Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Блаженная Ксения - странница Петрова града

Татьянин день

06.02.2009

Два века назад по улицам шумного и блестящего Петербурга бродила убогая нищенка в мужских обносках. Еще при жизни народ окружил огромным почитанием эту «странницу Петрова града». «Андрей Феодорович», — так обращались к ней люди на улице. Блаженная Ксения — так почитает ее Церковь.

Житие блаженной Ксении Петербургской явилось гимном любви, подобного которому не помнит история человечества, не знает всемирная литература. Живым отрицанием гибели любимого человека, светлым олицетворением торжества бессмертия и вечного союза любви стала ее жизнь.

Родилась Ксения в первой половине XVIII столетия в семье благочестивых и благородных родителей; отца ее звали Григорием, а имя матери неизвестно. По достижении совершеннолетия она по любви вышла замуж за молодого офицера, Андрея Феодоровича Петрова, придворного певчего. Муж — деятельный, способный офицер — в скором времени выслужил чин полковника. Он обладал на редкость красивым голосом и занимал видное место среди придворных певчих — это давало ему солидное общественное положение. Они мирно жили в доме на Петербургской стороне, купленном Андреем Феодоровичем на приданое своей жены. О них можно было сказать, что живут душа в душу. Но в жизни человеческой вслед за радостью нередко приходит горе.

Ксении было 26 лет, когда ее муж внезапно скончался.

Это трагическое событие изменило жизнь молодой женщины. Страдания ее описать невозможно. Любовь юной Ксении была настолько сильна, что она ни за что не хотела поверить в смерть любимого. Как пережить, что еще вчера рядом с ней был нежный, любящий муж, а сегодня она оказалась одна-одинешенька в огромном, холодном городе? Но больше всего она была потрясена тем, что ее муж скончался без должного христианского приготовления и не успел принести покаяние.

Благочестивая Ксения хорошо понимала, какой страшный путь в том, ином мире, предстоит ее мужу, застигнугому внезапной смертью. Сердце любящей женщины сжималось от невыносимой боли при мысли, что ее Андрей Феодорович сейчас вступает в борьбу с демонами, не оградившись броней благодати, не соединившись перед кончиной со Христом Спасителем во Святом Причастии, что тяжесть неисповеданных грехов может увлечь бесконечно любимого ею человека в мрачную бездну преисподней. Никого она не любила так сильно, как мужа. В тоске, рвавшей ее сердце, Ксения с молитвой обратилась к Тому, Кто Сам был Любовь — к Богу. Каким был ответ на эту молитву — показывает вся ее дальнейшая жизнь. Это было благословение свыше на подвиг юродства Христа ради. Ведь самочинно, без благодатной помощи нести этот подвиг невозможно. С радостью и готовностью Ксения приняла решение: несением этого тяжелейшего креста вымолить у Бога прощение прегрешений раба Божиего Андрея.

На похоронах мужа Ксения Григорьевна уже не казалась такой убитой, как в первые дни. Ее знакомые увидели, что с ней что-то произошло. Спокойно и решительно ступала она за гробом, движения ее были резки и порывисты, на лбу и у рта залегли глубокие складки. Однако пришедших проститься с полковником Петровым всего сильней поражала одежда вдовы: она шла позади гроба в кафтане, штанах и картузе своего мужа, сидевших на ней мешком.

«Андрей Феодорович вовсе не умер, — сказала она на кладбище. — Ксеньюшка моя скончалась, аз же грешный весь тут».

Слышавшие это вздыхали, грустно поглядывая на вдову.

Все знали, как супруги любили друг друга, и не сомневались, что несчастная вдова сошла с ума от горя. Однако на самом деле в душе блаженной Ксении горя уже не было. Она светилась радостью оттого, что вступает на верный путь служения почившему супругу. Женскую свою сущность перечеркнула она мужским именем Андрей и носила на себе мужские одежды как святые ризы любви. С этим именем стала она на путь христианских подвигов, полагая их священным выкупом за душу любимого. Ношу двух соединенных таинством брака жизней возложила она на свои хрупкие плечи, восприняла таинственный смысл своего супружества как мученичества — и одна за двоих проторила горнюю тропу к общему венцу в Царстве Небесном. Она положила за друга своего душу свою, и от этого святого самоотвержения зажглась в сердце блаженной Ксении не знающая земных границ любовь к людям и всепоглощающая, ничего не оставляющая себе любовь к Господу.

В наследство от мужа остался дом при приходе церкви апостола Матфия на Петербургской стороне. Часть этого дома снимала благочестивая христианка Параскева Антонова. Утешая после похорон «помрачившуюся умом» Ксению, Параскева спросила: «Как же ты будешь жить теперь, матушка?» «Да что, ведь я похоронил свою Ксеньюшку, и мне теперь больше ничего не нужно. Дом я подарю тебе, только ты бедных даром жить пускай; вещи сегодня же раздам все, а деньги в церковь снесу, пусть молятся об упокоении души рабы Божией Ксении». На вопрос Параскевы, чем же она будет жить и кормиться, блаженная ответила: «Господь питает птиц небесных, а я не хуже птицы. Пусть воля Его будет».

Параскева пошла в свою комнатку и там долго и горько плакала.

Однако на другой день Ксения Григорьевна действительно передала ей дом, раздарила свое имущество и отнесла деньги в церковь. Как вдове полковника, ей полагалась пенсия, но она ее не взяла.

Родственникам мужа была нестерпима мысль, что они теряют добротный каменный дом, и они обратились к врачам, тоже полагая, что Ксения не в своем уме. Врачи побеседовали с молодой женщиной и вынесли решение, что она вполне нормальна, никаких признаков сумасшествия у нее нет, а потому она имеет право распоряжаться своим имуществом, как ей захочется. И вот, раздав все, что у нее было, в одном костюме почившего мужа Ксения оказалась на улице, возлюбив нищету Христову.

Юродивый поистине мертв для исполненного соблазнов мира. Кров его — открытое небо, одежда — грязные лохмотья, пища — черствый хлеб. Тщеславие и гордыню, столь опасные для многих подвижников, нечем питать безумцу ради Христа. Строгий постник, носящий тяжкие вериги аскет, суровый молчальник могут вызывать в людях восхищение. Но кто станет восхищаться сумасшедшим бродяжкой, каким представляется юродивый общему мнению? И сколько мужества нужно человеку, обладающему светлым разумом, чтобы, смиряясь, на глазах у всех отречься от плотского ума и растоптать его. В этом — залог спасительности подвига юродства. «Смиренный не падает. Куда упасть ему, если он считает себя ниже всех?» — говорит преподобный Макарий Великий.

В своем странном одеянии блаженная Ксения целыми днями, в любое время года бродила по улицам Петербурга. Встречающимся знакомым и обращающимся к ней по имени она говорила: «Ну какое вам дело до покойной Ксении, она вам ничего худого не сделала!» Она никогда не откликалась, если ее называли Ксенией, но всегда с готовностью отвечала, если ее звали: «Андрей Феодорович».

В давние времена на Руси было много юродивых, но к тому времени, когда подвизалась блаженная Ксения, подвиг этот был забыт, почти изгладился из народной памяти. «Все хотят быть со Христом прославленными и превознесенными. Но мало кто хочет нести со Христом крест, поругание, уничижение, посмеяние и терпеть скорбь», — писал современник Ксении святитель Тихон Задонский.

Немудрено, что люди привычно думали, будто бы Ксения сошла с ума. Бывало, что злые люди и особенно уличные мальчишки глумились и смеялись над блаженной. Но она переносила все с ангельской кротостью и смирением, продолжая зимой и летом, в стужу и зной скитаться по улицам города. Изредка заходила она к своим знакомым, беседовала, обедала и снова отправлялась странствовать. Где она проводила ночи, долгое время никто не ведал. Однажды проследили и выяснили, что Ксения в любое время года, несмотря ни на какую погоду, уходит на ночь за город, в поле, и до восхода солнца молится, делая земные поклоны на все четыре стороны света.

Постепенно многие из жителей Петербурга поняли, что Ксения не простая нищенка. Милостыню она брала не от каждого, а лишь от добрых и благочестивых людей. Брала всегда только «царя на коне» (копейку с изображением всадника великомученика Георгия Победоносца) и тут же отдавала нищим. Если нищих не было поблизости, копейку получали мальчишки, чтобы купить лакомств. Те самые мальчишки, которые из озорства дразнили ее. Многие из них потом до седых волос стыдились, что так относились к святой угоднице Божией. К сожалению, очень часто, только став взрослыми, люди начинают понимать, что их шалости и забавы могyт быть кому-то обидны и больны.

Заходила блаженная не в каждый дом, куда ее приглашали, а приглашали ее часто, так как заметили, что в домах, где хотя бы недолго побывала Ксения, воцарялись мир, порядок и радость.

Многие жалели ее, старались чем-то помочь. Одежда мужа совершенно истлела, и Ксения стала одеваться зимой и летом в лохмотья; на босых ногах, распухших от мороза, носила рваные башмаки. Ей предлагали теплую одежду, обувь, деньги, но Ксения не соглашалась брать ничего и неизменно одевалась в красную кофту и зеленую юбку, либо в зеленую кофту и красную юбку. Вероятно, это были цвета военного мундира ее супруга. В христианской символике красный цвет — цвет крови — есть символ жертвы Христа ради спасения мира, символ жертвы, при носим ой мучениками; зеленый же цвет — цвет надежды.

Так шел год за годом, люди все больше примечали, что, в общем-то, ничего сумасбродного в поведении Ксении нет. Она не совершала диких, бесцельных поступков, свойственных душевнобольным. Напротив, бывало, скажет вроде бы глупость, а на деле окажется, что это совсем не глупость, а сущая правда.

Однажды во время скитаний зашла блаженная Ксения в свой бывший дом к Прасковье Ивановне. Та как раз штопала чулки. «Эх ты, Параня, — сказала ей святая угодница, — сидишь, вздором занимаешься. А тебе Бог сына послал. Брось все, беги на Смоленское кладбище. Прасковья Ивановна подумала: «Какой может быть на кладбище сын, там же одни покойники?» Однако она вняла словам блаженной и пошла на кладбище, благо оно
было рядом. Еще издали увидала Параскева толпу народа, услыхала крики. Оказалось, кучер-лихач на полном скаку сбил лошадью беременную женщину, которая разродилась мальчиком, и тут же от страшного ушиба умерла. Никто не знал, что делать с младенцем. Параскева взяла мальчика к себе и усыновила, так как несмотря на многие старания, найти отца или других родственников не удалось. Она вырастила мальчика, дала образование, и он до самой кончины с любовью заботился о своей приемной матери.

Часто бывала блаженная в семье Голубевых, состоявшей из матери-вдовы и ее семнадцатилетней дочери. Однажды блженная Ксения неожиданно появилась в дверях их дома в тот момент, когда мать и дочь готовили кофе. Обратясь к дочери, Ксения сказала: «Эх, красавица, ты тут кофе варишь, а муж твой жену хоронит на Охте. Беги скорее туда!» Девушка была смущена услышанным: «Как так? У меня не только мужа, но и жениха то нет». Но Ксения строго сказала: «Иди!». На кладбище мать с дочерью увидели похоронную процессию. Молодой вдовец безутешно рыдал, а когда над телом погребенной насыпали могильный холм, лишился сознания и упал на руки едва успевшим подбежать Голубевым. Когда он пришел в себя, мать и дочь как могли старались утешить его. Началось их знакомство. Год спустя молодой человек сделал дочери Голубевой предложение. Брак их оказался счастливым. Конечно, не без молитвенного предстательства блаженной прозорливицы прожили они долгую, тихую и благочестивую жизнь, а умирая, заповедали чтить память блаженной Ксении и следить за ее могилой.

То было время царствования императрицы Елисаветы, а потом и Екатерины II. Во дворцах и особняках столичного Петербурга велись пустые светские разговоры, «прожигала» жизнь и дралась на дуэлях дворянская «золотая» молодежь. Какой чужой, какой чуждой этому развращенному вельможному городу, не знавшему и не желавшему знать о великой своей святой, была блаженная Ксения. Не мудрым и сильным несла она лучезарную свою душу, а простым людям: извозчикам и ремесленникам, мещанам и купцам, бедным вдовам и сиротам.
Только Богy известно, как могла выдержать босая и плохо одетая женщина затяжные петербургские дожди, когда пронизывающий ветер дует со всех сторон, трескучие морозы, когда и в теплой одежде неуютно. 45 лет подобной жизни провела блаженная и достигла таких высот духовного совершенства, такой силы веры, при которой вся жизнь становится непрестанным чудом, явленным Божественной благодатью.

Молва о строгой подвижнической жизни блаженной Ксении, о ее доброте, смирении, полной нестяжательности широко разнеслась по Петербургy. Купцы, мещане, чиновники, жившие на Петроградской стороне, стремились принять блаженную у себя в доме. Вместе с блаженной как будто сама любовь приходила в дом, умиряя ссорящихся, принося свет и радость. Лавочники с рынка на Петроградской стороне знали, что если блаженная Ксения зайдет утром в лавку и возьмет хотя бы пирожок или орешек, торговля в этот день будет удачной. Уличные разносчики пряников, булок, раскрыв свои лотки, с нетерпением ждали, чтобы она взяла что-нибудь, — около «счастливца» тотчас собиралась толпа, расхватывая его товар. Извозчики, завидев на улице святую, бросались к ней с просьбой проехать хоть несколько шагов, — тот, кого выбирала она, всегда возвращался домой с обильной выручкой. Число извозчиков, гонявшихся за святой, доходило до нескольких десятков. Матери подмечали, что если блаженная Ксения приласкает или покачает в люльке больного ребенка, он непременно выздоровеет. Вот почему матери, увидев святую, спешили к ней со своими детьми. Святая с особой любовью относилась к детям, даже к мальчишкам-озорникам, которые по глупости своей обижали и дразнили ее. Она никогда не бранила их и не сердилась, а с грустной улыбкой смотрела на шалунов. Был случай, когда дерзновенной молитвой к Богy она воскресила утонувшего в Неве мальчика, промыслом Божиим оказавшись рядом с неутешно рыдающей над бездыханным сыном матерью.

В те годы на Смоленском кладбище строилась новая каменная церковь. Подъемных кранов еще не было, и в начале трудового дня подсобные рабочие заносили на леса кирпичи. Однажды артель каменщиков, возводившую храм, ожидал приятный подарок. Поднявшись утром на леса, они изумились: по лесам ровными рядами стояли стопы кирпичей. Можно было не терять времени на подъем кирпича, и артель в этот день сделала больше кладки, чем обычно. Это же повторилось и на другой день, произошло на третий и на четвертый. «Кто же этот нежданный помощник?» — подумали каменщики, и один из них спрятался под большими носилками. Наступила ночь, заскрипели ступени лестницы. Сидевший в тайнике каменщик не верил своим глазам: тяжелые кирпичи носила пожилая женщина в рваной кофте. Она трудилась всю ночь и одна сделала работу за всю артель.

Своим великим смирением, духовным подвигом, любовью к ближним и полным самоотречением Ксения стяжала благодатный дар прозорливости. Прозревая тайны сердец человеческих, она предсказывала будущее (так, она предсказала кончину императрицы Елисаветы Петровны и убийство томившегося в Петропавловской крепости царевича Иоанна), исцеляла больных, особенно детей, направляла на путь исправления заблудших. Она говорила каждому то, что было необходимо ему для спасения: иным ласково, а иным строго и даже грозно.

В письменных свидетельствах не сохранилось сведений о точном времени и обстоятельствах кончины и погребения блаженной Ксении. Однако сохранившееся до наших дней предание говорит, что перед кончиной блаженная Ксения сподобилась видеть во сне Пресвятую Богородицу, Которая возвестила ей о близости дня завершения ее земного странствия и о том, что до скончания века будут почитать ее верующие.

Скончалась блаженная в конце XVIII — начале XIX века на 72-м году жизни и была похоронена на Смоленском кладбище Петербурга, недалеко от церкви в честь Смоленской иконы Божией Матери, которую в свое время она помогала строить.

После кончины святой угодницы началось ее всенародное почитание, по молитвам к ней люди получали помощь, чудесам и исцелениям не было конца. На вдохновенную любовь, которой пламенело сердце блаженной Ксении Петербургской, откликнулся русский народ Божий столь же великой любовью. В течение двух столетий не оскудевал поток стремившихся поклониться великой праведнице и по теплой вере своей получавших от нее благодатную помощь. Люди брали землю с могилы святой и увозили в города и веси России. Чтобы не разорился могильный холмик, положили поверх насыпи каменную плиту, но ее паломники разбили на мелкие куски и разнесли по домам. Положили новую плиту — с ней случилось то же самое. Тогда решили на пожертвования богомольцев возвести каменную часовню над могилой. Почитатели блаженной построили часовню очень быстро, а на могилу положили плиту с надписью: «Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. На сем месте положено тело рабы Божией Ксении Григорьевны, жены придворного певчего, в ранге полковника, Андрея Феодоровича. Осталась после мужа 26-ти лет, странствовала 45 лет; всего жития ее было 71 год; называлась "Андрей Феодорович". Кто меня знал, да помянет душу мою, для спасения своей души. Аминь».

После кончины блаженной почитание ее распространилось также и в высших слоях общества. Император Александр III, будучи наследником, заболел возвратным тифом. Его жена, будущая императрица Мария Феодоровна, переживала тревожные часы. Тогда кто-то из придворных принес ей горсть песка с могилы блаженной Ксении и посоветовал положить этот песок под подушку больного, помолившись блаженной. Великая княгиня последовала совету, и молитва ее исполнилась. Ночью у постели больного она забылась, и ей было видение: стоит старая женщина в странном наряде и говорит: «Твой муж выздоровеет. Тот ребенок, которого ты теперь носишь в себе, будет девочка. Назовите ее в мое имя Ксенией. И она будет хранить вашу семью от всяких бед».

Все, что сказала блаженная, исполнилось с точностью: больной выздоровел, и родившуюся вслед за этим девочку назвали Ксенией. Поминая благодатную помощь от блаженной Ксении, Мария Феодоровна ежегодно приезжала на ее могилу и заказывала панихиды. И до самой революции среди бесчисленного потока верующих, приходивших к могиле блаженной, можно было видеть вдовствующую императрицу.

Когда большевики, захватив власть, лишили людей возможности приходить к часовенке блаженной, люди стали тысячами писать письма и записки, обращенные к своей небесной заступнице, и засовывать их в щели забора, который безбожная власть построила вокруг места упокоения святой, пытаясь отгородить мир от ее небесного молитвенного предстательства. В 1986 году чудом сохранившуюся от уничтожения часовню блаженной Ксении с любовью реставрировали и освятили. А в июне 1988 года на Поместном Соборе Русской Православной Церкви, посвященном 1000-летию Крещения Руси, блаженная Ксения была причислена к лику святых. Поскольку день кончины святой неизвестен, Русская Православная церковь при канонизации установила празднование блаженной в день ее ангела — преподобной Ксении (24 января/6 февраля).

 

По материалам книги «Святые русской земли»

http://www.taday.ru/text/164046.html




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме