Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

"Вознесох избраннаго от людей моих"

Священник  Серафим  Ган, Русская Православная Церковь Заграницей

18.03.2009


Памяти Высокопреосвященнейшего Митрополита Лавра …

Мне до сих пор не верится, что Владыка Лавр ушел. Бывает, что я даже забываю молитвенно поминать его среди дорогих моему сердцу усопших, считая его живым и здравствующим. Жду от него звонков, просьб, поручений, добрых слов назидания, поддержки и утешения, но он безмолвствует, его нет. Приезжаю в любимую обитель почившего Владыки, но не нахожу его ни в кабинете, ни в храме, ни в его скромной резиденции, которая митрополиту Крутицкому и Коломенскому Ювеналию, возглавившему отпевание Владыки, напомнила пустыньку преподобного Серафима Саровского. Словом, мне трудно принять его смерть.

Объем забот и нагрузок приснопамятного Высокопреосвященнейшего Владыки трудно перечислить: он был Первоиерархом Русской Зарубежной Церкви, Председателем Архиерейских Собора и Синода, настоятелем известнейшего в русском зарубежье Свято-Троицкого монастыря в Джорданвилле и ректором семинарии при нем, главным редактором церковно-общественного журнала «Православная Русь» и других изданий, он был добрым пастырем с широким сердцем, которое нетесно вмещало множество людей, и строгим к себе, но снисходительным к другим монахом-молитвенником. Он был обременен многими другими заботами, напрямую не связанными с занимаемыми им должностями, вплоть до проблемы приобретения нужных в монастырском хозяйстве предметов.

Ежедневно Владыка бывал с братией монастыря на полунощнице и Божественной литургии. Этот человек был настоящим молитвенником и жил жизнью Церкви. Он приходил в храм раньше всех, в 4.30 утра, ставил свечи, поминал живых и усопших. Учитывая далеко не богатырское здоровье Владыки, и десятая доля этих нагрузок, кажется, была непосильной для него. Но он не жаловался - тихо и смиренно исполнял свои послушания и терпеливо переносил все скорби. Вы могли войти к нему в кабинет в любое время, и никто вас не подвергал перед этим пристрастному допросу: а зачем, а почему, а по какому делу, а Владыка сейчас принять не может, он занят и т. п. Его могли остановить по пути из храма для обсуждения серьезной проблемы, и он не отмахивался, мол, некогда или занят... Он сам на компьютере проверял месяцеслов очередного церковного календаря, поддерживал большую переписку и многое другое. Ему не готовили специальных изысканных блюд, он питался вместе с монастырской братией - ел ту же пищу, что и простой послушник.

Семинаристы - выпускники 1967 года, года хиротонии архимандрита Лавра во епископа Манхеттенского, открыли памятку к 20-летию его архиерейского служения такими словами: «На жизненном пути каждый встречается с личностью, влияние которой чувствуется и остается в памяти на всю жизнь. Таких людей нельзя забыть, как нельзя забыть родных мать или отца. Такой незабываемой личностью явился для нас, выпускников Свято-Троицкой семинарии в Джорданвилле 1967 года, тогда архимандрит Лавр, инспектор семинарии...» Под этими словами могут подписаться не только студенты семинарии, но и большинство знавших Владыку.

***

Высокопреосвященнейший митрополит Лавр (в миру Василий Михайлович Шкурла) родился 1 января 1928 года в Ладомирове, в так называемой Пряшевской Руси. Она представляла собой западную окраину прежней Угорской Руси, входившей до Первой мировой войны в пределы Австро-Венгерской империи. Он происходил из той героической части православного русского народа - карпатороссов, которая, несмотря на многовековое тяжкое иго и невероятные притеснения и угнетения иноверцев и иноплеменников, твердо хранила святую православную веру, даже под личиной насильственно навязанной унии с Римом, и свое национальное русское самосознание.

Крещение младенца Василия совершил начальник Православной Миссии в Словакии архимандрит Виталий (Максименко, † 1960), впоследствии известный иерарх Русской Зарубежной Церкви (бывший начальник типографского братства Почаевской Лавры и восстановитель ее церковной типографии в рассеянии). В Ладомирове находилась основанная Владыкой Виталием обитель преподобного Иова Почаевского. Под сенью этой обители и проходило детство будущего Первоиерарха, о чем сам он впоследствии говорил: «С детских лет привел меня Господь в обитель преподобного Иова Почаевского в Карпатах. Там, в обители, получил я начальное духовное воспитание».

Владыка Виталий был не только настоятелем обители, но и основателем братства преподобного Иова Почаевского. И не случайно в Джорданвилльском монастыре - в некотором смысле преемнике ладомировской обители - типографское братство тоже носит имя почаевского подвижника. Здесь же находится и икона преподобного с частицей его святых мощей. Она была вывезена архимандритом Виталием из Почаевской лавры, в течение двадцати лет находилась в Ладомировском монастыре и сопутствовала братии при переезде в США. Послушанию в типографии будущий Владыка Лавр впоследствии отдал не один день своей жизни.

Приснопамятный архиепископ Чикагский и Детройтский Серафим (Иванов, † 1987), сменивший на посту настоятеля обители преподобного Иова Почаевского Владыку Виталия, писал: «Рос Вася на моих глазах. Сначала я видел его младенцем, а потом маленьким крошкой. В 5-6 лет он начал уже прислуживать по праздникам в нашем храме. Помню, он, лет 8-9-ти, пришел ко мне, уже тогда настоятелю монастыря после отъезда в Америку архиепископа Виталия, и стал просить принять его в монахи. Я улыбнулся, погладил его по голове и сказал, что это хорошо, что он хочет с раннего детства посвятить себя служению Богу, но нужно на это согласие его отца».

В ближайшее воскресенье Вася пришел с отцом, который довольно охотно согласился отдать сына на воспитание в монастырь, тем более что он был очень беден, вдов, и имел еще троих детей. Согласно гражданским законам страны, мальчик должен был посещать школу, но, как пишет дальше Владыка Серафим, одновременно он жил монастырской жизнью: вставал с братией на полунощницу в 4 часа утра, выстаивал неукоснительно все длинные монастырские службы, ревностно выполнял возлагаемые на него посильные послушания... Он был тих, молчалив и послушлив. «В свободное время любил читать», - замечает Владыка Серафим.

Воспитанием его, как и всех мальчиков, живших в монастыре, руководил покойный архимандрит Киприан (Пыжов), известный изограф русского зарубежья.

Одним из первых окончил Василий сельскую школу, и его отдали в среднюю школу в городе Свиднике, куда он ездил на велосипеде, специально приобретенном для этой цели монастырем. «Все свободное время Вася по-прежнему отдавал монастырским послушаниям, чтению и участию в богослужениях», - писал Владыка Серафим.

С 1939 года он окончательно поселился в обители, став ее трудником, а в 1944 году - послушником. В 1941-1942 годах он учился на Богословско-пастырских курсах при монастыре. Во время Второй мировой войны, летом 1944 года, Красная армия приближалась к Карпатам. Журнал «Православная Русь», издававшийся обителью преподобного Иова Почаевского, никогда не скрывал своего отрицательного отношения к коммунизму. Нетрудно было предвидеть судьбу насельников монастыря, захвати их советы, поэтому большая часть братии предпочла уйти на запад. Особенно нелегко было решиться на такой шаг местным уроженцам, в том числе и молодому послушнику Василию.

Сперва он вместе с немногими остался, притом, что большая часть братии уже находилась в Братиславе, столице Словакии. В те дни архиепископу Серафиму удалось пробраться в родную обитель и уговорить Васю и другого Васю, нынешнего архимандрита Флора, насельника Свято-Троицкого монастыря в Джорданвилле, присоединиться к уехавшим. Вернувшись в Братиславу, Владыка Серафим послал за ними иеромонаха Виталия (Устинова, † 2006), будущего Первоиерарха Русской Зарубежной Церкви, который с разрешения родителей доставил обоих Василиев в Братиславу. Через Германию и Швейцарию, где будущий Владыка Лавр был облачен в подрясник, став послушником, и некоторое время прислуживал Блаженнейшему митрополиту Анастасию (Грибановскому, † 1965), в 1946 году все они благополучно прибыли в Свято-Троицкий монастырь в Джорданвилле, в США.

Этот тяжелый путь не мог не отразиться на душевном состоянии молодого человека. Однако по милости Божией рядом с Василием были двое надежных духовных руководителей: архимандрит Киприан (Пыжов) и архиепископ Виталий (Максименко). Владыка Виталий подарил ему свой портрет с пророческой надписью: «Моему духовному сыну от купели крещения и продолжателю моего служения Православной Церкви и русскому народу... 20 декабря 1946 года» - эти слова, как впоследствии скажет Владыка Лавр, «укрепили меня духовно».

В 1948 года в Свято-Троицком монастыре молодой послушник был пострижен в рясофор. Владыка Виталий (Максименко) постриг его также и в монашество, с именем Лавр, рукоположил во иеродиакона (14 января 1950 года) и во иеромонаха (27 июня 1954 года). Влияние Владыки Виталия на отца Лавра было неустанным и благотворным. «Под его руководством проходило мое духовное воспитание и образование. Благодарю Бога, что дал мне быть на послушании у такого великого подвижника и борца за Православие, каким был приснопамятный архиепископ Виталий», - вспоминал Владыка Лавр.

Неоценимо влияние на Владыку Лавра и самого Свято-Троицкого монастыря. «Я, можно сказать, вырос в этой обители», - говорил Владыка Лавр. Обе обители - преподобного Иова Почаевского в Ладомирове и Троицкий монастырь в Джорданвилле - как будто слились в его представлении, и последний стал прямым наследником первого.

В 1954 году будущий архипастырь успешно окончил Свято-Троицкую Духовную семинарию. Выделяясь среди других студентов семинарии своими способностями, он еще до окончания полного семинарского курса (в то время был шестилетний курс) вел преподавание некоторых общеобразовательных предметов на младших курсах, а по окончании стал преподавателем Ветхого Завета и патрологии, которую преподавал до недавнего времени.

2 июня 1958 года отец Лавр был награжден золотым наперсным крестом, а 6 сентября следующего года - возведен в сан игумена с возложением палицы. В 1960 году он был назначен на должность инспектора семинарии. Одновременно в течение ряда лет исполнял в монастыре послушания секретаря духовного собора и заведующего книжным складом и экспедицией монастыря. 21 ноября 1963 года был награжден крестом с украшениями, а 17 апреля 1966 года возведен в сан архимандрита. В том же году, сопровождая архиепископа Аверкия (Таушева, † 1976), отец Лавр совершил поездку в Сан-Франциско, где участвовал в отпевании и погребении святителя Иоанна (Максимовича, † 1966).

За почти тридцать лет начиная с 12-летнего возраста отрок Василий прошел все стадии иноческого возрастания - от рядового послушника обители преподобного Иова Почаевского в Карпатах до архимандрита Свято-Троицкого монастыря в Джорданвилле.

Те, кто знал его с тех ранних отроческих лет, отмечали что, несмотря на духовное возрастание и церковно-административное возвышение, в нем не происходило перемены устоявшихся смолоду иноческих свойств. И в сане архимандрита он был тот же, что в сане иеродиакона, - всегда и всем готовый оказать услугу, готовый на любое послушание. Уже будучи инспектором семинарии и читая лекции по одному из серьезнейших предметов, он, если дело требовало, мог и могилу выкопать на огромном монастырском кладбище, и в порядке монашеского послушания на кухне поваром работал, и в коровнике трудился. Вся переписка в монастырской канцелярии была на его плечах, если обстоятельства требовали, он сам вел упаковку монастырских изданий заказчикам. Не было работы, которую он считал неподходящей его сану или положению.

В субботу 12 августа 1967 года согласно определению Архиерейского Синода Русской Зарубежной Церкви состоялось наречение архимандрита Лавра во епископа Манхеттенского. Приведем отрывки из его слова при наречении: «В настоящие священные и вместе страшные для меня минуты, когда по воле Божией вы, святые Владыки, и Священный Собор Русской Зарубежной Церкви призываете меня, недостойного, к епископскому служению, что могу сказать аз, многогрешный? Страх и трепет прииде на мя...» Конечно же архимандрит Лавр был далек от мысли оказать непослушание этому зову и отказаться от епископского сана, хотя он и отдавал себе полный отчет в том, что «кому много дано, с того много и взыщется». «Однако, - добавляет он тут же, исповедую безмерную милость Божию ко мне, грешному, которую так обильно я испытал на себе за всю мою жизнь».

Говоря о том, что ему тяжело расставаться со Свято-Троицкой обителью, в которой он вырос и окреп духовно, он добавляет: «Вступая ныне на новое послушание Церкви Христовой, блаженно и радостно мне сознавать, что я буду продолжателем апостольского служения», хотя и понимает, что это новое служение будет соединено с новыми искушениями и даже гонениями. В заключительных словах нареченный епископ смиренно просит: «Богомудрые архипастыри, помолитесь, чтобы Господь помог мне быть твердым неподкупным хранителем живоносных заповедей и преданий Православной Церкви, не на словах только, а самое главное, на деле. Молю вас, не переставайте укреплять меня, неопытного, вашими назиданиями».

На следующий день, в воскресенье 13 августа 1967 года, накануне начала Успенского поста, в синодальном соборе в честь иконы Божией Матери «Знамение» в Нью-Йорке была совершена епископская хиротония архимандрита Лавра. Храм был переполнен молившимися, так как скромный архимандрит уже успел приобрести любовь и почитание многочисленных паломников Свято-Троицкого монастыря. Владыка Лавр был назначен секретарем Архиерейского Синода.

Несмотря на послушания при Архиерейском Синоде, связь Владыки с семинарией и монастырем не прерывалась. Он каждую неделю ездил в Джорданвилль, по-прежнему читал лекции, а во время болезни приснопамятного архиепископа Аверкия, настоятеля монастыря, делал необходимые распоряжения по обители. 18 июля 1976 года Владыка Лавр был утвержден настоятелем Свято-Троицкого монастыря и управляющим Сиракузско-Троицкой епархией. С 12 октября того же года он - правящий архиерей и одновременно ректор Свято-Троицкой семинарии.

В Нью-Йорке Владыка выступал с лекциями в Серафимовском фонде и в обществе «Отрада». Как было сказано в «Православной Руси» по случаю 10-летия хиротонии Владыки, «тщетно будет перечислять все те утешения, которые за сравнительно недолгий срок своего пребывания в сане епископа Преосвященный Лавр так щедро расточал своим пасомым. Утешения выражались и в большом, и в малом: в решениях важных вопросов церковной жизни и личного характера, в советах и наставлениях, и в обыденной дружественной беседе. Утешением было и просто присутствие Владыки. Его ровный, кроткий нрав вносил мир и тихую радость даже в самые мятежные души». Любовь и благодарность пасомых следовали за Владыкой Лавром повсюду, где он проходил свое подчас нелегкое служение.

После смерти Владыки Аверкия братия монастыря единодушно избрали Владыку Лавра своим настоятелем. Нелегко было духовенству и прихожанам Синодального собора расставаться со своим уважаемым и любимым архиереем. Но и Свято-Троицкий монастырь представить без Владыки Лавра тоже нельзя.

20 октября 1981 года Владыка Лавр был возведен в сан архиепископа, а 1 сентября 1984 года последовало решение Архиерейского Собора о предоставлении ему права ношения бриллиантового креста на клобуке. В июле 2001 года Архиерейским Синодом он был назначен заместителем ушедшего на покой Первоиерарха Русской Зарубежной Церкви. На Архиерейском Соборе, проходившем с 17 по 27 октября 2001 года, был избран Первоиерархом Русской Православной Церкви заграницей, митрополитом Восточно-Американским и Нью-Йоркским.

Торжество интронизации митрополита Троицкого и Сиракузского Лавра на митрополичий престол было назначено на воскресенье 28 октября 2001 года. Накануне, в субботу вечером, было совершено всенощное бдение, при огромном стечении в Синодальный собор богомольцев и духовенства как местных, так и из отдаленных епархий.

В конце торжественной Божественной литургии в день настолования Высокопреосвященнейший митрополит Лавр обратился к предстоящим с воззванием: «В сии дни, когда проходит у нас Архиерейский Собор и состоялось мое избрание, мне вспоминаются слова Господа, сказанные Своему ученику Петру: «Когда ты был молод, то препоясывался сам, и ходил, куда хотел, а когда состареешься... другой препояшет тебя, и поведет, куда не хочешь» (Ин. 21, 18). И вот, то, чего я боялся, это меня постигло. Вот, на старости моей собратья мои архиереи связали меня и вручили мне корабль нашей Русской Зарубежной Церкви. Я это принял... за послушание Богу, Церкви Христовой и нашему Архиерейскому Собору. Сам я не чувствую никаких своих преимуществ и каких-либо сил, чтобы вести этот корабль. Только полагаюсь на помощь Божию, на молитвы наших архипастырей, на молитвы нашей паствы. Если мы можем что-то сделать, то только общими молитвами, общими усилиями. Да сохранит и укрепит нас Господь в единомыслии, единодушии и соборности, ибо необходимо русским православным людям и вообще православным людям быть едиными духом и делом. Прошу ваших святых молитв».

Став Первоиерархом, Владыка продолжал нести свое прежнее послушание настоятеля Свято-Троицкого монастыря и главного редактора всех периодических изданий Свято-Троицкого монастыря на русском языке: журналов «Православная Русь», «Православная жизнь» и «Православный путь».

Добрыми, верными и преданными помощниками Владыки всегда были епископ Кливлендский Петр (Лукьянов), много лет служивший личным секретарем у Владыки; протодиакон Виктор Лохматов, который находился при Владыке с 1957 года, и диакон Николай Ольховский, который являлся келейником Его Высокопреосвященства.

С 1990-х годов Высокопреосвященнейший Владыка начал посещать Россию для ознакомления с положением дел в ее церковной жизни и посещения отечественных святынь. Осенью 2003 года Его Высокопреосвященство с благодарностью принял приглашение Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия посетить Русскую Православную Церковь, переданное ему Президентом России В. В. Путиным. Первый официальный визит Его Высокопреосвященства в Россию состоялся в мае 2004 года.

Несколько месяцев готовились мы к этому первому официальному визиту - готовились молитвенно, готовились и внешне, заботясь о практической стороне поездки. Больше всех готовился сам Владыка Лавр. Перед самым отъездом мы занялись упаковкой икон с частицами мощей святителя Иоанна (Максимовича) и других памятных подарков Святейшему Патриарху, Президенту России и иным лицам. И тут мне припомнился рассказ протоиерея Стефана Павленко, который поведал об интересной встрече, произошедшей давно в Белграде. Мать отца Стефана часто помогала в архиерейской столовой при русской Троицкой церкви в Белграде, где встречались и обедали многие известные иерархи и священнослужители Русской Зарубежной Церкви. Однажды, накрывая на стол, покойная мать отца Стефана беседовала с одним священнослужителем, который считался среди русских в Белграде прозорливцем (к сожалению, отец Стефан имени подвижника не помнит). Он, указав пальцем на пришедшего в столовую иеромонаха Иоанна (Максимовича), сказал ей: «С его мощами русские люди начнут возвращаться в Россию». Мать отца Стефана рассказала своему сыну об этом случае незадолго до своей кончины в 1980-х годах, стоя в усыпальнице святителя под алтарем кафедрального собора в Сан-Франциско.

14 мая делегация Русской Зарубежной Церкви прибыла в Москву. В тот же день вечером Высокопреосвященнейший Владыка Лавр впервые встретился со Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексием. Встреча заняла около двух часов. Потом Владыка сказал нам, что он был доволен этой встречей.

15 мая делегация Русской Зарубежной Церкви во главе с Высокопреосвященнейшим Митрополитом Лавром посетила Бутовский полигон и присутствовала за Патриаршим богослужением. Богослужение возглавил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий в сослужении многочисленных иерархов Русской Православной Церкви и свыше трехсот священнослужителей при огромном стечении богомольцев, прибывших для того, чтобы почтить память десятков тысяч мучеников, пострадавших в Бутове, являющемся символом как страданий, так и славы Русской Церкви.

17 мая делегация посетила Донской монастырь, где прикладывалась к Донской иконе Божией Матери и мощам святителя Тихона, Патриарха Всероссийского, и молилась в его покоях, после чего Высокопреосвященнейший Лавр совершил литию на могиле приснопамятного протопресвитера Александра Киселева и его супруги.

В тот же день состоялась первая встреча официальной делегации Русской Зарубежной Церкви с представителями Московского Патриархата, которая прошла в духе открытости, доверия и братолюбия и за которой были затронуты все вопросы, разделяющие две части Русской Церкви. Были определены темы и методология будущей работы встречных комиссий Московского Патриархата и Русской Зарубежной Церкви. Заседание продолжалось до вечера. Атмосфера была рабочей и очень доброжелательной.

18 мая были продолжены собеседования с участием Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия, на которых было принято совместное заявление о состоявшихся встречах. Высокопреосвященнейший Митрополит Лавр преподнес Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию икону святых преподобномучениц Елизаветы и Варвары с частицами их святых мощей.

В совместном Заявлении, размещенном на официальном сайте Архиерейского Синода, говорилось: «На состоявшихся собеседованиях было выражено общее желание Московского Патриархата и Русской Зарубежной Церкви преодолеть трагическое разделение нашего народа, возникшее вследствие революции и гражданской войны, и достигнуть восстановления евхаристического общения и канонического единства внутри единой Поместной Русской Православной Церкви, неотъемлемой частью которой всегда осознавала себя Русская Зарубежная Церковь. Наша цель - приблизить тот день, когда мы единеми усты и единем сердцем будем славить Бога».

Затем Высокопреосвященнейший Митрополит Лавр и сопровождавшие его лица посетили Екатеринбург, Алапаевск, где поклонились святым местам, связанным с мученической кончиной Царской Семьи, а также преподобномученицы великой княгини Елисаветы. Затем делегация Русской Зарубежной Церкви прибыла на Нижегородскую землю, чтобы посетить великую православную святыню - Троицкий Серафимо-Дивеевский монастырь. Прибыв в Дивеево, делегация поклонилась святым мощам преподобного Серафима Саровского, прошла по Богородичной канавке с Преосвященнейшим епископом Георгием и игуменией Сергией, при этом прочитавшей, по заповеди преподобного «Богородице Дево, радуйся» 150 раз, и побывала на источнике в честь Казанской иконы Божией Матери. После визита в Курскую епархию, 28 мая 2004 года Владыка Лавр и сопровождавшие его вернулись в США.

В течение следующих двух лет работа по подготовке воссоединения Русской Церкви продолжалась. В 2006 году, открывая долгожданный IV Всезарубежный Собор, Владыка Лавр сказал: «Для устранения того, что порождало разделение и вражду, которые возникли в нашей среде, мы должны открыть себя действию благодати Божией. Прежде всего мы не должны гордиться, но не должны и впадать в уныние, смиряя себя и полагаясь на волю Божию.

И я от всего сердца желаю, чтобы мы забыли о вражде и ненависти, которые так мало подходят нам, православным церковным людям, чтобы не нести тяжелого ответа на Страшном Суде Христовом. Мы должны быть благодарны Богу, что Он нам дает возможность вести соборное дело во взаимной любви. Будем молиться, чтобы Господь отклонил от нас все вредное и опасное. Сейчас, в начале нашей церковной работы, мы должны особенно горячо молиться, чтобы Господь дал нам дух премудрости и страха Своего, от которого в значительной мере зависит все наше делание.

Будем всегда помнить, что только в Царстве Небесном все будет благополучно, в Церкви же воинствующей мы всегда будем сталкиваться с проблемами, человеческими страстями и искушениями, которых необходимо преодолевать путем диалога и христианского отношения друг ко другу, как пишет апостол Павел к Галатам: «вы таковаго исправляйте духом кротости». Об исцелении ран и разделений мы молимся Богу, к этому мы активно стремимся. Мы должны блюсти единение любви в союзе мира, ибо это обязательно для всей жизни и особенно в соборной работе. Только при этом условии Господь даст нам единение, даст веяние Святого Духа. Об этом мы должны молиться, чтобы наш Собор мог вести свою паству уверенной рукой во славу Божию и на пользу всей Церкви. Аминь».

Владыка был убежден, что церковное единство поможет восстановлению исторической справедливости, знакомству русского народа с историей и наследием русского зарубежья и будет способствовать духовному возрождению России. «Наше примирение должно помочь России пересмотреть историю, чтобы в школах люди, боровшиеся за освобождение России, не назывались изменниками и врагами родины», - говорил журналистам Владыка Лавр.

Летом 2006 года Высокопреосвященнейший Владыка Лавр предпринял последнюю свою поездку на Святую Землю. Здесь он встретился с Блаженнейшим Патриархом Феофилом III, возглавил торжества, посвященные 100-летию Спасо-Вознесенского Елеонского монастыря, молился и причащался Святых Христовых Таин у святынь, связанных с мироспасительными подвигами нашего Спасителя, принимал посетителей. Вероятно, эта поездка укрепила Владыку. В сентябре того же года Архиерейский Синод рассмотрел и утвердил Акт о каноническом общении.

Вскоре после этого Владыка Лавр поручил мне подготовить его следующий официальный визит в Россию, главной целью которого явилось завершение переговорного процесса и восстановление церковного единства. Владыка часто делился своими мыслями по поводу этой поездки, а также постоянно интересовался ходом дел, связанных с подготовкой этого великого дела.

17 мая 2007 года, как всем известно, состоялось подписание Акта о каноническом общении. Свои подписи под документом поставили Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий и митрополит Восточно-Американский и Нью-Йоркский Лавр. Затем со словами «Христос посреди нас! - И есть, и будет!» они троекратно облобызались. После этого Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий и митрополит Восточно-Американский и Нью-Йоркский Лавр обменялись речами. Затем выступил Президент Российской Федерации В. В. Путин.

После подписания Акта о каноническом общении была совершена праздничная Божественная литургия.

В этот свой приезд в Россию Высокопреосвященный Владыка вновь побывал в Курске, а затем направился в Малороссию. Наиболее впечатляющими моментами этой паломнической поездки были встреча Высокопреосвященнейшего Владыки Лавра в Почаевской Лавре, богослужения и пение в этой Лавре, поклонение ее святыням, посещение Ближних и Дальних пещер Киево-Печерской Лавры, Божественная литургия в ней, общение с Блаженнейшим Владимиром, архипастырями, пастырями, монашествующими и чадами Украинской Православной Церкви.

***

В сентябре 2007 года в Америке состоялись торжества по случаю 40-летия епископской хиротонии Владыки Лавра, к которым было приурочено принесение в епархии Русской Зарубежной Церкви Державной иконы Божией Матери из России. Вскоре после этого я стал замечать, что физические силы Владыки стали постепенно угасать. Однако он продолжал ходить на ежедневные службы, читать свое монашеское правило, с любовью принимать посетителей. Он часто говорил о смирении, о том, что сам он «совсем ни при чем в этом великом событии, которое происходит сейчас», что это воля Божия совершается через него и других участников восстановления единства русского Православия.

Во время последней его поездки в Москву в феврале 2008 года, когда Владыка удостоился награды от мэра Москвы и Международного совета российских соотечественников и вновь подтвердил единство Русской Православной Церкви сослужением Святейшему Патриарху Алексию, я подумал, что Владыка Лавр, наверное, скоро уйдет на покой и будет «блаженствовать» у себя в монастыре, но Господь судил иначе. Владыка тихо и мирно скончался 16 марта 2008 года, в день Торжества Православия, в своем «скиту», как он любил называть свою резиденцию при Свято-Троицком монастыре в Джорданвилле.

В тот день, узнав об его кончине, я написал для нашего официального интернет-сайта следующее: «Сегодня, в день Торжества Православия, отошел ко Господу Высокопреосвященнейший митрополит Лавр, Первоиерарх Русской Зарубежной Церкви. Новопреставленный Высокопреосвященнейший Владыка Лавр «подвигом добрым подвизался, течение скончал, веру соблюл, победителем же греха и многолетнего разделения в Русской Церкви явился».

Провести церковный корабль через столь бурное море - переговорный процесс, приведший к церковному единству, это поистине грандиозное достижение, достойное всеблагоговейнейшего преклонения и всякого признания. Тут-то и проявилось истинное богомудрие Высокопреосвященнейшего Владыки. Помогла, конечно, и великая сила его духовного авторитета. Но главное, все же, удивительные личные дарования митрополита Лавра. Прежде всего - богомудрие, иными словами, благодать, святая мудрость. Она была присуща Владыке во всей ее полноте.

Сочетание постоянной ласковой мягкости с непреклонной твердостью, когда этого требовали интересы Церкви, терпеливая обаятельная внимательность к каждому, даже самому незначительному человеку, необыкновенная богословская эрудиция в соединении с исключительной памятью, всепокоряющий такт, умение разбираться в самой сложной церковной обстановке, несомненный дар предвидения, даже прозрения и многое другое составляли эту благодатную мудрость.

Стоит отметить, что сороковой день со дня кончины Владыки выпал на Великий Четверг, когда Господь, установив Таинство Евхаристии, совершил первую Божественную литургию и произнес Свою Первосвященническую молитву, во время которой заповедал: «Да будут все едино». Владыка Лавр любил Церковь, он жил ее жизнью, он со страхом Божиим и верой причащался Святых Христовых Таин, благоговейно и молитвенно служил, и в результате он не только в личной жизни, но и в монашеском подвиге, и в первоиераршем служении явил Торжество Православия, на что указал нам Господь, взяв его в Свои вечные обители именно в этот день.

Владыка Лавр служил Богу и людям в священном сане более 50 лет. Сколько претерпел он радостей и скорбей в своем служении! Но невзирая на все искушения, он сохранил мирный дух и явился для всех нас примером крепкой веры, упования на помощь Божию, преданности Его воле, любви к Церкви и монашеского смирения и терпения, о чем один из духовных детей Владыки еще при его жизни написал: «Трудно воздать ему должное, не возбудив его возражения по присущей ему скромности, но всем знающим его, он представляется истинным примером благочестия и монашеских добродетелей».

Что же нам принести ему в дар в знак нашей благодарности и любви к нему? Будем учиться у Владыки вере в Бога, смиренной преданности воле Божией, направляющей стопы наши ко спасению. Своим живым примером Владыка проповедовал нам эти главнейшие добродетели. Как добрый архипастырь и кормчий, он мудро и спокойно руководил нашим церковным кораблем.

протоиерей Серафим Ган,
личный секретарь почившего Владыки.

«Журнал Московской Патриархии» окт. 2008 г.

http://www.russianorthodoxchurch.ws/synod/documents/art_mlmemory.html




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме