Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

В родных пенатах Гоголя

Александр  Москалёв, Русский дом

01.04.2009

Верно только то, что ещё никогда не бывало в России такого необыкновенного разнообразия и несходства во мнениях и верованиях всех людей,   никогда ещё различие образований и воспитанья не оттолкнуло так друг от друга всех и не произвело такого разлада во всём...

 Всё это сбило и спутало до того у каждого его мненье о России, что решительно нельзя верить никому. Нужно самому узнавать, нужно проездиться по России. (Н. В. Гоголь "Выбранные места из переписки с друзьями")

200 лет со дня рождения Николая Васильевича Гоголя

Прав Николай Васильевич Гоголь: решительно нельзя верить никому,  пока не проездишься по России, а уж в век электронных СМИ с навязанной виртуальной картиной мира, духом сплетен и ничтожных заключений надо видеть всё своими глазами, читать умные книги, беседовать с добрыми людьми и делать выводы. Я сподобился встретить юбилейный год великого русского писателя Гоголя на его родной Полтавщине: в Миргороде, Больших Сорочинцах и Диканьке. Много впечатлений и раздумий подарила эта поездка, много дала...

Где родился Гоголь?

Казалось бы, странный вопрос, но он снова всплывал в поездке. Наш гоголевед Игорь Золотусский написал в последней своей книге «Гоголь в Диканьке» о существующем предании, будто Гоголь родился в дороге: разлившаяся река Псёл снесла мосты, и обоз из Васильевки не смог вовремя поспеть в Сорочинцы к доктору. Славная версия для появления на свет писателя, который сам называл себя странником, для кого дорога, как и для Пушкина, стала домом, передвижным кабинетом.

Однако все музейные работницы уверяли меня, что этого не может быть. Родив прежде двух мёртвых детей, мать Гоголя, Мария Ивановна, тщательно готовилась к родам и приехала в Сорочинцы за несколько недель до бурного половодья. Есть документ о том, что 20 марта (1 апреля) 1809 года в местечке Великие Сорочинцы Миргородского уезда Полтавской губернии родился Николай Васильевич Гоголь. Этим числом датирована и запись в книге сорочинской Спасо-Преображенской церкви: «У помещика Василия Яновского родился сын Николай и окрещён. Молитствовал и крестил священнонаместник Иоанн Беловольский. Восприемником был господин полковник Михаил Трахимовский».

«Новорожденный Николай был необыкновенно слаб и худ. Долго опасались за его жизнь. Через шесть недель он был перевезён в родную Васильевку-Яновщину (отцовское родовое имение)», — из воспоминаний Данилевского.

Итак, начавшийся земной путь Гоголя с младенчества был овеян преданиями. Второе из них связано с церковью Николая Чудотворца в Диканьке — усыпальницей Кочубеев. Диканька, нынешний районный центр, а тогда селение с триумфальными воротами в честь приезда в усадьбу Кочубея Александра I, стоит в 20—25 километрах от отчего гнезда Гоголей. Там до сих пор сохранилась часть аллеи из двухсотлетних дубов. Некогда во время грозы молния попала в один из них, сломала и обожгла его, и на срезе ствола в огненном сиянии появилась икона Николая Чудотворца. Затем на этом месте построили церковь Николы Диканькского, вблизи алтаря которой поместили эту нерукотворную икону. Она и теперь там находится. Перед ней молилась мать Гоголя, прося себе младенца, после того как первые двое детей родились мертвыми. Перед образом и сегодня толпы паломников и экскурсантов, которые постигают, как фантастически зарождалась жизнь Гоголя.

Накануне 1 апреля я случайно включил телевизор и натолкнулся на скучный, тягучий матч между «Днепром» из Днепропетровска — кузницы руководящих кадров от Леонида Брежнева до Юлии Тимошенко — и «Ворсклой» из Полтавы. Хотел переключить на другую программу, но вдруг мой взгляд выхватил фамилию игрока на футболке — Чичиков. Согласитесь, читается тут некий знак в гоголевских пенатах — Чичиков...

Большие Сорочинцы

Гоголь как-то сказал, что ландшафт, который видит ребёнок, едва научившийся различать предметы, определяет его взгляд на шр-. «Вон небо клубится передо мною; звёздочка сверкает вдали; лес несётся с тёмными деревьями и месяцем; сизый туман стелется под ногами; струна звенит в тумане; с одной стороны море, с другой Италия; вон и русские избы виднеют. Дом ли то мой синеет вдали? Мать ли моя сидит перед окном?»

Чудится в этих строках отзвук народного сказа, пушкинская интонация: «Домового ли хоронят, ведьму ль замуж выдают?»  С радостью поехал по следам «Сорочинской ярмарки», по старинному шляху мимо сплошь распаханных полей (правда, говорят, не всегда убрать их успевают). Вот и въезд в славное село. Слева за длиннющим забором — огромная и пустующая до времени территория с навесами, куренями да ветряками, а справа — памятник Ольге Бондаренко, партизанской связной, дважды расстрелянной фашистами вместе с маленьким сыном. Второй раз ей удалось выбраться из могилы, но мать и дитя добили.

Это место на въезде называется Жабокрицкий майдан. Здесь была болотистая местность, жабы квакали. И замечательный сорочинский ансамбль называется «Жабокрицкие казаки». После концерта быстро накрыли скромный стол с галушками. Произнесли тост за Гоголя, за юмор, спели русские и украинские песни. Потом пошли под малороссийским солнцем по просторному селу. Высится на берегу Псёла.

Преображенская церковь Московского Патриархата, настоятель которой о. Иоанн (Сидор), брат о. Димитрия — протоиерея, главы подкарпатских русинов, настоятеля нового храма в Ужгороде, который остаётся оплотом Православия в Закарпатье. О нём не раз писали в «Русском Доме».

Директор музея Гоголя, Мищенко Валентина Даниловна, тоже поёт в ансамбле: задорно исполняет украинские частушки. К юбилею надо сделать ремонт внутри и снаружи музея, построить выставочный зал, потому что не все восемь тысяч экспонатов доступны для обзора. В 2009 году музей отмечает своё 80-летие. Он был создан в домике врача Трохимовского, с помощью которого, вероятно, Мария Ивановна рожала будущего великого писателя во флигеле, потому что в доме было много гостей.

В 1929 году открыли этот скромный музей. В нём показывали некоторые вещи Гоголя: его портфель, сюртук, жилет. Они перешли сюда от бывших владельцев усадьбы Васильевки. Но через 12 лет грянула война. После освобождения в 1943 году на этом месте чернело пепелище. Война опустошила и Васильевку. Немцы вырубили сад и парк. Уходя, поджигали хаты, а колодцы заливали бензином. Если б не поспевшие на бахчах арбузы, жители села умерли бы от жажды. Об этом вспоминают некоторые старожилы.

В трудное послевоенное время вспомнили о музее Гоголя, но усадьбу Трохимовского восстанавливать не стали, на этом месте построили новое добротное здание из кирпича, которое оштукатурено и побелено, как белят на Украине старые хаты. Беда в музей пришла с Жабокрицкого майдана, считают сотрудницы музея. Несколько лет назад, вслед за ограблением Преображенского храма, чёрная участь «демократических» времён постигла и музей: были выборочно, со знанием дела, украдены самые ценные прижизненные издания Гоголя.

Миргородская лужа

Только назовёшь в разговоре Миргород, все, кто читал повесть в школьные годы, вспоминают его знаменитую лужу. Эх, каждому бы городу в России сегодня такую лужу... На её месте ныне пруд с лебедями, плакучие ивы, ухоженные дорожки знаменитого курорта «Миргород». По этим дорожкам прибыли к отдыхающим два музыканта в папахах и бекешах, между ними шёл в чёрной крылатке сам Николай Васильевич Гоголь. Он приветствовал курортников, раздавал открытки со своим автографом, милостиво разрешал сфотографироваться рядом.

Роль Гоголя, очень похожего на тот римский рисунок, что набросал Александр Иванов в Риме, с достоинством исполнял экскурсовод Микола Кисличенко. Мне подумалось: а во многих ли местах России сделано сегодня хоть что-то столь же запоминающееся?

Вернут ли нам в Москве приватизированную Погодинскую избу на Девичьем поле, где читал Гоголь свои сочинения, придёт ли кто-нибудь к памятнику работы Андреева во дворе усадьбы на Никитском бульваре? Ну, высокие гости посетят, а мы-то с цветами?

В миргородскую лужу, образно говоря, садится власть. Ведь в России, к нашему позору, нет ни одного музея Гоголя! Московские власти решили предоставить писателю две мемориальные комнаты в доме на Никитском бульваре, где Гоголь прожил последние годы, писал второй том «Мёртвых душ». Здесь он в начале 1852 года — последнего в своей жизни — двое суток без еды и воды стоял на коленях перед иконами. Здесь сжёг рукопись второго тома «Мёртвых душ», а потом угасал десять суток, глядя в пустоту и ни с кем не разговаривая...

«Недавно мы зашли в этот дом и увидели, — рассказывает Игорь Золотусский,- что в двух комнатах, где жил Гоголь, поставили евроокна и закрыли их решётками, словно писателя отправят туда отбывать наказание. Слева от входа находилась комната, в которой Гоголь скончался. Теперь комнату ликвидировали, пробив стену и объединив с соседней».

В Санкт-Петербурге дела обстоят ещё хуже. По словам Золотусского, председатель Комитета по культуре «культурной столицы России» господин Буров заявил: «У нас многие хотят иметь свои музеи — целая очередь стоит!» А ведь в доме N 17 на Малой Морской улице Гоголь создал все свои петербургские повести, написал «Ревизора», начал «Мёртвые души». Комитет по культуре Санкт-Петербурга львиную долю средств собирается потратить на спонсирование фильмов и спектаклей по произведениям Гоголя. Но ведь среди них есть и такие, как «Ревизор», что поставил режиссёр Валерий Фокин на сцене Александрийского театра. Хлестаков в нём превращен в хама, бандита и на глазах у зрителей насилует дочь и жену Городничего.

Не менее драматичная история разыгралась в усадьбе «Абрамцево», также связанной с жизнью Гоголя. «Директором туда поставлен господин Пентковский. После того, как он заступил на должность, оттуда было уволено около 100 сотрудников музея-усадьбы, — говорит Савва Ямщиков, реставратор, академик РАЕН, член Попечительского совета фонда Н. В. Гоголя. — Одна из сотрудниц музея, проработавшая там 30 лет, добавила небольшой штрих: "Было заявлено, что Гоголь — мракобес, а в проведении экскурсионных программ слишком часто звучит слово "национальный". Чем же Николай Васильевич провинился? А я вам скажу: эти люди боятся его. Боятся как зеркала, на которое пеняют, когда рожа крива. Потому что таких персонажей он и высмеивал в своих пьесах"».

И в других творениях, добавим мы, которые надо постоянно переиздавать. Но издательская программа — тоже не впечатляет. Медленно подвигается издание полного собрания сочинений писателя. Его не спеша готовит Институт мировой литературы им. Горького. Издано всего два тома. Один на средства фонда Сороса (?), деньги на второй том дал один французский профессор (!?). А куда же утекли 155 млн рублей, выделенные по Указу президента России на празднование 200-летнего юбилея? На буфетные акции, организацию «ярмарок» и шествий по бульварному кольцу, шумиху с банкетами, где так легко прилипают к рукам бюджетные средства, не оставляя зримых следов, таких как три музея Гоголя на Украине или полное собрание сочинений в одном томе, выпущенное изда¬тельством «Московский писатель», объёмистая книга «Гоголь. Энциклопедия», вышедшая в издательстве «Алгоритм». Но Минкульт на эти издания денег не давал. Куда же ушли миллионы? Куда мчится оголтелая чиновничья тройка? Нет ответа...

http://www.russdom.ru/node/1474




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме