простите, к резиновой кукле. Не интересно это нормальному человеку.

Духовное и плотское измерения брака на практике разделить невозможно и не нужно. Интимные отношения имеют две стороны, которые отделить друг от друга нельзя: они есть сами по себе любовь, в ее плотском выражении, и похоть. Поэтому Церковь и рекомендует периодическое воздержание в посты по взаимному, конечно, согласию, так как все это должно быть контролируемо и человек обязан учиться владеть собой.

Преподобный Нектарий Оптинский:

  «Счастье в брачной жизни дается только тем, кто исполняет заповеди Божии и относится к браку как к Таинству христианской Церкви».

Любовь без чувства долга умирает

- Значит, Церковь не смотрит на плотские отношения как на грех?

- Парадоксально, но в этом случае то, что вне брака является грехом, не является им в браке. А дело в том, что только в супружестве интимные отношения работают на созидание. Почему?

Дело в том, что любовь - это вещь динамическая: ее нельзя положить в карман и всю жизнь ею обладать, она обязательно развивается, растет. А то, как она растет, очень сильно зависит от условий ее существования. Например, посадили мы редиску: почему весной она есть, а летом - нет? Потому что для того, чтоб редиска шла в корень, нужен короткий световой день. Как только это условие меняется - день становится летним - редиска дает цветы, а не корни. Кроме того, ей для нормального роста нужно определенное количество света, воды, определенное время освещение, рыхлость почвы, удобрение и т.д.

Так и с любовью. Находясь в неправильных условиях, она может извращаться, умирать, вырождаться в противоположные ей чувства, и это может случиться не только на первых этапах, но и через десятки лет. Нормальные условия для развития любви и дает брак. Их не так много, и к ним не относится обладание материальными благами, жилплощадью и т.д.

- Что это за условия?

- Брак в любой цивилизации, даже нехристианской - это, во-первых, верность и долг, во-вторых, совместная жизнь, общее хозяйство.

Верность и долг - это брачные обеты, о которых человек заявляет публично в той или иной форме: люди, считайте этого человека моим мужем или эту женщину моей женой; я обязуюсь быть ей/ему верным, заботиться об этом человеке, пока смерть не разлучит нас.

Второе условие не менее важно, чем первое: люди должны жить вместе. Допустим, парень и девушка поженились, но она уехала учиться в Англию, а он - работать в Китай, переписываются через интернет. Это не брак. Брак может попасть в такие обстоятельства, когда муж и жена оказываются разлучены, однако нельзя создавать семью, зная заранее, что вы с супругой/супругом не сможете жить вместе. В такой ситуации надо подождать, когда будет возможность соединиться, и только тогда жениться. Разлучение мужа и жены всегда ставит брак под очень серьезную угрозу.

Если эти условия соблюдены, тогда, во-первых, у любви появляется реальный шанс, а во-вторых, все, что сопровождает супругов - в том числе интимная жизнь - работает на созидание.

А когда люди решают попробовать пожить вместе сугубо для удовольствия, по принципу «не понравится - разбежимся», - любовь, как правило, умирает.

Любовь - очень сложная в этом отношении штука: она принуждения не терпит, но и без чувства долга умирает.

Браки всякие нужны, браки всякие важны?

- Поэтому и «гражданский брак» не имеет смысла?

- Как правило - да. Если он не перерастает в нечто большее. Дело ведь не в наличии штампа в паспорте, а в обязательствах.

Поэтому брак может быть и незарегистрированным. У меня была такая ситуация в девяностые годы: жених   - русский парень - был гражданином Казахстана, но хотел жить в России. В России он потерял свой казахский паспорт и 3 года не мог его восстановить, из-за всеобщей неразберихи начала 90-х годов. Однако он женился, было и венчание, и свадьба - все как полагается. Штампа при этом не было. И это, безусловно, самый настоящий брак.

- Нередко встречается пренебрежение невенчанным браком как недействительным, а значит, греховным. Выходит, что это заблуждение?

- Да. Совершенно неоправданно и некорректно обвинять наших дедушек, бабушек, родителей, воспитанных в эпоху атеизма, в том, что, состоя в невенчанном браке, они тем самым живут в блуде. Даже если не было венчания, но отношения зарегистрированы (а значит, брачные обеты даны, и даны при свидетелях), и есть верность, есть любовь, есть дети, есть долг - это брак.

Другое дело, что, живя в невенчанном браке, люди не могли достичь полноты. Потому что когда любящие, верные супруги еще и единомысленно любят Христа, их любовь восходит на новую ступень, их отношения качественно возрастают.

Святой праведный Иоанн Кронштадтский:

«Вы должны разуметь всегда, для чего Господь соединил вас узами брака, венчав в плоть едину: именно вы должны непрестанно, совокупными силами достигать Царствия Божия; а если Бог даст чад, и их также воспитывать и приготовлять наипаче к наследию вечных благ».

- Как Церковь относится к «белому» браку?

- Сложный для меня вопрос. «Белый» брак - когда супруги живут как брат и сестра - это исключение. Я очень благоговейно отношусь к браку Сергея Александровича и Елизаветы Федоровны Романовых, к браку Иоанна Кронштадтского, но, к сожалению, на практике я лично встречался с двумя негативными примерами этого явления. Люди вступали в брак, принимая на себя обязательства не жить супружеской жизнью, и оба эти брака закончились изменой одного из супругов и разводом. Настал момент, когда муж сказал: «Я больше так не хочу, ты моя жена, я хочу детей, давай жить как все люди». На что жена ему ответила: «Но ты же обещал, мы же так договорились…».

Дело здесь было не в самом браке, а в отношении. Апостол Павел совершенно четко об этом говорит: « Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве, а потом опять будьте вместе, чтобы не искушал вас сатана невоздержанием вашим» (1Кор.7:5) . Это воздержание может быть временным (собственно, Церковь предписывает воздержание накануне постных дней - среды и пятницы, перед Причастием, перед воскресной службой, рекомендует воздержание в дни длинных постов). Но даже в ситуации рекомендованного воздержания очень важно помнить, что слова Священного Писания перетолковать нельзя: по согласию.

Если один из супругов говорит: «Я не хочу, не могу соблюсти этот пост», то у другого все-таки остается возможность попытаться его уговорить. И это очень тонкий момент, проявляющий, что на самом деле связывает супругов. Если люди любят друг друга, они всегда почувствуют, поймут друг друга и найдут согласие.

- О. Максим, даже в этом вопросе во главе угла ставятся не плотские категории. Как же все-таки смотреть на эту нормативную функцию брака: «…во избежание блуда»?

- Сдерживание похоти в рамках - это, скорее, вещь косвенная. Это одна из задач, но все-таки не цель. Потому что цель сама по себе не может носить отрицательный характер, она всегда позитивна, она должна что-то произвести, а сдерживание - это категория запрета,   т.е. негатива. Хотя, конечно, глобально брак - это способ удержания человечества от блудного беснования. И мы видим, что когда институт брака шатается, общество заходится в этом самом блудном бесновании.

Само по себе физическое влечение в браке никуда не девается: когда мы говорим, что брак - средство обуздания похоти, это не значит, что ей ставится преграда. Просто возникает высокая цель, стремление к которой делает плотское вторичным, органично встраивает его в общую постройку. Брак реально преображает отношения: любовь плотская перестает быть «собачьей свадьбой», она становится чем-то иным. При этом ни в коем случае нельзя обожествлять интимные отношения, как в язычестве. Когда человек любит своего супруга или супругу, он любит его/ее и духом, и душей, и телом, и это нормально.

Конечно, нельзя всех равнять под одну планку. Люди по-разному воспринимают одни и те же вещи, и для кого-то брак действительно оказывается в первую очередь лекарством. Но будем помнить, даже если не видим пока, что есть совсем иное измерение супружеской жизни. Именно то, которое позволило апостолу Павлу назвать брак великой тайной.  

Беседовала Валерия Посашко

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=6586&Itemid=64




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме