Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Память благоверного князя Георгия (Юрия) Всеволодовича

Седмицa.Ru

17.02.2009

Святой благоверный князь Георгий (Юрий) Всеволодович

Статья из XI т. «Православной энциклопедии». Москва 2006 г.

А. А. Горский

(26.11.1188, Суздаль - 4.03.1238, на р. Сить, притоке р. Мологи, в Ярославском княжестве), мч. (пам. 4 февр., 4 марта, 23 июня - в Соборе Владимирских святых), великий князь Владимирский (1212-1216, 1218-1238), 4-й сын великого князя Всеволода (Димитрия) Юрьевича Большое Гнездо и блгв. вел. кнг. Марии Шварновны, брат блгв. князей Константина, Святослава (Гавриила), Ярослава (Феодора), Владимира (Димитрия), отец св. князей Всеволода (Димитрия), Владимира (Димитрия), Мстислава (Феодора), мц. кнж. Феодоры. Георгий Всеволодович был крещен в Суздале Ростовским еп. Лукой. В 1207 и 1208 гг. участвовал в походах на земли Рязанского княжества. В 1211 г. женился на блгв. кнж. Агафии Всеволодовне, дочери киевского кн. Всеволода Святославича Чермного. В том же году вел. кн. Всеволод Большое Гнездо принял решение посадить Георгия Всеволодовича на княжение в Ростове вместо правившего здесь с 1208 г. кн. Константина Всеволодовича. Последнему вел. князь собирался передать после смерти Владимирское великое княжество. Однако Константин отказался переехать на княжение во Владимир, имея намерение владеть в будущем как Владимиром, так и Ростовом. В ответ Всеволод Большое Гнездо, собрав совещание широкого состава, с участием в т. ч. белого и черного духовенства, включая Ростовского еп. св. Иоанна, завещал стольный г. Владимир и старейшинство среди собственных детей Георгию Всеволодовичу.

После смерти Всеволода (15 апр. 1212) Георгий Всеволодович стал вел. князем владимирским. Константин с этим не смирился. Георгий Всеволодович предлагал передать брату Владимир в обмен на Ростов. Однако Константин, желавший посадить в Ростове сына кн. мч. Василия (Васильку) Константиновича, соглашался отдать взамен Владимира Суздаль, что не устраивало Георгия Всеволодовича. Начались военные действия: Георгий Всеволодович с братом кн. Ярославом отправились на Ростов, но до решающей битвы дело не дошло, было заключено перемирие. В том же 1212 г. Георгий Всеволодович отпустил в Рязань рязанских князей с женами, еп. Арсения и людей, захваченных в плен его отцом во время походов в 1207 и 1208 гг.

В 1213 г. междоусобица детей Всеволода Большое Гнездо возобновилась. Георгий Всеволодович и Ярослав с ратью ходили к Ростову, и вновь все решилось миром. В этот раз на стороне Константина выступил сидевший в Москве кн. Владимир Всеволодович, на стороне Георгия Всеволодовича - кн. Святослав Всеволодович. По окончании военных действий Георгий Всеволодович вывел Владимира с московского княжения на юг Руси - в Переяславль Русский.

С противостоянием Георгия Всеволодовича и Константина Всеволодовича связано учреждение 2-й епископской кафедры в Сев.-Вост. Руси - Суздальско-Владимирской (см. Владимирская и Суздальская епархия). В конце 1214 г. владимирцы во главе с Георгием Всеволодовичем «изгнаша» с кафедры Ростовского еп. Иоанна, который «отписася епископии всея земля Ростовьскыя» и удалился в Боголюбов (или в суздальский Космодамианов) монастырь, где принял схиму. 10 нояб. 1214 г. во епископа Ростовского был хиротонисан Пахомий, духовник кн. Константина Всеволодовича. В 1214/15 г. по инициативе Георгия Всеволодовича епископом Суздальским и Владимирским был поставлен игум. владимирского Рождество-Богородицкого монастыря св. Симон.

В 1216 г. в Суздальской земле шла крупнейшая со времен борьбы за власть кн. Всеволода Большое Гнездо междоусобная война. Началась она с того, что брат Георгия Всеволодовича Ярослав был изгнан с новгородского княжения своим тестем блгв. кн. Мстиславом (Феодором) Мстиславичем Удатным. Георгий Всеволодович встал на защиту Ярослава, на стороне которого выступили младшие Всеволодовичи Святослав и Иоанн, а также блгв. кн. муромский Давид (Петр) Георгиевич. В то же время Константин Всеволодович вступил в союз с Мстиславом Удатным. К этому союзу примкнули брат Мстислава кн. Владимир Псковский, двоюродный брат Владимир Рюрикович Смоленский, племянник Всеволод Мстиславич. 21 апр. 1216 г. на р. Липице (близ Юрьева-Польского) произошло сражение между княжескими группировками. Георгий Всеволодович и его союзники потерпели сокрушительное поражение, потеряв, согласно новгородским источникам, более 9 тыс. чел. Вел. князь бежал во Владимир, где был осажден противниками и капитулировал. Константин, ставший вел. князем владимирским, и его союзники заключили с Георгием Всеволодовичем мир и дали ему во владение Городец-Радилов на Волге. Вместе с Георгием Всеволодовичем в Городец уехал и Суздальско-Владимирский еп. Симон.

В 1217 г. вел. кн. Константин и Георгий Всеволодович заключили новое соглашение. По его условиям Георгий Всеволодович увеличил свои владения и перешел на княжение в Суздаль, после смерти Константина должен был вновь занять великокняжеский стол. Георгий Всеволодович в свою очередь гарантировал сохранение за детьми брата владений, выделенных Константину при жизни вел. кн. Всеволода Большое Гнездо. 2 февр. 1218 г. Константин скончался, и Георгий Всеволодович вернулся на владимирский стол. Вскоре он занялся укреплением вост. рубежей Сев.-Вост. Руси. В 1220 г. войско Георгия Всеволодовича во главе с его братом юрьевским кн. Святославом совершило успешный поход на Волжскую Булгарию.

В следующем году вел. князь заложил в устье Оки Н. Новгород, ставший восточным форпостом его владений. Здесь в 1224 г. по приказу Георгия Всеволодовича был возведен каменный Спасо-Преображенский собор, а между 1221 и 1227/28 гг. за стенами города построены церковь и монастырь во имя Пресв. Богородицы. В 20-х гг. XIII в. по инициативе Георгия Всеволодовича велось активное церковное строительство в Суздале. В 1222 г. здесь на месте древней Успенской ц. был заложен собор в честь Рождества Пресвятой Богородицы (освящен в 1225).

Георгий Всеволодович стремился закрепить за своими ставленниками княжение в Великом Новгороде. В конце 10-х - начале 20-х гг. в княжествах Сев.-Зап. Руси прочно сидели представители смоленской княжеской ветви. Используя противоборство боярских группировок Новгорода, Георгий Всеволодович сумел изменить ситуацию. В 1221 г. он посадил здесь на стол старшего сына кн. Всеволода, весной 1223 г. заменил его своим братом Ярославом Всеволодовичем, весной следующего года вернул в Новгород сына. Зимой 1224/25 г. Всеволод был вынужден уйти из Новгорода. После этого Георгий Всеволодович вместе с Ярославом и братом жены блгв. кн. Михаилом Всеволодовичем (из черниговских князей) совершил поход в Новгородскую землю и занял Торжок. Долгие переговоры закончились отказом вел. князя от продолжения похода и коротким пребыванием новгородцев под управлением князя блгв. Михаила. В 1225 г. он занял черниговский стол, и в Новгороде вновь стал княжить Ярослав Всеволодович.

В 1223 г., когда в Сев. Причерноморье пришло войско монголов во главе с полководцами Субудаем и Джебе, южнорусские князья, пытаясь создать широкую антимонгольскую коалицию, обратились к Георгию Всеволодовичу. Вел. князь владимирский направил им в помощь отряд во главе со своим племянником кн. Василькой Константиновичем. Однако отряд успел дойти только до Чернигова, где получил печальную весть о разгроме русских войск на р. Калке и в степи. В 1226 г. Георгий Всеволодович вместе с племянниками Василькой и Всеволодом (Иоанном) Константиновичем ходил ратью в Черниговскую землю «в помочь» кн. Михаилу Всеволодовичу, чьим соперником в борьбе за Чернигов выступил курский кн. Олег Игоревич. Георгию Всеволодовичу удалось добиться заключения мира, закреплявшего черниговский стол за Михаилом. По повелению Георгия Всеволодовича предпринимались походы на Мордву. В 1226 г. успешный поход совершили его братья Святослав и Иоанн. Зимой 1228/9 г. новый крупномасштабный поход на Мордву возглавил сам вел. князь. Помимо Георгия Всеволодовича в нем участвовали его брат Ярослав, племянники Василько и Всеволод, а также муромский кн. Георгий (Юрий) Давидович. Поход против мордовского кн. Пуреша, ориентировавшегося на Волжскую Булгарию, в поддержку другого мордовского. князя Пургаса, зависимого от Георгия Всеволодовича, прошел успешно. В 1232 г. поход русских войск против Мордвы возглавил Всеволод - старший сын Георгия Всеволодовича.

В 1228 г. Георгий Всеволодович не допустил в Суздальской земле новой усобицы. Его брат Ярослав, вынужденный уступить новгородское княжение своему шурину Михаилу Черниговскому, замыслил «противиться» старшему брату и вступил в союз с племянниками - Василькой, Всеволодом и Владимиром (Димитрием) Константиновичами. Георгий Всеволодович позвал на «снем» Ярослава и Константиновичей в Суздале, где при посредничестве еп. сщмч. Митрофана (в 1227 он сменил на Суздальско-Владимирской кафедре еп. Симона) князья «исправиша все нелюбье межю собою». Следствием соглашения Георгия Всеволодовича с Ярославом стала поддержка великим князем брата в последующей борьбе за новгородский стол. В 1230 г. Ярослав вернулся на новгородское княжение, но Михаил не оставлял своих притязаний. Во Владимир в конце 1230 г. при посредничестве киевского кн. Владимира (Димитрия) Рюриковича приехало посольство из Южной Руси во главе с митр. Кириллом I, «прося мира Михаилу с Ярославом». С помощью Георгия Всеволодовича мир был заключен, но в следующем году война все-таки началась. Ярослав ходил ратью на сев.-вост. волости Черниговской земли. Георгий. Всеволодович, действуя в союзе с братом, совершил поход в волости Михаила (хотя сам и не принял активного участия в военных действиях).

В 1230 г. Георгий Всеволодович участвовал в 2 наиболее важных событиях церковной жизни Сев.-Вост. Руси: перенесении во Владимир из Волжской Булгарии мощей мч. Авраамия и поставлении на Ростовскую кафедру Кирилла II, игум. владимирского в честь Рождества Пресвятой Богородицы монастыря (ростовский кн. Василий Константинович с братьями испрашивал у Георгия Всеволодовича разрешение на его поставление). К 1234 г. в Юрьеве-Польском, который получил от Георгия Всеволодовича в удел кн. Святослав Всеволодович, было закончено строительство ц. во имя вмч. Георгия Победоносца - небесного покровителя Георгия Всеволодовича. В 1237 г. еп. Митрофан устроил в Успенском соборе «над трапезою» киот, украшенный золотом и серебром, тогда же был расписан притвор собора. При Георгие Всеволодовиче продолжалось владимирское летописание, отразившееся частично в Лаврентьевской летописи 1377 г., а в более полном виде - в Московском летописном своде конца XV в.

Осенью 1237 г. вел. князь владимирский возглавил сопротивление нашествию Батыя на земли Северо-Восточной Руси. 1-й удар монголо-татар был направлен на Рязанскую землю, после ее разорения Батый двинулся к границам владений Георгия Всеволодовича. Вел. князь сначала попытался организовать отпор противнику вне своих земель: к Коломне выдвинулось войско во главе с Всеволодом Георгиевичем, соединившееся с остатками рязанских сил. Оно потерпело поражение, после чего монголы взяли Коломну, вошли в пределы Владимиро-Суздальской земли и в янв. 1238 г. осадили Москву (здесь в плен к Батыю попал 2-й сын Георгия Всеволодовича Владимир). После этого Георгий Всеволодович выехал из Владимира, оставив для обороны города сыновей Всеволода и Мстислава. Вместе с 3 племянниками Константиновичами Георгий Всеволодович стал с войском на р. Сить, ожидая помощи от братьев Ярослава, Святослава и Иоанна.

Тем временем войска Батыя осадили Владимир. 7 февр. 1238 г. город был взят, во время штурма погибла вся великокняжеская семья: великая княгиня Агафия, князья Всеволод, Мстислав, кнж. Феодора, св. княгини Мария и Христина, малолетние внуки княгини Агафии и Георгия Всеволодовича. 4 марта 1238 г. монгольская рать во главе с нойоном Бурундаем подошла к Сити и напала на русское войско. Монголы одержали победу, Георгий Всеволодович пал в бою.

После ухода войск Батыя из Сев.-Вост. Руси Ростовский еп. Кирилл II (укрывавшийся во время монгольского похода в Белоозере) взял обезглавленное тело Георгия Всеволодовича и отвез его в Ростов, где останки вел. князя были временно захоронены в Успенском соборе в одной могиле с блгв. кн. Василькой Константиновичем. Через некоторое время была обретена и положена в гроб глава вел. князя. В 1239 г. Ярослав Всеволодович, занявший владимирский великокняжеский стол, перенес останки старшего брата во Владимир, Георгий Всеволодович был торжественно похоронен в Успенском соборе в каменной гробнице рядом с кн. Всеволодом Большое Гнездо. Погребение совершили Ростовский еп. Кирилл II и архим. владимирского Рождество-Богородицкого монастыря Дионисий, а также «игумени, и попове, и черноризци». На похоронах Георгия Всеволодовича присутствовали его братья вел. кн. Ярослав и суздальский кн. Святослав, а также др. князья с дружинами, множество бояр и слуг. Как отмечал современник, «не бе слышати пенья в плачи, и велици вопли, плака бо ся весь град Володимерь по нем» (ПСРЛ. Т. 1. Вып. 2. Стб. 467).

Почитание Георгия Всеволодовича прослеживается в летописании XIII-XVI вв. В Повести о нашествии Батыя в составе Лаврентьевской летописи 1377 г. (свод 1305 г.) владимирские князья, погибшие в 1238 г. на Сити, характеризуются как мученики за Христа: Василько «кровью мученичьскою омывся прегрешении своих с братом и отцем Георгием, с великим князем» (Там же). В Похвале Георгию Всеволодовичу, читающейся в той же летописи, говорится, что он был «украшен добрыми нравы... потщася Божья заповеди хранити, и Божии страх присно при себе имея в сердци... не щадяше именья своего, раздавая требующим, и церкви зижа, и украшая иконами безъценными и книгами... чтяшет же излиха чернечьскыи чин и поповьскыи, подая им еже на потребу, тем и Бог прошенья его свершаше» (Там же. Стб. 468). В «Русский хронограф» редакции 1512 г. включен рассказ «О убиении великаго князя Юрья», содержащий молитву Георгия Всеволодовича перед битвой на Сити после получения известия о взятии Владимира (Там же. Т. 22. С. 398). В Никоновской летописи (кон. 20-х гг. XVI в.) молитва Георгию Всеволодовичу заканчивается прошением о причтении «с новыми сими мучениками» (Там же. Т. 10. С. 109). К сер. XVI в. Георгий Всеволодович еще не был канонизирован: его имя включено в Помянник русских князей и княгинь, созданный между 1 окт. 1556 и 30 янв. 1557 г. по указанию царя Иоанна IV Васильевича, в раздел «А сех поминати на понахидах» (Россия и греческий мир в XVI в. М., 2004. Т. 1. С. 215, 399).

«Книга Степенная царского родословия» (60-е гг. XVI в.) прославляет Георгия Всеволодовича как мученика: «Великий князь Георгий веньчася кровию, еюже взыде ко Христу, от Негоже и мученический венець прият, егоже желаше» (ПСРЛ. Т. 21. Ч. 1. С. 264-265). Далее описывается чудо, совершившееся при захоронении останков Георгия Всеволодовича во владимирском Успенском соборе: «Святая глава его тако совокупно прильпе к честному телеси его, яко ни следа видети отсечения на выи его, но вся составы целы и неразлучьны... Еще же и рука его десная выспрь бяше воздеяна видети, еюже, яко жив, показуя подвиг своего совершение» (Там же. С. 265). Рассказ Степенной книги о Георгие Всеволодовиче вошел под 4 февр. в Четьи Минеи, составленные в 1646-1654 гг. Иоанном Милютиным. В редакцию Жития блгв. кн. Александра Невского, созданную Ионой (Думиным) в кон. XVI в., включен рассказ о видении, бывшем иноку владимирского Рождественского монастыря Антонию во время нашествия на Москву крымского хана Девлет-Гирея в 1572 г. Инок увидел святых Бориса, Глеба и Александра Невского, которые будили князей, чьи останки почивают во владимирских храмах,- Андрея Юрьевича Боголюбского, прп. Петра, царевича Ордынского, и Георгия Всеволодовича - и призывали их прийти на помощь Иоанну Грозному против татар (Мансикка В. П. Житие Александра Невского. Разбор редакций и текстов. СПб., 1913. С. 196-197).

Служба Георгию Всеволодовичу опубликована в Трефологионе (М., 1637), в печатные Святцы (М., 1647) включены тропарь и кондак. Наиболее ранний список службы датируется ок. 1630 г. (РГБ. Ф. 304. N 628), древнейшая нотированная служба содержится в рукописном Стихираре 50-х гг. XVII в. (РГБ. Ф. 379. N 64). В «Уставе церковных обрядов московского Успенского собора» (ок. 1643) о праздновании памяти Георгия Всеволодовича говорится: «В 4 день (февр. - А. Г.) празднуют великомученику князю Георгию Всеволодовичу Владимерскому, благовест в лебедь, трезвон средний» (РИБ. Т. 3. Стб. 53). Под 4 февр. имя Георгия Всеволодовича включено в Месяцеслов Симона (Азарьина) (РГБ. МДА. N 201. Л. 311, сер. 50-х гг. XVII в.), в Синодик московского Успенского собора (ок. 1684) (ДРВ. М., 17882. Ч. 6. С. 439), а также в «Описание о российских святых» (конец XVII-XVIII в.). Утвердившееся с XVII в. празднование памяти Георгия Всеволодовича 4 февр. (вместо 4 марта) скорее всего, восходит к Степенной книге. В 1889 г., когда отмечалось 700-летие рождения Георгия Всеволодовича, Нижегородская епархия ходатайствовала перед Святейшим Синодом о перенесении празднования на 4 марта, однако это привело к тому, что обе даты стали отмечаться в Нижегородской епархии как дни памяти Георгия Всеволодовича. В том же году Тверской архиеп. Савва (Тихомиров) благословил праздновать память Георгия Всеволодовича 4 марта в Покровской ц. в с. Боженка Кашинского у. Тверской губ. (по местным преданиям, именно там произошла битва на Сити), ранее в Покровской ц. был освящен придел во имя Георгия Всеволодовича.

22 янв. 1645 г. в присутствии патриарха Иосифа и царя Михаила Феодоровича в Успенском соборе состоялось обретение нетленных мощей Георгия Всеволодовича, которые были перенесены из каменной гробницы, стоявшей в алтаре Благовещенского придела, в серебряную позолоченную раку в центре собора у юж. столпа, изготовленную на средства патриарха. На крышке раки помещалась икона Георгия Всеволодовича, изображающая князя в рост под образом Св. Троицы, с мечом в ножнах и с мученическим крестом (ныне в ГТГ). На раке находилась шитая пелена той же иконографии (ныне в ГВСМЗ). Рака XVII в. не сохранилась (переплавлена в окт. 1941). У гробницы Георгия Всеволодовича в XVII в., очевидно, были отмечены случаи исцелений, поскольку в надписи на раке 1645 г. (известна в публикациях XIX в.) и в описании захоронений Успенского собора 80-х гг. XVII в. Георгий Всеволодович именуется Владимирским и всея России чудотворцем (Сиренов. Путь к граду Китежу. С. 36, 39). В 1852 г. на средства, пожертвованные от всех сословий Владимира, была изготовлена новая серебряная рака, куда переложили св. мощи князя. В 1888 г. по распоряжению Владимирского архиеп. Феогноста (Лебедева) рака была поставлена между 2 колоннами в середине собора, справа от архиерейского места. При устройстве нового иконостаса в 1768-1774 гг., сопровождавшемся подъемом уровня пола в алтарях и на солее, первоначальный каменный гроб Георгия Всеволодовича оказался засыпанным землей.

По предположению А. В. Сиренова, к перенесению мощей 1645 г. было написано т. н. Владимирское житие Георгия Всеволодовича (наиболее ранний список - ГВСМЗ. В-5636/109. Л. 40-89, 1695 г.), основанное на тексте, близком к Симеоновской летописи XV в. (та же летопись послужила источником для составления и «надгробных листов» во владимирском Успенском соборе). Особый вариант Жития Георгия Всеволодовича («Житие и страдание»), в основу которого лег текст из Степенной книги, был создан ок. сер. XVII в. в Костроме (известен в 1 списке - РГБ. Ф. 218. N 768. Л. 10 об.- 43, 2-я четв. XVIII в.), по-видимому, Сергием (Шелониным), в 1647-1648 гг. являвшимся настоятелем Ипатиевского во имя Св. Троицы муж. монастыря. В это житие включена легенда об основании Георгием Всеволодовичем Юрьевца-Повольского. Костромское Житие Георгия Всеволодовича было, вероятно, использовано при составлении старообрядцами Сказания о граде Китеже (кон. XVII в.). Главным героем произведения является Георгий Всеволодович, пострадавший «от царя Батыя за веру Христову и за святые церкви». В отредактированном виде эта редакция жития вошла в Четьи Минеи Андрея Денисова (см. Денисовы) 1713-1715 гг. Старообрядческий мон. Иона Керженский включил краткое Житие Георгия Всеволодовича, составленное на основе Степенной книги, в «Алфавит русских святых» (ЯМЗ. N 15544. Л. 129 об.- 130, 1807-1811 гг.).

В 1774 г. во имя Георгия Всеволодовича был освящен южный придел владимирского Успенского собора. Вероятно, в это время на столпе над гробницей князя появилась стихотворная надпись, автором которой считают имп. Екатерину II Алексеевну (опубл.: Филарет (Гумилевский). РСв. Март. С. 38). В 1795 г. во имя Георгия Всеволодовича был освящен левый придел нижегородского Архангельского собора, в 1863 г.- левый придел Спасо-Преображенского собора Н. Новгорода. В 1889 г. в дар Н. Новгороду из Владимира была передана великокняжеская шапка, по преданию принадлежавшая Георгию Всеволодовичу.

13 и 15 февр. 1919 г. состоялось вскрытие мощей Георгия Всеволодовича, которое подтвердило действительность описанного в Степенной книге чуда - что при захоронении останков князя во владимирском Успенском соборе отсеченная голова приросла к телу. В акте вскрытия мощей говорится: «У влк. кн. Георгия, убитого в бою с татарами... в котором ему была прочь отсечена голова, последняя оказалась приросшей к телу, но так, что можно было заметить, что она раньше была отсечена, так что и шейные позвонки были смещены и срослись неправильно» (цит. по: Лазарева. С. 29). Св. мощи Георгий Всеволодович после вскрытия были изъяты из собора, возвращены Церкви в 50-х гг.XX в. (ранее 1958). В наст. время почивают во владимирском Успенском соборе. Канонизация Георгия Всеволодовича подтверждена включением его имени в Собор Владимирских святых, празднование которому было установлено в 1982 г. по благословению Владимирского и Суздальского архиеп. Серапиона (Фадеева).

Ист.: ПСРЛ. Т. 1. Вып. 2, 3; Т. 3; Т. 6. Вып. 1; Т. 10; Т. 18; Т. 21. Ч. 1; Т. 23-25; Т. 38; Т. 41 (по указ.); Халанский М. Г. Мат-лы и заметки по истории древнерус. героического эпоса. [Ст. 2]: Плач вел. кн. Юрия Всеволодовича // ИОРЯС. СПб., 1903. Кн. 8. N 2. С. 169, 175-176; Минея (МП). Февраль. С. 143-154 [Служба Г.]; Июнь. Ч. 2. С. 248.

Лит.: Филарет (Гумилевский). РСв. Март. С. 32-43; Барсуков. Источники агиографии. Стб. 122-124; Описание о российских святых. С. 217-218; Жизнь и деяния св. блгв. вел. владимирского кн. Георгия (Юрия) II Всеволодовича. Н. Новг., 1889; Св. блгв. вел. кн. Георгий Всеволодович, чудотворец Владимирский. Вязники, 1889; Димитрий (Самбикин). Месяцеслов. Февраль. С. 47-55; Март. С. 24-30; Серебрянский Н. [И.]. Древнерус. княжеские жития. М., 1915. С. 149-151, 182; Воронин Н. Н. Зодчество Сев.-Вост. Руси XII-XV вв. М., 1961-1962. Т. 1-2; Кучкин В. А. Формирование гос. территории Сев.-Вост. Руси Х-XIV вв. М., 1984; Лимо¬нов Ю. А. Владимиро-Суздальская Русь. Л., 1987; Маркелов. Святые Др. Руси. Т. 1. N 229. С. 459; Лазарева Н. Ю. «Непобедимые сопротивными силами»: Судьба св. мощей рус. угодников Божиих в XX в. // Даниловский благовестник. 1998. Вып. 9. С. 29; Самойлова Т. Е. Св. кн. Георгий Владимирский: История почитания // Макарьевские чт. Можайск, 1998. Вып. 6. С. 145-154; Сиренов А. В. Путь к граду Китежу: Кн. Георгий Владимирский в истории, житиях, легендах. СПб., 2003; он же. Житие Георгия Всеволодовича // СККДР. Вып. 3. Ч. 4. С. 377-380 [Библиогр.].

А. Н. Рябов, А. С. Преображенский, Я. Э. З.

 

Иконография Георгия Всеволодовича достаточно обширна, включает образцы, свидетельствующие о его почитании в московских, во владимирских и в нижегородских землях. По мнению некоторых исследователей (Н. Н. Воронин, Г. К. Вагнер и др.), прижизненное изображение Георгия Всеволодовича входит в состав рельефной композиции в тимпане вост. закомары сев. фасада Димитриевского собора во Владимире (90-е гг. XII в.): представлен восседающий на престоле «правитель» с отроком на коленях и 4 отроками по сторонам. Согласно традиционной интерпретации сюжета, это изображение вел. кн. Всеволода Юрьевича Большое Гнездо и 5 его сыновей, родившихся к моменту строительства храма, в т. ч. Георгий Всеволодович (Воронин Н. Н. Зодчество Северо-Вост. Руси XII-XV вв. М., 1961. Т. 1. С. 436; Вагнер Г. К. Скульптура Древней Руси, XII в.: Владимир, Боголюбово. М., 1969. С. 258); в последнее время эта версия обоснованно подвергается сомнению мн. исследователями (ПЭ. Т. 9. С. 556).

Изображения Георгия Всеволодовича без индивидуальных особенностей, но с возрастной характеристикой, присутствуют на миниатюрах Лицевого летописного свода 70-х гг. XVI в.- Голицынский тома (напр. на миниатюре представлено положение главы князя в гроб с его телом) и особенно Лаптевского тома, где проиллюстрированы основные события жизни и княжение Георгия Всеволодовича, в т. ч. походы против рязанских князей, женитьба, завещание ему вел. княжения, противостояние с кн. Константином и битва на р. Липице, Георгий Всеволодович садится на вел. княжение во Владимире, принимает болг. послов, основание Н. Новгорода и др.

Судя по сохранившейся росписи Архангельского собора Московского Кремля 1652-1666 гг. (очевидно, строго следующей более ранней программе 1564-1565 гг.), образ Георгия Всеволодовича как одного из царских предков, которому уделено большое внимание в тексте Степенной книги, был включен в первоначальное убранство храма (помещен на юж. грани юго-зап. столпа). Одно из ранних изображений сохранилось на иконе блгв. кн. Александра Невского с 36 клеймами жития кон. XVI - нач. XVII в. из придела Входа Господня в Иерусалим собора Покрова Богородицы на Рву (ГИМ): в 32-м клейме «Чудо о победе на Молодех» представлены святые Борис и Глеб и Георгий Всеволодович среди владимирских блгв. князей, которые, встав из гробов, помогают русскому войску в сражении 1572 г. с крымским ханом Девлет-Гиреем (Бегунов Ю. К. Житие Александра Невского в станковой живописи нач. XVII в. // ТОДРЛ. 1966. Т. 22. С. 315-317).

Единоличные образы святого появились, очевидно, вскоре после обретения его мощей в связи с их почитанием, хотя могли существовать и немного раньше, т. к. служба Георгию Всеволодовичу в рукописном и печатном вариантах была известна уже в 30-х гг. XVII в. На крышке серебряной раки, устроенной в 1645 г. тщанием патриарха Иосифа «по обещанию, во славу и честь» Георгию Всеволодовичу, находилась икона работы царских мастеров (ГТГ) с изображением блгв. князя в рост, в коротком хитоне, доспехах и княжеской шубе (с рукавами и застежками), богато украшенной орнаментами, в шапке-короне, с крестом в поднятой правой руке и мечом в опущенной левой, вверху - образ Св. Троицы Ветхозаветной; позднее икона стояла в местном ряду иконостаса Успенского собора (Антонова, Мнева. Каталог. Т. 2. С. 367-368. N 858). Тогда же, ок. 1645 г., в Москве создан шитый покров на мощи (ГВСМЗ), который в деталях рисунка воспроизводит этот тип иконографии и внешний облик святого: это средовек, с короткими русыми кудрявыми волосами и маленькой бородой, на конце раздвоенной. Почти без изменений и с образом Св. Троицы вверху рисунок повторяется на шитой иконе сер. - 2-й пол. XVII в. (ГВСМЗ); на единоличной иконе (в окладе), того же времени из собора Зимнего дворца (Старые годы. 1915. Июль-авг. Вкл.). Скорее всего ок. сер. XVII в. был изготовлен по царскому заказу и серебряный позолоченный ковчег для мощей Георгия Всеволодовича и свт. Гурия Казанского (ГММК; с 1681 находился в алтаре Благовещенского собора Московского Кремля), в технике высокой чеканки, с близким, но поясным типом изображения блгв. князя, с иным положением рук (десница с крестом возле груди), а также гравированная серебряная дробница ок. 1645 г. (ГВСМЗ) с его образом в рост, происходящая из Успенского собора во Владимире (очевидно, часть оформления раки святого).

Важной особенностью ранней иконографии Георгия Всеволодовича является изображение доспехов, которое отличает его от других русских князей, как правило представленных в плащах или шубах. Стремление подчеркнуть воинское достоинство св. князя, по-видимому, связано с его гибелью в битве с неверными, а также с уподоблением Георгия Всеволодовича его патрональному святому - вмч. Георгию Победоносцу (в надписи на раке XVII в. Георгий Всеволодович именуется «добропобедным Христовым мучеником» - Путь к граду Китежу. С. 36). Другим необычным для русской княжеской иконографии признаком является появление головного убора в виде закрытого венца с городчатым ободом, сближающее изображения Георгия Всеволодовича на крышке раки и покрове с образом мч. царевича Димитрия Иоанновича Угличского на крышке его раки 1628-1630 гг. в Архангельском соборе Московского Кремля. Возможно, эта деталь подчеркивала принадлежность Георгия Всеволодовича к династии владимирских вел. князей - предков московских государей.

Этот типичный извод княжеской иконографии с некоторыми вариациями встречается в храмовых росписях сер. - 2-й пол. XVII в.: в Успенском соборе владимирского Княгинина женского монастыря, 1647-1648 гг. (Георгий Всеволодович с благословляющей десницей), в Архангельском соборе Московского Кремля - одеяния святого, в т. ч. длинное платье, украшены орнаментами, на голове шапка, волосы и борода с проседью (Самойлова Т. Е. Княжеские портреты в росписи Архангельского собора Моск. Кремля: Иконогр. программа XVI в. М., 2004. С. 140) в Успенском соборе ТСЛ, 1684 г. (живопись поновлена в 1859, 1865-1866 гг. мастерами артели Н. М. Сафонова).

В это же время создана серебряная позолоченная пластина 1656 г. с гравированным поясным образом Георгия Всеволодовича - сравнительно молодого, с очень короткой бородой, в шубе и шапке с меховой оторочкой, - помещенная над частицей его мощей в нижней части Кийского креста сер. XVII в. (храм прп. Сергия Радонежского в Крапивниках в Москве). К реликвиям имп. семьи принадлежит мощевик 2-й пол. XVII в. из Гатчинского дворца (ГЭ), включающий живописный образ Божией Матери «Одигитрия», гравированное изображение Георгия Всеволодовича на внутренней стороне крышки (в шубе, открытом городчатом венце, с мечом) и на лицевой его рельефную, покрытую многоцветной эмалью фигуру - редкий образец иконографии святого в виде воина (без шапки, в доспехах, с мечом и стягом).

Судя по сохранившимся памятникам, особая роль в создании произведений с изображением Георгий Всеволодович принадлежала патриарху Иосифу, очевидно, уроженцу Владимира, инициатору обретения мощей блгв. князя. С его именем связано не только изготовление раки и надгробного покрова святого, но и заказ росписей в соборе Княгинина монастыря, где образ Георгий Всеволодович занимает одно из важных мест. У предстоятеля хранилась икона Г. В., участвовавшая в чине празднования дня его памяти 4 февр. в Московском Кремле (Самойлова. Св. кн. Георгий Владимирский. С. 149, 150). По-видимому, по заказу патриарха лучшими московскими мастерами была выполнена и Владимирская икона Божией Матери в киотной раме с избранными святыми, сер. XVII в. (ГВСМЗ; судя по составу изображений, происходит из Успенского собора во Владимире): на правом поле серебряного с позолотой оклада помещен килевидный киотец с образом Георгия Всеволодовича в молении, без типичных для его ранней иконографии меча и мученического креста; на левом поле - мч. Димитрий Угличский. Парное изображение этих святых располагается и на верхнем поле киотной рамы: здесь Георгий Всеволодович представлен без доспехов, с поднятыми руками, продетыми в рукава шубы, в повороте к изображенному фронтально св. царевичу Димитрию. Сочетание изображений 2 святых может быть объяснено текстом описания погребений владимирского Успенского собора в сборнике XVII в. из ТСЛ: «И по обещанию... Иосифа патриарха... мощи благоверного великого князя Георгия Всеволодовича пренесены в великую церковь и положены в серебряную раку у святительского места, подобно тому, яко же на Москве положены мощи благоверного царевича Димитрия Московского чудотворца у Архангела в соборе» (Виноградов А. И., прот. История кафедр. Успенского собора в губ. г. Владимире. Владимир, 1905. Прил. С. 67). Вероятно, идея уподобления владимирского блгв. вел. князя ранее прославленному мч. царевичу Димитрию Угличскому принадлежала патриарху Иосифу и отражала почитание их как новых чудотворцев, молитвенников за Русскую землю и покровителей царского дома Романовых. Их изображения соседствуют и в росписи юго-зап. столпа ц. Положения риз Пресвятой Богородицы Московского Кремля (Саликова Э. П. Настенные росписи церкви Ризоположения // Искусство Москвы периода формирования Рус. централизованного гос-ва / ГММК. М., 1980. С. 150 (Мат-лы и исследования, 3)), созданной по заказу патриарха Иосифа в 1644 г., в период подготовки прославления нового владимирского чудотворца.

Такой тип изображения святого продолжал существовать и в последующее время, судя, в частности, по текстам иконописных подлинников XVIII-XIX вв., где немного варьируется цвет волос и длина бороды: «Подобием черноус, брада проста, подоле Николины, в шапочке, шуба на нем княжеская, под нею латы» (Филимонов. Иконописный подлинник. С. 45; XVIII в.); «пишется как и иные князи, рус, брада со Власиеву» (ИРЛИ. ОП. Оп. 23. N 294; 40-е гг. XIX в.); «и убиение святаго благовернаго князя Георгия, Владимирскаго чудотворца, брада черна проста, подоле Иоакимовы, шуба на нем княжеска» (Большаков. Подлинник иконописный. С. 70; XVIII в.). Достаточно скупое описание внешности Георгия Всеволодовича предложено в руководстве 1910 г. В. Д. Фартусова: «Типа русскаго, средних лет, со средней величины бородой; в одежде русских князей» (Фартусов. Руководство к писанию икон. С. 179).

Во владимирских землях большое распространение получили изображения Георгия Всеволодовича вместе с другими особо почитаемыми там святыми - прежде всего, с его князьями-сродниками. Такие произведения появились уже в сер. - 2-й пол. XVII в.: на раке Георгия Всеволодовича дробница с его фигурой сочеталась с образами блгв. князей Андрея Боголюбского и Александра Невского (Трофимова Н. Н. Рус. прикладное искусство XIII - нач. XX вв.: Из собр. ГВСМЗ. М., 1982. Кат. 61), изображения св. владимирских князей присутствовали в росписи св. ворот Рождественского монастыря во Владимире (Георгиевский В. Т. Город Владимир на Клязьме и его достопримечательности. Владимир, 1896. С. 111; Монастыри, соборы и приходские церкви Владимирской епархии, построенные до нач. XIX ст. Владимир, 1906. Ч. 1. С. 4), а также на обороте писанного на камне запрестольного образа этой обители (Георгиевский В. Т. Краткое описание церковно-исторического древлехранилища Братства св. блгв. вел. кн. Александра Невского во Владимире. Вязники, 1895. С. 34. N 27). На шитой хоругви сер. - 2-й пол. XVII в. Георгий Всеволодович и блгв. кн. Александр Невский предстоят Пресвятой Богородице на престоле (ГВСМЗ); известна икона «Спас Смоленский, с припадающими блгв. князьями Александром Невским и Георгием Владимирским» сер. XVII в. из Успенской (Богородицкой) ц. Успенского жен. монастыря во Владимире (ГВСМЗ), где Георгий Всеволодович представлен без княжеской шапки. Эта особенность, которая часто встречается в изображениях св. князей XVII в. свидетельствует о том, что Георгия Всеволодовича воспринимали не только как князя-воина и сродника русских государей, но и как смиренного мученика и заступника за православных христиан. Молитвенный жест святого на этой иконе - воздетая правая рука (в отличие от позы блгв. кн. Александра Невского), возможно, соотнесен с описанием его мощей (содержится в Степенной книге и разных вариантах жития), где указано, что Георгий Всеволодович лежит в гробу с поднятой десницей: «Еще же и страстотерпческая его честная рука воздета выспрь в молении к Богу, показующу его теплую веру и страдалческия подвиги» (Путь к граду Китежу. С. 21-22).

Иконы Георгия Всеволодовича вместе с владимирскими чудотворцами продолжали создаваться в XVIII-XIX вв. В этот период получили распространение произведения, в которых объединены не только изображения всех св. владимирских князей, включая Георгия Всеволодовича, но и образ мч. Авраамия Болгарского, а также некоторых других святых. Так, во Флорищевой пустыни находилась икона XVIII в., где были представлены св. цари Константин и Елена, блгв. князья Александр Невский, Андрей Боголюбский, Георгий Всеволодович, Глеб Андреевич Владимирский и мч. Авраамий Болгарский (Георгиевский В. Т. Флорищева пустынь: Ист.-археол. описание с рис. Вязники, 1896. С. 127). Изображение Георгия Всеволодовича было включено в роспись заложенной после 1724 г. камнем арки вост. ворот владимирского Рождественского монастыря: здесь образу Божией Матери «Знамение» предстояли св. владимирские князья, мч. Авраамий Болгарский и свт. Максим, митр. Киевский (ПЭ. Т. 9. С. 74-75). Редкий пример более свободной композиции, включающей фигуры всех владимирских князей и мч. Авраамия Болгарского, - образ «Блгв. вел. князья владимирские» 1814 г. работы И. Афанасьева из собрания Н. П. Лихачёва (ГРМ), где фигуры расположены под парящей в небесах Владимирской иконой Божией Матери, на фоне пейзажа, Георгий Всеволодович держит копье (Из коллекций Н. П. Лихачёва: Кат. выст. / ГРМ. СПб., 1993. С. 189-190. N 423).

Особый извод, представленный иконами, вышедшими гл. обр. из владимирских иконописных сел, - изображение 5 местных святых в одном ряду, с фигурой блгв. кн. Александра Невского в центре, или в 2 ряда, причем Георгий Всеволодович, как правило, крайний слева, одет по-княжески, иногда в горностаевую мантию (справа напротив - блгв. кн. Андрей Боголюбский, немного сзади - мч. Авраамий и блгв. кн. Глеб Владимирский): образы кон. XVIII - нач. XIX в. (с мощевиками) и посл. трети XIX в. из Успенского собора Владимира, сер. - 2-й пол. XIX в. (ГВСМЗ, частное собрание). Аналогичный подбор святых - на литографии 1857 г. мастерской И. А. Голышева во Мстёре (цензурные экземпляры 1864, 1871: ЦАК МДА). На палехской иконе кон. XIX - нач. XX в. кисти М. И. Парилова из частного собрания (Тарасов О. Ю. Икона и благочестие: Очерки иконного дела в имп. России. М., 1995. С. 385. Ил. 178), на мстерском образе того же времени (ГВСМЗ) написано только 3 святых князей (Георгий Всеволодович с крестом в руке, плащ в виде домонг. корзна), предстоящих Владимирской иконе Божией Матери; аналогичный образ ок. 1889 г. с дарственной надписью - из собрания И. Е. Забелина (ГИМ). Необычен тип иконографии святого (с непокрытой головой и бородой средней длины, без доспехов и атрибутов) в росписи «альфреско» интерьера Георгиевского собора в Юрьеве-Польском, 1826-1830 гг. крестьянина Т. А. Медведева из с. Тейково.

В иконописи XVIII-XIX вв. нижегородского региона Георгий Всеволодович изображался в основном как основатель города, на фоне архитектурного пейзажа с видами соборов, как на иконах сер. - 2-й пол. XIX в. (НГХМ, Спасский староярмарочный собор Н. Новгорода), где внешний облик, поза и одеяние, несомненно, восходят к ранним произведениям. В Преображенском соборе Н. Новгорода у сев. стены некогда находился большой образ такой иконографии, созданный ок. 1863 г. худож. Д. Салабановым к освящению придела во имя Георгия Всеволодовича; резной позолоченный киот был украшен вверху княжеской короной и военной арматурой, внизу изображена битва на р. Сить (Добровольский. С. 45-46). Подобный вариант существовал и в монументальном искусстве - роспись 1845 г. на холсте, наклеенном на стену, с изображением Георгия Всеволодовича в молении, с видом храма, на юж. стене собора арх. Михаила в нижегородском Кремле (Храмцовский. С. 236); а также в нумизматике - на серебряной медали, изготовленной к 700-летию со дня рождения блгв. князя в 1889 г. (НИАМЗ, частное собрание). Икона такого извода кон. XIX - нач. XX в., где, однако, фоном является Успенский собор Владимира и здание присутственных мест, помещена в настоящее время над ракой святого.

В числе избранных (патрональных) святых Георгий Всеволодович представлен в картуше образа Божией Матери «Прибавление ума» 1833 г. (ГРМ) вместе с прп. Евдокией; в клейме на правом поле иконы «Преображение Господне» кон. XIX - нач. XX в. мастерской М. И. Дикарева (частное собрание). В центре иконы св. покровителей Н. Новгорода 1869 г., в окладе с надписью, он был написан вместе со свт. Дионисием Суздальским, с преподобными Сергием Радонежским (как «миротворцем князей Нижегородских»), Евфимием Суздальским и Макарием Унженским - местными уроженцами (Добровольский. С. 73-75). Не исключено, что в изображениях кон. XIX - нач. XX в. могла быть запечатлена одна из реликвий (дар владимирцев к 700-летию со дня рождения святого в 1889) - хранившаяся в алтаре Преображенского собора на престоле шапочка с мощей Георгия Всеволодовича (в наст. время в НИАМЗ) из малинового бархата с горностаевой опушкой, украшенная золотым позументом в виде княжеского венца и стеклянным крестом (Добровольский. С. 42-43).

Образ Георгий Всеволодович в молении был введен в состав родословного древа русских государей, начиная с росписи 1689 г. в галерее Преображенского собора Новоспасского монастыря в Москве. К группе ранних памятников относятся изображения Георгия Всеволодовича в числе рус. князей в нижнем регистре центральной створки походного иконостаса, ок. сер. XVII в. (Покровский собор при Рогожском кладбище в Москве); на нижнем поле иконы блгв. князей Василия и Константина Ярославских с 30 клеймами жития, 2-й пол. XVII в., из Успенского собора Ярославля (ЯИАМЗ) - Георгий Всеволодович в шубе, без доспехов, рядом с мч. Димитрием Угличским. Он присутствует в серии портретных медалей русских князей и царей 1768-1772 гг. (работа Т. Иванова) и в составе барельефов 1774-1775 гг. Ф. И. Шубина для интерьеров Чесменского дворца под С.-Петербургом (с 1831 в Оружейной палате Московского Кремля, повторения в Петровском дворце и здании Сената в Кремле); на костяных пластинах холмогорской работы, в гравюрах и литографиях кон. XVIII - XIX в. (гравюра нач. XIX в. с гербом - Пантеон российских государей. М., 1805. Ч. 1). Скульптурный образ Георгия Всеволодовича 1846-1850 гг. работы И. П. Витали расположен на юж. бронзовых вратах Исаакиевского собора в С.-Петербурге.

В храме Христа Спасителя Георгий Всеволодович и другие русские св. князья («пособники святителям и преподобным в утверждении истинной Христовой веры в России») были изображены в приделе во имя блгв. кн. Александра Невского (Мостовский М. С. Храм Христа Спасителя / [Сост. заключ. ч. Б. Споров]. М., 1996. С. 75, 78); в росписи ок. 1888 г. художников К. В. Лебедева и А. И. Корзухина интерьера Вознесенского собора Ельца - в одной из арок сев. стены. В стенописи центрального свода парадных сеней Исторического музея в Москве (композиция генеалогического древа российских государей выполнена в 1883 артелью Ф. Г. Торопова) - ростовая фигура Георгия Всеволодовича со скипетром в левой руке, в овале с растительным обрамлением. «Образ всех св. российских вел. князей, княгинь и княжон рода царского» 2-й пол. XIX в. (собор равноап. кн. Владимира в С.-Петербурге) включает клеймо с изображением Георгия Всеволодовича (с непокрытой головой и ладонями перед грудью) вместе с прп. и блгв. кн. Олегом Романовичем Брянским. В аналогичном ряду святых Георгий Всеволодович представлен на иконе Божией Матери «Знамение» с собором блгв. князей и княгинь всероссийских, созданной как дар имп. семье к 300-летию Дома Романовых ок. 1913 г. московской фирмой Оловянишникова (ГЭ).

Примеры житийной иконографии святого - «Пострижение в схиму членов семьи блгв. кн. Георгия Всеволодовича перед гибелью»; «Обретение тела блгв. кн. Георгия Всеволодовича»; «Перенесение мощей блгв. кн. Георгия Всеволодовича из Ростова во Владимир» - включены в программу росписи Успенского собора во Владимире, созданной в кон. 80-х гг. XIX в. палехской мастерской Н. М. Сафонова. 6 исторических композиций с изображением блгв. князя в разном возрасте, как правило в горностаевой мантии и доспехах, представлено в литографиях П. Иванова, Х. Рябцова и И. Щедровского, напечатанных по рисункам Б. А. Чорикова ок. 1836 г.: «Вел. кн. Всеволод назначает наследником блгв. кн. Георгия Всеволодовича, 1212 г.»; «Бегство блгв. кн. Георгия Всеволодовича после Липецкой битвы, 1216 г.»; «Добросердечие вел. кн. Константина, 1217 г.»; «Болгары дарами склоняют блгв. кн. Георгия Всеволодовича к миру, 1219 г.»; «Искренность Ярослава с блгв. кн. Георгием Всеволодовичем, 1229 г.»; «Тело убитого блгв. кн. Георгия Всеволодовича найдено еп. Кириллом, 1238 г.» (Живописный Карамзин. Ил. 52-55, 57, 60).

В композициях Собора русских святых образ Георгия Всеволодовича помещен на прориси с иконы «Русские святые» 1814 г. П. Тимофеева, хранившейся в музее СПбДА (в наст. время в ГРМ - Маркелов. Т. 1. С. 459), в ряду князей крайним справа; на иконе 1-й пол. XIX в. из старообрядческой моленной на Волковом кладбище в С.-Петербурге (ГМИР); в росписи галереи, ведущей в пещерную ц. прп. Иова Почаевского, в почаевской Успенской лавре, кон. 60-х - 70-х гг. XIX в. (поновлена в 70-х гг. XX в.) работы иеродиаконов Паисия и Анатолия - в составе святых XIII в., средовек с опущенной долу, непокрытой головой; на иконах Собора святых, в земле русской просиявших, письма мон. Иулиании (Соколовой) кон. 20-х - нач. 30-х гг. XX в. и нач. 50-х гг. XX в. (ризница ТСЛ) - в группе владимирских чудотворцев, между блгв. князьями Андреем Боголюбским и Александром Невским, также на совр. повторениях этой композиции (храм Христа Спасителя, ц. свт. Николая Чудотворца в Кленниках). На иконе «Собор святых града Владимира и области его» кон. 50-х гг. XX в. (вклад еп. Афанасия (Сахарова) в Успенский собор во Владимире к 800-летию его возведения) Георгий Всеволодович - 2-й от центра в 1-м ряду левой группы святых, со склоненной головой.

Образ Георгия Всеволодовича активно разрабатывался в XX - нач. XXI в. художниками разных специализаций (иконописцами, скульпторами, мастерами декоративно-прикладного искусства), гл. обр. из Н. Новгорода и Владимира. Среди наиболее значительных произведений - живописное поясное изображение Георгия Всеволодовича, 50-х гг. XX в. худож. В. И. Агевина (Городецкий краевед. музей); гобелен «Основание Н. Новгорода», 70-х гг. XX в. работы О. Балдиной (театр юного зрителя Н. Новгорода); картина с полуфигурой Георгия Всеволодовича с развернутым свитком на фоне пейзажа с кораблем, 1994 г. худож. В. И. Заноги (местонахождение неизвестно); большой ростовой образ святого в движении, опирающегося на щит, 1995 г. иконописца В. К. Тырданова в соборе арх. Михаила в нижегородском Кремле и керамическая икона кон. XX - нач. XXI в. В. М. и Т. В. Гришиных на сев. стене этого храма; ростовая икона с частицей мощей, 90-х гг. XX в. (Спасский собор Н. Новгорода); единоличная икона на боковой двери иконостаса, кон. XX в. (собор Княгинина монастыря во Владимире); ростовая икона, созданная в нач. XXI в. иконописцами братства блгв. кн. Александра Невского (Димитровская башня нижегородского Кремля), - Георгий Всеволодович с непокрытой головой, большим крестом, мечом и щитом; изображение в числе др. местных святых на поле иконы «Новомученики нижегородские», 2001 г. (Спасский собор в Н. Новгороде); скульптурный образ Георгия Всеволодовича с поднятой десницей с крестом, верхом на коне, 2001-2002 гг. П. И. Гусева (собственность автора),- проект памятника основателю города; бронзовая скульптурная конная композиция 2002 г. скульптора Л. Т. Ядринцева (собственность автора); единоличная икона 2004 г. с мощевиком, освященная в Успенском соборе Владимира (собор арх. Михаила в нижегородском Кремле), написана по образцу современной иконографии блгв. кн. Димитрия Донского; образ в технике живописи на фоне из прорезной тисненой бересты, 2004 г. мастерской В. Логвина (частное собрание); авторское повторение полотна худож. В. П. Малиновского с изображением плывущих в ладье на фоне Дятловых гор еп. Симона и Георгий Всеволодович с дружиной, 2005 г. (здание администрации Н. Новгорода).

Лит.: Живописный Карамзин, или Рус. история в картинах / Изд. А. Прево. СПб., 1836-1844. Саратов, 1995. Ил. 52-55, 57, 60; Добровольский М. В., свящ. Нижегородский Спасо-Преображенский кафедр. собор и его достопримечательности. Н. Новг., 1894, 18982; Маркелов. Святые Др. Руси. Т. 1. С. 458-459. Т. 2. С. 81; Самойлова Т. Е. Св. кн. Георгий Владимирский. История почитания // Канонизация святых на Руси: Мат-лы 6-й Рос. науч. конф., посвящ. памяти свт. Макария (10-12 июня 1998). Можайск, 1998. Вып. 6. С. 145-154; Храмцовский Н. И. Краткий очерк истории и описание Ниж. Новгорода. Н. Новг., 1998; Синай, Византия, Русь: Правосл. искусство с VI до нач. XX в.: Кат. выст. / Мон-рь cв. Екатерины на Синае, ГЭ. [СПб.], 2000. Кат. R-62; Алдошина Н. Е. Благословенный труд. М., 2001. С. 231-239; Патриарх Никон: Облачения, личные вещи, автографы, вклады, портреты / ГИМ, ЦНЦ. М., 2002. С. 72-75. N 29; Царский храм: Святыни Благовещенского собора в Кремле / ГММК. М., 2003. С. 325. Кат. 117; Путь к граду Китежу: Кн. Георгий Владимирский в истории, житиях, легендах / Подгот. текстов и исслед. А. В. Сиренова. СПб., 2003; Древности и духовные святыни старообрядчества: Иконы, книги, облачения, предметы церк. убранства Архиерейской ризницы и Покровского собора при Рогожском кладбище в Москве. М., 2005. С. 104-107. N 64; Иконы Владимира и Суздаля. М., 2005. N. 75, 78, 120.

http://www.sedmitza.ru/text/413381.html




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме