Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«Господь руками Патриарха Алексия восстановил нашу Церковь в ее величии»

Протоиерей  Владимир  Воробьев, Патриархия.Ru

Патриарх Алексий II / 06.01.2009

5 декабря отошел ко Господу Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. За время своего Патриаршего служения Его Святейшество успел сделать многое, он уделял огромное внимание всем сторонам жизни общества, в том числе и подготовке священнослужителей для Русской Православной Церкви, религиозному просвещению мирян и духовно-нравственному воспитанию молодежи. С этой целью по благословению Святейшего открывались духовные семинарии и училища, церковно-приходские школы, были созданы структуры для развития религиозного образования и катехизации.

В эти дни православные люди с благодарностью вспоминают о нем, и о его вкладе в дело возрождения православной жизни в России. О Патриархе Алексии, о его участии в жизни Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета мы говорили с ректором — протоиереем Владимиром Воробьевым.

— Отец Владимир, известно, что Святейший Патриарх Алексий много помогал институту. А в какой момент он подключился к работе?

— Патриарх Алексий в 1992 году стал учредителем нашего института, получившего потом аккредитационный статус университета. Сначала был организован Православный богословский институт. Затем он по благословению Святейшего Патриарха получил имя святого Патриарха Тихона. На протяжении почти семнадцати лет Святейший Патриарх Алексий постоянно следил за нашей жизнью, очень нас поддерживал и подбадривал, приходил на наши праздники, совершал у нас богослужения, присылал приветственные послания на наши особенные дни и в адрес наших конференций, на некоторых даже председательствовал.

Наши преподаватели-священники нередко участвовали в Патриарших богослужениях, некоторые из них регулярно проповедовали за Патриаршими службами в Храме Христа Спасителя. Патриарх любил хор нашего университета, и его ежегодно приглашали на Патриаршие службы, совершаемые в Успенском соборе. Наш хор всегда пел на Патриарших службах и на Бутовском полигоне.

Мне приходилось регулярно бывать у Святейшего Патриарха по делам университета, и я всегда находил у него поддержку. Святейший Патриарх Алексий неоднократно ходатайствовал о нашем университете перед правительством, всегда нам помогал.

— Вы помните, как Святейший Патриарх впервые пришел в институт?

— Ну конечно. Его приезды незабываемы. Когда университет получил имя святого Патриарха Тихона, мы стали праздновать актовые дни в день избрания Патриарха Тихона на Патриарший престол — 18 ноября по новому стилю. Первые десять лет Патриарх Алексий всегда приезжал на наши праздники, потом, после болезни — уже не каждый год. Но этому предшествовали еще два его приезда, очень для нас значительных. Самое первое мероприятие, которое было организовано в нашем университете, это чтения памяти протоиерея Всеволода Шпиллера, нашего духовного отца, его духовные чада в основном и организовали институт. На эти чтения, проходившие в мае 1992 года, приехал протопресвитер Иоанн Мейендорф. Это была последняя его поездка в Россию и последнее публичное выступление. Тогда же неожиданно для нас приехал и Святейший Патриарх Алексий. Его Святейшество рассказал нам об отце Всеволоде, вспомнил, каким он его знал. Это было удивительно, так как мы его даже не осмелились пригласить! Ведь мы тогда только начинали нашу жизнь, и чтения проходили почти в домашних условиях. Прямо в храме царевича Димитрия в Первой Градской больнице поставили стулья, а вместо кафедры для выступающего на солее стоял аналой. И вдруг звонок: «К вам едет Святейший»! И через несколько минут подъезжает машина с Патриархом. Для нас это была удивительная радость — он сам захотел к нам приехать.

— По собственной инициативе?

— Да, именно это было особенно дорого и трогательно для нас. Этим посещением Патриарх продемонстрировал свое благословение нашему университету. После этого к нам многие повернулись лицом. Ведь когда возникает новое учреждение, на него часто смотрят с некоторой подозрительностью — неизвестно, чем в нем будут заниматься, что начнут проповедовать. Осторожность требует выжидательной позиции. А тут Святейший Патриарх Алексий приехал, поучаствовал, благословил, одобрил. И после этого наши чтения стали проходить регулярно. Скоро мы их переименовали в ежегодную Богословскую конференцию, которая со временем приняла большие масштабы. Именно по образу наших чтений были, потом организованы и Рождественские чтения.

Второе важное посещение Святейшего Патриарха Алексия было осенью 1992 года, когда наш институт был уже учрежден Патриархом Алексием и зарегистрирован. Но, поскольку к нам очень хорошо отнесся ректор МГУ — Виктор Антонович Садовничий, возникла идея несколько изменить статус и провозгласить наш институт учрежденным Святейшим Патриархом Алексием совместно с Московским государственным университетом. Патриарх Алексий был этому рад, потому что тогда мы могли бы получить гораздо больше возможностей, ведь у нас не было ничего — ни копейки денег, ни одного метра площади. Как мы будем жить — было неясно. А так получили бы «прописку» в университете, открыв тем самым его ворота для Церкви. Патриарх этого хотел, как и В.А. Садовничий.

Мы устроили учредительное собрание, туда съехалось очень много именитых гостей. Возглавлял собрание Святейший Патриарх Алексий. Был подписан учредительный договор о нашем двойном учреждении, все было радостно и празднично, но радость была омрачена, т.к. в Минюсте нам сказали, что государственное учреждение, которым является МГУ, и Церковь, отделенная от государства, не могут вместе учреждать что-либо. Идею, которая была на первом этапе уже реализована, зарубили на корню. По этой причине наш институт остался учрежденным Патриархом, а потом и Священным Синодом.

Много лет спустя выяснилось, что на самом деле закон не препятствовал этому делу, но институт к этому времени уже утвердился в своем статусе. Однако Московский государственный университет помогал нам с первого дня нашей жизни, мы и до сих пор читаем лекции в МГУ. А в первые годы мы почти поселились в университете, проводили там и семинары. Виктор Антонович нам очень помогал. Думаю, что сотрудничество в отношении нашего университета сблизило Виктора Антоновича Садовничего с Патриархом. Виктор Антонович был этому рад, т.к. очень любил Святейшего Патриарха.

— В каких еще делах института участвовал Патриарх?

— Этих дел было так много, что все я сейчас и не вспомню. Например, он благословил создать у нас диссертационный совет. Это было далеко непросто. Это определенная веха нашей жизни — создание совета, способного присуждать ученые степени, хотя только церковные. Мы сначала не надеялись, что это возможно. Думали, что будем защищаться в диссертационных советах Московской духовной академии, в Петербургской духовной академии.

Когда я пришел к Патриарху, чтобы он благословил нас защищать первые работы в духовных школах, он поинтересовался: «А почему вы не хотите создать свой диссертационный совет»? И вскоре подписал положение о создании совета. Трудно даже перечислить все то, что сделал для нас Святейший Патриарх Алексий.

Огромное его участие было в утверждении стандарта по теологии, когда он этот стандарт передал президенту В.В. Путину с просьбой его утвердить. В нашей стране серьезные вопросы можно решить только с президентом. Мы работали с Министерством образования, но ничего не сдвинулось с места, пока президент не дал свое «добро». Для этого нужно было, чтобы Патриарх обратился к нему. Патриарх Алексий подписывал наши письма о возвращении Церкви епархиального дома в Лиховом переулке. Правда, несмотря на то, что эти письма были неоднократно посылаемы еще президенту Ельцину, получить этот дом нам удалось только в 2003 году после тридцати судов.

— И только с помощью Патриарха?

— Конечно.

— А какие инициативы Патриарх еще проявлял в институте?

— Святейший Патриарх Алексий очень хотел, чтобы наш университет готовил клириков, кандидатов на рукоположение. Это проблема, потому что мы организовали институт как светское учебное заведение. По закону об образовании и закону о свободе совести светское учреждение не имеет права готовить к принятию священного сана. Только религиозное учреждение может готовить кандидатов на рукоположение. А таким учреждением является духовная школа — духовная семинария и академия. Только они имеют это исключительное право. А Патриарх говорил: «Мы все равно будем рукополагать». И рукополагал. Среди наших выпускников есть епископы, монашествующие. Так что благословение Патриарха исполнилось.

Патриарх Алексий лично рукоположил многих наших преподавателей в священный сан. Он дорог нам как отец. Когда священника рукополагает епископ, то он становится для него отцом навсегда. Но проблема в этом была, потому что законодательство исправляется очень трудно. И по существу то, что делал наш институт, а позже университет, можно было бы назвать так: разрушение стены между Церковью и государством в области образования. Помните ленинский декрет по отделению школы от Церкви? Так вот мы доказали, что религиозное светское образование может быть. Когда мы сначала говорили об этом в министерстве, нам отвечали: «Что вы говорите, это — противоположные вещи! Светское — это по определению атеистическое, а религиозное — это духовная семинария и духовная академия. Никакого другого религиозного образования не может быть по закону». Как ни странно, давно уже советская власть ушла, а законы остались. Они и сейчас нередко продолжают жить в таком, немного только отредактированном виде. Так вот, нам удалось своим существованием, а потом уже и принятием соответствующего государственного конфессионального стандарта пробить эту стену и показать, что светское религиозное учреждение, дающее светское религиозное образование, может существовать на законном основании. А стало быть, если это так, то запрет на подготовку кандидатов в священство, хотя он и прописан у нас в уставе, уже лишается смысла.

Что значит подготовить кандидата в священство? Когда нам говорили, что нельзя, мы приводили пример: в Москве несколько десятков священников закончили МГУ. Значит ли это, что МГУ занимается подготовкой кандидатов в священство? Епископ может рукоположить, кого хочет. «Подготовка к принятию сана» — это все очень условно и неопределенно, это не юридические категории. Сейчас это все — в значительной степени пройденный этап, хоть еще и не до конца. Стена рухнула. Сегодня в России открыто более 45 кафедр теологии. Больше половины из них — в государственных университетах. И они работают по религиозному стандарту, то есть дают религиозное образование и государственный диплом.

— Как еще Патриарх помогал Институту?

— Патриарх Алексий перечислил нам деньги на строительство столовой для студентов. Над столовой построен конференц-зал, который занят буквально с утра до ночи, там непрерывно что-то происходит. Читаются лекции, проходят семинары, концерты, встречи, сюда приезжают самые разные гости, в том числе, Предстоятели разных Православных Церквей, инославные гости. Святейший Патриарх Алексий здесь тоже, конечно, бывал.

— Патриарх имел у народа огромный авторитет и уважение. Как Вы считаете, почему? Из-за должности или из-за каких-то личных качеств?

— Патриарх Алексий — это великий Патриарх. В его лице мы видим соединение великого сана, великого подвига и великой души. Его личные свойства — любовь, обаяние, открытость к людям, радость. Он был открыт людям и стремился к ним, с радостью принимал всех приходящих к нему, особенно радовался, когда к нему подводили детей. Все это вместе делало его необыкновенным. Но, кроме того, Господь его призвал в особенное время, последовавшее после длительных гонений. Ему выпал жребий восстанавливать церковную жизнь в России. Ни один Патриарх за всю историю Русской Церкви не сделал так много, как Патриарх Алексий. Он объехал все почти епархии, освятил столько храмов и монастырей, столько рукоположил епископов, священников и дьяконов... Он столько совершил служб, столько сделал добрых дел, как никто другой. Народ его очень любил, потому что он тоже самоотверженно любил свой народ.

— И он всегда был готов пообщаться с простыми людьми.

— Да, он очень радовался, когда к нему обращаются с пастырскими вопросами. Он себя ощущал прежде всего архипастырем. Одной только административной деятельности для него было недостаточно. Он оставался прежде всего епископом, совершителем Божественной литургии, архипастырем. Прийти к нему с каким-то вопросом о человеческой судьбе, с вопросом, касающимся конкретного человека, было очень интересно, потому что он давал замечательно мудрый пастырский ответ. Я несколько раз к нему обращался с такими вопросами, и для меня было неоценимым уроком то, как он их разрешал.

— Многие, в том числе и нецерковные люди, которые по долгу службы встречались с Патриархом, отмечали, насколько при его напряженном рабочем графике он был терпеливым и выносливым человеком. Например, во время Патриаршей службы молодые и здоровые вокруг уже уставали, а Патриарх после службы еще продолжал работать, практически не отдыхая. Как Вы думаете, что давало ему силы?

— Вообще я думаю, что Патриарх был от природы могучим человеком. Но человеческих сил не может хватить на такой подвиг. Конечно, это — силы благодатные, и он укреплялся ими в служении Божественной литургии, о чем сам и говорил. Будучи на Патриарших службах, я всегда поражался — как он выдерживает? А он, совершив Божественную литургию, проводил еще какой-нибудь прием, ехал в Чистый переулок и принимал делегации или каких-либо посетителей до самого вечера, не отдыхая.

— Как Вы сказали, он служил очень много и много ездил по епархиям. По своей воле вел такую жизнь. Для него это было важно?

— Конечно. Святейший понимал, что, приезжая в какую-нибудь епархию, он может кардинально изменить ситуацию. Мне приходилось иногда ездить с Патриархом Алексием. Приезд Патриарха в какую-то епархию — это как приезд президента. Его выходила встречать вся администрация, губернатор, мэр и народ. Это был колоссальный, необыкновенный праздник для епархии. И что интересно — многое менялось. Администрация меняла свое отношение к Церкви. Часто освящался огромный новый кафедральный собор. В этом празднике принимала участие администрация, с которой тут же возникали какие-то договоренности, и жизнь делалась другой. И таким образом, объехав всю страну, Патриарх повернул ее лицом к Церкви. Всему народу показал путь к Церкви. «Нам нужно найти дорогу к храму» — это были его любимые слова. И вот эту дорогу он указывал народу. Глядя на него, любя его, народ шел в церковь. По рейтингам, которые проводились в течение многих лет, Патриарх Алексий был самым авторитетным человеком в России. Его можно было бы назвать этнархом нашего народа — отцом нации. То, что он сделал — несравнимо ни с чем.

— Многие говорят, что Патриарх имел особенный дар духовного общения с людьми, что он видел человека очень хорошо буквально с первых секунд. Вы наблюдали такое?

— Да, ему не нужно было ничего объяснять. Он, как говорят, «насквозь» видел людей, мгновенно чувствовал и понимал все сразу во всей глубине, так, что комментариев никаких не нужно было. И сразу давал ответ. Иногда приходилось с ним говорить о ком-то, например, когда я рекомендовал кандидатов на рукоположение. Он ограничивался лишь несколькими вопросами, и было видно, что ему уже все понятно — с полуслова. Он не только понимал, но и чувствовал.

— Каким Вы запомните Патриарха Алексия II? Были ли случаи, которые его характеризовали для Вас лично?

— Самый удивительный, конечно, незабываемый образ, который останется в моем сердце навсегда, это совершение им Литургии. Он удивительно служил. В каждом его слове звучала молитва. Он ничего не говорил формально, как это бывает иногда у священнослужителей. Он вкладывал в слова молитвы свое сердце. И служба делалась необыкновенно красивой, духовной, благородной, высокой. Это нельзя передать словами. Патриарх Алексий — это пример того, как нужно совершать Литургию.

Вообще он поражал своим неподдельным величием, в нем выражались величие и достоинство Русской Церкви. Святейший Патриарх Алексий при этом общался с любым человеком так просто, естественно, ласково, доброжелательно и уважительно, что как бы незаметно поднимал его до себя, не унижал, а возвышал. Входишь к нему в кабинет с понятным волнением, но в следующий миг все становится просто и легко, говоришь с ним, как с отцом, искренно, без какого-либо страха. Его светлое лицо, понимающий взгляд сразу вселяют уверенность в том, что он во всем поможет, все решит по любви и справедливости.

В памяти осталось много встреч и разговоров с ним. У моей дочери чуть больше года назад родились одновременно пять дочек. По ряду причин появление их на свет в России было невозможным делом, и нам пришлось искать помощи. По милости Божией и с помощью добрых людей дочка оказалась в Оксфорде, в Англии. Мне нужно было навестить дочку, но клирикам не полагается уезжать за границу без благословения правящего епископа. Я пошел к Святейшему Патриарху Алексию, рассказал ему обо всем, и попросил его благословения на отъезд. Он это так принял к сердцу, так все расспрашивал и, конечно, благословил, послал благословение дочке, сказав, что будет молиться за нее. Срок был меньше шести месяцев, и я думал только навестить дочку и вернуться. Но, когда мне нужно было уезжать, начались роды, и на свет появились пять младенцев. Сразу после родов я их окрестил прямо в больнице и вернулся в Москву. Святейший Патриарх Алексий в это время был за границей. И вдруг я получаю телеграмму от Его Святейшества — очень длинную, подробную, с удивительно теплым поздравлением. Потом, когда дочка вернулась в Москву вместе с детьми, нам очень хотелось показать внучек Патриарху.

Однажды, когда мне представилась возможность служить с Патриархом в Успенском соборе, я подошел к Святейшему и испросил у него благословения. Он стал меня спрашивать, как мои внучки. Я ответил, что они тоже сейчас сюда приедут причащаться, и мы очень хотим к нему их поднести. Он очень обрадовался, и причастил их всех. Когда Святейший Патриарх вышел на Соборную площадь, дочка всех своих деток поднесла к Патриарху, и я был с ними. С какой радостью, с какой улыбкой он их благословлял! Как он смотрел на них и радовался — невозможно описать!

— Оглядываясь на время служения Патриарха Алексия, по-вашему, что самое главное он сделал за эти годы?

— Господь его руками восстановил нашу Церковь в ее величии. Восстановил религиозную жизнь и вернул веру нашему народу. Конечно, еще не полностью. Хотелось бы, чтобы народ наш больше поверил. Но это уже не то время, которое было перед приходом Патриарха Алексия на Патриарший престол. Тогда верующих оставалось совсем мало, а большинство нашего народа даже не понимало, как можно верить в Бога. Теперь наоборот.

По статистическим опросам, которые проводились, например, в Центральном административном округе несколько лет назад, оказалось, что 95-98 процентов людей называют себя верующими. Самое главное в жизни человека, как мне кажется, встретить на своем пути святого.

Мой духовный отец протоиерей Всеволод Шпиллер говорил: «Христианство нужно не рассказывать и не доказывать, а показывать». Если Господь сподобит увидеть святого человека, то все делается сразу понятным, очевидным. Патриарх Алексий был человеком, показавшим народу веру в Бога. И народ вернулся к вере, пошел в Церковь.

Святейший Патриарх Алексий возглавил возрождение православной церковной жизни, восстановление и строительство храмов и монастырей, духовных школ, вообще православного образования, воссоздание Храма Христа Спасителя, прославление на юбилейном Соборе Русской Православной Церкви собора новых мучеников и исповедников российских, поименно ведомых и неведомых, наконец, соединение разделенных в течение долгих десятилетий частей Русской церкви. Все это вместе, казалось бы, непредставимо, абсолютно непосильно, невозможно, но благодать Божия, так явно действовавшая через Святейшего Патриарха Алексия, дала силы, совершила чудо.

Необходимо еще сказать о чрезвычайно важном деле Святейшего Патриарха Алексия, на которое иногда не обращают должного внимания: он твердой рукой взял курс на евхаристическое возрождение в Русской Православной Церкви. До Патриарха Алексия было почти повсеместно принято причащаться Святых Христовых Тайн редко, а на Рождество, на Крещение, на Пасху не причащали вовсе. Святейший Патриарх Алексий с первого дня своего Патриаршества и до конца, если только была физическая возможность, пока были у него телесные силы, сам причащал всех стремившихся подойти к нему до последнего человека. Он благословлял часто причащаться и во все праздники, а во время совершения Божественной литургии вслух читал все молитвы.

В какой-то момент, вероятно, от чрезмерной нагрузки у Святейшего появились трудности с голосом, и ему сделали радио-усиление. Благодаря этому, очевидно, не без Промысла Божиего все стоящие в храме могли слышать, как Патриарх читает в алтаре литургийные молитвы, а читал он их совершенно удивительно. Патриаршая Литургия стала, таким образом, в гораздо большей полноте доступна всему молящемуся народу. Во многих случаях Святейшему Патриарху приходилось взглянуть совсем по-новому на какую-либо проблему, а это ведь непросто, когда уже сложился определенный взгляд на предмет. Нужно для этого иметь большую широту, отказаться от уже установившегося взгляда, почувствовать волю Божию. Все это возможно только для великого, духовного человека. Таким и был наш великий Патриарх.

— Сейчас, в эти дни к нам на сайт приходит много писем, в которых люди говорят о своей скорби в связи с кончиной Патриарха. Очень многие пишут, как Вы сказали: «Он был мне как отец». Что Вы можете сказать в утешение этим людям?

— Скорбь от разлуки, утраты отца — а мы так и молились: «Великого Господина и Отца нашего Святейшего Патриарха Алексия помяни, Господи, во Царствии Твоем» — вполне естественна, и вряд ли ее можно снять так просто. Но все же это скорбь о самих себе. Мы жалеем себя, переживаем свою беду. Конечно, мы осиротели. Это не может не вызывать тяжелых чувств, трудно не проливать слез. Но всегда лучше думать не о себе. А думая о Святейшем Патриархе Алексии, можно за него порадоваться. Он прошел удивительно трудный, победный путь и может сказать вместе с апостолом Павлом: «подвигом добрым я подвизался, течение скончал, веру сохранил; а теперь готовится мне венец правды, который даст мне Господь, праведный судия в день оный»(2 Тим. 4:7-8). Теперь он уже с Богом, упокоился от дел своих, и Господь, конечно, примет его в той славе, для которой так много трудился Патриарх на земле, потому что он прославлял Бога всей своей жизнью. Святейший Патриарх служил Богу. Служил для славы Церкви.

Уверен, что и теперь Святейший Патриарх Алексий не оставит нас своим ходатайством и молитвой перед престолом Божиим. Он станет еще ближе нам и будет с любовью дальше помогать нам. В этом наше большое утешение.

Беседовала Мария Абушкина

http://www.patriarchia.ru/db/text/509927.html




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме