Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Еще один этап в борьбе за самостийность?

Евгений  Коляда, Одна Родина

16.01.2009

Чем ближе дата выборов Патриарха Русской Православной Церкви, тем выше градус активности в обсуждении данной темы. Масла в огонь подлило обращение епископата Украинской Православной Церкви к Блаженнейшему митрополиту Владимиру (Сабодану): «Мы считаем вас достойным кандидатом на патриарший престол и заверяем, что поддержим вашу кандидатуру во время голосования на Поместном Соборе Русской Православной Церкви».

Такое выдвижение кандидата на пост Патриарха нарушает устоявшуюся традицию в Русской Православной Церкви. Митрополит Владимир стал первым кандидатом, о поддержке которого представители Церкви высказались публично. Из того порядка, который определил Священный Синод по выборам Патриарха, известно, что кандидаты должны быть названы только 25-26 января 2009 г. в период работы Архиерейского Собора РПЦ.

Предложение поступило от архиереев УПЦ МП, которые явно подчеркивают ее значимость на фоне стремления властей Украины создать единую поместную Церковь. Из 29 тыс. 263 приходов и 804 монастырей Русской Православной Церкви 11 тыс. 303 прихода и 192 монастыря приходится на долю УПЦ МП. Она направит 184 делегата на Поместный Собор РПЦ 27-29 января 2009 года.

23 декабря зампредседателя ОВЦС МП протоиерей Всеволод Чаплин обратил внимание на то, что «митрополит Владимир - достойная фигура, но по форме выдвижение этой кандидатуры неправомерно». Пресс-секретарь Московской патриархии отец Владимир Вигилянский назвал решение украинского епископата «импульсивным». По мнению епископа Егорьевского Марка, «досрочное выдвижение тех или иных кандидатов не вполне корректно, поскольку это вносит дух разделения и соперничества». Он подчеркнул: «Нужно понимать, что избрание Предстоятеля Церкви в корне отличается от обычных мирских выборов. Если в политическом пространстве между собой соперничают разные партии, представляющие ту или иную часть общества, то в Церкви Патриарх должен быть отцом всех верующих».

Пресс-секретарь Предстоятеля УПЦ протоирей Георгий Коваленко сделал заявление, из которого следовало, что «обращение не является официальным синодальным или соборным документом», это лишь «неформальная просьба епископата УПЦ к Блаженнейшему митрополиту Владимиру». «Публикация обращения, - говорится в заявлении пресс-службы, - положила начало свободному и открытому соборному обсуждению в рамках УПЦ повестки дня предстоящего Поместного Собора Русской Православной Церкви».

В средствах массовой информации, особенно украинских, нет недостатка в высказываниях по данной теме. Можно с уверенностью констатировать, что с их помощью развернулась очередная кампания по «борьбе за самостийность» Украинской Православной Церкви. Ведут ее люди, которые о делах церковных судят со светских позиций и достаточно политизировано.

По мнению одних, выдвижение митрополита Владимира призвано показать как украинской власти (пока еще активно поддерживающей раскольнический «киевский патриархат»), так и иерархам РПЦ авторитет и влиятельность украинской Церкви. Другие считают, что это повод подчеркнуть: Украина - другое государство, у нее другой, чем в Москве, стиль ведения церковной политики, он намного демократичнее существующего на сегодняшний день церковного управления в Русской Православной Церкви. Третьи же видят в обращении украинского епископата вполне определенное послание к новому Предстоятелю РПЦ: «Независимо от того, кто взойдет на Московский Патриарший Престол, Украинская Церковь ждет от него сохранения того набора реальных прав, которыми она сегодня обладает, ждет гибкости в понимании особых украинских условий церковного развития».

Наиболее рьяные «самостийники» уже успели назвать обращение архиереев «судьбоносным» для украинского православия, «началом реформирования церкви». Правда, вся «судьбоносность» в конечном счете ими сводится к тому, что в Украине в случае избрания митрополита Владимира на пост Патриарха появится шанс перенести патриарший престол из Москвы «в стародавний Киев». В. Тимошенко в статье «Украінській Володимир і російський Кирило: Москва шокована вибором» отметил, что «это будет событием мирового масштаба», «в церковь придут давно ожидаемые обществом реформы, в которых заинтересованы как священники, так и верующие, общество и государственные институты».

Подобные высказывания убеждают в том, что в Украине пока еще много тех, кто вместо созидания всё время старается удивлять мир. И повод для этого для них не важен: то ли это «оранжевая» революция, или парламентско-премьерско-президентское противостояние, или открытие «газового фронта». Для проведения успешных реформ в Украине, оказывается, не хватает только одного - перенести патриарший престол РПЦ из Москвы в Киев. И что им до положения УПЦ, многомиллионной паствы соотечественников и Православия вообще?

Обращение епископата УПЦ свидетельствует и о возникновении новой ситуации в самой УПЦ. За годы широкой автономии, которую получила УПЦ в рамках Русской Православной Церкви, появилось целое поколение новых архиереев. Только за 2005-2008 годы в разных уголках Украины на епископские кафедры были назначены 18 из 44 ныне действующих архиереев, а также 11 из 15 викарных архиереев. Их взгляды, в том числе и на церковное устройство, формировались в новых условиях, под влиянием фактора становления украинской государственности.

В результате процесса обновления, омолаживания архиереев УПЦ сложно определить ту их часть, которая стремится к созданию независимой поместной Церкви, или ту, которая предпочитает сохранить каноническое единство с Московским Патриархатом. Но одно очевидно. Скрепляющим обручем Православия в Украине на сегодняшний день выступает Блаженнейший митрополит Владимир, авторитет которого признается даже украинскими раскольниками.

Именно он выступает за решение проблем Церкви в Украине церковными методами, отвергая всевозможные политические проекты с вмешательством государства. Объединить каноническую и неканоническую структуры одним росчерком пера невозможно. Для решения этой проблемы необходимо время. А оно показывает: плоды стремления преодолеть раскол дают определенные всходы. В одном из своих интервью в конце прошлого года митрополит Владимир отметил, что на просьбу к Вселенскому Православию выработать единую позицию относительно пути преодоления раскола на Украине «мы уже начали получать позитивные отзывы … не только от Поместных Церквей, но и неканонических церковных групп на Украине. Думаю, это еще один шанс восстановить утраченное единство. Но успех будет зависеть не только от внешних факторов».

А внутренние факторы свидетельствуют о сложных процессах. Очевидно, в честь католического Рождества Киевский городской совет ста голосами из 120 «преподнёс» Денисенко, главе «киевского патриархата», звание «почетного гражданина города Киева». Глава другой раскольнической организации - «УАПЦ» - Кудряков в нескольких интервью, аккурат под Новый год, рассказал о «моделях» преодоления раскола в Украине.

Первая из них заключается в том, что Константинопольский Варфоломей I может предоставить Томос об автокефалии Украинской Поместной церкви. Нереалистичность этой модели состоит, по его мнению, только в том, что УПЦ об этом его не просит. Однако, по свидетельству Кудрякова, «в соответствии с мнением многих экспертов по межцерковным отношениям, достоверность положительного рассмотрения такой просьбы действительно существовала и существует».

Вторая модель также признается нереалистичной, но излагается и заключается в «нормировании канонического статуса епископата УАПЦ и УПЦ-КП в рамках Украинской Православной Церкви (под омофором Блаженнейшего митрополита Владимира), к которой гипотетически могли бы присоединиться эти две юрисдикции». Однако, замечает Кудряков, опять возникает проблема с УПЦ, поскольку «если определенная часть УПЦ видит ее в будущем равноправной Церковью-сестрой в семье поместных православных церквей, то другая - предпочитает сохранить статус канонического единства с Московским патриархатом. Однако и УАПЦ, и УПЦ-КП - юрисдикции, возникшие на базе церковно-общественного движения за автокефалию». Значит, заключает он, нужно «усовершенствование существующего статуса УПЦ», то есть она должна провозгласить себя автокефальной, и раскольники это поддержат.

Третья модель, по Кудрякову, состоит в том, что «на определенное время УАПЦ и УПЦ-КП могли бы войти в состав Константинопольского патриархата на правах автономии, восстановив статус-кво, существовавший до присоединения Киевской митрополии к Московскому патриархату. Конечно, со стороны автокефального движения такая модель нормирования была бы плодом компромисса, поскольку предусматривает важное сужение канонических прав, которыми мы сегодня де-факто пользуемся. Вместе с тем такой вариант предоставляет УАПЦ и УПЦ-КП чрезвычайно важную возможность для окончательного создания Поместной Православной Церкви».

А далее начинаются «реальные» рассуждения раскольника о преодолении раскола. Причем они связаны с личностями.

Сам он и клир «УАПЦ» якобы готов отказаться от притязаний на руководящие посты в объединенной церкви. Об этом, вот уж минимум года два, автокефалисты говорят при каждом удобном случае.

Кудряков призывает Денисенко подумать о будущем, не о своем, а о будущем церкви: «Тормозя каноническую легитимизацию своей Церкви при собственной жизни, он собственными руками вписывает себя в историю Украинской Церкви как фигуру, олицетворяющую раскол. Рано или поздно УПЦ-КП возглавит другой человек. И с его именем в истории Украинской Церкви будут связаны все положительные изменения — восстановление официального диалога с УПЦ, каноническая легитимизация и консолидация украинского православия. И, наконец, как результат всего этого — получение Томоса о канонической автокефалии».

Дальше следуют еще более конкретные планы «раскольника-врачевателя».

Во-первых, «новую, канонически легитимизированную Церковь должен возглавить новый церковный лидер, имя которого не связано с современным конфессионным конфликтом». Надо полагать, призыв касается митрополита Владимира и Денисенко.

Во-вторых, Кудряков своеобразно рассуждает о будущем выборе Поместного собора РПЦ. Сначала, в «привычном» стиле, он замечает: «Избрание Патриаршим Местоблюстителем одного из авторитетнейших иерархов Московского патриархата митрополита Кирилла свидетельствует о той уникальной роли, которую этот талантливый иерарх играет в современной православной России». Потом развивает мысль: «Впрочем, РПЦ сегодня - это не только Россия, а претендент на патриаршество - не только митрополит Кирилл. Претендентами на патриаршество могут считаться большинство постоянных членов Синода РПЦ - управляющий делами Патриархии митрополит Климент (Капалин), митрополит Минский Филарет (Вахромеев), митрополит Крутицкий Ювеналий (Поярков)… Впрочем, будущий первоиерарх Русской Церкви может оказаться и украинцем. Ведь пока самоуправная УПЦ, количество приходов которой сегодня достигает более десяти тысяч, остается в составе Московского патриархата, переоценить влияние украинского фактора на общецерковную жизнь РПЦ трудно». Сказав несколько слов в отношении личных качеств митрополита Владимира, он отмечает: «Именно личность Блаженнейшего Владимира была бы оптимальной с точки зрения перспектив преодоления церковного раскола в Украине. И хотя вероятно то, что он не согласится расстаться со своей паствой в Украине, его кандидатура могла бы стать олицетворением общецерковного консенсуса и помочь православной Украине объединиться».

Если перевести с эзоповского языка, то следует: митрополит Владимир уходит в Москву, неканонизированные епископы каются, в Украине появляется новый церковный лидер и Поместная Церковь с Томосом от Варфоломея.

Причем эту мысль он подтверждает прямо и ультимативно: «Даже если предстоятель УПЦ не станет выдвигать свою кандидатуру на выборах патриарха, украинский вопрос все равно будет одним из центральных на будущем Соборе… можно прогнозировать: если Поместный собор РПЦ откажется от конструктивного рассмотрения проблемы [из текста ничего другого не следует, как признание Поместным собором РПЦ автокефальной УПЦ. - Е.К.], то это неминуемо приведет к тому, что константинопольский вектор развития украинского православия станет фактически безальтернативным».

Для сглаживания реакции добавляет: «Понятно и другое. Разделенная, ослабленная православная Украина все же сохраняет колоссальный потенциал влияния на будущую историю православия. И именно от того, откуда - из Москвы или Константинополя - придет реальная помощь разделенной Украинской Церкви, и будет зависеть будущем судьба обоих Римов».

Не стоило бы, очевидно, останавливаться на «моделях» Кудрякова так конкретно. Но именно ему поручили, вероятно, исполнить роль «просветителя» в данном вопросе. Он обращается, прежде всего, к церковным иерархам от имени канонически непризнанных и канонически не рукоположенных. Видимо, пришло время, когда раскольники уже не могут не то чтобы окормлять паству на отвоеванной с конца 80-х годов территории, они не могут существовать вне канонического Православия.

Но даже при этом продолжают оставаться раскольниками, потому что, во-первых, не соблюдают каноны, во-вторых, ставка сделана на реализацию идеи разрыва канонического православного единства Украины и России. И предстоящие выборы Патриарха Русской Православной Церкви являются для них лишь очередным этапом борьбы.

http://www.odnarodyna.ru/articles/14/453.html




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме