Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

И стой неколебимо, как Россия...

Петр  Мультатули, Екатеринбургская инициатива

27.01.2009

27 января 2009 исполняется 65 лет великого события: снятия блокады Ленинграда. Кто жил в Ленинграде в страшные блокадные дни хорошо помнит, что значил для всех ленинградцев тот далекий январский день 1944 года, когда голос Левитана объявил о полном снятии вражеской блокады. Остались позади 900 страшных дней и ночей бомбежек, артобстрелов, холода и главное голода, жуткого и беспощадного голода, унесших жизни свыше 1 миллиона человек.

Давайте сегодня вспомним этот величайший и беспримерный Подвиг, который совершили военные, служащие, рабочие, женщины и дети города Ленинграда в 1941-1944 годах.

Бои на подступах

Начиная подготовку войны с СССР, нацистское политическое и военное руководство придавало взятию Ленинграда особое и первостепенное значение. Взятие Ленинграда должно было предшествовать взятию Москвы. Вот, что говорилось по этому поводу в плане «Барбаросса»: «Следует наступать особо сильными танковыми и моторизированными соединениями в общем направлении на Ленинград, уничтожить силы противника, действующие в Прибалтике. Лишь после выполнения этой неотложной задачи, за которой должно последовать взятие Ленинграда и Кронштадта, следует приступить к операциям по взятию Москвы - важного центра коммуникаций и военной промышленности…»

Уже в ходе войны Гитлер прямо высказался о первоочередности захвата Ленинграда, заявив 21 июля 1941 года, что «в сравнении со значением Ленинграда, Москва для него всего лишь географический объект».

При этом следует отметить ту поистине зоологическую ненависть, какую испытывало германское политическое и военное руководство к русской культуре и к русским городам. По поводу Ленинграда, например, в сентябре 1941 года была принята следующая резолюция: «Предполагается город окружить тесным кольцом и... путем обстрела и бомбежки сравнять его с землей. Если будут заявлены просьбы о сдаче, они будут отвергнуты. В этой войне, ведущейся за право на существование, мы не заинтересованы в сохранении хотя бы части населения».

Советская пропаганда пыталась объяснить эту ненависть якобы тем, что город на Неве в то время носил имя Ленина. Дескать, именно ненависть к «колыбели трех революций» побуждала нацистов к подобным директивам. Но эта пропаганда не имеет под собой никакого серьезного основания. Достаточно посмотреть на зверски взорванный немцами памятник Тысячелетию России в Новгороде, на сожженные и ограбленные дотла дворцы Павловска, Пушкина, Петергофа, на сожженную и разграбленную Ясную Поляну, на музей Чайковского в Клину, на сотни тысяч взорванных и разрушенных храмов, музеев и памятников - чтобы понять: дело было не в Ленине и не в революции, а в ненависти к России, к её культуре и к ее народу, которая была вообще присуща западным завоевателям. Гитлер мечтал сравнять Ленинград с землей по той же причине, по какой Наполеон пытался взорвать храм Василия Блаженного в Москве, а Пилсудский собор святого Александра Невского в Варшаве.

Для взятия Ленинграда германское верховное командование выделило огромные силы. Разгром советской группировки и взятие города было возложено Гитлером на группу армий «Север», которой командовал генерал-фельдмаршал В. фон Лееб, тот самый, что получил Железный крест за взятие Парижа. Общая численность группы армий «Север» была 500 тысяч человек. Кроме того, непосредственно против Ленинграда были нацелены две финские армии Юго-Восточная и Карельская. Юго-Восточная армия должна была уничтожить советские войска на Карельском перешейке и прорваться к Ленинграду с севера. Финский главнокомандующий К. Маннергейм, которого нынче модно описывать чуть ли не как врага Гитлера и большого друга России, не скрывал, что в его планы входит присоединение «земель, на которых стоит Петербург» к Великой Финляндии. Что будет с самими городом, в котором будущий финский диктатор закончил Пажеский корпус Его Императорского Величества, Маннергейма волновало мало.

Группа армий «Север» получила задачу нанести главный удар в направлении Даугавпилс, Ленинград, уничтожить оборонявшиеся в Прибалтике войска Советской Армии и, захватив порты на Балтийском море, включая Ленинград и Кронштадт, лишить советский Балтийский флот его баз.

По замыслу германского командования, Ленинград должен был пасть 21 июля 1941 года. В случае если Ленинград не удалось бы взять в ходе молниеносного наступления, город следовало окружить и, медленно сжимая кольцо, захватить.

Начавшееся 22 июня наступление Вермахта и его союзников по всей линии советско-германской границы сложилось для советских войск на северо-западе весьма неблагоприятно. 26 июня была занят Двинск, 29 июля немцы ворвались в Ригу, а уже 9 июля пал Псков. 10 июля немецкие танки прорвали фронт и пошли на Лугу. До Ленинграда оставалось 180 километров. 21 августа немцы заняли станцию Чудово, перерезали Октябрьскую железную дорогу и через 8 дней овладели Тосно. 30 августа пал крупный железнодорожный узел Мга. Последняя железная дорога, соединяющая Ленинград со страной, оказалась в руках немцев.

10 июля 1941 года было создано Главное командование Северо-Западного направления, которое возглавил маршал Советского Союза К. Е. Ворошилов. Оборону города возглавил член военного обкома и горкома партии А. А. Жданов.

Сейчас принято во всем критиковать и осуждать Ворошилова, как военного стратега. И часть истины в этой критике, безусловно, есть. Но не следует забывать, что общее положение на фронте было настолько тяжелым, а точнее сказать катастрофическим, для советских войск, что наша критика действий того или иного командующего исходя из сегодняшнего дня почти всегда будет несправедливой. В страшные дни 1941 года разобраться в военной обстановке было крайне тяжело. Советское командование, а главное - советские бойцы и командиры, в боях под Ленинградом проявляли чудеса мужества и героизма. Не был исключением и сам маршал Ворошилов. В одном из боев под Ленинградом Ворошилов лично поднял в атаку батальон морской пехоты и был при этом ранен в руку.

Начальник германского генштаба генерал-полковник Ф. Гальдер записал в свой дневник уже 24 июня 1941 года: «Войска группы армий «Север» почти на всем фронте, отражали танковые контратаки противника /…/ Несмотря на это, усиленному правому крылу группы армий удалось продвинуться до Вилькомира (Укмерге). На этом участке фронта русские также сражаются упорно и ожесточенно».

Все многочисленные попытки Люфтваффе нанести бомбовые удары по Ленинграду вплоть до сентября 1941 года разбивались о мужество советских летчиков. Именно за бои в ленинградском небе летом 1941 года были присвоены первые звания Героев Советского Союза Отечественной войны. Это высокое звание было присвоено 8 июля 1941 года трём летчикам-истребителям мл. лейтенанту П. Т. Харитонову, мл. лейтенанту С. И. Здоровцеву и мл. лейтенанту М. П. Жукову.

Мужество и стойкость советских воинов срывали планы германского наступления на Ленинград. Одним из первых это понял Гитлер. Уже 30 июня, когда в германском главнокомандовании царила полная эйфория по поводу победоносного наступления, он выразил Гальдеру свою обеспокоенность по поводу положения дел на северо-западном направлении. «Фюреру, - заносил Гальдер в свой дневник 30 июня, - представляется особенно важным ускорить наступление пехотных соединений группы армий «Север» на Ленинград, но одновременно с этим следует продолжать наступление подвижными соединениями, не ожидая подтягивания пехоты. Он не уверен в том, что сил, имеющихся в распоряжении Лееба, будет достаточно для выполнения этой задачи». Несмотря на это, противник продолжал двигаться к Ленинграду.

25 июня Военный совет фронта по докладу заместителя командующего фронтом генерал-лейтенанта К. П. Пядишева утвердил принципиальную схему обороны юго-западных подступов к Ленинграду и принял решение немедленно начать инженерные работы на намеченных рубежах. Решено было строить три оборонительных рубежа, привлекая для этого население Ленинграда и области. Сотни тысяч ленинградок были отправлены на рытье противотанковых рвов. Над ними кружили немецкие самолеты и сбрасывали листовки:

Ленинградские дамочки!

Не копайте ямочки!

Приедут наши таночки

Зароют Ваши ямочки!

Иногда немецкие самолеты приземлялись прямо на поле, где работали женщины, и немецкие летчики кричали им из открытых кабин: «домой, домой! Мы скоро к вам приходить!».

Наглость врага была призвана посеять панику в душах советских людей, взывать чувство безысходности и обреченности. Периодически противник применял по отношению к работающим не только пропагандистские методы. Неоднократно бывали случаи, когда немецкие истребители открывали огонь по женщинам и детям, работающим в полях на строительстве укреплений. И, тем не менее, строительство укрепрайонов успешно продолжалось. Было построено огромное количество различных инженерных сооружений, в том числе 570 дотов и дзотов, 160 км. эскарпов, 94 км. противотанковых рвов.

23 августа 1941 года - происходит реорганизация командования. Образуются два фронта: Ленинградский и Карельский.

8 сентября германские войска штурмом захватили город Шлиссельбург, блокировав Ленинград с суши. Началась великая Блокада Ленинграда.

В годы Блокады

На момент установления Блокады в городе находилось 2 миллиона 544 тысячи человек, в том числе около 400 тысяч детей. Кроме того, в пригородных районах, то есть тоже в кольце блокады, осталось 343 тысячи человек.

До сентября 1941 года война внешне мало чувствовалась в Ленинграде. Хотя первую воздушную тревогу объявили уже 23 июня 1941 г., но ни один немецкий самолет в небе над городом не появлялся. Тем не менее, уже 27 июня началась маскировка жилых домов и стратегических объектов города. Стала соблюдаться светомаскировка, а 28 июня началось формирование Народного ополчения. Вслед за этим последовало решение ГКО об эвакуации 80-ти ленинградских заводов и 13-ти ЦКБ. 23 июля во всех домах введены посты для тушения зажигательных бомб. Обжигающее дыхание приближающейся войны чувствовалось все сильнее. 11 августа вышло постановление об обязательной эвакуации детей до 14 лет и их матерей. 27 августа в Ленинград прибыл последний поезд. 2 сентября произошло первое снижение хлебных норм. 4 сентября на город упали первые немецкие снаряды.

8 сентября 1941 года в 18 часов 55 минут город подвергся первой бомбардировке. Только за один заход бомбардировщиков на Ленинград было сброшено 6327 зажигательных бомб. В результате бомбардировки сгорели Бадаевские склады. По распространенной версии, именно уничтожение Бадаевских складов и стало причиной чудовищного голода, однако это утверждение не имеет под собой реальной почвы. Во-первых, ущерб складам был нанесен незначительный, во-вторых, на самих складах было совсем не так много продуктов, как принято считать. На самом деле во время пожара были уничтожены трехсуточный запас сахара и примерно полуторасуточный запас муки, то есть текущие запасы. По ведомости состояния товарных запасов, на Бадаевских складах тогда были лишь «соль, помидоры соленые технические, слива маринованная техническая, яблочная кожура, мыло семейное, сахарный песок, печенье, конфеты, желуди».

Главной причиной голода стало в первую очередь отсутствие достаточного количества продуктовых запасов. В конце июня в городе был трехмесячный запас продуктов. По мнению специалистов, создать стратегические запасы продовольствия для города с почти трехмиллионным населением было в условиях августа-сентября 1941 года практически невозможно. Никто не ожидал, что город окажется в кольце блокады. Петербург (Ленинград) в силу своего географического положения всегда питался, что называется «с колес», то есть привозными продуктами. Резкое прекращение привоза этих продуктов стало для населения города катастрофическим. В первые дни блокады при довольно скудных нормах ежесуточно в городе расходовалось 2100 тонн муки. Годовой запас муки составил бы более 700 тысяч тонн, и условий для ее хранения не было.

Кроме того, когда начались бомбежки, население, как обычно во время войн, начало буквально сметать все продукты в магазинах. У всех магазинов выстроились огромные очереди. По официальным данным спрос на эти продукты в некоторых районах превышал 500 процентов.

Примечательно, что Управление НКВД по Ленинградской области произвело обследование состояния хранения НЗ (неприкосновенного запаса) продовольствия. В своем донесении под грифом «совершенно секретно» на имя секретаря Ленинградского горкома ВКП(б) управление сообщало, что «кладовые непригодны для хранения продуктов, не соблюдаются требования санитарного надзора, неприкосновенный запас подвергнут порче. Из-за течи воды с потолка подмочены мешки с сухофруктами, сливочное масло покрыто плесенью, рис и горох заражены клещом, мешки с сухарями разорваны крысами, покрыты пылью и пометом грызунов».

В создавшейся обстановке, руководством города были предприняты все меры для предотвращения голода. С первых дней сентября в Ленинграде были введены продовольственные карточки. Закрылись столовые и рестораны. Весь скот, имевшийся в колхозах и госхозах, был забит, мясо сдали на заготовительные пункты. Кормовое фуражное зерно перевезли на мельницы с тем, чтобы перемолоть и использовать в качестве добавки к ржаной муке. Администрацию лечебных заведений обязали вырезать из карточек граждан, находящихся на лечении, талоны на продукты за время их пребывания в больницах. Такой же порядок распространялся и на детей, находившихся в детских домах. Занятия в школах были отменены до особого распоряжения. Но эти меры были явно недостаточны и не могли предотвратить наступающего голода.

Между тем положение на фронте вокруг города продолжало ухудшаться. Усилились бомбардировки, которых Ленинград до сентября не знал. Тут выяснилось, что немцы имеют мощную агентурную сеть в самом Ленинграде. В городе имелась подпольная антисоветская организация созданная германской разведкой «ЗИГ-ЗАГ» («Защита Интересов Германии - Знамя Адольфа Гитлера»). Она занималась нападением на продуктовые магазины, убийствами советских военнослужащих и милиционеров, грабежами продуктовых карточек, сеянием паники и хаоса в осажденном городе. Эта вражеская сеть была обезврежена только в 1943 году органами МГБ-СМЕРШ.

Почти каждая бомбежка сопровождалась действиями немецких пособников - ракетчиков, которые своими осветительными ракетами обозначали немецким летчикам, куда им надо скидывать бомбы.

На фронте враг продолжал приближаться к Ленинграду. 4 сентября совместно с немецким наступлением на Шлиссельбург, на севере начали наступление финские войска. 7 сентября они захватили Лодейное Поле. Финны стремились южнее Ладожского озера соединиться с немцами, но этим их планам не суждено было сбыться. В тот же день, 7-го сентября, немцы были остановлены на подступах к Ораниенбауму. Силами советской морской пехоты создана устойчивая оборона - Ораниенбаумский плацдарм.

 

Тем временем, положение в Ленинграде было отчаянным. Казалось, город должен был неминуемо пасть. Немецкие офицеры в бинокли видели корпуса Кировского завода. В этот момент Ворошилов отдал приказ заминировать главные стратегические объекты города и корабли Балтийского флота, чтобы взорвать их в случае угрозы захвата их противником. В городе строились ДОТы, улицы и отдельные дома превращались в оборонные пункты. В горячке тех дней предполагалось залить Обводный канал нефтепродуктами и поджечь их, чтобы создать естественную преграду на пути немецких колонн.

10 сентября 1941 года И. В. Сталин приял решение отстранить Ворошилова от должности командующего Ленинградским фронтом. Он срочно направил в Ленинград генерала Г. К. Жукова. Задача пред Жуковым стояла одна: ни в коем случае не сдавать Ленинград. Сталин понимал, что падение Ленинграда, помимо всего прочего, неминуемо означает падение Москвы.

12 сентября немцы ворвались в Красное Село, 13 сентября - захватили Красногвардейск (Гатчина), Урицк (Лигово) и начали штурм Пулковских высот. 17 сентября противник занял Павловск (носивший тогда название Слуцк) и г. Пушкин. Вместе с немцами в г. Пушкин вошла испанская «Голубая Дивизия». Город Колпино, в котором находился крупнейший стратегический промышленный объект Ижорский завод, оказался на линии фронта.

21 сентября начались массированные бомбардировки Кронштадта. Главной целью немецких летчиков были корабли Балтийского флота, которые вели эффективный огонь по наступающему противнику. Главным из этих кораблей был линкор «Марат» («Петропавловск»). Утром 23 сентября более семидесяти немецких бомбардировщиков «Ю-87» одновременно атаковали Кронштадт. Одной из главных целей у них был «Марат», стоявший у причала. Одним из первых линкор атаковал немецкий ас летчик Г. Рудель. В последствие в своих мемуарах Рудель безбожно хвастался, сочиняя, как он один «потопил» «Марат». Повреждения линкору были нанесены и вправду большие. Взрывом оторвало носовую оконечность до первой дымовой трубы. Смертью храбрых погибли на командных пунктах и боевых постах командир корабля капитан 2 ранга П. К. Иванов, комиссар П. К. Чернышенко и еще более трехсот человек экипажа. Но «Марат» не погиб. Оставшиеся в живых моряки сумели удержать линкор на плаву. Благодаря их самоотверженному труду «Марат» уже 31 октября 1941 года смог опять защищать Ленинград. Только за последние два месяца 1941 года он провел около ста артиллерийских стрельб главным калибром.

25 сентября германские войска взяли Петергоф. На захваченных Дудергофских высотах и Вороньей горе была установлена мощная дальнобойная германская артиллерия и начались артобстрелы города. На немецких картах были обозначены главные объекты для обстрела. Среди них Зимний дворец, Исаакиевский собор, Петропавловская крепость. Самый долгий артобстрел Ленинграда был предпринят немцами 17 сентября 1941 года. Он продолжался 18 часов 33 минуты. Однако вскоре безнаказанному артобстрелу Ленинграда, немцам сильно стала мешала советская береговая и корабельная артиллерия Красной Горки и Кронштадта. Ее шквальный меткий огонь заставлял замолкать германские орудия.

Передовые немецкие части ворвались в Стрельну, прорвались к больнице Фореля, где находился штаб 21-й дивизии НКВД, и двинулись к Кировскому заводу, но были встречены отрядами Народного ополчения и отброшены назад.

20-25 сентября 1941 года - в районе Невской дубровки закрепляется советский десант морской пехоты. Это место получило название «Невский пятачок». Протяженность по линии фронта - 2 км, глубина - 800м. Защитники плацдарма отражали по 12-16 атак противника в день, выдерживали массированные бомбардировки (до 50 тыс. снарядов и мин в сутки). Вся земля «Невского пятачка» в буквальном смысле слова пропитана русской кровью.

В октябре 1941 года Жуков попытался создать такой же «пятачок» в Петергофе, куда в ночь с 4 на 5 октября высажен морской десант. Чтобы не позволить противнику овладеть Ленинградом, был нанесен контрудар с Ораниенбаумского плацдарма на Красное Село, а в Петергоф был высажен морской десант. В итоге немецкое командование повернуло свои основные силы на Петергофское направление, что позволило советскому командованию лучше укрепить оборону Ленинграда и обеспечить его длительную защиту. Петергофский десант мужественно сражался и почти весь погиб. Не получив никакой помощи, советские морские пехотинцы гибли один за одним, но не сдавались в плен. В конце концов, когда патроны у них почти уже кончились, эсесовцы направили на них целую стаю обученных овчарок. Между обессиленными людьми и животными завязался кровавый бой. Советские матросы бросались в воду, рядом ложились пулеметные трассы. Лишь единицы смогли доплыть до своих.

В ходе упорнейших беспримерных боев лета-осени 1941 года советские войска сорвали планы германского командования захватить Ленинград. Тем самым, войска северо-западного направления и жители Ленинграда сыграли огромную, неоценимую роль в Великой Отечественной войне. Большие массы германских войск группы армий «Север» и германской армии «Норвегия» были скованы под Ленинградом и не могли быть использованы немцами на других направлениях. В начале октября 1941 года войска противника приступили к рытью окопов. Ленинград выстоял. Но впереди его ждало испытание голодом.

В осажденном городе

Нехватка продуктов стала отмечаться ленинградцами уже в сентябре 1941 года. Пока это была только нехватка, не вызывавшая у населения паники. Но власти города, которые хорошо знали, что город оказался во вражеском кольце, осознавали надвигающийся голод. 10 и 11 сентября был проведён переучёт всех съестных припасов, скота, птицы, зерна. Исходя из фактического расхода на обеспечение войск и населения, на 12 сентября имелось: муки и зерна на 35 дней, крупы и макарон на 30, мяса на 33 дня, жиров на 45, сахара и кондитерских изделий на 60 дней. Почти отсутствовали картофель и овощи. Чтобы растянуть ничтожные запасы муки, по решению Ленгорисполкома к ней подмешивалось 12 процентов солодовой, соевой и овсяной муки, 2,5 процента размолотых жмыхов и 1,5 процента отрубей. Положение усугублялось тем, что кольцо вокруг города постоянно сжималось, лишая жителей возможности ездить за город и добывать там пищу. Тем более что наступила ранняя осень, не за горами была зима. С каждым днем нормы выдачи хлеба падали. С 1 октября рабочие и инженерно-технические работники стали получать по карточкам 400 г., а все остальные - по 200 г. недоброкачественного хлеба в сутки. С 13 ноября 1941г. норма выдачи хлеба населению опять была снижена. Теперь рабочие и инженерно-технические работники получали по 300 г. хлеба, а все остальные - по 150 г. Через неделю, когда прекратилась навигация по Ладожскому озеру, и в Ленинград почти совсем перестали поступать продукты, и этот скудный паёк пришлось урезать. Население стало получать самую низкую норму за всё время блокады - 250 г. на рабочую карточку и 125 г. - на все остальные. Город стал голодать. Подверженные цензуре НКВД письма ленинградцев осенью-зимой 1941 года ярко демонстрируют, в какой обстановке находились люди. «…Жизнь в Ленинграде с каждым днем ухудшается. Люди начинают пухнуть, так как едят горчицу, из нее делают лепешки. Мучной пыли, которой раньше клеили обои, уже нигде не достанешь». «…В Ленинграде жуткий голод. Ездим по полям и свалкам и собираем всякие коренья и грязные листья от кормовой свеклы и серой капусты, да и тех-то нет». В городе стали есть домашних животных (собак и кошек), грачей, голубей и даже крыс. Из домашних аптечек выбирали всё, что можно применить в пищу: касторку, вазелин, глицерин; из столярного клея варили суп, студень. Голод в блокадном Ленинграде стал главной надеждой врага на скорую победу. Геббельс записал в свой дневник 10 сентября 1941 года: «Ленинград должен быть уничтожен почти научно обоснованным методом». Ему с людоедским хладнокровием вторил генерал Гальдер в своем дневнике 18 сентября: «На ленинградским фронте положение будет тяжелым до тех пор, пока не даст себя знать наш главный союзник - голод».

Зимой 1941 года к голоду прибавился еще один враг - невиданный холод. Морозы стояли свыше 30 градусов по Цельсию. В январе 1942 года из строя вышли водопровод и канализация, не работало электричество, встали трамваи и троллейбусы. В большинстве домов стекла были выбиты взрывной волной, в квартирах была минусовая температура. Окна заколачивали фанерой, обогревались знаменитыми «буржуйками», которые топили всем, чем придется. За водой ходили к Неве. Часто эту воду не доносили до дома: обессиленные голодом или сраженные вражеским снарядом, люди падали замертво.

Зимой 1941 года в Ленинграде стали отмечаться первые случаи каннибализма. Тема людоедства в блокадном Ленинграде чрезвычайно любима различными «историками» «а-ля-родзинский». С легкой руки английского фальсификатора Г. Солсбери, автора нашумевшей в свое время книги «900 дней», по свету пошли гулять страшилки о подпольной торговле человеческим мясом, о целых бандах людоедов, охотившихся за людьми в блокадном Ленинграде. Цель этих страшилок - представить ленинградцев как деградировавших полулюдей, обреченных на смерть советским режимом. Конечно, эти россказни далеки от исторической правды. Случаи людоедства в Ленинграде были, но они никогда не носили массового характера и жестоко пресекались властями. По данным УНКВД по Ленинградской области, за употребление человеческого мяса были арестованы в декабре 1941 года 43 человека, в январе 1942 года - 366, феврале - 612, марте - 399, апреле - 300, мае - 326, июне - 56. Затем цифры пошли на убыль, с июля по декабрь 1942 года были взяты с поличным всего 30 трупоедов. В основном речь шла о людях, которые поедали трупы людей, а не убивали их с целью поедания. Настоящие каннибалы составляли абсолютное меньшинство. Огромная смертность от голода привела к появлению в городе большого количества незахороненных трупов. Мертвых хоронили без гробов - обернутых простыней или одеялом, а позднее просто в одежде, в которой человек умер. Нередко, выбившись из сил, люди оставляли мертвых на полпути.

В феврале сорок второго только на Пискаревское кладбище привозили в день 6-7 тысяч трупов. Всего в городе имелось 17 мест массовых захоронений, однако земля в ту морозную зиму промерзла на полтора метра, отрывать могилы и траншеи было крайне трудно, дело продвигалось медленно. Поэтому трупы погибших горожан скапливались на кладбищах и на подходах к ним, подолгу лежали на улицах, около больниц и моргов, во дворах и даже в квартирах. То есть они постоянно попадались на глаза, доступ к ним был открыт и это, в какой-то мере, провоцировало психически слабых людей на совершение преступлений. Не случайно большинство фактов трупоедства обнаруживалось среди людей, которые проживали в своих деревянных домах на окраине по соседству с городскими кладбищами. Процент коренных жителей Ленинграда среди привлеченных к ответственности составлял всего 14,7 процента. Если учесть, что к февралю 1942 года население осажденного Ленинграда насчитывало 2 миллиона 200 тысяч, то можно заключить, что число коренных горожан, ставших к этому времени каннибалами, составляет лишь 0,006 процента.

Людоедов военные трибуналы приговаривали к расстрелу с конфискацией имущества. Приговоры были окончательными, обжалованию не подлежали и немедленно приводились в исполнение. Естественно, в городе возросла и общая преступность. Участились случаи бандитизма, кражи, грабежи и разбои. Ситуация осложнялась тем, что преступникам было намного легче добывать оружие, чем в мирное время. Сказывалась нехватка сотрудников милиции, многие из которых ушли на фронт. В этих условиях сотрудники ленинградской милиции мужественно и самоотверженно вели борьбу с преступностью. Работать блокадным милиционерам приходилось по 14-16 часов. Голод давал о себе знать каждый день. В январе 1942 года от истощения умерло 366 сотрудников милиции и пожарной охраны, в феврале - 412. За годы блокады погибло более 2500 сотрудников пожарной охраны и 1230 сотрудников милиции.

В самые трудные месяцы блокады сотрудники милиции ликвидировали в Ленинском и Выборгском районах несколько банд, которые грабили магазины, машины, расхищали продукты питания и другие важные грузы. Борьба с бандитизмом, несмотря на все трудности, велась результативно, и, начиная с осени 1941-го, в течение нескольких месяцев за бандитизм было осуждено 159 человек. В результате энергичных совместных действий милиции, госбезопасности и контрразведки Ленинградского фронта с волной бандитизма удалось справиться довольно быстро. Раскрываемость этого опасного вида преступлений составила, в наиболее трудные месяцы войны, 85,7 процента, а начиная с 1943 года все зарегистрированные дела по бандитизму силами, в основном, уголовного розыска были полностью раскрыты и преступники понесли заслуженное наказание (к счастью, СССР не входил в те годы в Совет Европы, и наказание вооруженным бандитам, убийцам, насильникам и мародерам было одно - смертная казнь).

Тогда, зимой 1941 года, в Ленинграде возник еще один преступный «бизнес» - хищение продуктов питания и спекуляция ими. Органы НКВД и госбезопасности беспощадно боролись с этими видами преступлений, наносивших тяжкий вред блокадному городу и его жителям. Высшая мера наказания ожидала и человека, сокрывшего от населения полфунта хлеба; и грузчиков, похитивших ящик макарон или комбижира, и должностных лиц, не уничтоживших по акту продовольственные карточки с целью их присвоения.

Хищением продовольственных карточек занимались в основном некоторые работники карточной системы, вступавшие в сговор с заведующими магазинами. Так, работник Смольнинского райбюро по выдаче продкарточек Широкова вместо того, чтобы сжигать по акту возвращенные карточки, присваивала их, отоваривала продуктами, которые меняла на ценности, за что и была приговорена к расстрелу. Свое «состояние» эти выродки особенно успешно сколачивали в самую трудную пору - зиму 1941-1942 годов.

Из справки Управления НКВД по Ленинградской области от 1 октября 1942 года за подписью начальника управления, комиссара безопасности третьего ранга Кубаткина следует, что с начала войны органами милиции было арестовано и предано суду 22 166 человек. В том числе за хищения соцсобственности - 1553 и за спекуляцию - 1598 человек. У арестованных изъято ценностей и товаров на сумму свыше 150 миллионов рублей. В том числе продуктов питания - 483 тонны.

Но не людоеды, бандиты, спекулянты, мародеры и грабители представляли собой лицо блокадного Ленинграда, а сотни тысяч его жителей, кто в суровую пору голода и холода являли собой величайшее самопожертвование и силу духа. В самые тяжелые дни Блокады рабочие и служащие города Ленинграда делали все, чтобы помочь фронту. Полуголодные, они иногда сутками не выходили из цехов, выполняя оборонные задания. «Мы трудились порой до изнеможения, - вспоминал кузнец Кировского завода М. Серафимович. - Бывало в глазах все потемнеет - и упадешь тут же обессиленный. Товарищ подойдет, даст нюхнуть нашатырного спирта, отведет в столовую, там получишь чего-нибудь горячего - снова вроде бы ожил. Опять идешь в цех и становишься к своей ковочной машине».

Трудовой героизм ленинградцев и четкая организация работы оборонной промышленности позволили выпустить во втором полугодии 1941 года 713 танков, 480 бронемашин, 58 бронепоездов, свыше 3 тыс. полковых и противотанковых пушек, около 10 тыс. минометов, свыше 3 млн. снарядов и мин, более 80 тыс. реактивных снарядов и авиабомб. Выпуск боеприпасов во втором полугодии 1941 г. увеличился по сравнению с первым в 10 раз. За этот же период было достроено 84 корабля разных классов и переоборудовано 186.

Предприятия легкой промышленности снабжали войска Ленинградского фронта теплым обмундированием и бельем: шинелями, полушубками, валенками, шапками-ушанками, маскировочными халатами и т. д. До наступления зимних холодов трудящиеся Ленинграда изготовили и собрали для советских воинов свыше 400 тыс. теплых вещей. Потребность фронта в зимнем обмундировании и других теплых вещах была удовлетворена.

Жителям города приходилось обезвреживать вражеские фугасные и неразорвавшиеся бомбы, тушить пожары. Даже дети думали о том, как помочь своим родным, стране, фронту, родному городу. Из письма одиннадцатилетнего мальчика зимой 1942 года: «В этом месяце, если буду жив, устроюсь на работу к маме в цех. Буду получать рабочую карточку».

Побывавший в декабре 1941 г. в одной из ленинградских школ-интернатов генерал М. Духанов впоследствии вспоминал: «Стою в вестибюле интерната у дверей. Ребята (ленинградцы) уходят домой навестить родных. По лестнице стремительно сбежал мальчик лет четырнадцати, споткнулся, упал и уронил стакан, стакан разбился с тупым звоном, из него вывалилась горстка свекольной гущи, каши, леденец... - Куда ты несешь еду, - спросил я у мальчика. - Домой, маме. Она еле ходит от голода, - мальчик утер глаза кулаком. Я стал останавливать других ребят и спрашивать, не несут ли они еды. Оказалось, несут. Кто маленькому брату или сестренке, кто отощавшему полумертвому отцу, кто больной от голода матери, кто престарелой бабушке».

В городе не было ни голодных бунтов, ни панических настроений. Железная самодисциплина, вера в Победу, полная самоотдача - вот что было присуще жителям блокадного Ленинграда. В октябре 1941 года в городе возобновилось обучение в средних школах и 40 ВУЗах.

Учителя занимались также обходом домов и спасением детей, у которых умерли родители. Учительница А. Н. Миронова, спасшая зимой 1941/42 г. более 100 детей-сирот, записала в своем дневнике 28 января 1942 г.: «Проспект Мусоргского, д. 68, кв. 30. Взяла девочку Соколову Шуру, рождения 1931 г. Отец на фронте, мать умерла. Тело матери лежит на кухне. Девочка грязная, на руках чесотка, нашла ее в груде грязного белья под матрацем».

Тяга к жизни ленинградцев была поразительной. Например, рождаемость в блокадном городе на 1000 женщин была выше, чем в современном Петербурге! Великий подвиг совершала в блокадном городе Православная Церковь. С самого начала войны Церковь восприняла ее как общее горе, разделив с народом все ее тяготы. В чин Литургии были введены молитвы о даровании победы нашему воинству и о избавлении томящихся во вражеской неволе. Служился тогда и особый молебен «…в нашествие супостатов, певаемый в Отечественную войну».

Священнослужители блокадного Ленинграда, как и все его жители, терпели и голод, и холод, и нужду; многие из них погибли. Жизнь их была подвигом. Есть свидетельства, как тогдашний митрополит Ленинградский, будущий Святейший Патриарх Алексий I (Симанский) ежедневно совершал богослужения в Николо-Богоявленском соборе. «Митрополит Алексий, испытывая все бедствия блокады, проявил героическую бодрость духа и огромное самообладание, - рассказывал очевидец. - Он постоянно совершал богослужение, ободрял и утешал верующих. Несмотря на голод и бомбежки, обессиленные люди с опухшими лицами, едва держась на ногах, ежедневно наполняли храм, где служил архипастырь, и во множестве приобщались у него святых Христовых Таин. В дни блокады владыка Алексий служил Божественную литургию один, без диакона, сам читал помянники. Каждый вечер он служил молебен святителю Николаю, затем обходил Николо-Богоявленский собор, где жил тогда, с иконой святителя Николая, моля его, чтобы он сохранил храм и город от разрушения».

Голодные, ослабшие люди приходили в храмы, где во время молитвы получали силы продолжать жить и бороться в условиях Блокады. Очевидцы вспоминают, что, передвигаясь по блокадному городу, люди часто крестились.

Возросло количество молящихся в храмах. Один из прихожан князь Владимирского собора вспоминал о декабре 1941 г.: «Певчие пели в пальто с поднятыми воротниками, закутанные в платки, в валенках, мужчины даже в скуфьях. Так же стояли и молились прихожане. Посещаемость собора в блокаду нисколько не упала, а возросла. Служба у нас шла без сокращений и поспешности, много было причастников и исповедников, целые горы записок о здравии и за упокой, нескончаемые общие молебны и панихиды».

С первых дней войны церковные приходы Ленинграда начали сбор пожертвований на оборону. Община князь Владимирского собора почти все свои деньги - более семисот тысяч рублей - отдала на устройство лазарета для раненых. Из восьми миллионов рублей, которые были собраны верующими на танковую колонну «Дмитрий Донской», два были переданы из блокадного Ленинграда. Осенью 1943 г. пережившие блокаду священнослужители были награждены медалями «За оборону Ленинграда». Это - первая правительственная награда, которой награждались священнослужители в советский период. Из 55 священнослужителей 10 действующих храмов, в которых ежедневно в нечеловеческих условиях блокадного Ленинграда совершались богослужения, от голода умер каждый третий, кроме того, погибли сотни церковнослужителей, певчих и членов приходских советов.

Зимой 1942 года было решено создать при радиокомитете симфонический оркестр. Его руководителем стал скрипач и дирижер Карл Элиасберг. Зимой 1942 года он настолько ослаб, что не мог ходить от истощения. В блокадном городе продолжались концерты классической музыки, ставились спектакли.

Однажды, в немецкой землянке на Вороньей горе, откуда велись обстрелы Ленинграда, откуда тяжелые «Берты» изрыгали смерть зажатому в тиски городу, двое немецких офицеров слушали радио. Из него лилась музыка Бетховена. «Из Берлина?» - спросил один. «Нет, из Ленинграда!», - ответил другой. На «директиву фюрера» о тотальном уничтожении города и его жителей ленинградцы отвечали музыкой великого немецкого композитора. Закончилась зима 1941-1942 годов - самая страшная за всю историю Блокады. В марте 1942 года первые солнечные лучи обогрели измученный город. А 15 апреля на ленинградских улицах раздался веселый звонок - это трамваи возобновили свое движение. Жизнь возвращалась. Ленинград выстоял!

Ленинградский фронт и прорыв блокады.

Несмотря на то, что германским войскам не удалось захватить Ленинград в ходе молниеносного наступления, командование Вермахта не оставляло этой надежды. 23 октября немцы захватили Будогощь. Создалась реальная угроза Тихвину - важному центру коммуникаций, основной перевалочной базе грузов, идущих в Ленинград. 8 ноября немцам удалось его захватить, а на волховском направлении перерезать железную дорогу Тихвин - Волхов, выйдя в район ст. Войбокало. Ведомство Геббельса вновь поспешило сообщить о скором падении Ленинграда. Положение Ленинграда действительно стало критическим - он лишился последней коммуникации, по которой шли грузы к Ладожскому озеру, а затем в осаждённый город. Однако 19 ноября советские войска перешли в контр-наступление и 5 декабря освободили Тихвин от оккупантов. Весной 1942 года немцы добились крупного успеха на юге: после героической обороны пал Севастополь. Это позволило противнику попытаться добиться успеха и на севере. Гитлер приказал вновь начать штурм Ленинграда. Но в конце лета 1942 года войска Ленинградского и Волховских фронтов предприняли контрнаступление, которое измотало немцев и сорвало их план штурма города. А начавшееся в ноябре 1942 года контрнаступление советских войск под Сталинградом, окончившееся в феврале 1943 года катастрофой для германской армии, вообще сняло штурм Ленинграда с «повестки дня» немецких военачальников.

В начале декабря 1942 г. Сталин утвердил план операции «Искра» по прорыву блокады Ленинграда. Перед войсками Волховского и Ленинградского фронтов стояла сложная задача. Им предстояло преодолеть сильно укрепленную оборону, созданную за время блокады 18-й германской армией. Операция началась 12 января 1943 г. в 9 часов 30 минут, когда утреннюю тишину разорвал залп реактивных миномётов - «катюш». Во всей полосе наступления 67-й армии началась артиллерийская подготовка. Выстрелы почти двух тысяч орудий и миномётов слились в сплошной гул. 2 часа 20 минут над обороной врага бушевал огненный смерч.

Как только кончилась артиллерийская подготовка, в воздух взвились сигнальные ракеты. Ледяная гладь реки заполнилась тысячами наших воинов, одетых в белые маскировочные халаты. Впереди с лестницами, досками бежали бойцы штурмовых отрядов. Через пять минут вперёд устремились главные силы. Для преодоления Невы нашим войскам потребовалось всего 4 минуты. Немцы не успели опомниться, как воины штурмовых групп и передовых подразделений поднялись на ледяной скат и ворвались в первую траншею врага. Завязался ожесточённый рукопашный бой. Вскоре атакующие дивизии полностью заняли первую, а затем и вторую траншеи. Лавина бойцов, прокладывая путь огнём, штыками и гранатами, устремилась дальше, навстречу воинам Волховского фронта. Со стороны Волховского фронта удар наносила 2-я ударная армия. За семь дней упорных боев наши войска сокрушили вражескую оборону и соединились в районе Синявино. Блокада Ленинграда была прорвана, но город на Неве по-прежнему оставался в осаде, продолжая подвергаться бомбежкам, артобстрелам и испытывая тяжесть фронтовой обстановки. Однако снабжение города и войск, находившихся в этом районе, существенно улучшилось. В 1943 г. жители Ленинграда стали снабжаться по нормам, которые существовали во всей стране.

Операция «Искра» явилась переломным моментом битвы за Ленинград. Инициатива ведения боевых действий под Ленинградом окончательно перешла к советским войскам, улучшилось положение города, Ленинградского фронта и Краснознаменного Балтийского флота. Была устранена угроза соединения немецких и финских войск. 18 января 1943 года Государственный Комитет Обороны принял решение о форсированном строительстве железнодорожной ветки, которая связала бы Ленинград со страной. Утром 7 февраля жители героического города восторженно встретили первый железнодорожный состав, пришедший прямо с Большой земли. Начиная с лета-осени 1943 года советское командование начало готовить разгром немецких войск под Ленинградом.

Перед советскими войсками стояла задача разгромить группу армий «Север», полностью снять блокаду Ленинграда и освободить Ленинградскую область от немецких оккупантов. Советские войска трёх фронтов превосходили противника по численности, количеству орудий и миномётов почти в 2 раза, танков, самоходов - в 4 раза.

14 января 1944 года 2-я ударная армия генерала И. И. Федюсенкова перешла в наступление с Ораниенбаумского плацдарма на Ропшу, а на следующий день от Ленинграда в направлении Красного Села двинулась 42-я армия генерала И. И. Масленникова.

За семь дней ожесточённых боёв войска Ленинградского и Волховского фронтов взломали сильно укреплённую оборону 18-й немецкой армии на её флангах и таким образом нарушили устойчивость всей обороны противника на ленинградском направлении. Разгром фланговых группировок противника создал непосредственную угрозу окружения его соединений в центре оперативного построения, в районе г. Луга. 21 января войска Волховского фронта перешли в наступление по всему фронту. К исходу 27 января 1944 г. войска Ленинградского и Волховского фронтов взломали в 300 -километровой полосе оборону 18-й немецкой армии, разгромили её основные силы, с боями продвинулись от 60 до 100 км и перерезали важнейшие коммуникации противника. Видя реальную угрозу окружения остатков 18-й армии, командующий группы армий «Север» - генерал-фельдмаршал Кюхлер приказал отвести их в западном и юго-западном направлениях. С освобождением городов Пушкин, Гатчина, Любань, Чудово и Октябрьской железной дороги блокада Ленинграда была полностью снята. 27 января было публично объявлено о снятии ленинградской блокады, а на берегах Невы прогремел торжественный салют.

В результате Ленинградско-Новгородской операции группа армий «Север» была отброшена на 220-280 км, при этом было уничтожено и разгромлено 26 дивизий противника. Ленинград был полностью избавлен от вражеской осады, была освобождена Ленинградская и часть Калининской областей. Советские войска вступили на территорию Эстонии.

Это была победа, великая победа Советской Армии, великая победа Ленинграда, каждого его жителя, выжившего и павшего, но не сдавшегося, не покорившегося надменному и беспощадному врагу. В своем приказе по войскам, командующий Ленинградским фронтом генерал армии Л. А. Говоров писал: «Граждане Ленинграда! Мужественные и стойкие ленинградцы! Вместе с войсками Ленинградского фронта вы отстояли наш родной город. Своим героическим трудом и стальной выдержкой, преодолевая все трудности и мучения блокады, вы ковали оружие победы над врагом, отдавая для дела победы все свои силы».

На освобожденных территориях, советские войска могли воочию убедиться в «просвещённости» «культурной» Европы. Петергоф, Павловск, Гатчина, Ропша, Пушкин, Новгород - лежали в руинах. Сотни тысяч людей были угнаны на работы в Германию, столько же расстреляно, повешено и замучено. Войска Ленинградского и Волховских фронтов шли дальше и дальше на Запад. Впереди будет освобождение Прибалтики, освобождение Моонзундского архипелага. Затем многие бойцы Ленинградского фронта в составе других фронтов будут освобождать Прибалтику, воевать в Восточной Пруссии, штурмовать Кенигсберг, многие из них дойдут до Берлина, и на поверженном Рейхстаге появится надпись: «Мы из Ленинграда!». О Ленинграде будут слагать песни, стихи, его подвигам будут дивиться все: и друзья, и враги. Президент США Ф. Рузвельт в своей грамоте писал: «От имени народа Соединенных Штатов Америки я вручаю эту грамоту городу Ленинграду в память о его доблестных воинах и его верных мужчинах, женщинах и детях, которые, будучи изолированными захватчиком от остальной части своего народа и несмотря на постоянные бомбардировки и несказанные страдания от холода, голода и болезней, успешно защищали свой любимый город».

И Геббельс перед самоубийством в бункере запишет в свой дневник, в тот самый, куда записывал свои «научные» способы уничтожения Ленинграда: «Нам нужно брать пример с мужественных ленинградцев».

А Ленинград, город-победитель, возвышался над Невой, словно доказывая правоту великого Пушкина:

Красуйся град Петров

И стой неколебимо, как Россия…

Сегодня Санкт-Петербург - красивый и фешенебельный город, сверкающий неоновыми огнями рекламы супермаркетов и ресторанов. В нём, казалось, ничего не напоминает о той страшной поре 1941-1944 годов. Ничего.., только вдруг на Невском резанет по глазам надпись: «Граждане, при артобстреле эта сторона улицы наиболее опасна…».

http://www.ei1918.ru/soviet_union/i_stoj_nekolebimo.html




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме